Книга: Забытые опылители

ГЛАВА 11. Маленькие жизни, сохраняющие урожайность полей Экономика опыления

<<< Назад
Вперед >>>

ГЛАВА 11. Маленькие жизни, сохраняющие урожайность полей

Экономика опыления


Этот вид самолёта сельскохозяйственной авиации, изрыгающего смертоносные инсектициды – обычная картина в сельскохозяйственных районах Соединённых Штатов и других стран. Зачастую эти химические зелья – комплексные смеси, которые в дополнение к растительноядным вредителям урожая, на уничтожение которых они направлены, убивают медоносных и аборигенных пчёл, а также других опылителей. Производители и специалисты по контролю над вредителями могут работать вместе, выбирая менее ядовитые вещества и применяя их только в случаях, когда это необходимо, когда опылители менее активны, и когда культурные растения не цветут.

Пустыня Большого Бассейна далеко не сразу кажется таким местом, куда вы пошли бы за коррекционным уроком по сельскохозяйственной экономике опыления. На первый взгляд она даже не кажется похожей на то место, которое вообще подходит для сельского хозяйства. Её почвы могут затруднить жизнь растений, поскольку они бывают сдобрены белыми кристаллами соли, чёрными щелочными корками или серными кислотами нездорового жёлтого цвета, образовавшимися на обнажениях сланцев. Это ландшафт, сильно поросший серыми непривлекательными кустарниками вроде полыни трёхзубчатой, кустарниковой лебеды, саркобатуса и колеогине. Летние дневные температуры могут перепозать через отметку 110 градусов и резко падать ниже 20 градусов[22] зимней ночью, и здесь никогда не выпадает достаточного количества осадков. Фермерам, выращивающим зерно или кормовые культуры, или же медоносным пчёлам она может казаться столь же чуждой, как Страна Оз, по сравнению с идеалом земледельца, который можно найти в плодородных житницах вроде Канзаса.

Тем не менее, земли Большого Бассейна возделываются. Местные кормовые бобовые и зерновые культуры выращивает пёстрый союз изобретательных и трудолюбивых мормонов, басков, японцев, скандинавов и других этнических фермеров. Для орошения полей они выкопали неглубокие колодцы или разместили свои поля на более песчанистых почвах ниже мест просачивания илистых солоноватых грунтовых вод. Некоторые берут воду в естественных источниках, из которых вода под воздействием силы тяжести поступает в оросительные каналы.

И именно в этой местности, рядом с местами просачивания грунтовых вод и источниками, отмеченными хрустящими кальциевыми и магниевыми корками, фермеры Большого Бассейна обнаружили приятный для себя сюрприз. Строящая земляные гнёзда аборигенная пчела Nomia melanderi часто водится в тех местах на влажных почвах, покрытых щелочной коркой, окружающей естественные места просачивания грунтовых вод. И всякий раз, когда фермеры сажали люцерну, донник, колосистую или перечную мяту, численность пчёлы вскоре начинала возрастать благодаря увеличению цветочных «пчелиных пастбищ», которые предлагали эти обширные посадки. В течение первой половины двадцатого века Центральная Юта превратилась в основную область выращивания семян люцерны в стране, с урожаями от 300 до 600 фунтов семян люцерны на акр. После модернизации – и благодаря эффективно работающим солончаковым пчёлам и пчёлам-листорезам в качестве управляемых опылителей – урожаи семян в наши дни обычно составляют более 1000 фунтов чистого семени люцерны на акр и часто достигают поразительного уровня 2400 фунтов на акр. А это означает множество проростков люцерны, продаваемых в супермаркете. К 1940 году люди поняли, что благодаря именно солончаковым пчёлам, а вовсе не медоносным, осуществилось опыление более чем половины цветов люцерны, появляющихся на полях. Каждая самка солончаковой пчелы лично способствовала появлению от одной пятой до трети фунта семян люцерны за один сельскохозяйственный сезон!

Хотя медоносные пчёлы и могут опылять цветы люцерны, они не имеют никакой склонности «вскрывать» эти сложные цветки бобовых – то есть, они редко «расстёгивают» лепестки лодочку и крылья, упруго прижатые друг к другу, чтобы высвободить скрытые внутри тычинки и рыльце пестика. Зато солончаковая пчела является мастером в этом деле, деловито «вскрывая» больше цветков этого бобового, чем отдельно взятое растение может превратить в зрелые плоды. В недавнем прошлом эта пчела естественным образом зависела от аборигенных бобовых трав вроде астрагала и лядвенца, разбросанных среди серых и пыльных ветроопыляемых кустарников горной пустыни Большого Бассейна. Самка солончаковой пчелы способна опылить 2000 цветков бобовых в течение дня и целых 25000 цветков за время своей жизни.

К концу 1940-х годов производители семян люцерны поняли, что этими аборигенными пчёлами, которых легко заметить благодаря переливающимся жемчужным блеском полоскам на брюшке, можно избирательно управлять ради получения фермерами выгоды. Если бы можно было заставить сразу 2500 самок пчёл собраться на одном акре полевых местообитаний, то будут полностью удовлетворены потребности в опылении сотни акров люцерны или мяты. На живущих по соседству фермеров произвели впечатление способности солончаковой пчелы к опылению. Первый искусственно созданный и обслуживаемый участок для жизни пчёл был организован в начале 1950-х гг. вблизи Бойсе в Айдахо, на ферме семьи Коллардов при поддержке учёных из Государственного университета Орегона. Нед Бохарт, вначале в одиночку, а затем при участии У. П. Стивена и Фила Торчио, между 1956 и 1960 гг. помогал фермерам создавать гнездовые участки для пчёл в Орегоне, Калифорнии, Айдахо и Юте, приспосабливая методику к условиям каждого региона. Фермеры вскоре научились пересаживать и размножать колонии этих аборигенных пчёл на управляемых искусственных пчелиных гнездовых участках, расположенных по соседству с посадками не только люцерны, но также и мяты, лука и сельдерея.


Самка солончаковой пчелы (Nomia melanderi) готова опылить цветок люцерны (Medicago sativa) на тихоокеанском северо-западе Соединённых Штатов. Эта пчела является аборигеном тех мест, гнездится стаями и стала первым видом гнездящихся в земле пчёл, который начали содержать в контролируемых условиях в качестве опылителя коммерческих посадок люцерны. Прямо под пчелой можно увидеть только что посещённый ею «вскрытый» цветок. Однако численность управляемых «пчелиных гнездовий» сильно сократилась из-за опрыскивания пестицидами с воздуха.

И именно так эволюционировало удивительное сельскохозяйственное новшество. Вместо того, чтобы рутинно полагаться на разведение чужеродных общественных медоносных пчёл, фермеры Большого Бассейна импровизировали, забирая «пробу» или «дернину» почвы с пчелиными гнёздами из исходного скопления и используя её для «засева» полевых районов, чтобы организовать новый гнездовой участок для этих одиночных, но компанейских пчёл. К 1960-м годам восторженные фермеры организовали кооперативы с целью устройства и защиты таких гнездовых участков. В истории использования медоносных и прочих пчёл в сельском хозяйстве США редко можно было увидеть распространение, развитие – мы просто ненавидим использовать термин «одомашнивание» – и коммерческое использование нового опылителя, взятого из числа аборигенных пчёл. Однако именно так и произошло в случае с солончаковой пчелой на посевных площадях люцерны.

<<< Назад
Вперед >>>

Генерация: 1.486. Запросов К БД/Cache: 3 / 1
Вверх Вниз