Книга: Извечные тайны неба

Работать сообща

<<< Назад
Вперед >>>

Работать сообща

Глубокой аналогией проблемы исследования и освоения Луны служит проблема исследования и освоения бескрайних скованных льдами просторов Антарктиды. После ее открытия выдающимися русскими мореплавателями Ф. Ф. Беллинсгаузеном и М. П. Лазаревым во время кругосветной экспедиции 1819-1821 гг. Антарктический материк долгое время оставался ареной лишь единичных героических экспедиций с целью достижения Южного полюса Земли. В дальнейшем период деятельности отдельных путешественников-первопроходцев сменился этапом планомерного и целеустремленного исследования различных участков Антарктического материка учеными разных стран. Было выяснено большое значение антарктических условий для формирования многих глобальных процессов в атмосфере и гидросфере Земли, понята необходимость изучения Антарктиды для выработки надежных научных представлений о характере эволюции поверхности Земли. Следующим этапом в изучении Антарктиды стало заключение соответствующих международных правовых соглашений о ее статусе и широкое сотрудничество ученых разных стран.

В изучении Луны, как и в изучении Антарктиды, недостаточно ограничиться данными, собранными в нескольких разрозненных точках ее поверхности. Чтобы лучше уяснить это важное обстоятельство, попытаемся представить себе, смогли бы составить ясное представление о Земле воображаемые внеземные исследователи на основании лишь нескольких коротких визитов на поверхность нашей планеты. Разве можно было бы судить об условиях сибирской тайги, побывав лишь в африканской саванне, или экстраполировать условия Антарктики на сельву долины Амазонки? Конечно, условия на поверхности Луны гораздо более однородны, нежели на Земле, но это не только не облегчает, а, напротив, значительно осложняет задачу исследователя.

Ранжировка актуальных научных проблем, оптимальный выбор методов и средств их решения – все это требует серьезных скоординированных международных усилий. Международное сотрудничество в наиболее полном виде предполагало бы формирование всемирной организации по лунной базе, несущей полноту ответственности за ее развертывание и эксплуатацию. Такой организации понадобился бы собственный бюджет, который складывался бы из взносов стран-участниц, а также понадобилось бы право взаимодействия с национальными космическими агентствами всех стран – даже не только тех, которые вступят в эту организацию. Хотя такой подход обеспечивает наибольшую эффективность в распределении средств и в снижении взаимной враждебности, он не является ни скорейшим, ни наиболее дешевым путем развития лунных исследований. А если иметь в виду все еще царящую в мире всеобщую подозрительность, то такой подход в обозримом будущем и вовсе вряд ли осуществим.

На более низком уровне международного сотрудничества мы имеем в качестве удачного примера упоминавшуюся выше координацию работ между национальными станциями СССР, США и многих других стран в Антарктике. Исследовательские цели разных стран на этом континенте являются близкими. Между учеными налажен обмен информацией и оборудованием, взаимные визиты нарушают монотонность будней малых групп исследователей, а в случае непредвиденных обстоятельств зимовщики с разных станций приходят на выручку друг другу. Такой путь сотрудничества как вариант вполне приемлем и для Луны.

В отдаленной перспективе, когда космические полеты станут менее трудоемкими и лунные исследования наберут силу, действительно возможно появление ряда общих баз и поселений нескольких стран, но есть, однако, серьезный вопрос: правильным ли с точки зрения стоимости, преодоления технологических трудностей, затрат времени и соображений безопасности было бы такое начало уже сегодня?

Будем же реалистами. В настоящее время космические программы с длительным участием людей концентрируются на долговременных орбитальных станциях; к их числу относится советская станция «Мир» и задуманная на Западе международная станция «Фридом». Запуски, связанные с осуществлением этих программ, выполняются на жидкостных ракетах. Прогрессивные технологии, включающие, например, самолеты типа «Хотол» или ракеты с электрореактивными двигателями, окажутся доступными лишь в отдаленном будущем. В этой связи мы имеем основания предполагать, что начальные полеты к лунной базе целесообразно осуществлять при помощи жидкостных ракет, включая и созданные сегодня. Такие полеты к Луне в следующем десятилетии могут выполняться так же, как и создание долговременных орбитальных станций, и проще всего планировать их осуществление национальными космическими агентствами как экспедиционные полеты. Пожалуй, впредь до полной победы нового политического мышления и достижения более высокого уровня космического сотрудничества с этого и можно было бы начинать.

Три десятилетия назад все эти планы резонно сочли бы в некоторой мере прожектерством. Но теперь, имея за плечами богатый опыт, мы твердо знаем – это будни космического века. И осуществлять новые планы предстоит идущим в жизнь молодым поколениям ученых.

Производственные отношения людей диалектически связаны с производительными силами. А важным критерием развития производительных сил общества является его энерговооруженность, по которой можно судить, чего же добилось человечество и вся земная наука в целом.

Когда Фарадея, который ставил первые примитивные опыты по электричеству, спросили, зачем нужно электричество, он растерялся и предположил, что оно вероятно, понадобится, чтобы мастерить хорошие детские игрушки. Со временем же электричество стало главным энергетическим ресурсом в руках людей, и всем памятен крылатый ленинский лозунг: «Коммунизм – это есть Советская власть плюс электрификация всей страны».

Нечто подобное имеет место и в космических исследованиях. Мы не всегда еще можем сегодня четко ответить, что именно даст в будущем тот или иной космический эксперимент. Однако в общем виде этот ответ ясен – космические исследования помогают человеку значительно расширить свою власть над окружающей природой.

Космические исследования, помогающие овладевать тайнами Вселенной, должны служить на благо всех людей на Земле. Советский Союз решительно и последовательно выступает против использования космического пространства в милитаристских целях, выступает сторонником объединения усилий ученых всех стран, сторонником мирного сотрудничества в космосе. Эта точка зрения Советского Союза нашла воплощение в тексте подписанного в 1967 г. первого международного Договора о принципах деятельности государств по исследованию и использованию космического пространства, включая Луну и другие небесные тела.

«Государства – участники настоящего договора, воодушевленные великими перспективами, открывающимися перед человечеством в результате проникновения человека в космос, признавая общую заинтересованность всего человечества в прогрессе исследования и использования космического пространства в мирных целях,.. будучи убежденными, что договор о принципах деятельности государств по исследованию и использованию космического пространства, включая Луну и другие небесные тела, будет способствовать осуществлению целей и принципов Устава Организации Объединенных Наций, согласились о нижеследующем:

…Исследование и использование космического пространства, включая Луну и другие небесные тела, осуществляются на благо и в интересах всех стран, независимо от степени их экономического или научного развития, и являются достоянием всего человечества…

… Космическое пространство, включая Луну и другие небесные тела, не подлежит национальному присвоению ни путем провозглашения на них суверенитета, ни путем использования или оккупации, ни любыми другими средствами…

…Государства-участники договора рассматривают космонавтов как посланцев человечества в космос и оказывают им всемерную помощь…»


Договор «О принципах деятельности государств по исследованию и использованию космического пространства, включая Луну и другие небесные тела» был подписан в январе 1967 г. в столицах стран-депозитариев Москве, Вашингтоне и Лондоне. В Белом доме 19 января 1967 г. договор за Советский Союз подписал посол СССР в США А. Ф. Добрынин (на фото сидит в первом ряду слева). Присутствует при подписании Президент США Линдон Джонсон (сидит в первом ряду справа). Подписывает договор государственный секретарь США Дин Раск. В дальнейшем договор был открыт для присоединения к нему других государств

Советские ученые имеют богатый опыт сотрудничества в области космических исследований с учеными братских социалистических стран. 14 октября 1969 г. после двухлетней подготовки с космодрома Капустин Яр под Волгоградом стартовал искусственный спутник Земли «Интеркосмос-1» – первенец программы «Интеркосмос». За последующие полтора десятилетия вышли на околоземные орбиты 22 спутника серии «Интеркосмос», среди которых возвращаемый на Землю космический аппарат «Интеркосмос-6» (ВНР, МНР, ПНР, СРР, СССР и ЧССР; 1972 г.), спутник для изучения спорадического радиоизлучения Солнца «Интеркосмос – Коперник-500» (ПНР и СССР; 1973 г.), спутник для исследования ионосферы и магнитосферы Земли «Интеркосмос – Болгария 1300» (НРБ и СССР; 1981 г.) и другие.

Сотрудничество социалистических стран в космических исследованиях предусматривает не только выполнение совместных научных экспериментов на автоматических аппаратах, но также и полеты на советских космических кораблях космонавтов-исследователей из стран – участниц программы «Интеркосмос». С 1978 по 1981 гг. орбитальные полеты на советских космических кораблях совершили 9 граждан социалистических стран. Вот имена участников этих международных экипажей.

1. Гражданин Чехословацкой Социалистической Республики Владимир Ремек («Союз-28», март 1978 г.).

2. Гражданин Польской Народной Республики Мирослав Гермашевский («Союз-30», июнь – июль 1978 г.).

3. Гражданин Германской Демократической Республики Зигмунд Иен («Союз-31», август – сентябрь 1978 г.).

4. Гражданин Народной Республики Болгарии Георгий Иванов Иванов («Союз-33», апрель 1979 г.).

5. Гражданин Венгерской Народной Республики Берталан Фаркаш («Союз-36», май-июнь 1980 г.).

6. Гражданин Социалистической Республики Вьетнам Фам Туан («Союз-37», июль 1980 г.).

7. Гражданин Республики Куба Арнальдо Тамайо Мендес («Союз-38», сентябрь 1980 г.).

8. Гражданин Монгольской Народной Республики Жугдэр-дэмидийн Гуррагча («Союз-39», март 1981 г.).

9. Гражданин Социалистической Республики Румынии Думитру Прунариу («Союз-40», май 1981 г.).

Важное значение для дела разрядки международной напряженности имел в 1975 г. совместный полет советского космического корабля «Союз-19» (экипаж в составе А. А. Леонова и В. Н. Кубасова) и американского космического корабля «Аполлон» (Т. Стаффорд, Д. Слейтон и В. Бранд). После встречи и стыковки на орбите советские и американские космонавты в течение двух суток посещали друг друга и выполняли ряд заранее намеченных научных и инженерных работ. Ценность этого полета заключалась, в частности, в испытании на практике усовершенствованных, совместимых друг с другом систем управления маневрами и стыковкой космических кораблей, а также систем, обеспечивающих переход космонавтов из одного корабля в другой. При наличии таких систем в будущем космические корабли каждой из стран всегда смогут прийти на выручку находящемуся в опасности кораблю другой страны.

В июне 1982 г. в составе экипажа советского корабля «Союз Т-6» впервые принял участие в космическом полете гражданин Французской Республики Жан-Лу Кретьен, а в апреле 1984 г. на «Союзе Т-11»-гражданин Республики Индии Ракеш Шарма. В составе экипажа посещения корабля «Союз ТМ-2» в июле 1987 г. работал на орбитальной станции «Мир» гражданин Сирийской Арабской Республики Мухаммед Ахмед Фарис.

С 1988 г. полеты иностранных космонавтов на советских космических кораблях заметно участились. В составе экипажа космического корабля «Союз ТМ-5» в июне 1988 г. работал на станции «Мир» второй болгарский космонавт Александр Панайотов Александров – бывший дублер Г. Иванова. Следом за ним. в экипаже «Союза ТМ-6» прибыл на станцию «Мир» гражданин Демократической Республики Афганистан Абдул Ахад Маманд. В ноябре-декабре 1988 г. вторично принял участие в международном космическом полете на «Союзе ТМ-7» французский космонавт Жан-Лу Кретьен.

Как при выполнении пилотируемых полетов, так и в осуществлении экспериментов без участия человека Советский Союз приглашает к сотрудничеству в космических исследованиях специалистов многих стран мира.

С помощью советских ракет-носителей выводились на орбиты искусственные спутники Земли, спроектированные в Индии, благодаря чему эта великая страна Азии уже давно вступила в число космических держав. Лаборатории многих стран мира получили для исследования образцы лунного вещества, автоматически доставленного на Землю советскими станциями серии «Луна». В создании научной аппаратуры станций «Вега» для изучения кометы Галлея совместно с советскими учеными бок о бок трудились специалисты из Австрии, Болгарии, Венгрии, ГДР, Польши, Франции, ФРГ и Чехословакии. Еще больше количество участников программы «Фобос»: Австрия, НРБ, ВНР, ГДР, Ирландия, ПНР, СССР, США, Финляндия, Франция, ФРГ, ЧССР, Швейцария, Швеция, Европейское космическое агентство. Советский Союз призывает к сотрудничеству в Космосе все миролюбивые народы мира.

Значение полетов в межпланетном пространстве не ограничивается «зримыми» результатами научного и инженерного экспериментирования. Успехи космических исследований – показатель технического прогресса. Космические исследования стали одним из важнейших разделов современной науки, неотъемлемой частью бытия человеческого общества. И это бытие во многом определяет сознание современного человечества – оно подчеркивает великую ответственность нашего времени перед грядущими поколениями, оно свидетельствует о неуклонном движении человечества по пути прогресса, вселяет уверенность в торжество разума и труда.

Есть, впрочем, во всякой проблеме «оборотная сторона медали». Выход человечества в Космос и реальная угроза уничтожения космическим оружием всего живого на Земле вновь со всей остротой подчеркнули необходимость, чтобы развитие науки и техники отвечало общечеловеческим ценностям. Эдгар Митчелл, американский астронавт, полтора дня прошагавший по Луне в составе экипажа «Аполлона-14» много лет спустя сделал неожиданное признание: «Мы отправились на Луну повелителями техники, технократами, а вернулись домой гуманистами». Научно-технический прогресс, в том числе, конечно, прогресс космонавтики должен отвечать нравственным, гуманистическим идеалам, служить во благо, а не во зло человечеству. Этика науки – одна из наболевших тем современности. Ибо неконтролируемое, безнравственное использование достижений науки и техники кратчайшим путем ведет к гибели человеческой цивилизации.

<<< Назад
Вперед >>>

Генерация: 0.787. Запросов К БД/Cache: 2 / 0
Вверх Вниз