Warning: mysqli::query(): (HY000/1194): Table 'g_search' is marked as crashed and should be repaired in /home/nature/web/ours-nature.ru/public_html/new_site/mysql.function.php on line 115

Warning: mysqli::query(): (HY000/1194): Table 'g_search' is marked as crashed and should be repaired in /home/nature/web/ours-nature.ru/public_html/new_site/mysql.function.php on line 115

Warning: mysqli::query(): (HY000/1194): Table 'g_search' is marked as crashed and should be repaired in /home/nature/web/ours-nature.ru/public_html/new_site/mysql.function.php on line 115
Введение. Что мы знаем о людях позднего палеолита? / Бореальная культура позднего палеолита как свидетельство первой европейской цивилизации / Библиотека / Наша-Природа.рф

Книга: Бореальная культура позднего палеолита как свидетельство первой европейской цивилизации

Введение. Что мы знаем о людях позднего палеолита?

<<< Назад
Вперед >>>

Введение. Что мы знаем о людях позднего палеолита?

По результатам наших предыдущих исследований сделан вывод о заселении людьми северо-запада территории современной России и юго-востока Скандинавии еще в доледниковое время. Этот вывод базируется в том числе и на датировках, подкрепленных обширным, большей частью оригинальным, фактическим материалом (Синеокий Д. А., 2008–2013 [1]).

В данной книге обосновывается положение, что обнаружена не просто еще одна первобытная позднепалеолитическая культура (именуемая нами бореальной, поскольку приурочена к берегу бореального моря), а первая европейская цивилизация. Сделана попытка приблизительной реконструкции истории возникновения и причин ее гибели.

Эта реконструкция базируется на археологических, геоморфологических, геологических, астрономических фактах. С ней согласован материал, изложенный в предыдущих книгах, посвященных изучению доледниковых петроглифов нашей страны (Синеокий Д. А., 2008–2013 [1]).

* * *

Что мы знаем о людях позднего палеолита? Ответ на этот вопрос, как и на любой другой, зависит от степени детальности, которую мы хотим получить в этом ответе.

Пропустим бытовой уровень и посмотрим, как современные историки, не являющиеся специалистами по палеолиту, описывают то далекое доледниковое время. Возьмем, например, отрывок из лекций И. Н. Данилевского.

«История народов нашей страны уходит корнями в глубокую древность. Родиной их далеких предков была, судя по всему, Евразия. Во время последнего великого оледенения (так называемого валдайского) здесь сформировалась единая природная зона. Она простиралась от Атлантического океана до Уральского хребта.

На бескрайних равнинах Европы паслись огромные стада мамонтов и северных оленей – основных источников пропитания человека эпохи верхнего палеолита. По всей территории растительность была приблизительно одинаковой, поэтому регулярных сезонных миграций животных тогда не было. Они свободно бродили в поисках пищи. За ними столь же бессистемно передвигались первобытные охотники, вступая друг с другом в постоянные контакты. Таким образом, поддерживалась своеобразная этническая однородность общества позднепалеолитических людей.

Однако 12–10 тыс. лет назад ситуация изменилась. Наступило последнее существенное похолодание, следствием которого стало “сползание” Скандинавского ледникового щита. Он разделил прежде единую в природном отношении Европу на две части. Вместе с тем изменились направления господствующих ветров, увеличилось количество атмосферных осадков. Изменился и характер растительности. Теперь в поисках пастбищ животные были вынуждены совершать регулярные сезонные миграции из приледниковых тундр (куда они уходили на лето, спасаясь от кровососущих насекомых) в южные леса (зимой), и обратно. Вслед за животными в наметившихся границах новых природных зон стали кочевать и охотившиеся на них племена. При этом прежде единая этническая общность оказалась разделенной на западную и восточную части Балтийским ледниковым “клином”».

(Данилевский И. Н., 1998 [2])

На мой взгляд, кроме первой фразы, о том, что «история народов нашей страны уходит корнями в глубокую древность», все остальное никоим образом не соответствует имеющейся фактуре о жизни людей в Европе в позднем палеолите.

Неверное представление о временных и географических параметрах валдайского оледенения. Автор путает описания условий периода межледниковья с периодом ледниковья, не разобравшись с членением этих периодов. Правда, здесь во многом вина геологов, которые сами запутались и других запутали в выделении периодов оледенений. Об этом мы говорили в книжке «Рай на краю земли» [1]. Видите, уважаемые коллеги, к чему приводит подобная неразбериха – в ледниковье огромные стада мамонтов гуляют по Европе.

Не может быть единой природной зоны в горах, на равнине и прибрежных районах. Нет в Европе несколько «бескрайних равнин», такая есть только одна – Русская равнина. И не бродили здесь в ледниковье стада мамонтов, они бродили здесь в межледниковье, а к концу ледниковья они как раз вымерли. И позднепалеолитические люди не шатались бессистемно по Европе в поисках пищи, вступая друг с другом в постоянные контакты. Действительно, в позднем палеолите люди вели кочевой образ жизни, поскольку основным занятием была охота. Тем не менее все проживали в своих ареалах обитания, у каждой популяции сложились свои хозяйственные уклады. О чем свидетельствуют различия в позднепалеолитических культурах Европы. В районе современных Костенок уже строили хижины и действительно охотились на мамонтов, на территории современной Франции жили в пещерах, и мамонт там был гость гораздо более редкий. На северо-западной территории современной России жизнь людей была связана с морем и основным промыслом была охота на китов (это гипотеза, которую мы отстаиваем). Не могли они бессистемно шататься по Европе, они были привязаны к берегу бореального моря.

Соответственно и никакой этнической однородности в позднем палеолите у людей быть не могло. Наоборот, поздний палеолит – время появления рас и этносов. Первые этносы действительно стали появляться в позднем палеолите, но это были разные этносы. А если говорят, что была этническая однородность, то это означает, что этносов еще не было, а была одна популяция, что, в сущности, тоже не верно. Единой популяции тоже не было.

Последнее похолодание не наступило 12–10 тыс. лет назад, а находилось в своей заключительной стадии, т. е. наоборот заканчивалось. Скандинавский ледник начал сползать 23 тыс. лет назад и достиг своей максимальной площади 18 тыс. лет назад (по данным Демидова И. Н. и др., 2005–2007 [3]). Ни на какие две части ледник Европу не делил, а просто изменил климатические условия по всей Европе, которые, так же как и сейчас, так и тогда, до оледенения, не были однородны. Миграция животных летом в тундру с целью спасения от гнуса очень сомнительна, гнуса в самой тундре вполне достаточно. Причины разделения этнически единой общности на западную и восточную непонятны.

Возможно историки, не чувствуя связь времен, полагают, что не слишком важно, для дальнейших событий что именно происходило в позднем палеолите. Историческим временем они привыкли считать время начиная с появления письменности. Поэтому и дается такое, ни к чему не обязывающее дежурное предисловие, несильно отличающиеся от представлений о человеке позднего палеолита начала прошлого века.

* * *

Увеличим степень детальности и обратимся к учебникам по археологии. Возьмем, например, постоянно переиздающийся, популярный учебник А. И. Мартынова.

«Около 35 (40) тыс. лет назад начался верхний, или поздний, палеолит, продолжавшийся до 12 (10) тыс. лет назад. Это было время формирования человека современного физического типа – гомо сапиенса, расширения освоенных территорий, увеличения численности населения, новых достижений в технике изготовления орудий труда. Человек по-прежнему жил в своеобразных условиях ледникового климата, хотя массивы льдов в это время значительно уменьшились. Непосредственно около ледников начиналась зона приледниковой растительности, состоявшая в основном из типичных для тундры растений. Южнее простиралась обширная зона степей с перелесками, а далее к югу, куда не доходило дыхание ледника, росли леса из дуба, граба, бука. Верхний палеолит был временем распространения так называемой мамонтовой фауны».

(Мартынов А. И., Археология, 2000 [4])

Далее идет описание различных культур позднего палеолита на основе известных и исследованных стоянках.

* * *

Прежде всего хочу обратить внимание, возможно на мелочь, но которая указывает на некоторые методические неточности в терминологии. Довольно часто в археологической литературе можно прочитать «верхнепалеолитический человек», в данном отрывке мы читаем «верхний палеолит был временем». Возможно, в археологии так принято, но мы будем опираться на геологическое мышление. А при таком мышлении верхний палеолит не может быть временем. Верхний палеолит это обозначение для отложений. А временем может быть только поздний палеолит. Не может быть «верхнепалеолитического человека», если мы не имеем в виду отложения, сформированные человеческими останками, но и тогда, вероятно, лучше говорить «верхнепалеолитический антропогенный слой». А человек, если мы описываем его жизнь, может быть только позднепалеолитическим.

Необходимо понимать разницу между событиями, которые произошли в позднем палеолите, и результатом этих событий, который выразился в образовании верхнепалеолитических культурных слоев. Возможно, как следствие, в археологии отсутствует единая хронологическая шкала.

Археологические культуры отражают не время своего существования, а степень технологического развития. Однако, за неимением хронологической шкалы их пытаются использовать именно в этом качестве, привязывая технологию к определенному периоду. Такой подход, используемый, например, в методе сравнительно-исторического анализа, на мой взгляд, инициирует очень большую степень субъективизма в деле определения одновозрастных культур. Для того чтобы его уменьшить необходимо прибегать к геологическим более объективным методам определения возраста. Игнорирование этого простого правила может привести и приводит в археологии к существенному искажению общей картины.

* * *

Далее мы видим, что и в учебнике археологии весь поздний палеолит параллелезуется по времени с ледниковьем. Исходя из этого дается и характеристика климата и растительности.

Однако вместе с тем уже на уровне учебника археологии говорятся довольно важные для нас вещи, а именно отмечается, что именно в позднем палеолите появилось искусство. В другом, более раннем учебнике Мартынов пишет:

«Живущий в непосредственном общении с природой охотник верхнего палеолита обладал значительным запасом знаний, конкретных и абстрактных представлений об окружающем его мире. На основе примитивно-материалистического мироощущения возникло своеобразное палеолитическое искусство. Оно представлено пещерной живописью, скульптурой из кости и камня и гравировкой по пластинам из бивня и рога».

(Мартынов А. И. Археология СССР, 1983 [4])

Несмотря на то что первые наскальные позднепалеолитические рисунки были обнаружены в 1879 г. в Испании, понимание того, что позднепалеолитический человек существенно отличается от своих более ранних предков, окончательно утвердилось в науке в середине прошлого века. К этому времени было открыто уже несколько пещер с позднепалеолитическими наскальными рисунками и представления о человеке того времени как диком и отсталом было существенно скорректировано. Открытие же первых рисунков, как отмечает Мартынов, в 1879 г. было встречено в штыки.

Ситуация довольно типичная. Полагаю она повторится и с нашими карельскими и кольскими петроглифами и через 50 лет они уже окончательно будут признаны настоящей жемчужиной в искусстве и науке позднего палеолита.

Кроме наскальных рисунков затем были обнаружены и гравированные изображения на кости и скульптурные фигурки из камня, относящиеся к позднему палеолиту.

Обращаю ваше внимание и на то, что и Мартынов говорит о примитивно-материалистическом мироощущении, а не о мифологическом.

* * *

Для дальнейшего более глубокого погружения во время позднего палеолита нам необходимо разорвать связь позднего палеолита с ледниковьем. Все, интересующиеся этим вопросом исследователи должны убедиться, что время позднего палеолита в значительной части приходилось не на ледниковье, а на межледниковье, на самое теплое время в северных широтах. И, следовательно, представление о климате и расселении человека в позднем палеолите нуждаются в корректировке. И если мы сделаем следующий шаг в уровне детализации и обратимся к современным исследованиям, мы увидим, что все основания для такой корректировки есть.

Так в 1998 г. на берегу реки Уса – приток р. Печера – была открыта самая северная палеолитическая стоянка нашего вида в Европе. На широте 66° 34’ почти на полярном круге, датируемая 36 тысячелетием назад (Астахов В. И., Мангеруд Я., Свенсен Ю. И., 1998 [5]). Данная территория не была покрыта валдайским ледником, поэтому стоянка сохранилась.

Отметим, что в Азии позднепалеолитические стоянки нашего вида в районе полярного круга и существенно за полярным кругом к настоящему времени тоже известны (Laukhin S. A., Drozdov N. I., 1991; Питулько В. В., 2006 [5]). Причем артефакты со стоянки Кымынейкей были найдены в морене, что определенно указывало на их доледниковое происхождение (Лаухин С. А., 2007 [5]).

Однако уже в Карелии под толщей ледниковых отложений были обнаружены бивни мамонта со следами обработки человеком. Их возраст – 38 900 лет (Никонов А. А, Флейфель Л. Д., 2011 [6]).

Такое проникновение на север позднепалеолитического человека, естественно, не могло происходить в условиях ледниковья.

Полностью соответствуют этим археологическим находкам и геологические исследования, которые обнаруживают морские отложения на Кольском п-ве относящиеся к выделяемому нами периоду онежского межледниковья в интервале, примерно 45–23 тыс. лет назад, это подтверждает морскую трансгрессию, что говорит и о теплом климате, и о возможном существовании в это время бореального моря (Евзеров В. Я., 2007; Киселев И. И., 1979 [7]).

На Азиатском континенте онежскому межледниковью соответствует каргинское межледниковье его продолжительность определена как 50–24 тыс. лет назад. Проникновение человека на север Азии в этот интервал уже даже не ставится под сомнения, это установленный факт, причем по поводу второй волны миграции проходившей в интервале 29–28 тыс. лет назад. С. А. Лаухин пишет: «У мигрантов второй волны создалась парадоксальная ситуация: двигаясь с юга на север, они шли в относительно более теплые края» (Лаухин С. А., Фирсов А. М., 2010 [5]). В это время человек в Азии достиг 71° с.ш.

В этом же русле лежат и наши исследования петроглифов Карелии и Кольского п-ва (Синеокий Д. А., 2008–2013 [1]), где мы отмечаем их сечение ледниковой штриховкой, что говорит о том, что в данном случае эти петроглифы могли быть созданы только позднепалеолитическим человеком.

Я глубоко убежден, что исключительно наличие мощных ледниковых отложений на севере Европы не дают возможности исследователям продвинуться здесь в изучении позднепалеолитического человека (в Азии оледенение носило локальный характер). Единственная возможность как-то восполнить этот пробел сегодня – это позднепалеолитические петроглифы, которые обнажились вдоль береговой линии бореального моря, существовавшего в онежское межледниковье, там где эта линия совпала с современными участками береговой линии озер, рек Карелии и Кольского полуострова, Балтийского и Белого морей.

Безусловно, артефакты позднепалеолитического времени в валдайской морене и под ней время от времени также будут попадаться, как это уже начало происходить, особенно если придать этим поискам целенаправленный характер.

Таким образом в краткой характеристике позднепалеолитического времени, с точки зрения эволюции человека, на основании последних достижений в археологии и геологии, на мой взгляд, необходимо изменить посыл, что время позднего палеолита целиком совпадало с ледниковьем на следующую характеристику.

Период позднего палеолита в Евразии по времени зажат между двумя ледниковыми периодами – калининским и валдайским. В промежутке между ними наступило онежское межледниковье (для Азии – каргинское, названия разные, но межледниковое время одно), которое ознаменовалось максимальным потеплением для северных широт за последнее время. Подобные климатические условия мы можем ожидать только через 3–5 тыс. лет.

Вследствие этого в позднем палеолите в Евразии присутствовало два глобальных потока миграции. Первый поток на стыке калининского ледниковья и онежского межледниковья был направлен с юга на север, а второй поток на стыке онежского межледниковья и валдайского ледниковья с севера на юг. В максимальную фазу онежского межледниковья человек проникал на север вплоть до полярного круга на всем протяжении берега Ледовитого океана от Баренцева моря до Чукотского. Именно с этой фазой межледниковья, связано и появление позднепалеолитического искусства.

* * *

Однако, существует еще один пласт информации, прямо противоположный по времени своего происхождения современным исследованиям, правда, этот пласт с поздним палеолитом не связывают и изучают в рамках скорее филологических, чем исторических дисциплин. Я говорю о нарративных источниках: мифах, преданиях и легендах, в которых речь идет о древних цивилизациях.

Из античных источников наиболее известно предание о Гиперборее – стране, находящейся на севере в районе полярного круга.

Древнеримский ученый Плиний Старший в самом что ни на есть научном труде, под названием «Естественная история» пишет буквально следующее:

«88. За Тафрами в глубине континента живут авхеты, в области которых берет начало Гипанис, невры, в области которых берет начало Борисфен, гелоны, тиссагеты, будины, царские скифы и темноволосые агафирсы. Выше – кочевники, потом антропофаги, за Бугом над Меотийским озером сарматы и исседоны. А по побережью вплоть до Танаиса живут меотийцы, – по ним названо озеро, – и самые последние за ними аримаспы. Затем идут Рипейские горы и область, которая называется Птерофором, потому что там постоянно выпадает снег, похожий на перья. Эта часть света осуждена природой и погружена в густой туман; там может рождаться только холод, и хранится ледяной Аквилон.

89. Позади этих гор и по ту сторону Аквилона живет, если можно поверить, с незапамятных времен счастливый народ, который называют гиперборейским; про него рассказывают сказочные чудеса. Там, говорят, находятся полюса и крайние точки звездных путей; полгода там светло, и солнце прячется всего на один день, а не на время между весенним и осенним равноденствием, как полагают несведущие люди. Один раз в году, в день летнего солнцестояния, солнце у них восходит и один раз, в день зимнего солнцестояния, садится. Эта солнечная страна с умеренным климатом не подвержена вредным ветрам. Гиперборейцы живут в рощах и лесах, почитают богов порознь и сообща, им не знакомы раздоры и недуги.

90. Умирают они только тогда, когда устают жить: старики, отпировав и насладившись роскошью, прыгают с какой-нибудь скалы в море. Это самый лучший похоронный обряд. Одни считают, что гиперборейцы живут не в Европе, а в начале азиатского побережья, потому что там имеется похожий на них атакский народ; другие – что они живут между заходящим солнцем антиподов и нашим восходящим солнцем; это никак невозможно, потому что между ними лежит огромное море. Те, которые относят местонахождение их туда, где шесть месяцев светит солнце, передают, что антиподы утром сеют, в полдень собирают урожай, при заходе солнца срывают с деревьев плоды и ночью прячут их в пещеры.

91. Нельзя усомниться в существовании этого народа; многие писатели рассказывают, что гиперборейцы посылают обычно на Делос первые плоды урожая Аполлону, которого они особенно почитают. Жертвоприношения доставляли девушки, в течение нескольких лет гостеприимно принимаемые народами, но после того как были нарушены обычаи гостеприимства, гиперборейцы решили оставлять жертвоприношения на ближайшей с соседями границе, те относили их к своим соседям, и так до самого Делоса; вскоре и этот обычай исчез. Протяженность Сарматии, Скифии, Таврики и всей области от реки Борисфена определяется М. Агриппой в 980 000 шагов, а ширина в 717 000. Я полагаю, что в этой части земли измерения недостоверны».

(Плиний Старший, 23–79 гг. [8])

Я привел такой большой от рывок, чтобы мы удостоверились в следующих моментах. Автор ни в коем случае не воспринимает данные о гиперборейцах как небылицу. Несмотря на не всегда ясные нам сейчас (кроме специалистов) географические названия, довольно ясно указано место ее дислокации, это не просто севернее Греции, это район заполярья. И хотя вроде бы автор описывает народы существующие в его время, про гиперборейцев сказано: «с незапамятных времен».

Очевидно, что автор не сам все это придумал, он опирался на какие-то источники, а те источники на другие, и так во тьме веков ниточка и теряется.

Однако если древний автор не относится к Гиперборее как к выдумке, почему это должны делать мы? Сколько раз уже было, что мифы и сказания, которые поначалу считались выдумкой, затем подтверждались археологическими находками. Откуда такая уверенность, что с Гипербореей не произойдет точно так же.

Если же отнестись к этой информации не как к выдумке, а как к имеющей под собой реальную историю, то, проанализировав всю имеющуюся фактуру, мы не можем поместить источник сказаний о Гиперборее в иное время, нежели как поздний палеолит.

* * *

К похожему выводу более ста лет назад пришел и индийский мыслитель Локаманья Бал Гангадхар Тилак. Он анализировал индийские веды, являющиеся не менее древними, чем греческие предания о Гипербореи, и пришел к заключению, что те предания, которые присутствуют в ведах, могли возникнуть лишь у людей, живших в приполярной области. Он опубликовал свой анализ в 1903 г. в труде под названием «Арктическая родина в ведах». Переведенном на русский язык Н. Р. Гусевой только в 2001 г. (Тиллак Б. Г. / пер. с англ. Н. Р. Гусевой, 2001 [9]). И хотя в то время не было современной схемы ледниковий и межледниковий. И о ледниковом периоде были самые общие представления, Тилак уже тогда предположил, что жить в приполярной области народ, который создал эти веды мог только в доледниковое время, т. е. он тоже помещал их во времени, в современной хронологии, в поздний палеолит.

При этом понятно, что древнегреческие предания и индийские веды являются независимыми друг от друга источниками.

Однако ученые в 1903 г. не поддержали идеи Тилака, так же, как до этого в 1879 г. встретили в штыки открытие позднепалеолитических наскальных рисунков. Но в отличие от искусства позднего палеолита, существование которого под напором все новых и новых находок, уже невозможно было не признать, ситуация с признанием идей Тилака за более чем сто лет, вперед существенно не продвинулась. Можно сказать даже наоборот, благодаря исследователям, которые кинулись на поиски Гипербореи, игнорируя научные методы, эти идеи стали восприниматься как лженаучные.

Вот вопрос, является ли учет информации, полученный из анализа нарративных источников, увеличением степени детальности нашей попытки проникнуть в эпоху позднего палеолита?

* * *

Рассмотрим другую область филологии – лингвистику. Могут ли лингвисты увеличить наши знания о позднем палеолите? Оказывается, могут. В настоящее время в лингвистике существует гипотеза моногенеза, согласно которой все языки на Земле произошли от одного источника. Пока эта гипотеза не обладает какими-либо серьезными доказательствами, но ученые-лингвисты упорно работают в этом направлении и в настоящие время идет кропотливая работа по объединению языковых семей в несколько макросемей.

Академик Старостин считал, что если это так и может быть со временем доказано, то возникнуть такой моноязык мог не ранее 50–40 тыс. лет назад. Старостин говорит:

«По лингвистическим данным, это никак не глубже, чем 40–50 тысяч лет. Это значительная величина, но она заметно меньше, чем датировка возникновения вида Homo sapiens.

40–50 тысяч – это максимум, потому что те макросемьи, которые нам известны, имеют датировку порядка 15–17 тысяч. Для сведения воедино других языковых семей может потребоваться еще два-три этажа, но исходный пункт не может быть старше 40–50 тысяч лет, иначе не сохранились бы глобальные этимологии, иначе мы не увидели бы вообще ничего. Это можно показать чисто математически».

(Старостин С. А., 2003 [10])

Я не согласен с гипотезой моноязыка, полагаю, что первоязыков было несколько, а те сходства, которые ученые усматривают между языковыми семьями, являются не реликтами этого распавшегося моноязыка, а результатом конвергенции, но это отдельный разговор.

Однако, как видим время позднего палеолита, по мнению академика Старостина было временем появления языка и этот момент не может быть существенно отодвинут в более ранний период. Вот с этим я полностью согласен, с уточнением, что интервал для протоязыка из которого вышла индоевропейская семья, в случае несостоятельности гипотезы моногенеза, я бы определил как 40–36 тыс. лет назад.

Довольно существенная деталь для характеристики человека позднепалеолитического времени, не правда ли?

Эта информация хорошо согласуется и с тем, что источники, для уже упомянутой нарративной литературы, дошедшей до нас в письменном виде, в позднем палеолите вполне могли уже существовать.

* * *

Как видим, представление о позднепалеолитическом человеке, как о неком допотопном дикаре несколько не соответствует имеющимся данным. Некоторые исследователи даже сравнивают мадленского человека (финальная культура позднего палеолита) с современными нам эскимосами, находя у них много общего (Марджори и Чарльз Квеннелл, 2005 [11]).

Лично я считаю, что период позднего палеолита является ключевым для возникновения цивилизации на Земле.

Процесс формирования нового взгляда на историю позднего палеолита идет постоянно. Нас в первую очередь интересует история позднего палеолита Европы. И одним из фундаментальных положений этого нового взгляда, по моему мнению, должно является представление о том, что первая европейская цивилизация действительно сформировалась уже в позднем палеолите, до начала валдайского ледниковья (по принятой нами шкале ледниковых периодов, изложенной в работах «Дорога в Гиперборею», «Рай на краю земли» [1]).

Мы попытаемся обосновать, что это произошло на северо-западе современной территории России и, возможно, части Скандинавии.

Начнем же мы с самого начала. С определения – что мы понимаем под термином «цивилизация».

<<< Назад
Вперед >>>

Генерация: 1.973. Запросов К БД/Cache: 4 / 0
Вверх Вниз