Книга: По ту сторону поводка [Как понять собаку и стать понятным ей]

Правда о доминантности

<<< Назад
Вперед >>>

Правда о доминантности

Понимание социального статуса особенно важно потому, что неправильная трактовка значения термина «доминантность» приводила и приводит к жестокому обращению с собаками. Множество традиционных подходов в тренировках по послушанию могут быть охарактеризованы фразой: «Делай так, как я тебе сказал, иначе я сделаю тебе больно». В основе этого метода лежит предположение, что собаки должны делать то, что мы им говорим, потому что мы это им велели: в конце концов, мы люди, а они собаки, и конечно, люди имеют более высокий социальный статус, чем собаки. Но этот подход терроризирует многих собак и приводит к тому, что они боятся своих владельцев или становятся защитно-агрессивными, поскольку постоянно чувствуют над собой угрозу атаки.

Несколько лет назад две мои клиентки рассказывали, что их собака, помесь австралийской пастушьей собаки, была непослушна и доминантна. Когда я спросила, почему они думают, что она доминантна, они ответили: «Потому что она не поддается воздействию альфа-броска». Я попросила их это продемонстрировать, чтобы понаблюдать за собакой. Одна из женщин, с виду добрая и любящая, схватила собаку за загривок, потрясла в воздухе и швырнула на спину. Затем, следуя инструкции местного тренера, она встала над замершей от страха собакой и зарычала ей в лицо. Это все произошло так быстро, что я не смогла остановить начавшееся «действо». Могу вообразить, что думала бедная маленькая собака. Я сама была ошеломлена, а ведь это не я подвергалась подобной экзекуции. К счастью, владелицы были рады исключить этот «альфа-бросок» из своего репертуара. Им претило его выполнять, но они чувствовали себя обязанными делать то, что им посоветовали.

Несчастная австралийская пастушья — лишь один пример из миллиона собак, которые ежегодно под видом «тренировки» подвергаются жестокому физическому обращению. Многие люди приравнивают доминантность к агрессии и быстро перенимают использование агрессии для достижения желаемого. Ирония заключается в том, что доминантность на самом деле — это социальный инструмент, предназначенный для уменьшения уровня агрессии, а не для содействия в ее нагнетании. Иерархическая социальная система позволяет индивидам разрешать конфликты, не прибегая к драке. Любой индивид, на самом деле имеющий высокий социальный статус, обладает достаточной властью, чтобы не нуждаться в использовании силы. Можно сказать, что применение силы в действительности отражает отсутствие реальной власти, поскольку в случае, когда индивид располагает настоящей властью, у него не возникает необходимости применять силу. Я могла бы скомандовать вам «сидеть» и «место», указав на стул, и, если бы обладала в ваших глазах достаточно высоким социальным статусом, одни мои эти слова заставили бы вас подчиниться. Если бы мне не хватало связанной со статусом власти, я могла бы угрожать вам пистолетом, или — хуже — тем, что оставлю своих четырех собак на неделю у вас дома. Иными словами, если бы я нашла способ оказать нужное силовое воздействие, я могла бы заставить вас подчиниться, но нуждалась бы в этом только в том случае, если бы не имела достаточной власти с самого начала.

Статус, доминантность и агрессия — совершенно разные вещи, и путаница в этих понятиях не приносит нашим собакам ничего хорошего. Статус — это место или ранг в обществе, тогда как доминантность описывает взаимоотношения среди индивидов, при которых один имеет более высокий статус, нежели другой — в определенном контексте. Агрессия не обязательно является компонентом доминантности. Агрессия, как она определяется биологами, — это действие, целью которого является причинение вреда, тогда как доминантность — это место в иерархии. Кровавый мятеж, во время которого убивают монарха, — это пример человеческой агрессии, тогда как сам по себе факт существования монарха — пример социальной иерархии. Этот монарх или президент, или вожак стаи мог быть избран без насилия, возможно, благодаря родству с прошлыми монархами или на выборах. Таким образом, агрессия и угроза ее применения могут быть использованы для достижения более высокого социального статуса, но зачастую в них нет необходимости.

Моя подруга, тренер собак Бет Миллер, зовет моего Люка «естественный альфа». Люк — спокойный, уверенный в себе пес, который не боится за свое место в мире и, похоже, не чувствует потребности доказывать это. Он приветствует посещающих наш дом собак с дружеской уверенностью: хвост вверх, уши вперед, — истинный Самец Номер Один среди собак на нашей ферме[50]. Между тем у Люка была масса возможностей продемонстрировать агрессию. Он еженедельно работает со мной по случаям агрессии между собаками и пережил несметное число ситуаций, когда другие собаки пытались вовлечь его в опасный конфликт (я не подвергаю его риску физического ранения, не беспокойтесь). Но сам по себе факт того, что Люк — собака с высоким социальным статусом, «доминантный» по отношению к другим собакам, не означает, что он агрессивен. Если собака лает на него и делает выпады, Люк просто отворачивает голову, отклоняя ее напряжение и не оставляя ей энергии, которая могла бы служить опорой для продолжения. Единственное, что бы он не стерпел, так это попытку другого самца взгромоздиться на него (хотя бы частично). Такие попытки имеют отношение к социальному статусу, а не к полу, конечно, если только речь не идет о течной суке. Если собака пытается запрыгнуть на Люка или «облокотиться» на него, Люк издает короткий рык или иногда сопровождает его выпадом в сторону другой собаки, ясно обозначив, что он может постоять за себя и будет это делать в случае посягательств. Собаки принимают эту демонстрацию статуса и уступают ему без сопротивления[51].

<<< Назад
Вперед >>>

Генерация: 0.322. Запросов К БД/Cache: 0 / 0
Вверх Вниз