Книга: Море и цивилизация. Мировая история в свете развития мореходства

Эллинистическое Средиземноморье

<<< Назад
Вперед >>>

Эллинистическое Средиземноморье

Победа Фив над Спартой в 371 году до н. э. ознаменовала собой смещение центра политической власти от южной части Греции к северной. Через двенадцать лет в Македонии воцарился Филипп II, народ которого тогдашние греки считали варварами; в 357 году до н. э. он захватил порт Амфиполь, тем самым вступив в десятилетнюю войну с Афинами. Захватив Византий и победив Афины и Фивы, Филипп основал Коринфский союз и обязал Грецию воевать с Персией, однако был убит раньше, чем успел начать войну. В 337 году до н. э. его наследником стал юный Александр Македонский, который за десять лет военных кампаний распространил греческую военную мощь и греческую культуру на огромные пространства Юго-Западной Азии вплоть до Инда. Стратегия Александра свидетельствует об отличном знании возможностей и изъянов морской военной силы. При троекратном численном перевесе персидского флота над македонским Александр сумел захватить порты Ионии, чтобы персы не могли выходить в Эгейское море и угрожать ему с тыла ни в Греции, ни в Азии. В точности по своему толкованию знамения, предвещавшего ему «победить корабли[237] с суши», он захватил Милет со стороны берега, в то время как гавань была заблокирована 160 кораблями противника. Двинувшись на восток, Александр разбил Дария в битве при Иссе и отправился на юг к Египту, по пути затратив полгода на осаду Тира. Египет почти не сопротивлялся, и после того как в Мемфисе Александр был провозглашен фараоном, он поплыл по западному притоку Нила и «вышел на берег там,[238] где теперь стоит город Александрия, названный в его честь. Он счел, что место превосходно подходит для основания города и тот будет процветать».

Основание Александрии[239] — самое удачное и долговечное из достижений Александра. Город, построенный по плану архитектора Дейнократа, располагался в бухте, отгороженной островом Фарос, с которым город соединялся рукотворной дамбой, образующей вторую гавань. К востоку находилась Большая гавань с защищенным причалом — Portus Magnus римских времен, главный порт для иноземной торговли. К западу располагался более просторный, но более уязвимый Эвност (буквально «добрый урожай», также имя божества зерновых мельниц) — гавань для вывоза египетских товаров и особенно зерна, сообщавшаяся с Александрией посредством канала, который брал начало из озера Мареотида на юге. Остров Фарос впоследствии дал название 140-метровому маяку, созданному по проекту архитектора Сострата. Маяк, по сведениям, был виден с расстояния в тридцать пять миль и считался одним из чудес света. Александрия была не только крупнейшим портом, но и столицей Египта, и центром образования, в ней находилась крупнейшая библиотека античного мира. После завоевания Египта Римом в 31 году до н. э. город продолжал процветать за счет финансируемой государством торговли зерном, которая продолжалась до VII века н. э. Не все древние постройки сохранились до наших дней, однако Александрия остается крупнейшим средиземноморским портом и живым памятником гению Александра и его пониманию стратегических преимуществ морского дела.

Последующие кампании Македонии в Месопотамии и Персии были сухопутными, и лишь на берегах Инда Александр принялся строить флот для переправки армии к Индийскому океану. Он разделил войска: часть отправилась в Персидский залив, а меньшую часть он повел наземным путем в Месопотамию. Александр умер в Вавилоне в 323 году до н. э., тридцати двух лет от роду. Наследника он не назначил; до начала III века главные центры власти, которыми управляли его полководцы или их потомки, оставались в более или менее стабильном состоянии. Главным из таких владений был Египет, которым с 304 до 30 года до н. э. правили Птолемеи, Месопотамия и Персия под властью Селевкидов (301–64 гг. до н. э.), а также Малая Азия и Левант под властью Антигонидов (279–168 гг. до н. э.).

По некоторым сведениям, перед смертью Александр обдумывал средиземноморскую кампанию против Карфагена. При всем понимании стратегической роли моря непосредственный опыт морских битв у него был невелик, и поэтому сложно представить себе, чем кончилось бы такое серьезное военно-морское соперничество. Через год после смерти Александра македонский флот пресек попытку Афин свергнуть македонское господство на Аморгосе — одном из Кикладских островов, и эта битва возвестила конец афинского владычества с той же неотвратимостью, с какой битва при Саламине была знаком его начала 250 годами раньше. Однако Александр встретил бы серьезное сопротивление не только от Карфагена, который тогда находился на пике могущества и влияния, но и от греков Великой Греции и Сицилии. Последние не играли ощутимой роли в персидских войнах предыдущего столетия, и их отсутствие было слишком заметным для Афин и их союзников. В то самое время, когда Фемистокл отстаивал необходимость создания афинского флота в двести кораблей, тиран Гелон,[240] правивший сицилийским городом-государством Сиракузы, таким флотом уже располагал. И когда материковая Греция прислала послов с просьбой о помощи, он согласился — но с условием, что ему будет доверено командование всеми военными силами греков. Возможно, он поставил такое невыполнимое условие в уверенности, что ему откажут: тогда у него появился бы благовидный предлог остаться в стороне и сосредоточиться на угрозе со стороны Карфагена, пытавшегося укрепить свое влияние на Сицилии.

После захвата Ассирией Финикии в VII веке до н. э. карфагеняне оказались предоставлены сами себе. Разгромив в 535 году до н. э. флот греческой колонии Массилия (Марсель) в битве при Алалии, недалеко от Корсики, карфагеняне и их этрусские союзники успешно закрыли Западное Средиземноморье для греческих судов. Этруски, с конца IX века до н. э. остававшиеся основными хозяевами в Центральной Италии, к временам Алалии достигли наивысшего расцвета власти. Этрусские территории простирались по всему полуострову от Тирренского моря (названного так по греческому названию этрусков) до Адриатики (названной по этрусскому городу Адрия). Многочисленные уменьшенные копии судов, рельефные изображения, фрески и сами корабли свидетельствуют о связи этрусков с морем, о том же говорит расположение городов неподалеку от берега, а также следы финикийского, греческого и карфагенского влияния на этрусскую культуру и указания на присутствие этрусков на Сардинии, Корсике и других западных островах. Этрусские корабелы первыми стали делать двухмачтовые суда — самый ранний образец, датируемый 450-ми годами до н. э., можно видеть на стенной росписи «гробницы корабля»[241] в Тарквинии, недалеко от Тирренского побережья к северу от Чивитавеккьи. На этих судах тоже делались тараны,[242] и древнейшее письменное (а не изобразительное) упоминание тарана встречается в рассказе Геродота о битве при Алалии.

В V веке до н. э. в Италии и на Сицилии произошли значительные перемены. Самая заметная из них — угасание власти этрусков: в 510 году до н. э. они впервые потерпели поражение от римлян, а в 474 году до н. э., когда этрусков еще считали «властителями моря»,[243] в морской битве при Кумах их победил кумско-сиракузский флот. Еще прежде этого сиракузцы под предводительством Гелона начали активную экспансию. Когда другие сицилийские города обратились за помощью к Карфагену, тот отправил двести кораблей и две тысячи моряков, пехоты и конницы из Северной Африки, Иберии, Италии, Сардинии и Корсики «под командованием Гамилькара…[244] царя Карфагена».[245] В 480 году до н. э. — в том же году, когда Ксеркс напал на Грецию, — Гамилькар отплыл к Сицилии, где у реки Гимера потерпел поражение от Гелона. Однако, несмотря на упорную враждебность Сиракуз, Карфаген продолжал экспансию по отношению к Сицилии, особенно при тиране Дионисии I, который оставался у власти с 405 по 367 г. до н. э. и был одним из наиболее честолюбивых, многогранных и долговременных правителей Древней Сицилии. Ему удалось остановить карфагенское завоевание Сицилии и распространить свою власть на значительную часть Южной Италии.

<<< Назад
Вперед >>>

Генерация: 1.102. Запросов К БД/Cache: 3 / 0
Вверх Вниз