Книга: Счастливый клевер человечества: Всеобщая история открытий, технологий, конкуренции и богатства

Уроки для российских компаний

<<< Назад
Вперед >>>

Уроки для российских компаний

Любая компания, отстаивающая свою конкурентоспособность на рынке, должна быть инновационной. Дискуссии о том, какую компанию можно считать инновационной, лишены глубокого смысла.

Эксперты отмечают, что в нашей стране инновационная деятельность компаний, рассчитывающих на государственную поддержку, осуществляется только в русле поддерживающей парадигмы. Едва ли такую практику можно признать рациональной. Система поддержки инноваций в России должна быть перенастроена таким образом, чтобы развивать именно те технологии, которые обладают «подрывным» потенциалом. Это соображение согласуется с выводами теории Кристенсена, показавшего, что практически любая подрывная инновация, какими бы сильными ни были ее технические характеристики, при выходе на рынок сталкивается с мощным противодействием компаний, имеющих свои интересы и, как правило, обладающих значительными ресурсами, а потому способных дать отпор многим нововведениям.

Следует согласиться с В. Вексельбергом[416], полагающим, что инновации – это риск и культура риска должна присутствовать изначально в наших подходах к выработке новых решений в поисках новых продуктов и проектов. По его мнению, на данный момент ни одна из «нормальных российских компаний» в текущей своей деятельности не готова и не хочет брать на себя риски, связанные с инновациями. В этой связи нужно понимать, «что, например, компания „Роснано“, с учетом того мандата, который ей дан государством, никогда не была способна осуществлять инновации. Эта компания несет 100 %-ную ответственность за те инвестиции, которые она осуществляет в рамках тех проектов, которые сама же и отбирает». При этом ее партнеры – частные компании – берут на себя всю ответственность, связанную с реализацией проектов[417].

Разумеется, это не означает, что поддерживающими инновациями не стоит заниматься. Очевидно, что для состоявшейся фирмы удовлетворение потребностей наиболее требовательных сегментов потребителей – это вполне адекватная стратегия. Но в случае фирмы-новичка поддерживающая инновация становится очень рискованным делом. Попытки занять место в таком рыночном сегменте с большой вероятностью вызовут отпор «старожилов» отрасли, поэтому разумным выходом в подобном случае может стать либо отказ от неосторожно выбранной стратегии, либо, если найдется такая возможность, продажа бизнеса компаниям, господствующим в данном сегменте.

Другой важный вывод состоит в том, что одна и та же бизнес-идея (например, идея коммерциализации научно-технической разработки) может быть запущена как по поддерживающей, так и по подрывной траектории. И поскольку вероятность успеха бизнеса, запускаемого на основе поддерживающей стратегии, ничтожно мала, предприниматели должны искать возможности «подрыва». В ином случае они заведомо обречены на неудачу.

Таким образом, подрывные инновации реализовать гораздо труднее, чем поддерживающие: в самом механизме «подрыва» заложены высокие риски и большая неопределенность относительно будущего рынка подрывного продукта.

Поддерживающими инновациями, как уже отмечалось, в той или иной степени занимаются все наши производители. Интересные примеры таких инноваций приводит, например, Ольга Рубан (Рубан, 2007). Их масштаб определяется объемом интеллектуальных и финансовых ресурсов компании. Например, Ярославский электромашиностроительный завод и Владимирский электромоторный завод (входит в концерн «Русэлпром») освоили электродвигатели нового поколения: в отличие от традиционных, они имеют «мозги» – электронный преобразователь частоты, который организует работу двигателя в оптимальном режиме в соответствии с внешними условиями. В самых продвинутых странах – Германии и США – такие двигатели используются пока только в 4–6 % технологических процессов (хотя, по оценкам, могли бы дать ощутимый экономический эффект в 80 % технологических процессов).

В заключение несколько рекомендаций Кристенсена для предпринимателей, рискнувших реализовать подрывные инновации.

1. Поскольку подрывному бизнесу нужно время на созревание, новые бизнес-структуры необходимо создавать заблаговременно, когда основной бизнес успешно развивается за счет поддерживающих инноваций и приносит достаточно прибыли, чтобы финансировать новый.

2. Подрывные инновационные проекты должен контролировать руководитель компании, имеющий достаточные полномочия, чтобы нарушить сложившиеся в компании процедуры, если они будут мешать реализации «подрыва».

3. Необходимо мобилизовать торговых агентов, маркетологов и инженеров компании, имеющих непосредственный контакт с рынком и технологиями и способных «из внешней среды» наполнить портфель компании инновационными идеями с подрывным потенциалом.

4. В рамках компании необходимо создать команду экспертов, которая будет осуществлять оценку идей с «подрывным» потенциалом и разрабатывать на их основе бизнес-предложения.

Действуя согласно этим рекомендациям, можно обеспечить отпочкование от материнской компании новых компаний, способных выводить на рынок «подрывные» инновационные продукты. Бизнес этих новых компаний, с одной стороны, не мешает развитию материнской компании, а с другой, имеет возможность развиваться по собственному сценарию, оптимальным образом соответствующему новому инновационному производству.

Да, и главное – внедрять инновации придется исходя из конкретных институтов, которые сложились в российской экономике, а это уже «подрывная» инновация…


В «информационном» мире скорость роста обретения знаний и внедрения технологий уже на несколько порядков стала превышать ту, что была до научной революции. Благодаря блестящей книге Дэвида Дойча многим стало ясно, что рост человеческого знания такой же физический процесс, как и любой другой. Он нужен для получения вполне определенной физической величины – знания. Без него можно было миллионы лет наблюдать за звездным небом, но сами знания от этого не прирастали.

Научное мировоззрение с его догадками, или гипотезами, их критикой, проверкой (верификацией), а также селекцией лучших гипотез предоставило свободу творчества в науке и создало технологии. Современное общество и государство не может обойтись без создания новых институтов для внедрения новых технологий. Такие институты призваны отбирать самые успешные научные открытия и давать им необходимые ресурсы для дальнейшего ускоренного роста. Этот процесс напрямую определяет темпы экономического роста в любой современной стране. Вспомните, что ВВП на душу населения Китая не менялся (согласно Мэддисону) с его появления как государства вплоть до 1963 г., оставаясь на уровне $500 на человека.

Умножение богатства с помощью экономического роста стало потребностью современных элит в государстве, поскольку это лучшая альтернатива по сравнению с прежней исторической формой – политической игры в распределение ренты. Это умножение дало государствам возможность отдавать проценты по своим займам. Поскольку экономика при этом процессе постоянно росла с темпом, сопоставимым процентам за кредит, то стало возможным еще и накопление нового богатства. До изобретения Ротшильдов доход давали лишь земля, недвижимость и торговля. Банкиры ввели новый элемент для получения дохода – ценные бумаги, связанные в том числе с деятельностью акционерных обществ.

Свобода мысли и критики в социальных, политических и экономических науках прошла славный путь со времен Грегори Кинга и Адама Смита, превратившись в самостоятельное научное направление – экономику.

Новая же экономика – экономика инноваций, это не игра с «нулевой суммой» (когда один должен проиграть, чтобы выиграл другой), а кооперативная игра. Переход к инновационной экономике связан с созидательным разрушением (по Шумпетеру) и изменением существующих институтов по защите прав собственности, развитию финансовых рынков, образования и наращиванию инновационного потенциала (аналог биоразнообразия в биологии).

Появившиеся после распада Советского Союза общества с ограниченной ответственностью увеличили российское бизнес-разнообразие. В отличие от Англии, США, Нидерландов, которые имели развитые акционерные общества со времен управления колониями, у нас такой формы для раскрытия творческого предпринимательского таланта долгое время не было. И не только у нас – Германия и Франция, которые «опоздали» к началу большой «колонизации», имеют гораздо большее число обществ с ограниченной ответственностью, чем акционерных обществ. Господство акционерных обществ позволяет заменить Большого человека рынком в процессе принятия решений по экономическим вопросам!

В ходе дальнейшего развития (эволюции) различных ООО инновационность будет означать их выживаемость. Будет так, как писали в своей работе Д. Норт и Дж. Уоллис: «поддерживающие» (для устоявшихся компаний с определенной долей рынка) и «подрывные» (для новичков) инновации обеспечат конкуренцию и развитие усовершенствованного капитализма в стране. При этом критически важным для успеха условием будет умение отыскать рыночную информацию о неиспользованных возможностях для бизнеса.

<<< Назад
Вперед >>>

Генерация: 6.281. Запросов К БД/Cache: 3 / 1
Вверх Вниз