Книга: Мы — это наш мозг. От матки до Альцгеймера

XIV.1 Префронтальная кора: инициативность, планирование, речь, личность и моральное поведение

<<< Назад
Вперед >>>

XIV.1 Префронтальная кора: инициативность, планирование, речь, личность и моральное поведение

Функции префронтальной коры выявляются в первую очередь вследствие повреждений и болезненных процессов.

Функции передней части головного мозга человека, префронтальной коры (PFC, рис. 14), как и многих других структур мозга, часто выяснялись после несчастного случая, операции или болезни мозга. В 1848 году в США при строительстве железной дороги железный стержень пронзил префронтальную кору (PFC) десятника Финееса Гейджа. Железным стержнем он заталкивал динамит в отверстие, просверленное в скале, чтобы произвести взрыв. Динамит, до того как в отверстие был засыпан песок, из-за случайной искры взорвался, и длинный железный стержень пробил Гейджу голову. Несмотря на то что на землю вытекло с полчашки мозговой ткани, Гейдж остался в живых и даже не потерял сознания. Но после операции у него стали проявляться резкие изменения личности. Он стал грубым и взбалмошным, безразличным к условностям, задиристым, утратил всякое чувство ответственности и был уволен: «Гейдж уже больше не Гейдж», — потому что именно PFC обеспечивает социально ориентированное поведение личности.

Другая функция лобных долей стала известна вскоре после упомянутого происшествия. В 1861 году Поль Брока в Париже производил вскрытие умершего, которого в больнице называли Тан, потому что «тан» было единственным словом, которое он был в состоянии выговорить. Нарушение речи было вызвано повреждением левой лобной доли (рис. 7). С тех пор центр членораздельной речи получил название зоны Брока. Повреждение ее при инсульте приводит к афазии, нарушению речи. Зона Брока играет важную роль в построении грамматически правильных предложений.

Спустя 100 лет после несчастного случая с Гейджем, в период триумфа психохирургии, начали целенаправленно разрушать переднюю часть головного мозга посредством операции под названием лоботомия (лейкотомия). Неверно интерпретированные опыты на животных привели к тому, что эту операцию проводили прежде всего на больных шизофренией, а также при крайне агрессивном поведении пациентов. В фильме «One Flew Over the Cuckoo’s Nest»[92] убедительно показано, как пациента, неудобного бунтаря, с помощью лоботомии превращают в пассивного зомби, который в состоянии только тупо смотреть перед собой, неподвижно сидя на стуле. Такой пациент, конечно, гораздо удобнее для обслуживающего персонала больницы. И это был важный аргумент в пользу применения лоботомии. Воздействие операции на подавление инициативы очевидно, однако сомнение в эффективности лоботомии как средстве против агрессивного поведения иллюстрируется анекдотом, что ее изобретатель. нобелевский лауреат Антонио Эгас Монис, подвергся нападению прооперированного им шизофреника и был ранен им выстрелом в спину, в результате чего последние годы жизни провел в инвалидной коляске. Был ли преступник действительно прооперирован Монисом, из статей, затрагивающих эту тему, впрочем, не ясно. К 1951 году в США произвели 18 608 операций лоботомии. Ей были подвергнуты в основном больные шизофренией. Популярность лоботомии в значительной мере обязана кипучей энергии Уолтера Джексона Фримена, получившего прозвище Jack the Brainslasher[93], проводившего такие операции в том числе и амбулаторно. После обезболивания электрошоком он с помощью молоточка пробивал хирургическим инструментом кость глазной впадины и затем разрушал связь префронтальной коры с другими областями головного мозга. В то время не имели никакого представления о том, как лоботомия сказывается на пациенте. Папа Пий XII не был против лоботомии, лишь бы только «сохранялась свободная воля, далее если будет причинен ущерб личности пациента», а другой высокопоставленный представитель Католической церкви добавил, что «если душа способна пережить смерть, то переживет и лоботомию». Позднее операция по праву получила название «частичной эвтаназии», поскольку личность утрачивала характерные черты и о проявлении инициативы и речи быть не могло. Проведение операций было прекращено не по этическим соображениям; благодаря появлению новых лекарственных средств, психофармакотерапии, примерно к 1951 году она стала ненужной. Ущерб, нанесенный лоботомией профессиональной деятельности и личной жизни людей, подвергшихся этой операции, никогда не был обстоятельно документирован, но во всяком случае стало ясно, сколь решающее влияние имеет передняя часть головного мозга на выражение характерных черт личности и способность к инициативе.

Уильям X. Келвин в своей книге «The River That Runs Uphill»[94] приводит историю, проясняющую значение лобных долей для способности человека планировать свои действия. «У знаменитого нейрохирурга Уайлдера Грейвза Пенфилда, жившего в Монреале, была сестра, столь преданная искусству кулинарии, что часами простаивала на кухне, чтобы приготовить обед из пяти блюд для собиравшегося за столом общества, и никогда не упускала ни одной из самых мельчайших деталей. К моменту, когда следовало подать очередное блюдо, никогда не случалось такого, чтобы оно перестояло на плите или остыло. Для всего этого требовалось умение выработать точный по времени план. И вот сестра Пенфилда стала замечать, что теряет эту способность. На протяжении нескольких лет, когда по случаю праздников ей нужно было готовить для всего семейства, ей никак не удавалось устраивать трапезы с былой пунктуальностью. Обычные обеды она готовила так же, как раньше Большинство врачей не обратили бы внимания на подобные мелочи. Но клинический нюх Пенфилда подсказал ему, что причиной может быть опухоль в области лобных долей. Так оно и было. Он прооперировал сестру, ее здоровье восстановилось». Однако после удаления значительной части правой лобной доли и опухолевой ткани трудности с планированием не исчезли. Спустя 15 месяцев после операции сестра готовила обед для гостя и четырех членов семьи. Правильно организовать обед она оказалась не в силах из-за невозможности проявить инициативу и сделать правильный выбор, типичных функций префронтальной коры нашего мозга.

Префронтальная кора (PFC) ответственна также за поведение. В префронтальной коре возникают сильные повреждения при болезни Пика и других видах лобной деменции. При этом извилины лобных долей сморщиваются, и мозг напоминает грецкий орех (рис. 29). В начальной стадии болезни Пика нарушения памяти не столь заметны, как нарушения поведения, которые лишь через много лет сопровождаются полной деменцией (см. XIX.1). Так, у одного профессора нарушение поведения вследствие болезни Пика выразилось в том, что он утратил чувство приличия и в салоне стал мочиться на фортепьяно. Поразительно, что на протяжении ряда лет у подавляющего большинства умерших пациентов с диагнозом «болезнь Пика» при вскрытии в Нидерландском банке мозга и исследованиях под микроскопом не были обнаружены типичные шарообразные включения в клетках мозга, так называемые тельца Пика. Последние 10 лет показали, что у некоторых из этих пациентов, страдавших также нарушениями движения, свойственными болезни Паркинсона, была «фронтотемпоральная (лобно-височная) деменция вследствие мутации т-гена хромосомы 17». На ранней стадии болезни у них также проявлялись такие отклонения, как нарушение социального поведения, гипер- или гипосексуальность, алкоголизм, агрессивность, депрессия и симптомы шизофрении. Исследования постоянно открывают всё новые формы деменции.

Так несчастные случаи или случайности, повреждения мозга и болезненные процессы шаг за шагом проливают свет на то, как функционирует префронтальная кора, передняя часть головного мозга.

<<< Назад
Вперед >>>

Генерация: 1.189. Запросов К БД/Cache: 3 / 1
Вверх Вниз