Книга: Счастливый клевер человечества: Всеобщая история открытий, технологий, конкуренции и богатства

Коммерческие интересы оправдывают всё

<<< Назад
Вперед >>>

Коммерческие интересы оправдывают всё

Хотелось бы обратить внимание еще на один интересный исторический факт: опиумные войны формально велись не английским и французским государствами, а частными компаниями – английской Ост-Индской и ее тезкой-конкурентом – французской Ост-Индской. Тогда и появилась на свет известная британская максима, живая и сегодня: «Коммерческие интересы оправдывают всё!» Правда, под давлением фритредерского движения английское государство с конца XVIII в. начало ограничивать монополию компании на торговлю с Индией, которая приобрела большое значение для экономики Англии, переживавшей промышленный переворот. Но факт остается фактом – эти две компании были прообразом современных транснациональных корпораций.

Несмотря на то что обе компании формально подчинялись коронам, в действительности они обладали значительной автономией и многими атрибутами государства – вплоть до собственных армий и денежных средств. Их история началась еще в XVII в., когда возникла первая такая компания – нидерландская Восточно-Азиатская компания[274]. Она получила монополию на торговлю с регионом, имела право строить крепости, содержать свои вооруженные силы и заключать договоры с азиатскими правителями. Так было закреплено в ее уставе. В 1602 г. молодой голландский «проект» начал войну за колонии с Португалией и вытеснил ее с большей части азиатских территорий. Битва шла одновременно за колонии в Азии, Южной Америке и Африке. Иначе говоря, нидерландская Восточно-Азиатская компания[275] фактически вела первую глобальную войну в истории, что, впрочем, обошлось ей недешево: государственных субсидий не хватило, компания накопила долг, практически равный своей капитализации.

Подобные компании начали возникать и в других странах. В конце XVI в. в Европе выросли цены на пряности[276], которые доставлялись в Европу морским путем из Южной и Восточной Азии (Ост-Индии) португальцами и голландцами. У английских купцов появился сильный интерес к прямым поставкам заморских пряностей. Но снаряжение морских экспедиций в Ост-Индию было дорогостоящим, рискованным делом, и им пришлось объединять свои капиталы[277].

Вскоре английское правительство предоставило Ост-Индской компании право монопольной торговли. Кроме того, компания занималась в колониях политикой, вела войны и вершила суд. Британская империя даже не владела долей в капитале, который принадлежал крупным предпринимателям и аристократам, поэтому военные и политические решения, принимаемые компанией, – это классический пример участия частного бизнеса в глобальной политике. В первой трети XVII в. компания сконцентрировала свою деятельность в Индии, откуда вывозила в другие страны Азии и в Европу ткани, пряжу, индиго, опиум, селитру, а также активно включилась в борьбу за колонизацию Индии, которая велась с переменным успехом.

Веком позже основным соперником англичан в Индии стала французская Ост-Индская компания[278]. Со второй половины XVIII в. основное внимание Ост-Индская компания стала уделять не торговле, а сбору налогов и управлению захваченными территориями. В эпоху промышленного переворота в Англии колонии стали не столько сырьевой базой британской индустрии, сколько основным рынком сбыта английской промышленной продукции. Традиционное городское ремесло Индии (как позже это случится и в Китае), не выдержав конкуренции дешевых британских товаров, пришло в упадок.

Лишь в 1773 г.[279] британский парламент постановил, что компания подотчетна национальному правительству и принимаемые ею решения – это решения от имени короны, а не от имени компании. Окончательная национализация компании произошла только в XIX в., после восстания в Индии, в котором обвинялась компания.

Россия, кстати, с некоторым опозданием пошла по тому же пути. В 1799 г. была создана Российско-Американская компания, объединявшая российские деловые интересы на западном побережье Северной Америки. Подобно зарубежным аналогам, российская компания обладала как чертами акционерного общества, так и административными функциями. С управленческой точки зрения она прошла ту же эволюцию из предпринимательской структуры в квазигосударственную, когда ее правление переехало в Санкт-Петербург, а в состав акционеров вошел российский император (Окунь, 1938, с. 235). Административно-политическая автономия компании доходила до управления самостоятельным военным флотом и эмиссии собственных денег – марок из тюленьей кожи, номинированных в рублях. Однако экономические перспективы компании были предопределены международными соглашениями России с США и Великобританией 1824 и 1825 гг., ограничившими российскую экспансию в регионе.

Кстати, государственные соглашения настолько противоречили взглядам части акционеров и менеджеров компании, что часть из них вошла в состав лидеров декабристского заговора против царя. Протесты мажоритарных «дольщиков» не слишком тронули императорскую семью, у которой был лишь миноритарный пакет. Завершилась история Российско-Американской компании вместе с продажей Аляски, хотя это был не столько политический, сколько экономический акт – избавление от малоприбыльных и лишенных перспектив активов далекой Аляски, к тому же «непрофильных» для корпорации «Россия» того времени (Болховитинов, 1990).

<<< Назад
Вперед >>>

Генерация: 6.715. Запросов К БД/Cache: 3 / 1
Вверх Вниз