Книга: Захватчики: Люди и собаки против неандертальцев

11. Принцип Джаггера

<<< Назад
Вперед >>>

11. Принцип Джаггера

Несколько лет назад я услышала, как эколог Эос Затмари упомянул «принцип Джаггера»: не всегда можно получить, что тебе хочется, но если попробовать, то иногда можно получить, что тебе необходимо. Я была сражена точностью этого высказывания. В некотором смысле бессмертные слова Мика Джаггера и Кита Ричардса – это лучшее из известных мне высказываний об эволюции{176}. Ничто не остается прежним; нельзя всегда получать то, что хочешь; но, проявив некоторую гибкость, можно получить то, что необходимо для выживания. Бурые медведи усвоили этот урок; пещерные медведи и неандертальцы – нет.

Нечто очень странное произошло в период между 45 000 и 35 000 лет назад, и в целом сложилась весьма экстраординарная ситуация, говорящая о масштабных переменах. Чтобы и дальше получать то, что необходимо, животным нужно было тоже меняться.

Рассмотрим одно из таких изменений. Около 45 000 лет назад начались быстрые колебания климата, когда холодные и сухие периоды сменялись более теплыми и влажными. Холодные периоды привели к появлению степной мамонтовой фауны, состоящей из гигантских видов животных, адаптированных к холоду. Доминирующими травоядными были мамонты, лошади и бизоны, но в фауне присутствовали и такие животные, как шерстистые носороги, сайгаки, северные и другие виды оленей. Рацион питания северных оленей, судя по современным представителям этого вида и по результатам изотопного анализа костей, состоял преимущественно из травы с дополнением в виде листьев ивы и березы, однако зимой эти животные питались лишайником и потребляли его больше, чем другие травоядные. Плотоядные животные продолжали охотиться: пещерные львы, пещерные гиены, пещерные медведи, леопарды, гомотерии, волки и виды помельче, среди которых росомахи, дикие собаки, песцы, дикие кошки и ласки. Неандертальцы, как опытные охотники, продолжали жить в местах, наиболее удобных для охоты, – в лесистых местностях и лесостепных экотонах. По мере изменения климатических условий изобилие и распределение мест обитания животных также менялось. Леса отступали, постепенно превращаясь в лесные острова, между которыми простирались огромные открытые пространства степи и тундры с реками, берега которых заросли березами, осинами и соснами. Подобные перемены происходили и ранее во время предыдущего глобального цикла ледниковых и межледниковых периодов. Популяции животных приспосабливались, перемещались или изменялись для того, чтобы выжить в новых условиях.

Однако в этот раз появился новый высший хищник – человек современного типа, численность популяции которого и занимаемая этой популяцией территория значительно выросли. Во время предыдущих климатических сдвигов людей современного типа на территории Евразии не было, а вот неандертальцы были. Метаанализ, подобный выполненному Полом Мелларсом и Дженнифер Френч{177}, а также обобщение приведенных выше данных, полученных группой Ника Конарда{178} в долине реки Ах в Германии, позволяют предположить, что численность современных людей после их появления в Евразии очень быстро выросла и превысила численность неандертальцев. Численность и генетическое многообразие популяции неандертальцев к тому моменту уже и так могли уменьшиться вследствие сокращения лесных мест обитания, пригодных для охоты. Спустя примерно 40 000 лет неандертальцев практически не осталось.

В период между 40 000 и 35 000 лет назад начали появляться новые типы стоянок, которые свидетельствовали о необычном поведенческом или технологическом прорыве. Был создан новый, более эффективный способ охоты на крупных травоядных, в частности на мамонтов. Эти стоянки принадлежали людям современного типа.

Как упоминалось ранее, были найдены огромные граветтские стоянки – я их называю мегастоянки, – сохранившие множество мамонтовых останков, которые доминируют в числе обнаруженных останков животных. Отличительной чертой этих мегастоянок являются круглые и реже прямоугольные строения, выполненные преимущественно из мамонтовых костей, а сверху, предположительно, накрытые мамонтовыми шкурами (см. рис. 6.1). На стоянках было обнаружено множество кострищ и углублений от шестов, на которых, вероятно, держались мамонтовые шкуры. Постройки из мамонтовых костей нередко были частью крупных комплексов, в состав которых входили площадки для разделки туш, амбары и мастерские. Стоит особо отметить потрясающее количество мамонтовых костей, сконцентрированное на небольшой территории. На отдельных стоянках (или на отдельных стратиграфических уровнях в пределах стоянок) было найдено около 10 000 фрагментов костей, принадлежащих, по приблизительным оценкам, 150 мамонтам. Хотя были обнаружены кости и других видов животных, тем не менее останки мамонтов доминируют в собранных коллекциях – их количество достигает 90 % от общего числа костей (см. рис. 11.1).


Насколько такая плотность распределения мамонтов необычна? Мы можем сравнить мамонтов только с живущими ныне слонами. Это уместная аналогия, поскольку мы знаем, что масса тела тесно связана с размером территории, необходимой виду для проживания, а также с темпом размножения, репродуктивным возрастом, продолжительностью жизни и множеством других особенностей, а размеры тела мамонтов и современных африканских слонов были примерно одинаковы. По данным Национального парка Хванге в Зимбабве, на охраняемых территориях плотность распространения современных африканских слонов варьируется от 0,14 до 16 особей на 1 км?. К 1960 г. плотность слонов в Хванге стала столь высокой, что для ее снижения животных начали выбраковывать (отбирать); отбор прекратили только в 1995 г. В Хванге, где в периоды засухи места гибели слонов были сосредоточены вблизи источников воды, плотность распределения туш составляла 1,5 штуки на 1 кв. км{179}.

На граветтской стоянке в Краков-Спаджице (по последним данным, эта стоянка датируется 29 000–28 000 гг. до н. э.) плотность распределения мамонтов составляет приблизительно одну особь на 1 м? стоянки. Это совершенно абсурдный показатель, который на несколько порядков превышает зафиксированную в Хванге плотность расположения туш слонов, погибших вследствие засухи. Мамонты не могли находиться так близко друг к другу, когда они были живы. Столь высокая плотность позволяет предположить, что эта стоянка была местом убийства и разделки мамонтов, где их туши разрезали на куски, отделяли мясо, а в некоторых случаях подвергали термической обработке (готовили для употребления в пищу). Как справедливо подчеркивают ведущие исследователи стоянки Краков-Спаджица Ярослав Вилцижински, Петр Войтал и Кржиштоф Собцжик из Польской академии наук, на территории проведения раскопок площадью 170 м? были найдены 23 300 отдельных фрагментов мамонтовых останков, вследствие чего эту стоянку следует считать «абсолютно исключительной и уникальной»{180}.

Рассмотрим эти показатели в контексте наших знаний о современных слонах. Весьма вероятно, что мамонты были стадными животными, причем жили они, скорее всего, в материнских стадах, состоящих из самки и примерно пяти ее детенышей. Если данное предположение верно или близко к истине, тогда 86 мертвых мамонтов, найденных в Краков-Спаджице, составляют 14 таких материнских стад. Если ориентироваться на величину плотности распределения современных слонов, то получится, что на стоянке в Краков-Спаджице находятся кости всех мамонтов, обитавших на территории площадью от 33 км? (если оценивать по высокой плотности распределения) до 215 км? (при низкой плотности распределения). Убийство одновременно 86 мамонтов практически избавило бы огромное пространство от этих животных, и это одна из причин, по которой нам придется согласиться с тем, что все эти мамонты были убиты не одновременно, а в течение нескольких лет.

Уникальность стоянки в Краков-Спаджице обусловлена, во-первых, высокой плотностью расположения каменных орудий, костных останков и других артефактов, во-вторых, той тщательностью и аккуратностью, с которой были проведены раскопки, и, в-третьих, строгим и скрупулезным анализом находок. На других подобных мегастоянках в центральной части Европы плотность размещения находок была ниже, но тем не менее достаточно впечатляющей – характерная для этих стоянок плотность распределения мамонтов варьируется от 0,06 до 1,4 особи на 1 м?.

Существует по меньшей мере еще 30 мамонтовых мегастоянок, где сохранились сотни каменных орудий, относящихся к граветтской или ориньякской традициям людей современного типа. Возраст этих стоянок оценивается в 35 000–40 000 лет (к сожалению, все эти датировки были сделаны давно, а потому могут быть неточными; скорее всего, возраст находок занижен вследствие загрязнения образцов). Количество мамонтов, останки которых найдены на этих стоянках, лежит в диапазоне от 7–8 до 166 особей. Почти все эти стоянки сосредоточены в центральной части Европы на территории современных Польши, Украины, России, Германии и Чехии (см. рис. 11.2). На многих из них найдены хижины и другие строения, сделанные из мамонтовых костей.


Выше мы уже упоминали, что из найденных только две мегастоянки принадлежали неандертальцам – это Молодово I, уровень 4 и пещера Спи. На стоянке Молодова I были найдены останки 14 или 15 мамонтов, возраст которых достигает 44 000 лет (если верить результатам радиоуглеродного анализа, выполненного несколько десятилетий назад). Предполагалось, что находки, сделанные на стоянке Молодова I, являются древнейшем свидетельством того, что мамонты служили неандертальцам пищей, а их кости использовались в качестве строительного материала{181}, однако эта гипотеза не получила всеобщего признания{182}. Остается неясным, принадлежали кости, найденные на этой стоянке, мамонтам, убитым на охоте, или умершим естественной смертью. Еще одна неандертальская стоянка – пещера Спи на территории современной Бельгии – также содержит останки заметного количества мамонтов, убитых, вероятно, именно неандертальцами, а не современными людьми. Почти все найденные здесь мамонты были очень молодыми, не старше двух лет на момент гибели. Это означает, что животные даже не начали самостоятельную жизнь и были привязаны к своим матерям, во всяком случае если судить по современным африканским слонам. Недавно с помощью современных методов была проведена передатировка многочисленных образцов из пещеры Спи, и почти все они, как оказалось, относятся к периоду от 40 000 до 35 000 лет. Напомним, что в рамках оксфордского проекта передатировки было сделано предположение, что возраст последних останков неандертальцев составляет около 40 000 лет{183}. Возможно, пещера Спи – одна из последних неандертальских стоянок. Результаты изотопного анализа, в отличие от анализа останков добычи, показывают, что мамонты составляли существенную часть рациона питания неандертальцев{184}.

Существование подобных мамонтовых мегастоянок говорит о том, что люди современного типа, а может быть, и неандертальцы могли успешно охотиться на мамонтов, хотя эта способность была у них не всегда. Непонятно, было ли появление этой новой способности связано с эволюцией самих мамонтов, однако недавние исследования мтДНК из 320 фрагментов мамонтовых останков, найденных на территории, раскинувшейся от современной Бельгии до Сибири, включая северо-западный район Берингова пролива в Северной Америке, позволяют предположить, что в этой истории есть несколько интересных моментов.

Краткий обзор истории эволюции мамонтов поможет разобраться в этом исследовании. Более 120 000 лет назад в Северной Америке от рода мамонтов отделилась одна ветвь, получившая название таксон I, которая затем достигла Евразии. «Таксон» – это термин, которым обозначают группу организмов с общим предком. По словам Элефтериу Палкопоулу из Шведского музея естественной истории, глобальное потепление, случившееся около 120 000 лет назад, «привело к сокращению и фрагментации популяций [шерстистых мамонтов], что вполне соответствует нашим представлениям о таких адаптированных к холодному климату видах, как шерстистые мамонты»{185}. Популяции мамонтов в холодных районах Американского континента были отрезаны от своих сородичей в Евразии вследствие поднявшегося уровня Мирового океана, затопившего сухопутные «мосты» между двумя континентами. Прежде однородная популяция мамонтов теперь оказалась разделена на две основные популяции, одна из которых находилась в Сибири, а вторая – в Америке (см. рис. 11.3).


По прошествии тысячелетий случившееся когда-то разделение и последующая генетическая дивергенция привели к появлению уже двух таксонов. Когда во время очередного холодного периода, начавшегося примерно 65 000 лет назад, участки суши, соединявшие континенты, снова обнажились, популяция американских мамонтов (таксон I) вернулась в Евразию, где встретилась с сибирской популяцией (таксон II) того же вида. В течение некоторого времени оба таксона сосуществовали.

Приблизительно 44 000 лет назад область распространения таксона I распространилась на запад и достигла Европы; около 40 000 лет назад представители сибирского таксона II окончательно вымерли. Таксон I продолжал свою экспансию и достиг центральной и западной части Европы, где встретился с группой мамонтов, получившей название таксон III, которая, вероятно, обитала в изоляции на территории Западной Европы с момента первоначального распространения мамонтов, начавшегося 120 000 лет назад. В конце концов около 34 000 лет назад мамонты таксона III тоже вымерли. Останки последних известных представителей этого таксона были найдены в пещере Гойе на территории современной Бельгии. Возраст этих останков составляет примерно 36 000 калиброванных лет (или 32 280±280 лет по результатам радиоуглеродной датировки).

Поскольку в период КИС 3 климат продолжал стремительно меняться, оставшиеся шерстистые мамонты таксона I, чтобы выжить, уходили все дальше и дальше на север. Около 14 000 лет назад на территории Евразии практически не осталось мамонтов. Эти животные сохранились только на Крайнем Севере. Последние «карликовые» представители этого вида обитали на острове Врангеля около 3000 лет назад.

Один из авторов этого замечательного исследования – Адриан Листер из Лондонского музея естественной истории. Он считает, что выполненная работа полностью доказывает, что главной причиной вымирания мамонтов стало именно изменение климата, а не деятельность человека. Но я в этом не уверена. Исчезновение европейского таксона III произошло вскоре после появления мамонтовых мегастоянок. Новый действенный способ охоты на мамонтов, который использовали люди современного типа, мог поспособствовать вымиранию мамонтов таксона III, если учесть огромное количество туш мамонтов, найденных на граветтских стоянках. И конечно, неандертальцы, которые, как и мамонты таксона III, обитали на территории Западной Европы 120 000 лет назад или еще раньше, уже практически исчезли.

Мамонтовые таксоны и неандертальцы были, конечно, не единственными жертвами периода КИС 3. Пострадали многие члены гильдии плотоядных, хоть и в разной степени и не одновременно. В условиях изменения климата и окружающей среды это не удивительно. Как правило, средние и крупные хищники необычайно уязвимы и подвержены вымиранию, поскольку их выживание зависит от выживания других видов, которые служат им добычей. Хищники с низкой скоростью воспроизводства – те, которые дают потомство в среднем менее одного раза в год, – еще более уязвимы. Гомотерии и пещерные львы, пещерные гиены и красные волки подверглись локальному вымиранию, а гомотерии и пещерные гиены со временем полностью исчезли с территории Евразии. Неудивительно, что неандертальцы – хищные гоминины с высокими метаболическими потребностями, которые имели огромное количество конкурентов, а потомство давали реже одного раза в год, – тоже исчезли. Например, взрослая женщина из племен охотников-собирателей обычно рожала ребенка каждые три-четыре года, впрочем, по многим причинам охотники-собиратели – а к ним относились люди современного типа – это не очень подходящая модель для неандертальцев.

Самыми заметными представителями гильдии хищников, на которых кризис не сильно повлиял, оказались волки и люди современного типа – Homo sapiens. Несмотря на то что хищнический образ жизни подвергает виды повышенному риску вымирания, для одного из этих двух выживших видов характерна очень низкая скорость воспроизводства (люди), а другой вид (волки) дает потомство ежегодно. Скорее всего, такой репродуктивный темп был свойственен многим видам хищников, подвергшимся локальному или глобальному вымиранию, например пещерным львам, пещерным гиенам, красным волкам и, возможно, гомотериям. Значит, кроме пищевой цепочки и темпа репродукции ключевую роль играл некий дополнительный фактор.

Почему волки и люди современного типа пережили это жуткое потрясение, которое уничтожило многие виды животных?

<<< Назад
Вперед >>>

Генерация: 2.649. Запросов К БД/Cache: 0 / 0
Вверх Вниз