Книга: Антропология пола

10.1. Запах, любовь и здоровые дети 

<<< Назад
Вперед >>>

10.1. Запах, любовь и здоровые дети 

Выше говорилось о большей избирательности женщин в выборе партнера и предлагались интерпретации этого феномена в русле представлений о половом отборе. Эволюционные антропологи на сегодняшний день предлагают две контрастные модели женской избирательности. Первая модель — «отец-кормилец» сводится к поиску постоянного партнера, участвующего наравне с женщиной в воспитании и обеспечении потомства ресурсами. Для успешного выживания и дальнейшего жизненного успеха потомства необходима интенсивная забота со стороны обоих родителей, поскольку у человека ребенок рождается совершенно беспомощным и на протяжении многих лет нуждается в постоянной опеке. Наибольший выигрыш получают женщины, чей постоянный партнер вносит больший вклад в заботу о детях. В таких случаях в своих предпочтениях женщина ориентируется на качества хорошего отца (доброта, порядочность, состоятельность, заботливость). Применяя вышеописанную стратегию, женщина подсознательно улучшает шансы своего потомства на выживание и успешную конкуренцию с другими индивидами своего сообщества. Формирование постоянных связей между мужчинами и женщинами — универсальная характеристика всех без исключения человеческих культур, и по-видимому, первая модель может рассматриваться в качестве основной видовой женской репродуктивной стратегии.

Вторая модель направлена на поиск случайных связей, и здесь предметом выбора становится мужчина — «мачо», обладающий набором черт гипертрофированной мужественности. Данная стратегия также поддерживается эволюцией и обеспечивает потомству от таких связей преимущества в выживании за счет притока «здоровых» генов и конкуренции с представителями своего пола за счет генов, коррелирующих с такими чертами личности как напористость, доминирование, экстравертность (общительность, импульсивность). Многочисленные исследования показали, что женщины легко различают эти два типа мужчин, основываясь на комплексе «меток»-подсказок в их внешнем облике (причем информация заключена как в признаках лица, так и тела) и поведении.

В процессе эволюции человека половой отбор способствовал усовершенствованию и оптимизации механизмов выбора постоянного и кратковременного полового партнера. В эволюции человека, по мере удлинения периода детства, роль постоянного партнера в выживании потомства неуклонно возрастала. Следовательно, возрастала и значимость «адекватного» восприятия внешних признаков-подсказок, включая и ольфакторные сигналы (запахи), позволяющих женщине сделать успешный выбор.

Ольфакторная коммуникация является одним из важнейших механизмов регулирования отношений между особями в мире животных. В первую очередь это касается репродуктивной и родительской сферы. Данные по млекопитающим убедительно свидетельствуют о высоком уровне избирательности самок при выборе партнера по ольфакторным характеристикам (стероидные гормоны и их производные, в первую очередь, феромоны). Ольфакторные метки позволяют самкам составить объективное представление о потенциальных половых партнерах, в частности, их устойчивости к средовым и социальным стрессам. На основе ольфакторных характеристик самки могут судить о будущих отцовских качествах самца. Существенную роль в выборе брачного партнера играют индивидуальные предпочтения самок, связанные с распознаванием по запаху генных различий потенциальных половых партнеров. В первую очередь это касается генетического комплекса гистосовместимости (ГКГ).

В последние годы появились данные о важной роли ольфакторных меток, связанных с ГКГ при выборе полового партнера у приматов, в частности, просимий (полуобезьян). Было показано, что самки кошачьих лемуров в сезон размножения по запаху определяют более гетерозиготных самцов, обладающих лучшим здоровьем и более высокими шансами на выживание. Ольфакторные метки, указывающие на высокоранговых самцов, служат также важным фактором предпочтения у обезьян Нового Света.

Длительное время считалось, что обоняние играет незначительную роль в жизни человека, в силу строения его обонятельного аппарата — у него существенно редуцированы обонятельные луковицы. При этом известно, что борозды и извилины неокортекса млекопитающих (новой коры, основной части коры больших полушарий) сформировались из специализированных обонятельных центров переднего мозга, и что базовым исходным элементом формирования переднего мозга приматов стал центр полового обоняния. Как следствие, вся рассудочная деятельность приматов и человека проходит через своеобразный фильтр половых мотиваций. У самок большинства приматов Старого Света присутствуют внешне выраженные признаки рецептивности (восприимчивости, готовности самки принять самца) в виде набуханий половой кожи. Избирательность самок при выборе партнера сопряжена в первую очередь с такими визуальными параметрами как размер тела самца, выраженность вторичных половых признаков, а также качество шерсти и уровень повседневной активности, особенности поведения и пр. Вместе с тем, как показывают и наши личные наблюдения за поведением бурых и яванских макаков, в ситуации скрытого эструса (течки), самцы могут пользоваться ольфакторными подсказками — они не только периодически обнюхивают область половых органов самки, но и «инспектируют» ее вагинальные выделения.

Тело человека секретирует значительное количество пахучих веществ, по обилию желез в подмышечной области человек сопоставим с человекообразными обезьянами. Общий состав запаха человека очень сложен, но, возможно, высокие когнитивные и интеллектуальные способности, позволяли (особенно на более ранних этапах становления человека современного вида) извлекать больше информации из меток запаха, по сравнению с другими млекопитающими. На сегодняшний день накопилось достаточное количество научных данных, свидетельствующих о том, что ольфакторные сигналы оказывают влияние на поведение человека.

Запах тела зависит от двух типов факторов: средовых — питание, использование лекарств, косметики и т. п. и индивидуальных — возраст, пол, физическое и психическое состояние, репродуктивный статус, генетические и онтогенетические факторы.

Существенную роль в контактах между особями своего вида, как у множества видов животных, так и у человека, играют феромоны. Феромоны — это эктогормоны (гормоны среды), которые транспортируются за рамки тела и имеют возможность вызывать определенные ответные реакции, например, физиологические (гормональные) или поведенческие изменения у организмов, их воспринимающих. У человека производство феромонов напрямую связано с апокриновыми железами кожи, а также с другими железами и кожной флорой, присутствующей на влажных участках тела и слизистых поверхностях (рис. 10.1).

Человеческие апокриновые железы закладываются в эмбриональном периоде, но начинают продуцировать секрет лишь с наступлением зрелости. На этот период приходится также и пик потоотделения: запах пота 16-19-летних юношей сильнее, чем у старших мужчин.

Вомероназальный орган (часть периферического отдела обонятельной системы) обеспечивает восприятие тех обонятельных раздражителей, которые не могут воздействовать на основные рецепторы органа обоняния, а именно — феромонов. Этот парный орган расположен в правой и левой ноздре ближе к кончику носа (рис. 10.2). На носовой перегородке с каждой стороны имеется маленькая ямка примерно 1 мм диаметром, от неё начинается проход длинной около 1 см, который ведет в камеру вомероназального органа конической формы. Вомероназальный нерв связывает вомеронозальный орган непосредственно с гипоталамусом.

В плане мужской привлекательности внимание этологов привлекли два феромона — андростенол и андростенон. Андростенол является производным гормона тестостерона, вырабатываемого мужскими половыми железами, и является маркером общей маскулинности. Андростенол пахнет мускусом, андростенон — мочой. Под влиянием окружающей среды, в том числе деятельности микроорганизмов, андростенол преобразуется в андростенон. Неприятный запах тем сильнее, чем больше бактерий присутствует на коже человека.


Рис. 10.1. Железы на теле человека


Рис. 10.2. Вомеронозальный орган

Если подмышки человека обрабатывать антибактериальными средствами, то производство андростенона заметно уменьшается. Мужской пот из подмышек содержит в пять раз больше андростенона, чем женский, поэтому и пахнет более интенсивно. Это половое различие можно объяснить половым диморфизмом уровней андрогенов в крови (в том числе тестостерона) и половыми различиями в колонизации тела микроорганизмами.

Установлено, что запах андростенона способен вызывать существенные изменения в физиологии и поведении людей, его ощущающих. Группа Е. П. Зинкевича, много лет занимающаяся вопросами хемокоммуникации, доказала это экспериментально. Было показано, что однократное вдыхание феромона может оказывать воздействие на длительность женского полового цикла: если это фолликулярная фаза (когда созревает яйцеклетка), то цикл укорачивается на пару дней, а если лютеальная, когда яйцеклетка отмирает, то цикл удлиняется.

Гормональный статус женщины значительно варьирует в зависимости от фазы менструального цикла, что отражается также и на вариациях восприятия и поведения. В ходе множества экспериментов было показано, что существует разница в женском восприятии морфологических и поведенческих характеристик мужчины в зависимости от фазы менструального цикла. Предпочтение мужского запаха у женщин также зависит от фазы менструального цикла. Женщины оценивают запах андростенона менее негативно в овуляторный период. В это же время им больше нравится запах мужчин с симметричными маскулинными лицами и фигурами. Здесь следует отметить, что маскулинность и симметричность лица у мужчин скоррелированы между собой положительным образом. Объясняются подобные предпочтения в овуляторный период тем, что женщины в это время подсознательно обращают больше внимания на такие характеристики мужчины как здоровье, маскулинность, доминантное поведение, являющиеся фенотипическим отражением «хороших генов». Запах мужского пота, наряду с визуальными метками, служит еще одной важной подсказкой. В этом плане человек не отличается от других млекопитающих.

Согласно некоторым авторам с помощью феромонов передается информация о конкретном генотипе по ГКГ (главному комалексу гистосовместимости) человека. Человек может различать запахи людей со сходным с ним ГКГ и отличающимся. Предпочтение генетически менее схожего по ГКГ партнера обеспечивает больший полиморфизм генетического материала потомков и, следовательно, их лучшую выживаемость. Женщины, кроме того, предпочитают партнеров более гетерозиготных по ГКГ, такие мужчины обладают лучшим здоровьем, большей устойчивостью к грибковым, паразитарным заболеваниям. Выбор более гетерозиготного партнера может рассматриваться не только как важный фактор выживания и сохранения «хороших генов» на внутривидовом уровне, но и как некий гандикап, обеспечивающий успешный стартовый потенциал для эволюции видов.

Мы экспериментально проверили гипотезу, что женщины могут по запаху дифференцировать мужчин, различающихся набором морфологических, физиологических и психологических характеристик, маркирующих роли «мачо» — «хороший отец», «лидер» — «подчиненный», «склонный к риску» — «осторожный» (Бутовская и др., 2012). Проверялась также гипотеза, что женщины по запаху способны различать мужчин с нейротизмом (повышенной возбудимостью, импульсивностью, тревожностью). Индикатором служит уровень кортизола в слюне у мужчин.

Основанием для выдвижения гипотезы о способности женщин по запаху различать мужчин с разными поведенческими стратегиями явилось предположение о том, что в течение десятков тысяч лет выживание палеолитических и неолитических человеческих коллективов непосредственно зависело от наличия мужчин — охотников, воинов и защитников, способных обеспечить своих близких пропитанием и надежной защитой. В таких условиях должен был идти интенсивный отбор на привлекательность мужчин, демонстрирующих необходимые качества, а гены таких мужчин с большей вероятностью передавались потомкам. В процессе эволюции должны были совершенствоваться механизмы идентификации более ценного полового партнера по комплексу меток (визуальных, акустических, ольфакторных и поведенческих).

Участниками эксперимента выступили 29 мужчин в возрасте от 17 до 33 лет. Деятельность 14-ти из них была связана с постоянным риском (их представляли учащиеся московского пожарного училища и молодые люди, занимающиеся экстремальными видами спорта), остальные 15 мужчин вели спокойный образ жизни (студенты московских вузов гуманитарных специальностей). Всем участникам эксперимента были выданы одинаковые майки, предварительно обработанные средством, не имеющим запаха, которые они носили в течение суток. С помощью специальных прокладок, которые были закреплены у них в подмышечной области на это время, собирали образцы пота. В течение суток, пока мужчины носили подмышечные прокладки, их просили спать в отдельной постели, не вступать в половые контакты и не позволять домашним животным находиться в их постели. После того как подмышечные прокладки, пропитанные суточным потом, снимали, их немедленно помещали в герметичные пакеты и замораживали до -20° С. Все мужчины сдали образцы утренней слюны, собранные в течение трех последующих после эксперимента дней с 7 до 8 утра, вскоре после пробуждения. В слюне определяли уровни кортизола и тестостерона. Кортизол в данном исследовании был выбран как один из наиболее надежных индикаторов стресса, а тестостерон, производным которого является андростенол, — как индикатор маскулинности. Мужчины, участвовавшие в эксперименте, заполнили общую анкету (содержащую личные сведения о возрасте, образовании, этнической принадлежности, количестве половых партнеров, возрасте начала половой жизни и пр.), а также 5-факторный личностный опросник NEO, адаптированный для русской аудитории. Все мужчины прошли также антропометрические исследования.

На втором этапе исследования образцы пота 29 мужчин оценивали 77 молодых женщин-экспертов в возрасте от 18 до 33 лет, с регулярным менструальным циклом и отсутствием каких-либо выраженных проблем с обонянием. Экспертиза происходила в одинаковых условиях в одном и том же помещении. Запахи оценивались по следующим критериям: интенсивность, схожесть с запахом полового партнера, схожесть с запахом близких родственников, приятность, сексуальность, нежность, агрессивность, тревожность, физическая привлекательность, склонность к риску, запах, принадлежащий хорошему отцу, активность, напористость, надежность, доминантность. Женщины-эксперты заполняли, кроме того, общую анкету (содержащую личные сведения о возрасте, образовании, этнической принадлежности, количестве половых партнеров, возрасте начала половой жизни и пр.), а также указывали день месячного цикла (более детальные описания эксперимента (см. Бутовская и др. 2012).

При анализе данных женщины эксперты были разделены на три группы с учетом фазы месячного цикла в день эксперимента. Менструальный цикл женщин условно делится на 3 фазы: менструальную (1-6 дни цикла), фолликулярную (7-14 дни цикла) и лютеиновую (15-28 дни цикла). Такая длительность фаз справедлива для менструального цикла длиной в 28 дней.

Ряд исследователей приходят к выводу, что женщины в рецептивной (овуляторной) фазе способны идентифицировать по внешнему облику носителей «хороших генов» и по запаху наиболее подходящих для них по ГКГ партнеров. Наши данные дополняют общую картину. В этом случае идентичные требования предъявляются к любым потенциальным отцам ребенка: постоянным и кратковременным партнерам. Женщины по ольфакторным меткам могли идентифицировать мужчин с лучшим здоровьем, более маскулинных, то есть тех, кто ассоциируется с лучшими перспективами на обзаведение здоровым потомством. Предпочтение более маскулинных мужчин по запаху согласуется с данными о предпочтении более мужественных лиц женщинами России по сравнению с женщинами, проживающими в Германии, Франции, Исландии, Австралии, Австрии, Нидерландах, Новой Зеландии. Вероятно подобная специфика российской выборки связана с большей актуальностью характеристик мужчин, завязанных на здоровье в современной России. В первую очередь, речь идет о более низкой продолжительности жизни российских мужчин.

В ходе нашего эксперимента при анализе гормональных, морфологических и психологических показателей мужчин, были найдены следующие значимые различия. По самооценке мужчины, практикующие рискованные виды деятельности, оказались достоверно более жизнерадостными, добросовестными, напористыми, менее ленивыми, более здоровыми, более решительными и более агрессивными, чем студенты гуманитарных вузов.

Еще одно достоверно значимое различие между этими группами — межзрачковое расстояние, которое оказалось достоверно большим у представителей первой группы. Мужчины, практикующие рискованные виды деятельности имели в целом более крупные лица. Пальцевый индекс на правой руке (2D:4D) у них был ниже, что свидетельствует в пользу их более высокой маскулинности. Сходные выводы можно сделать и относительно размеров тела: большая ширина плеч по отношению к бедрам и более узкая талия. При анализе личностных качеств по опроснику NEO получены достоверные различия по шкале добросовестность. Мужчины, практикующие рискованные занятия оказались более добросовестными по сравнению с контрольной группой. По шкале нейротизма они продемонстрировали более низкие значения, что говорит об их лучшей приспособленности к жизни и умении справляться с нештатными ситуациями. Мужчины-экстремалы оказались менее открытыми новому опыту и более консервативными. В отношении признаков, характеризующих половое поведение, представители первой группы раньше вступали в половые отношения и имели большее количество партнерш (с учетом контроля по возрасту). По гормональным показателям (уровни кортизола и тестостерона) достоверно значимых различий между двумя группами найдено не было.

Для оценки зависимости морфологических и психологических характеристик, а также половых стратегий мужчин от их гормональных показателей (уровней тестостерона и кортизола) использовали факторный дисперсионный анализ. Как показал анализ, взаимодействие уровней тестостерона и кортизола явилось достоверным предиктором количества половых партнерш у мужчин. Самое большое их число оказалось у мужчин с высокими уровнями кортизола и тестостерона. Поскольку количество половых партнеров, как правило, увеличивается с возрастом, мы оценили связь между уровнями кортизола и тестостерона и возрастом у мужчин нашей выборки. Достоверной корреляции обнаружено не было.

Была выявлена значимая связь между уровнем кортизола мужчин и склонностью к сотрудничеству. Самыми высокими способностями к сотрудничеству по результатам анализа обладали мужчины с низким уровнем кортизола.

Мужчины с самыми высокими показателями межзрачкового расстояния считали себя более здоровыми и менее трусливыми, чем все остальные, а также давали минимальные оценки по нейротизму.

Наиболее сексуальными, приятными и нежными женщинам в менструальной фазе цикла казались запахи мужчин с низким уровнем кортизола. Они же расценивали по запаху как более спокойных, мужчин с высоким уровнем тестостерона и низким уровнем кортизола. Таким образом, в менструальной фазе женщины способны различать по запаху мужчин с разным уровнем тестостерона и кортизола и отдают предпочтение запахам мужчин с высоким уровнем тестостерона и низким уровнем кортизола.

Обнаружена достоверно значимая связь женских оценок запахов по критерию склонности к риску с самооценками мужчин по шкале открытости новому опыту.

В овуляторной фазе женщины давали максимальные оценки по критерию «надежный» мужчинам с низким уровнем кортизола и высоким уровнем тестостерона, а самые низкие — мужчинам с высоким уровнем тестостерона и кортизола. Кроме того, оценка мужского запаха по критерию «тревожный» была положительно сопряжена с высоким уровнем кортизола у мужчин. Девушки в овуляторной фазе дали наивысшие оценки уровня активности мужчинам со средними и высокими показателями по шкале экстраверсии. Наивысшие оценки по доминированию женщины в овуляторной фазе дали запахам мужчин с высокими показателями по шкале добросовестности. В лютеиновой фазе цикла оценки девушками мужчин по склонности к риску и доминированию коррелировали с мужскими самооценками по нейротизму.

На сегодняшний день в науке накопилось достаточно данных о существенной роли ольфакторных сигналов в сфере репродуктивного поведения человека. В этом аспекте человек демонстрирует отчетливое сходство с другими млекопитающими, в частности, приматами (лемурами, обезьянами Нового Света). Наши результаты подтверждают мнение о том, что достоверно значимые ассоциации, возникающие между женскими оценками запахов пота мужчин и их морфофизиологическими и психологическими параметрами, отражают объективную информацию. В частности, речь идет о распознавании по запаху не только гормонального статуса представителей противоположного пола, но и о способности адекватно ассоциировать запах с чертами личности, а также с такими сложными психологическими и морфологическими характеристиками, как доброта, жизнерадостность, напористость, миролюбие, решительность, симметричность, маскулинность и пр. Как показывают наши данные, женщины способны по запаху пота дифференцировать мужчин по шкале «спокойный». При этом данная характеристика достоверно коррелировала с низким уровнем кортизола у мужчин. Мужчины с высоким уровнем кортизола характеризовались повышенным нейротизмом и тревожностью и расценивались женщинами как менее привлекательные партнеры.

Чувствительность женщин к запаху мужского пота достигает пика в период овуляции. Такая зависимость в процессе эволюции человека могла носить адаптивный характер и создавала базовые предпосылки для женской избирательности. Даже в современном обществе подобная связь сохраняется: в нашем эксперименте женщины именно в этой фазе цикла наиболее точно определяли по запаху гормональный статус мужчин. Самые низкие оценки по показателю «надежный» получили мужчины, сочетавшие высокие уровни тестостерона и кортизола. Данные литературы говорят о том, что именно такая комбинация гормональных показателей чаще всего ассоциируются с неуравновешенностью, агрессивностью. Такие мужчины в качестве постоянного партнера могут быть потенциально опасны. Кроме того, женщины в овуляторной фазе безошибочно вычисляли более тревожных и более спокойных мужчин. Т. е. они были способны выявить мужчин, обладающих важными качествами для семейной жизни.

При сравнении с данными по самооценкам мужчин выяснилось, что в категорию предпочитаемых женщинами-экспертами попадали молодые люди с более высоким баллами по шкалам «добросовестный» и «сотрудничество» и низкими баллами по шкале «нейротизм». Именно эти качества можно рассматривать в качестве основополагающих для устойчивого длительного брака.

Результаты нашего эксперимента можно представить в виде следующей схемы (рис. 10.3), где в качестве осей координат представлены векторы нарастания качеств «хорошего отца» — ось Y, и «мачо» — ось X. В нашем исследовании женщины объединяли под понятием «хороший отец» такие мужские характеристики, как надежный, спокойный, нежный, способный к сотрудничеству, добросовестный. Для носителей этого комплекса было типично сочетание высокого уровня тестостерона с низким уровнем кортизола. Понятие «мачо» ассоциировалось у женщин с такими качествами, как доминантность, напористость, открытость опыту. Эти мужчины как раз характеризовались высоким уровнем тестостерона. Ряд признаков, привлекательных, по мнению женщин, оказался общим для обеих моделей: физическая привлекательность, хорошее здоровье, сексуальность, активность, экстравертность. Наконец, нами был выделен комплекс параметров, условно обозначенный как «нежелательный партнер». Сюда вошли признаки: трусость, лень, склонность к риску, агрессивность, тревожность и высокий уровень нейротизма. Эти мужчины характеризовались высоким уровнем кортизола. Запах мужчин, обладавших данным комплексом признаков, расценивался женщинами-экспертами максимально негативно.


Рис. 10.3. Схема комплексов сопряженных признаков, выделенных на основе женских оценок образцов запаха пота мужчин Ось X — вектор нарастания качеств «мачо». Ось Y — вектор нарастания качеств «хороший отец»

Представляется неслучайным, что в область перекрывания положительных признаков по осям «хороший отец» и «мачо» попали качества, ценимые при выборе постоянного партнера в традиционных обществах, связанные с низким уровнем нейротизма, активностью, хорошим здоровьем, умением постоять за себя и защитить свою семью. Именно качества мужчины-добытчика, лучшего охотника и защитника, наряду с уравновешенностью и спокойным нравом, более всего ценили также и женщины хадза (охотники-собиратели) и датога (скотоводы) Танзании.

Итак, ольфакторные метки позволяют идентифицировать мужчин, способных не только передавать «хорошие гены», но и отличающихся силой, выносливостью, ведущих себя уравновешенно, способных завоевать популярность в группе и склонных к сотрудничеству, равно как и мужчин, характеризующихся высокими показателями добросовестности (индикатор надежности партнера). Запах служит индикатором целого набора характеристик мужчины, и эти характеристики идентифицируются сходным образом разными женщинами. Это указывает на универсальность критериев избирательности постоянного партнера.

<<< Назад
Вперед >>>

Генерация: 2.248. Запросов К БД/Cache: 3 / 0
Вверх Вниз