Книга: Каждой твари – по паре: Секс ради выживания

* * *

<<< Назад
Вперед >>>

* * *

Дорогая доктор Татьяна,

Я – бабочка, одноточечная совка, и не слышу одним ухом. Наши говорят, что это бывает от избытка секса, но проблема в том, что (хнык!) я еще девственница. Что же со мной такое?

Раздраженная из Дарьена

Уверяю, тебе не о чем беспокоиться. Просто в твоем внутреннем ухе сейчас происходит жаркая кровосмесительная оргия. Наверняка ты помнишь стишок, который читала еще в детстве, будучи гусеницей:

Если бабочка глухо

Одним не слышит ухом,

Похоже, она тут

Клещам дала приют.

Пока была в постели

Вселился Dichrocheles

И даже – вот, ворье! –

Не платит за жилье.

Но будем справедливы:

Не так уж все паршиво.

Чтит оккупант и вор

Естественный отбор.

Он где-то прочитал,

Что, ничего не слыша,

Бедняжки залетают

На стол к летучей мыши.

Клещ бережет природу

И, следуя науке,

С семейством благородно

В одном теснится ухе.

На самом деле однажды вечером, когда ты присела на цветок попить нектар, самка клеща, как по лесенке, вскарабкалась по твоему язычку. Забравшись тебе на лицо, она через хитросплетения чешуек и волосков добралась до твоих ушей. Изучив оба, она выбрала одну ушную раковину и залезла в нее. После этого она доползла до тонкой мембраны – барабанной перепонки, отделяющей внешнее ухо от внутреннего, и проколола ее, таким образом навсегда лишив тебя возможности слышать одним ухом.

Обустроившись и подкрепившись, прости, твоей кровью, самка клеща начала откладывать яйца, в общей сложности около 80 штук. Через пару дней личинкам пришла пора появиться на свет, и маленькие клещи начали вылезать из своих маленьких домиков. Первыми появились на свет самцы, затем пришел черед их сестренок. Самцы развивались быстрее самок: они успели обустроить в одной из самых укромных галерей твоего внутреннего уха просторную спальню и перенести туда сестричек, а потом галантно помогли им вылезти из чешуек во время последней линьки, превратившей их во взрослых особей.

Не стоит стесняться того, что у тебя завелись клещи, – в природе такое случается сплошь и рядом. Бродячие муравьи, что заполоняют дождевые леса, убивая все на своем пути, тоже становятся жертвами клещей, живущих на их усиках, а еще одни селятся у них на лапках. У колибри клещи живут в ноздрях, забираясь туда, когда эти птицы пьют воду с цветков. Правда, колибри не теряют из-за них нюха, поскольку паразиты лишь пользуются ими как транспортом, перебираясь с цветка на цветок. Тем не менее и им клещи доставляют неприятности: они крадут нектар и могут выпить до половины содержимого цветка. Даже люди дают приют клещам (по большей части, безобидным) видов Demodex folliculorum, живущим на фолликулах ресниц, и Demodex brevis, облюбовавшим сальные железы. У плодовых мушек клещи живут прямо на глазных яблоках, а у птиц – в остовах перьев.

Однако вернемся к оргии в твоем ухе. Я хотела бы, чтобы ты обратила внимание на один нюанс. На самом деле многим он показался бы раем. Из 80 отложенных самкой яиц вылупятся лишь один-два самца, остальные – самки.

На этом стоит остановиться подробнее, поскольку в целом серьезные отклонения от сексуальной пропорции один к одному редки. У большинства видов рождается примерно равное число мужчин и женщин. Первым, кто объяснил это соотношение, был Рональд Фишер – тот самый, который выдвинул предположение, что самки предпочитают красивых кавалеров, поскольку стремятся иметь сексуально привлекательных сыновей. По сути, его идея воплощает понятие спроса и предложения. Предположим, девочки будут рождаться чаще, чем мальчики. Тогда родители, у которых родятся сыновья, будут иметь больше внуков, чем те, что произведут на свет дочерей: ведь мужчины будут в дефиците, и им будет легче найти себе пару. Гены, обеспечивающие рождение мальчиков, будут распространяться в популяции, из-за чего со временем соотношение полов сравняется. Поскольку в случае, если изначально чаще станут рождаться мальчики, ситуация будет развиваться аналогичным образом, единственный шанс на стабильность – соотношение один к одному, а стало быть, любое отклонение автоматически корректируется со всей возможной быстротой.

Пример подобной коррекции мы можем наблюдать у людей. В ходе войн много мужчин гибнет и женщин в обществе становится больше. Следовательно, мы можем предположить, что соотношение полов новорожденных после войн должно меняться. И действительно, непосредственно после каждой из мировых войн женщины рожали гораздо больше мальчиков, нежели перед началом военных действий. (Должна заметить, что нам неизвестно, как работает этот механизм, и данный факт может быть совпадением, а не демонстрацией принципа Фишера в действии. Тем не менее это наводит на мысль.)

Таким образом, отклонение от соотношения один к одному показывает, что происходит нечто необычное. Это «нечто» вполне может оказаться гибельным: так, многие паразиты влияют на соотношение полов у вида-носителя, дабы получить возможность распространить свое присутствие еще шире. Так, обитающие в организме у обыкновенных мокриц микробы передаются лишь через яйца, по ходу процесса превращая мужские зародыши в женские. А у лесных леммингов – мелких грызунов с меховыми хвостами, живущих в лесах и болотах Северной Европы, Сибири и Монголии, – имеется независимая хромосома, которая изменяет соотношение полов в популяции в пользу девочек, в результате чего до 70 % лесных леммингов принадлежат к женскому полу.

Можно сказать, что сильный перекос в соотношении полов – один из признаков кровосмесительства между близкими родственниками. У клещей Syringophiloidus minor, обитающих в крыльях воробьев, каждая самка откладывает двенадцать яиц, однако лишь из одного вылупляется самец. Точно так же Acarophenax mahunkai, наш ошеломленный корреспондент из Арканзаса, скорее всего, был единственным мужчиной среди пятидесяти своих сестренок. Короче говоря, у видов, без стеснения предающихся кровосмесительству, мужчины воспроизводятся весьма экономно.

Почему так происходит? Первым это открыл Билл Гамильтон, один из наиболее оригинальных и выдающихся эволюционных биологов ХХ века. Он предположил, что у видов, практикующих близкородственное скрещивание, самка часто селится в новом доме – будь то кофейное зерно или могильная плита, твое ухо или фолликул моей ресницы, – который, скорее всего, больше никому не придет в голову занять. В этих обстоятельствах требование равного соотношения полов не срабатывает. В изоляции репродуктивный успех самки зависит от числа произведенных на свет дочерей. Если ее сыну захочется соблазнять дочерей других самок, у нее от этого не увеличится число внуков: ведь соблазнять-то будет некого! Таким образом, матриарху семейства достаточно произвести на свет ровно столько сыновей, сколько необходимо для оплодотворения ее собственных дочек: избыточное число самцов будет бессмысленной тратой времени и сил.

В целом широкая распространенность инцеста дает возможность экономить на том, что касается мужских функций. Для гермафродитов это означает минимальное развитие мужской системы. К примеру, у моллюсков-гермафродитов Utterbackia imbecillis – паразитов, живущих в жабрах пресноводных рыб, – объем органов, ответственных за выработку спермы, увеличивается относительно остальных пропорций тела по мере распространения инцеста (то есть, в данном случае, самооплодотворения). Самоопыляющиеся растения обходятся без ярких цветов: им нет нужды выставлять себя напоказ, чтобы привлечь опылителей. Точно так же самки-кровосмесительницы ничего не выиграют, рожая крупных и сексапильных сыновей: задача самца – всего лишь прожить достаточно долго, чтобы оплодотворить своих сестер. Значит, сыновья кровосмесительниц должны быть парнями небольшого размера, рано созревающими и с небольшой продолжительностью жизни. Зачастую за время своего краткого пребывания на этой земле они ни разу не успевают поесть, а кое-кто из них и вовсе не имеет рта. Вскоре после окончания сексуальной оргии они умирают, так и не покинув родного гнезда – будь то зерно, перо или ухо. Боюсь, мой милый мотылек, что, когда твои жилички высаживаются на очередной цветок в ожидании следующего носителя, гниющие тела их братьев остаются колонией призраков в дебрях твоего раненого уха.

Тем не менее кое за что вам следует их благодарить. Первый клещ обычно оставляет следы своего присутствия, поскольку, если следующий решит влезть в твое ухо и создать в нем семью, он попадет в уже занятое помещение. Таким образом, если твое глухое ухо кишит оккупантами, клещи того же вида совершенно точно не тронут ваше неповрежденное ухо – в полном соответствии со старым стишком. Они предпочтут покинуть территорию и подождать следующего шанса, но ни за что не лишат тебя последнего органа слуха, что сделает тебя невосприимчивой к ультразвуку, издаваемому летучими мышами. В этом есть смысл: ведь, если ты погибнешь, умрут и они. Однако существование этого механизма позволяет предположить, что заселение в одно жилище сразу нескольких семей не является совсем уж небывалым делом. А значит, инцест – не единственный их выбор.

Если в твоем ухе появятся дамы из другой семьи, сыновья первого семейства получат шанс совокупиться с кем-то помимо сестер, и, таким образом, способность самки произвести на свет больше потомков мужского пола становится преимуществом. Поэтому, чем больше самок будет жить в одном и том же месте, тем больше сыновей у них родится, и тем более сбалансированным будет соотношение полов. Возьмем для примера Nasonia vitripennis, небольших ос, откладывающих яйца в личинках мясных мух. Обнаружив куколку, самка пробуравливает отверстие в коконе и впрыскивает туда яд, который убивает растущее насекомое и сохраняет его мясо. Затем она откладывает яйца, из которых самцов появится примерно 10 %, и улетает в поисках новой куколки. Однако, попадая на уже занятую куколку, она регулирует половое соотношение будущих детишек в пользу сыновей.

Как она ухитряется делать это? Дело в том, что Nasonia vitripennis – один из тех видов, у которых самцы рождаются из неоплодотворенных яиц. Эта система действительно позволяет контролировать половой состав потомства: любая мать может сама решить, сколько у нее родится сыновей, а сколько дочерей, оплодотворяя необходимое количество яиц. Однако у клещей в твоем ухе другая система наследственности, которая не только допускает, но и стимулирует инцест: у этого вида самцы рождаются из оплодотворенных яиц, но отцовские гены стираются у зародыша в самом начале развития. На первый взгляд кажется почти невероятным, чтобы самки этого вида могли регулировать число потомков в соответствии с обстоятельствами. Однако, как ни удивительно, они, похоже, справляются с этой задачей. Эксперименты с Typhlodromus occidentalis, клещами с такой же системой уничтожения отцовского генома, показали: если рядом есть другие самки этого вида, самка клеща производит на свет больше мальчиков. Происходит ли нечто подобное в твоем ухе? Никто не знает, но я бы предположила, что да.

<<< Назад
Вперед >>>

Генерация: 0.440. Запросов К БД/Cache: 0 / 0
Вверх Вниз