Книга: Счастливый клевер человечества: Всеобщая история открытий, технологий, конкуренции и богатства

Глобализация: грозит ли нам потеря рабочих мест из-за инноваций

<<< Назад
Вперед >>>

Глобализация: грозит ли нам потеря рабочих мест из-за инноваций

История с бостонским расследованием убедительно доказывает, что скорость обработки информации напрямую определяет вопросы безопасности, а значит, эта сфера все более зависит от инноваций в области аппаратного обеспечения. Элементной базой, обеспечившей ключевые инновации в этой сфере, стал транзистор. По закону Мура[495] стоимость транзистора падает вдвое каждые два года. Соответственно, если в 1968 г. один транзистор стоил доллар, то сейчас он стоит на 10 порядков меньше! Количество транзисторов в чипе[496] возросло с одного до 25 млрд[497]. С того момента, как военные и правительство США объединили компьютеры в системы, ставшие прообразом Всемирной паутины (WWW), мы стали полностью зависимыми от компьютеров и цифровых технологий.

Всезнающая статистика отмечает, что если в 1989 г. только 15 % семей в США имели компьютеры, то к 2000 г. этот показатель составлял уже 51 %. В 2008 г. численность населения, которое пользуется сетью Интернет, перевалила за миллиард, а число пользователей мобильных телефонов[498] превысило 3 млрд человек.

Применение компьютерных программ носит повсеместный характер, и компания может поручить выполнение компьютерных работ исполнителю, находящемуся в любой точке мира, а по завершении мгновенно получить готовую работу у себя в офисе. Производство стало быстрым, гибким и мобильным, не требуя при этом непосредственного присутствия рабочей силы. В экономике появился новой процесс, называемый «аутсорсинг». Он сочетается с сокращением размеров фирмы. Начинается процесс обычно с того, что компания увольняет рабочих в стране с высокими издержками на персонал и создает производство в развивающейся стране с низкими издержками.

В США, где наиболее широко практикуются сокращения и аутсорсинг, инновационная экономика до последнего времени была способной еще и поддерживать стабильную тенденцию снижения уровня безработицы. Правда, не без издержек, о которых пойдет речь в следующей главе.

Не менее существенно меняет наш мир широкое распространение онлайн-торговли. Особенно заметны успехи в этой области у Китая. В 2012 г. там общий объем онлайн-торговли достиг 3,1 трлн юаней (около $440 млрд), увеличившись на 43 % по сравнению с 2007 г.

Значит ли это, что информационная революция становится панацеей от давних болезней человечества? Ведь с ее помощью можно быстро поймать террористов, увеличить прибыль и финансовую устойчивость компаний. Кажется, что секрет, где и как найти счастливый клевер, будет даже не раскрыт, а просто вычислен. Однако, как и все в нашем мире, такая революция имеет обратную сторону. Информационная революция не только удивительно быстро создает стоимость, но и способна с не меньшей скоростью ее уничтожать. Примеров тому достаточно.

С 2000 по 2010 г. продажи цифровой музыки в мире выросли в 1000 раз и достигли $5 млрд. За этот же период глобальные продажи музыкальных композиций на физических носителях сократились в 2,5 раза – до $10 млрд в год. Таким образом, совокупные продажи музыки на всех носителях за первое десятилетие XXI в. сократились на $10 млрд, или на 40 %, – с $25 до 15 млрд. Грубо говоря, на каждый доллар стоимости, созданной в результате информационной революции, приходится три доллара стоимости, уничтоженной на физических носителях.

Похожая участь постигла и мировую издательскую индустрию. В 2000 г. в США в газетных издательствах работали 425 000 человек, а в сфере интернет-порталов только 40 000. Общее количество составляло 465 000 рабочих мест, и заняты они были профессионалами с высоким уровнем квалификации. Поэтому оплачивались эти работники очень неплохо. Но к 2009 г. в газетных издательствах США осталось только 150 000 сотрудников. Занятость упала почти в три раза! Количество сотрудников интернет-порталов выросло, но только в два раза по сравнению с 2000 г. и составило 85 000 человек. Итого 235 000 человек, т. е. за прошедшее десятилетие в этой отрасли США потеряна почти четверть миллиона рабочих мест. Большинство оставшихся сотрудников имеет более низкую квалификацию, включая сотрудников интернет-порталов.

В настоящее время американский путь повторяет и российская издательская индустрия. Сокращения проходят в издательских домах[499] и в книжной отрасли. Например, рынок бумажных книг в России за три года (с 2008 по 2011 г.) сократился на 17 % – с 75 до 62 млрд рублей. На каждый рубль стоимости, созданной в электронном формате, было уничтожено 119 рублей ценностей в виде обычных бумажных книг.

Речь идет о принципиально новой ситуации, когда новые технологии уничтожают старые отрасли, не создавая при этом адекватной замены для людей. Автомобиль, телевизор, Интернет прошли путь от изобретения до зрелости на массовом рынке за «шумпетеровские сроки» (25–30 лет). Многим интернет-изданиям и социальным сетям[500] уже по 10–15 лет, но все эти годы большинство из них убыточны и производить добавочную стоимость не могут.

Часто дело в отсутствии самой идеи, способной генерировать добавочную стоимость. Некоей имитации инновации. Как же такие бизнесы, которые годами не приносят прибыль, находят финансирование? Почему «быстрые» компании, пришедшие на смену «большим», не всегда успешны?

Еще несколько лет назад более 90 % компаний-брокеров на ведущих фондовых рынках активно управляли пакетами акций, были заняты поисками точек роста, уникальных историй успеха, недооцененных бумаг, молодых и перспективных компаний с идеями. Лишь 10 % приходилось на «индексные» компании, которые просто покупали акции по «индексу». Сегодня в мире все наоборот: 90 % денег идет в индексные фонды и лишь 10 % – в активном управлении у профессионалов. Более 90 % всех торгов на фондовом рынке выполняется торговыми роботами[501], которым нет дела до инвестиционных характеристик компаний, их бизнес-идей и корпоративной культуры. Даже такие важные показатели, как отношение капитализации к прибыли, размер выплаты дивидендов, – это безликие переменные для использующих их компьютерных программ. Получается, что информационные технологии только усилили проблемные точки, которые обычно приводили к надуванию финансовых пузырей и полноценному кризису всей системы.

Получается, что, согласно Томасу Фридману, инновационные и «быстрые» сожрут «больших», а остальные останутся голодными? Так ли это? Об этом речь в следующей главе.


Глобализация стала означать «всеобщность» или «всемирность» экономики, а значит, согласно закону о неравномерности развития сложных систем, в мире неравномерно происходит накопление богатства. Америка во времена президентства Никсона сделала важнейший шаг, уведя Китай с орбиты советского влияния. Главной в глобализации окончательно стала финансовая сфера. Возникли огромные по силе и амплитуде потоки и перетоки денежного капитала. Теперь приливы (притоки иностранного капитала) сменяются отливами (в моменты кризисов). На прилив часто существенно влияют курсовые отношения валюты страны к базовым валютам.

Для генерации роста в эпоху глобальной «информационной» экономики понадобился всемирный экономический двигатель. В ходе последнего полувека нашей истории таким двигателем стал «финансовый диполь» Чайнамерика. Китай производит, а США потребляют, заимствуя все больше за счет государственного долга, что в кризисные времена помогает справляться с кризисом. Но Китай все эти годы наращивает экономическую мощь и валютные запасы. В начале прошлого века (в период между двумя мировыми войнами) на месте Китая были США как крупнейший мировой производитель и кредитор, а на месте США была Великобритания.

Сегодня богатство стремительно перетекает в сторону азиатских стран, где численно стремительно растет «новый средний» класс, который буквально в два-три ближайших десятилетия превзойдет «старый средний» класс Запада. А значит, Восток снова получит в свои руки счастливый клевер. Сможет ли Восток на этот раз дать ему расцвести? Ведь «право есть привилегия».

Может ли что-то помешать этой тенденции? Для этого западным компаниям придется быть очень «быстрыми», поскольку они уже не будут достаточно «большими» по сравнению с азиатскими компаниями. Право на долю в мировом богатстве придется вновь заслуживать. Только «живые и быстрые» компании могут обеспечить перспективный экономический рост. Текущие тенденции и законы, включая последнюю интерпретацию закона Мура, говорят о том, что вряд ли это будут лидеры текущей «информационной» волны. На смену сегодняшним лидерам должны прийти другие.

<<< Назад
Вперед >>>

Генерация: 4.997. Запросов К БД/Cache: 3 / 1
Вверх Вниз