Книга: Занимательная ихтиология

Домашние рыбы

<<< Назад
Вперед >>>

Домашние рыбы


Домашние животные — лошади, коровы, собаки, куры — хорошо известны всем. А вот с домашними рыбами мало кто знаком близко. Между тем человек приручил рыб тоже очень и очень давно. В Китае и Египте их разводили за две тысячи лет до нашей эры.

Первой домашней рыбой считают «водяную свинью», так рыбоводы за всеядность и способность быстро откармливаться прозвали карпа. Это одна из самых выгодных и неприхотливых рыб. Не случайно слово «карп» по-гречески означает «урожай».

Карп — искусственно выведенная рыба. Его ближайшим предком был сазан, живший в реках и озерах на юге Азии и Европы еще в межледниковый период.

Родина карпа, очевидно, Китай. О нем упоминается в китайских трактатах по сельскому хозяйству, относящихся к V веку до нашей эры. Позже карповодство в Китае прекратилось по следующей курьезной причине. Ли-Ши-Мин, один из древних правителей страны, запретил разводить и ловить карпов потому, что китайский иероглиф «Ли» был однозначен слову «карп», а это, по мнению правителя, унижало его достоинство.

В России карпы появились в XV столетии на Украине. При Борисе Годунове их стали разводить в Царицынских прудах, под Москвой, а при Петре I они были завезены в Пресненские пруды, теперь пруды Московского зоопарка, и в Петергоф. В последующие годы карпов разводили во многих поместьях, но ведение рыбного хозяйства было очень несовершенным, и с гектара пруда получали очень мало рыбы.

Карповодство стало развиваться у нас с началом коллективизации сельского хозяйства и в настоящее время является наиболее передовым в Европе.

В среднем с гектара площади прудов в 1964 году было получено более 7 центнеров рыбы, а отдельные хозяйства дают по 50 центнеров рыбы с гектара. Карп неприхотлив, и выращивать его можно в очень небольшом пруду. Писатель А. А. Фадеев у своей дачи под Москвой выкопал пруд площадью около 80 квадратных метров и глубиной в 1 метр. Каждый год весною он сажал в пруд около 200 штук годовалых карпиков и карасей. Их кормили жмыхами и различными кухонными отходами, и к осени карпы вырастали в столовых рыб, до 400–500 граммов каждая.

В рыбоводных хозяйствах карпов разводят и выращивают в специальных прудах. В одном карпы мечут икру, в другом растут мальки, в третьем рыбы зимуют и т. д.

Если в пруду недостаточно личинок, рачков, ракушек, вкусных корешков, то «водяных поросят» кормят жмыхами, рыбной мукой, тертыми овощами. К осени второго года они вырастают до 500–700 граммов и хороши в ухе и на сковородке. Содержание карпов не так уж дорого: килограмм выведенной в пруде рыбы обходится в два раза дешевле говядины.

Выгодно разведение карпов на рисовых полях. Толщина водяного слоя на этих полях постоянно поддерживается на уровне 15–20 сантиметров, и этого вполне достаточно для выращивания карпов. За 90 дней, пока созревает рис, они достигают промысловых размеров. Карпы полезны и для самого риса: они поедают вредителей, семена сорняков, разрыхляют почву.

Существует много разновидностей, или пород, карпа. Раньше их различали по чешуйчатому покрову: голый, зеркальный, чешуйчатый. Голый и зеркальный любят тепло, и их выращивают в южных районах. Чешуйчатого разводят в центральных областях. Сейчас выведено много новых, быстрорастущих пород: курский, рамчатый и другие. Для разведения в северных районах получены зимостойкие гибриды карпа с амурским сазаном.

Максимальный вес карпа меньше, чем сазана, но иногда встречаются экземпляры весом до 10–12 килограммов.

Карася почему-то считают сорной рыбой. Это не совсем справедливо. В Зауральских озерах встречаются «карасики» весом в четыре, а то и в пять килограммов. Чем не сазаны?! Почти такие же попадаются в степных озерах Сибири и на Дальнем Востоке. Правда, в маленьких прудах, где не хватает корма и карасей «набито, как сельдей в бочке», они перерождаются в карликов. Но и здесь есть выход. Стоит пустить весною в пруд несколько щучек, и они разрядят карасиное население, к осени в пруду уже появятся караси в ладонь и больше.

Караси бывают двух видов — золотой и серебряный. Золотой — широкий, о нем говорят: «Что в длину, то и поперек». Серебряный уже, но бывает крупнее золотого и больше ценится как домашняя рыба.

Рыбоводы уважают карася за покладистый характер. Он может жить в мутной, не проточной воде, почти совсем лишенной кислорода; не погибает, если вода в пруду промерзает чуть ли не до дна, легко переносит изменения температуры. А небольших, непроточных водоемов в колхозах очень много, в них-то и следует разводить карасей.

Караси великолепно без помощи человека переселяются из одного водоема в другой. Появился новый карьер на месте торфяного болота или просто глубокая канава. Рыбы там и в помине нет. Но проходят два-три года — и там вдруг появляются караси. Как, откуда? Оказывается, по воздуху. Весной поздно вечером на пруд, в котором отметали икру караси, прилетели кормиться утки. Они пощипали корешков, поели семян водных растений, полакомились карасиной икрой, а с утренней зарей улетели на дневку в канаву или в карьер. Икра пристала к утиным лапкам и перышкам и вместе с утками совершила путешествие в новый водоем, а так как нет рыбы, более неприхотливой, чем карась, то она легко акклиматизируется в самом плохоньком водоеме.

У серебряного карася есть и еще одна интересная особенность. Самцов у них очень мало, а в некоторых водоемах они и вообще отсутствуют. И серебряные карасихи нерестятся совместно с карпами, линями, золотыми карасями. Но из их икринок выклевываются только самки серебряного карася и гибридов не образуется.


1 — карась; 2 — сазан; 3 — карп; 4 — толстолобик; 5 — форель; 6 — белый амур.

Интересна для рыбоводов красавица холодных и прозрачных вод — форель. Это рыба «приятная во всех отношениях». Мясо ее нежно и вкусно, а рыболов-спортсмен готов продать за форель душу. Она капризна в выборе насадки, осторожна, а попавшись на крючок, то стремительно бросается в ближайшее укрытие, то вылетает из воды «свечкой». Казалось бы, такую строптивую рыбу не легко приручить. На деле же оказалось, что форель как домашняя рыба очень покладиста.

В морях, озерах, реках и ручьях обитает много самых разных форелей. Одна из самых крупных — морская форель кумжа. Вес ее достигает 15 килограммов. У нас она обычна в Балтийском море и в Северном Ледовитом океане от западной границы до реки Печоры. Кумжа постоянно живет в море и в реки заходит только метать икру.

Озерная форель тоже не маленькая рыбка. В Ладожском и Онежском озерах встречаются форели весом до 9–10 килограммов. Большинство озерных форелей, так же как и кумжа, ведут проходной образ жизни, но есть среди них и исключения.

В Армении на высоте двух тысяч метров над уровнем моря расположено большое красивое озеро Севан. Его темно-синие воды окаймлены красноватыми скалами Шахдахского хребта. Севан славится не только своей красотой, но и рыбой. Еще в XV веке севанскую форель вывозили во многие восточные страны. В Севане живут четыре формы форелей. И две из них — зимний бахтак и боджак — в реки не уходят, а мечут икру на галечных отмелях в самом озере. Зимний бахтак — гигант среди форелей. Отдельные рыбы весят до 15 килограммов. Боджак же, наоборот, растет медленно и редко достигает веса более 200 граммов.

Во многих речках и ручьях Карелии, Северо-Западной области, в Белоруссии, на Кавказе водится форель-пеструшка. Обычный вес ее 300–400 граммов, и лишь в исключительных случаях попадаются пеструшки весом до 1,5 килограмма. Пеструшка ведет оседлый образ жизни и мечет икру обычно там же, где живет. Но при изменении внешних условий быстро к ним приспосабливается.

Взять хотя бы такой пример: около Австралии расположены Ново-Зеландские острова. Они изолированы от материка, и их животный мир до заселения европейцами был очень беден. Рыб, населяющих Европу, Азию, Америку, в реках Новой Зеландии почти не было. Европейцы завезли сюда много новых животных, в том числе и ручьевую форель. Однако она не стала жить в ручьях, как у себя на родине, а спустилась в реки и из них — в море. Здесь пеструшка нашла обильный корм и вскоре из небольшой рыбки превратилась в крупную морскую форель, достигающую метровой длины.

Наоборот, морская и озерная форель, задержавшись в реке, могут переродиться в ручьевую, а иногда и в особую форму, как это произошло в реке Ижоре под Ленинградом. Здесь кумжа превратилась в оседлую, так называемую гатчинскую форель.

Как видим, форель очень пластична и из нее можно лепить различные формы, отличающиеся друг от друга как по внешнему виду, так и по размерам и по образу жизни.

В России впервые разведением форели в 1855 году занялся В. П. Врасский. Его считают основоположником отечественного рыбоводства. Окончив Дерптский университет, Врасский вернулся на родину, в Новгородскую губернию, и всю свою жизнь посвятил разведению рыб. На речке Пестовке, недалеко от города Валдая, он построил рыбоводный завод, который существует и поныне. Здесь впервые была искусственно разведена форель.

Свои опыты Врасский начал с ручьевой форели, но вскоре выписал из США радужную. В отличие от других сортов форелей она мечет икру не осенью, а весной, неприхотлива, не дичится и охотно поедает искусственные корма. К осени второго года радужная форель достигает столового веса — 100–200 граммов. В правильно организованном хозяйстве на гектаре пруда за лето выращивают до 10 центнеров товарной рыбы. Форель — рыба очень ценная, и форелеводство с каждым годом все шире и шире развивается у нас и в других странах.

Очень выгодны для совместного выращивания дальневосточные рыбы из семейства карповых — амуры и толстолобики. И вот почему. На определенной площади пруда без подкормки можно, скажем, вырастить тонну карпов, или тонну линей, или тонну карасей. Но одновременно на одной и той же площади пруда вырастить три тонны этих рыб не удается. Они едят одну и ту же пищу, и корма на всех будет недостаточно. Восточные же переселенцы не ссорятся друг с другом из-за пищи. Белый амур ест высшие водные растения, черный амур моллюсков, белый толстолобик — водоросли, а пестрый толстолобик мелких рачков, плавающих в толще воды. Это дает возможность, не расходуя лишнего корма, вырастить на гектаре пруда значительно больше рыбы. Кстати, эти рыбы стоят того, чтобы рассказать о них несколько подробнее.

Белый амур живет в Советском Союзе в нижнем и среднем течении рек Амура, в Сунгари и Уссури, в озере Ханко. В Китае, Таиланде он водится в большинстве рек и озер. Это настоящая травоядная рыба. Кроме водных растений, он ест траву, листья деревьев, растущих по берегам рек, и лишь изредка хватает насекомых и земляных червей. Зубы амура подобны ножницам, и ими он может стричь на мелкие кусочки даже такие жесткие водные растения, как тростник и камыш. Растет белый амур очень быстро: в двухлетнем возрасте достигает 2–2,5 килограммов, а взрослые рыбы бывают до 30 килограммов. В прудовых хозяйствах их подкармливают камышом, клевером, сеном. Ест белый амур много и за день съедает столько пищи, сколько весит сам. Белого амура разводят не только как столовую рыбу; он оказался особенно полезным в Средней Азии, где помогает очищать каналы и арыки от водной растительности.

Черный амур обитает почти в тех же местах, где белый. Кроме моллюсков, поедает рачков, насекомых. Зубы у него очень сильные и широкие, специально приспособленные для раздавливания ракушек. Растет еще быстрее белого. В двухлетнем возрасте весит 3–4 килограмма. Наибольший вес — 36 килограммов.

Белого толстолобика много в бассейне Амура. Питается он, в основном, водорослями. Жабры у него — настоящее сито. Именно через них толстолобики отцеживают из воды мельчайшие растительные организмы. Кишечник у белого толстолобика в 15 раз длиннее туловища. Это помогает ему полнее усваивать малопитательную пищу. Белый толстолобик достигает 16 килограммов веса и к концу второго года жизни весит уже 1,5–2 килограмма.

Родина пестрого толстолобика — реки Китая. Питается он главным образом зоопланктоном, который отцеживает из воды жабрами, так же как белый толстолобик водоросли. Растет быстрее белого и достигает 20 килограммов.

В Китае эти рыбы давно стали домашними, их выращивают в озерах, прудах и даже в бамбуковых садках.

В Советском Союзе амуров и толстолобиков разводят сравнительно недавно. Сейчас они завезены во многие рыбные питомники Украины и Средней Азии.

Разводить и выращивать домашних рыб — это только одна из задач ихтиологов. Другая, не менее важная задача — заменить в морях, реках и озерах медленно растущих сорных рыб ценными промысловыми. Разве не заманчиво ловить судаков вместо ершей или сигов вместо плотвы! А такие возможности есть. Рыбье население водоемов сложилось исторически и тысячелетиями не менялось. Ведь рыба не птица и ей трудно попасть из одного водоема в другой.

Первые опыты по переселению рыб, предпринятые в XIX столетии, оказались удачными. Завезенная из США радужная форель хорошо прижилась во многих наших прудах и речках. Сиги нашли свою вторую родину в озерах Урала. Хорошо освоился в них и лещ.

Сейчас проводится большая работа по переселению рыб на новые квартиры. Ведь прежде чем выдать «новоселам» «ордера», нужно досконально выяснить, придется ли им по вкусу новое жилье. Если там окажется слишком тепло или слишком холодно, не хватит кислорода, меню будет непривычным, — рыбы в новом месте не приживутся, и средства, затраченные на их перевозку, пропадут зря. Ведь не ужилась в Аральском море кефаль, завезенная из Черного, байкальский омуль в Ладожском озере, стерлядь — в реке Неман.

Но подобные неудачи единичны. В большинстве случаев переселенцы быстро осваиваются в новых местах и помогают рыбакам выполнять и перевыполнять планы.

Так, например, кефаль, переселенная из Черного в Каспийское море, нашла здесь исключительно благоприятные условия для жизни и намного обогнала в росте своих родственников, оставшихся в Черном море.

Чудской сиг и рипус припеваючи зажили в Уральских озерах. Корм здесь питательный, разнообразный, и переселенцы растут значительно быстрее, чем дома.

Путевку в Сибирь получили судак, лещ, осетровая рыба — шип.

Все мы знаем дальневосточных лососей — кету и горбушу; они хороши и свежие, и соленые, и консервированные. Но вот беда — им стало тесно в дальневосточных реках. И ученые задумали переселить этих рыб в Баренцево море. Здесь им как будто понравилось, и, очевидно, кетовую икру мы скоро будем получать не с Дальнего Востока, а из Мурманска.

В США успешно прошло переселение на новую квартиру морского окуня-роккуса. Средний вес этой рыбы 4–5 килограммов, но попадаются гиганты свыше 50 килограммов. До переселения роккус населял западное побережье Северной Америки от Флориды до залива Св. Лаврентия. В конце прошлого столетия его завезли в район Калифорнии. Здесь он быстро размножился и вскоре стал промысловой рыбой. Роккус — это мечта рыболова-спортсмена, и с 1935 года его разрешено ловить только удочкой.

С каждым годом, по воле советских ихтиологов, все больше и больше рыб получают новую прописку.

Переселение осуществляют путем перевозки икры, личинок, мальков и даже взрослых рыб. К месту назначения новоселы едут в автомобилях, поездах, самолетах. Небольшие количества молоди перевозят и даже пересылают авиапочтой в пакетах из полиэтиленовой пленки. Недавно таким способом в Данию пересылали новорожденных стерлядей. В полиэтиленовый пакет налили два литра воды, поместили в нее тысячу личинок, добавили четыре литра воздуха, один литр кислорода и закупорили. Путь длился 18 часов, и все стерлядки благополучно перенесли воздушное путешествие.

Однако переселение рыб сопряжено подчас с большими трудностями.

Вот как, например, переселяли чира с реки Сынь, притока Оби. Чир — это гигантский сиг, достигающий 10, а иногда 15 килограммов. Такой рыбой заманчиво населить ближайшие к городам водоемы.

С 1952 по 1956 год на реку Сынь за икрой чира было организовано три экспедиции. Но все они оказались неудачными — икра погибла.

В 1959 году очередная экспедиция приехала на Сынь в середине октября. Мороз достигал 20 градусов, и отцеживать икру приходилось в утепленной палатке. Чтобы икра не замерзла, кастрюлю, в которой она находилась, обкладывали грелками.

К концу октября было собрано 2,5 миллиона икринок. Однако вертолет из-за плохой погоды не прилетел. Было решено перевозить икру на оленях. До ближайшего поселка пришлось добираться сутки, и только оттуда икру на специальном самолете отправили в Ленинград. Здесь из нее успешно вывели маленьких сижков, и надо надеяться, что скоро гигантский сиг станет обычным в водоемах Северо-Западной области.

Большое внимание уделяют ученые созданию новых ценных рыб путем гибридизации. Опыты показали, что у гибридного потомства, особенно при направленном воспитании, может появиться ряд очень полезных свойств, отсутствующих у родителей. В этом отношении обнадеживающий результат дают гибриды осетра и стерляди, амурского и европейского сазана, различных видов сигов.

Но особенно интересны гибриды огромной рыбы белуги и сравнительно небольшой стерляди. Белуга быстро растет, но зато мясо ее грубоватое, да и икру она мечет только на двенадцатом, а то и на пятнадцатом году жизни. А обычный промысловый вес стерляди не более двух килограммов, зато мясо ее славится как лучший деликатес, и нерестует она в возрасте пяти-шести лет. И вот в Азовском море рыбакам уже попадаются трехкилограммовые экземпляры белугостерляди, хотя запущены туда они совсем недавно.

Итак, домашняя рыба в недалеком будущем станет так же обычна, как домашняя птица.


<<< Назад
Вперед >>>

Генерация: 1.793. Запросов К БД/Cache: 2 / 0
Вверх Вниз