Книга: Бореальная культура позднего палеолита как свидетельство первой европейской цивилизации

Глава 4. Краткая история северной цивилизации и ее значение

<<< Назад
Вперед >>>

Глава 4. Краткая история северной цивилизации и ее значение

Теперь, когда мы определились и с тем, что мы подразумеваем под словом «цивилизация» с местом, которое занимает северная цивилизация на нашей хронологической шкале, с условиями ее возникновения, мы можем попытаться воссоздать в кратком виде ее историю возникновения и распада.

Многое здесь будет перекликаться с уже изложенным материалом в этой и предыдущих книгах [1]. Но таково общее свойство научного изложения, где постоянно происходит оперирование одними и теми же данными, но в разных форматах, с несколько отличными задачами. Задача текущего формата этой главы – подвести итог и обобщить весь материал так, чтобы результатом явилась вполне самостоятельная история, а вот доказательству того, что эта история правдива и были посвящены предыдущие работы, и здесь на эти доказательства мы отвлекаться уже не будем.

* * *

Прежде всего хотелось бы понять, как все же более правильно называть эту цивилизацию. Вопрос этот не такой простой, как кажется. Уже довольно давно я предложил называть эту цивилизацию как онежско-валдайская цивилизация. В этом названии отражены не только ее географические контуры, но и временные рамки, поскольку возникла она в онежское межледниковье, а погибла во время валдайского оледенения. То есть эта цивилизация существовала на стыке двух климатических фаз: онежского межледниковья и валдайского ледниковья. И мне это название представлялось удачным.

Однако при написании этой главы я столкнулся с определенными трудностями, которые заставили меня поменять название, как в заглавии книги, так и в тексте. Какова причина? Она все та же, мы имеем дело с новой материей и для ее описания не подходят общие естественнонаучные стандарты.

Например, если в археологии описывают новую культуру, то название дают по месту ее открытия, ашельская культура по месту первых находок в Сент-Ашеле (Saint-Acheul) – предместье г. Амьена (Франция). Шельская культура, названная первоначально по месту французского города Шелль, близ Парижа, была в дальнейшем переименована в аббевильскую, по месту другого французского города Аббевиль. Граветтская – по французской пещере Ла-Граветт, мадленская по французской пещере Ла-Мадлен. А как мы должны называть жителей, от которых остались следы этой культуры, они будут все ашельцы или мадлены? Как мы должны называть географическую область, где проживали эти жители? Ашельская культура, например, широко распространена в Африке, Европе, на Ближнем Востоке и в части Азии [31]. И понятно, почему это так, в археологии с древними людьми обращаются как с животными. У животных нет закрепленной за ними территории. Животным все равно, как их называют. Они сами себя никак не называют, у них же нет языка. И в археологии не выделяют момент возникновения языка. К описанию же культур, которые уже являются следами цивилизаций подходят с теми же критериями, что и при описании доисторического общества.

Однако если мы перейдем в современность, то такой вольницы мы не имеем. Французы живут во Франции, Шведы в Швеции. За каждым этносом закреплена своя территория, которая, как правило, совпадает с названием этноса. И в каждом этносе для обозначения другого этноса используется свое название, которое может опираться как на самоназвание этого этноса, так и на исторические традиции.

С этой точки зрения название онежско-валдайская цивилизация выглядит не самым удачным. Да, оно объясняет причины возникновения цивилизации, но с точки зрения географии – тогда же не было Онежского озера, было бореальное море, но это еще ладно, а как же мы должны называть ее жителей? Вообще не понятно. По этой же причине не подходит название по географическому признаку – онежско-беломорская цивилизация. Или, например, лингвистическое название по протоязыку, который своим возникновением обозначил рождение цивилизации, и, следовательно, цивилизацию можно было бы назвать – европейской протоцивилизацией. Ну и опять, как мы должны назвать ее жителей – протоцивилизийцы, или протоевропейцы? Разве они так себя называли? Или у нас есть такая историческая традиция?

На самом деле все мы знаем самоназвание этого первого европейского этноса – Арии. Однако, вследствие того, что арийская цивилизация, являясь первой европейской цивилизацией, стала основой для возникновения многих других цивилизаций и не только европейских, этот термин может использоваться в очень широких географических пределах. Многие европейские и не только европейские народы являются потомками ариев. Что в принципе характеризует историзм процесса. Но нам нужна локализация периода до расселения ариев. Мы исследуем момент возникновения арийской цивилизации, он не мог происходить одновременно по всей территории Европы, Сев. Африки, Малой Азии, Индии.

Вполне возможно, что арии называли свою страну – Ария. Красивое название, не правда ли. И вполне возможно, что от этого названия произошли такие слова как ареал, и ореол, и Арктика. Однако исторической традиции в использовании названия Ария у нас нет, а под Арктикой мы понимаем уже несколько другую область, нежели та, которую хотим обозначить.

Получается, как бы я не выкручивался и не пытался избежать названия Гиперборея. Ничего не выходит. Несмотря на весь негатив, который связан в науке с этим названием лучшего сочетания исторической традиции и географической локализации места, лично мне, подобрать не удается. Хотя мне это название тоже не нравится, поскольку не является самоназванием. Однако мы вполне можем называть жителей Гипербореи как гиперборейцами, так и ариями, или арийцами. Такой прецедент в русском языке есть. Жителей Германии мы называем в силу исторической традиции немцами, хотя наименование германцы к ним тоже применимо.

К тому же название Гиперборейская цивилизация хорошо сочетается с названием «бореальная культура», которое больше подходит для археологии, во всяком случае, в настоящее время. Возможно со временем, когда Гиперборея будет реабилитирована в научных кругах, культуру тоже начнут называть гиперборейской. А также Гиперборея хорошо сочетается с теориями лингвистов Старостина и Андреева, говорящих соответственно о возникновении борейского языка порядка 50 тыс. лет назад и бореального – порядка 15 тыс. лет назад. Хотя у меня есть претензии и к одной и к другой теории.

Ну и кроме всего этого, так же как латинское название нашего вида, Гомо сапиенс мы можем перевести на русский язык как Человек разумный, также и греческое название – Гиперборея мы можем толковать как Север и, следовательно, цивилизация будет Северной. Дословно Гиперборея означает – за северными ветрами.

* * *

Итак, 60–50 тыс. лет назад на пике калининского ледниковья представители биологического вида Человек разумный (Гомо сапиенс) в поисках лучшей доли подтянулись из глубин Африки к Средиземному морю.

Хотя калининское ледниковье и не было таким уж холодным, народ, не долго думая, снялся с насиженных мест, терять то ему было нечего, и даже небольшой холодок в высоких широтах, а на экваторе, наоборот, жара погнали его к Средиземному морю как ветер осенью гонит листья. Также и рыба, не раздумывая, уйдет в более холодную или теплую воду, если она ей больше подходит. И медведь не будет долго вздыхать о родной берлоге и не пожалеет о ней, если голод погонит его искать лучших угодий. Таков был и человек в ту пору. Не было у него никаких социальных якорей удерживающих его на одном месте.

На южном берегу Средиземного моря в то время был настоящий рай. Немудрено, что народ туда стал подтягиваться отовсюду. С Европы, кряхтя и вразвалочку, притащились неандертальцы – субъекты хмурые и неприветливые. Говорить с ними было незачем, да и нечем, да и не на чем. Молча стали биться они друг с другом дубинами и каменьями, как потом выяснилось за землю обетованную. И дрогнули хмурые неандертальцы да и пустились на утек туда откуда пришли. Некоторые из разумных погнались за ними, да с дуру Кавказ и перевалили. Понятно, что обратно-то уже лень было.

Поселился народ под Воронежем (как потом выяснилось) не далеко от моря, которое в ту пору доходило до этих мест (возможно). И стал потихоньку жизнь свою обустраивать.

Считали люди себя главными среди зверей. Предки научили их острые камни делать и к палке прилаживать, ни у какого зверя больше такого когтя нет, никто перед их стаей не устоит. Сами они уже сообразили, как из бивней дома строить. Теперь им никакой дождь не страшен, спать тепло и уютно стало. Эх, хороша жизнь, чего еще надо.

Не ведал человек, что потомки назовут его доисторическим. Как не ведал и самих историй, помнил только то, что с ним было, а как в Африке его предки жили, как Кавказ переваливали, как они под Воронежем оказались, не знал и не помнил. Родился он тут, да и все.

Между собой люди общались жестами, прикосновением, мимикой. Все все понимали, не понимали только, что не язык это пока. Нет в нем секрета для постороннего чужака. Но с другой стороны, чем же плохо, куда не попади, везде тебя поймут, и ты сам все поймешь.

Долго так жили. Никто не мог сказать сколько. Мало что изменилось с тех пор как пришли сюда первые переселенцы. Однако припекать стало сильнее. Летом потели, даже ничего не делая. Большой зверь на север подался. А люди уже так обленились от своей вольготности, что от нечего делать стали побрякушки да украшения всякие мастерить. А тут большой зверь уходит. Что делать? С одной стороны, жалко родные края покидать, все знакомо, шалашей уже столько понастроено. Но, с другой стороны, если зверя догнать шалаши можно и новые построить, копья и острые камни можно с собой взять. А если зверя нет, так весь этот скарб и не нужен вовсе. Повздыхали да и снялись с насиженных мест. Долго шли, никак обустроиться не могли не одну стоянку сменили. Где год проживут, где 10 лет, где 100. Все, кто море помнил – поумерли. Молодежь вся в лесу родилась, из воды только речки видели, да озерца небольшие.

Но вот однажды один молодой охотник пошел зверя выслеживать. Долго шел по следу, шел, шел, и вдруг открылась ему водная гладь безграничная и яркое солнце над ней висит. У охотника аж дух от такого зрелища перехватило. Пробудились в нем все животные силы, и настоящий рык от восхищения вырвался: «Рррррррррррр-рра».

Бросился он назад к сородичам своим. Прибежал сам не свой, за шкуры всех тянет, мычит, порыкивает, не иначе зверя нашел. Похватали мужики свои палки да камни побежали за ним. Наш охотник впереди несется, руками машет: «ув, ув, рра, рра».

Прибежали и остолбенели все, похлеще, чем у Гоголя в немой сцене Ревизора. Затем разом возбудились, стали себя кулаками в грудь бить. А от солнца прямо на них по воде такая яркая дорожка идет.

Так Человек разумный попал на берега Онежской впадины. Было это примерно 36 тыс. лет назад, а может и раньше.

Какими в точности в то время были очертания Северо-Ледовитого Океана и бореального моря, нам не ведомо. Мы можем судить об этом лишь приблизительно, но для нашей краткой истории, думаю, это не так важно. Важно подчеркнуть другое.

Резкая смена ландшафта, случившаяся при выходе человека на побережье океана или моря, дала толчок рождению абстрактного языка, а значит, и цивилизации.

Описанию механизма того, как это произошло, можно уделить много времени. Мы оставим данную тему для другой книги, а сейчас задерживаться на этом не будем. Как-то это произошло. И у нас уже есть астрономические свидетельства, что 36–32 тыс. лет назад человек изучал движение звезд на достаточно высоком уровне, и мог передавать эти знания из поколения в поколение.

С 31 тысячелетия по 21 тысячелетие назад, вероятно, и длился золотой век, о котором мы так наслышаны. То есть люди передавали рассказ о той эпохе вплоть до нашего времени. И мы должны не критиковать форму, в которой эти знания до нас дошли. Наивно требовать соблюдения в этом вопросе современных научных стандартов. Лучше подумать каким образом вообще стало возможно, чтобы информация о том времени сумела сохраниться по прошествии многих тысячелетий. Что-то же должно было случиться, раз это стало возможным.

В Библии это время обозначено временем, когда человек жил в раю. А «рай» по-гиперборейски обозначает не что иное, как дом солнца. А дом солнца находится на севере. Далее в Библии идет изгнание из рая, т. е. отражено наступление ледниковья. Но Библию писал народ южный. И поэтому переделал все на свой южный лад, поскольку понять, что такое север и ледниковье южный человек не мог, а саму историю помнил, ему о ней уже рассказывали. Поэтому южане переделали историю в более удобоваримую для себя форму. Так стали появляться мифы. И появляются до сих пор, когда начинают рассказывать историю не так, как было, а так, как понятней.

В наших же ведах, древность которых историками не признается, написано вполне определенно: наступил лютый холод, и люди пошли на юг. Что из того, что записаны они, были недавно. До этого эти знания передавали из уст в уста.

Золотой век и исход из Гипербореи – самые древние воспоминания северной цивилизации. В южных цивилизациях эти воспоминание лишь пересказывали, и они обретали там мифические формы, что наглядно показал Тиллак в своей выдающейся работе «Арктическая родина в ведах» [9].

В начале золотого века произошло пробуждение сознания человека. Возникла корневая база индоевропейского протоязыка.

Гиперборейцы создали учение о звездах. Вычислили сварожий круг (цикл прецессии). По нему они могли уже фиксировать тысячелетний ход времени.

На берегах Онего мы видим удивительную картину, наблюдение за звездами и передачу этих знаний люди начали около 36 тыс. лет назад.

Давайте откроем Велесову книгу, и кое-что там прочитаем. Сначала я приведу сам текст, записанный (транскрибированный) современной кириллицей, а затем его перевод, сделанный Н. В. Слатиным:

…бяхом понузени оскощити до ляси я тамо живемо ловце а рибани а бюхому могли ся од страси уклонище ся тако бяхом едину тему а пощашхом градие ставити огница повсуде роскладаяти по друзе теме бя хлуд велик а потягше ся есьме до полудене тамо бо суте мяста злащна

…пришлось нам убежать в леса и жить там охотниками и рыбаками, чтобы смогли мы бедствий избежать. И так мы жили тьму одну, и стали ставить города, огнища повсюду раскладывать. А после тьмы другой был холод великий, и потянулись мы на полдень, там места ведь злачные на юге… [32].

Известно, что тьма – число, обозначавшее в древнерусской системе счета десять тысяч.

На мой взгляд, здесь гораздо интересней порассуждать не на тему поддельности /не поддельности Велесовой книги, а попробовать понять, каким образом история, рассказанная нам онежскими петроглифами, совпадает с историей в Велесовой книге – на севере (в Гипербореи), до наступления лютых холодов, люди прожили порядка 20 тыс. лет.

Если Велесова книга в своей смысловой части – подделка, как такое совпадение могло произойти?

Пожалуйста, все наши астрономические расчеты по петроглифам легко проверяются, их может сделать любой. Методика описана. Это доказывает, что это объективная закономерность, а не какие-то субъективные виденья. То есть никакую подгонку под текст Велесовой книги никто не делал, Думаю, что и Велесову книгу писали люди понятия не имевшие об эпохах ледниковья, это сравнительно молодые знания. А про лютые холода написали только потому, что так им было передано предыдущими поколениями.

Удивительно, что до нас дошли эти звездные полотна, но вероятно, их было еще больше. Весло Сварога вращалось, варило звездное молоко. Всего три зарисовки для 20 тыс. лет маловато. Где-то под мореной или озерными, речными или морскими отложениями на дне Онего или под лесными корягами должны быть еще звездные картины.

* * *

Да, сознания тех людей существенно отличалось от нашего. Объяснения, которые они давали природным явлениям вытекали из их опыта и соответствовали их знаниям. И именно потому, что горизонт их знаний был более узким их виденье мира было более прагматичным, чем наше. Мы можем судить об этом по дошедшему до нас эпосу тех времен.

Как объяснить, что небо вращается – очевидно, его кто-то вращает, видимо, что-то варит. Как его назвать – Сварог.

Кто издал этот резкий звук в небе, как будто пернул (гром), понятно кто – Перун. По сути, логика такая же, как и у современных физиков. Почему тела притягиваются – потому, что существует сила притяжения. Необъяснимые явления не раскрывается, им только даются название.

То, что мы с позиций нашего сознания усматриваем в этом эпосе некую мифологию и сказочность – наши проблемы, это наши пересказы, это наша интерпретация, это уже наше сознание. Причем под нашей интерпретацией нужно рассматривать период, начиная как минимум с Древней Греции. Уже в Древней Греции представления гиперборейцев о мире были мифологизированы. Нам кажется, что Древняя Греция чуть ли не заря цивилизации, на самом деле с нее и даже раньше (Шумеры и Египет) только начинается современный этап ее развития. По времени он составляет 10–15 % от всего периода развития цивилизации.

* * *

Возникшее информационное поле и созданная человеком социальная структура помогла справиться с начавшимся 23 тыс. лет назад похолоданием, т. е. примерно через 13–17 тыс. лет, после того как люди попали в Гиперборею. Люди стали лучше подмечать явления природы. Знали когда наступят перемены в погоде, готовились к ним. У них появилась новая категория – знания. И они стремились их увеличить. Это был уже не просто Человек разумный, это был уже Человек любознательный, у него появилось новое качество.

Но холод все нарастал, вольготных мест становилось меньше, и постепенно созданной инфраструктуры перестало хватать для борьбы с холодом, люди стали отходить на юг. Он и не могли взять с собой гранитные плиты с накопленными на них знаниями, но они покидали родину цивилизации с пробужденным сознанием, любопытством, человеческим языком с уже значительным словарным запасом.

Их потомки со временем достигнут субтропических широт, куда при наступлении валдайского ледниковья сместится зона комфортного проживания, они поселятся в разных местах, далеко друг от друга, построят там свои города, их языки разойдутся как в море корабли, и при встречи они уже не смогут даже понимать друг друга.

Они осядут в местах, которые еще не подверглись обработке цивилизацией. Малочисленные дикие племена еще не вышедшие из животной стадии если и попадались, то были или ассимилированы или уничтожены. Уровень же их цивилизации был к этому времени уже достаточно высок. Поэтому у нас и возникает ощущение, что южные цивилизации появились как бы из ниоткуда, без подготовительного периода. На самом деле этот период был, но был он в Гиперборее.

И память о своей прародине и об утраченных великих знаниях потомки гиперборейцев будут передавать из поколения в поколение. С тоской они будут искать на небе звезду Альтаир, пытаясь вспомнить, что же там было на тех плитах. А толмачи, взявшиеся изучать иноземные языки, с удивлением будут обнаруживать в них слова похожие на слова из родного их языка.

* * *

Но исход из Гипербореи не был одномоментным, он был растянут на несколько тысячелетий: приблизительно с 23–24 по 18–15 тысячелетие назад. Вполне вероятно, что были и те, кто держался под натиском ледника до конца, и отступили только в самый последний момент. Именно о них и говорится в Велесовой книге. А, некоторые, возможно, так и не отступили, предпочитая погибнуть, не в силах покинуть свои творенья и творенья своих предков. Животные могут пойти на смерть, защищая свое потомство. Но только человек цивилизации может пойти на смерть, защищая неживые предметы ставшие частью его жизни.

Максимальная фаза оледенения наступила резко, возможно за одну зиму. Иначе трудно объяснить, как в Сибири могли оказаться замороженными целые стада мамонтов, не успевшие отойти на юг.

Это было трагическое время. Рушились не вековые, а многотысячелетние уклады и устои. Катастрофы таких масштабов не знала больше ни одна земная цивилизация. Одним махом исчезали знания, зафиксированные на каменных плитах, собранные за 20 тыс. лет.

* * *

В конце концов 15 тыс. лет назад ледник покрыл всю территорию, где когда-то возникла первая европейская цивилизация.

Последние ее жители отошли на среднерусскую равнину. Вполне вероятно, что они смогли унести с собой больше древних знаний, чем их менее стойкие южные собратья.

Если резкая смена ландшафта дала толчок возникновению и развитию такой кодовой системе как – речь, то катастрофа, уничтожающа я знания дала толчок для развития такой кодовой системы как письменность и часть знаний, могла быть зафиксирована на других, более подвижных носителях в более сложной, но более мобильной кодовой системе.

Так же, как и речь имела базу, для своего появления существовавшую в доисторический период в виде звуков, которые человек мог издавать под воздействием эмоционального состояния, так и письменность имела базу для своего появления в предшествующий ей период в виде петроглифов.

Звездные фигуры стали складываться в рунические знаки, рисунки стало можно описать словами. В дальнейшем это привело к созданию двух основных европейских письменных кодовых систем для передачи кодов звуковых – это кириллица и латиница.

Таким образом, на заре гиперборейской цивилизации у человека появляется речь, а на закате – письменность. Эти две формы кодовых систем являются основными и в наше время. Этим и определяется значение Гипербореи для европейской цивилизации. На мой взгляд, ничего более великого и важного за всю последующую историю европейский человек так и не создал. Но археологи говорят нам – каменный век. А историки пишут про бессистемное шатание.

* * *

На этом заканчивается история Гиперборейской цивилизации, и начинается история европейских этносов, а на юге – история южных цивилизаций.

На мой взгляд, южные цивилизации создали потомки выходцев из Гипербореи в ранний период. Когда речь уже возникла, а руническая письменность – еще нет. Поэтому арабская вязь и санскрит сильно отличаются от европейской письмен ной кодовой системы. Толчок к их появлению был обусловлен иным фактором, чем появление европейской руники. Но этот фактор подлежит исследованию в рамках изложения истории уже этих цивилизаций.

<<< Назад
Вперед >>>

Генерация: 0.478. Запросов К БД/Cache: 0 / 0
Вверх Вниз