Книга: Полосатая кошка, пятнистая кошка

Голос тигра

<<< Назад
Вперед >>>

Голос тигра

«Голос тигра слышен очень редко, даже там, где он постоянно бывает; только в период течки самцы издают звуки, похожие на мяуканье кошек, разумеется, более громкое. Во время спаривания при совокуплении самец не бьёт самку лапами, но глухо рычит. Во время драк из-за самки тигры издают рёв, напоминающий рыкание льва, но более глухой, с хрипящими клокочущими звуками. В ясные морозные январские ночи в дремучих кедровниках Лао-Е-Лина часто можно слышать тигровые дуэты и трио; голоса тигров, перекликающихся между собой, резко звучат в чистом горном воздухе, далёкое эхо отражает эти звуки и замирает в глубине таёжных дебрей. Обыкновенно тигр издаёт протяжный жалобный звук, который довольно быстро повторяется и оканчивается тремя или четырьмя короткими звуками. Иногда слышится низкий горловой звук „а-о-ун“ или „э-о-ун“. При нападении на добычу или в ярости он глухо рычит и издаёт звуки, похожие на кашель. Вообще, голос тигра производит сильное впечатление в дикой величественной обстановке первобытного леса, в ночной тишине, невольно возбуждая представление о страшной силе колоссальной кошки», — говорит Н. Байков, человек, охотившийся на тигра не меньше, чем самые знаменитые зверобои Дальнего Востока.


Голос тигра производит на человека магическое впечатление…

Характерный «кашель» недовольного тигра отмечают и все остальные исследователи и дрессировщики. Они же в один голос утверждают, что настоящий рёв этого зверя производит буквально магическое действие на человека.

Зоологи из зоопарка Омахи (США), изучив голосовые возможности и слух разных подвидов тигра, пришли к выводу, что огромные кошки широко используют инфразвуковые частоты. В рёве амурского тигра основная энергия приходится на низкие тоны в диапазоне около 300 Гц с компонентами, лежащими ниже 20 Гц. Такой звук хорошо распространяется и слышен издалека, потому что он лучше проходит через густой подлесок, характерный для мест обитания тигров.

Исследователи даже измерили реакцию тигра на звуки разной частоты, введя электроды в мозг усыплённых амурских, суматранских и бенгальских тигров. Оказалось, что слух хищника наиболее чувствителен к звуковым колебаниям частотой около 500 Гц (у человека — около 1000 Гц).

Некоторые учёные считают, что тигр использует низкочастотные звуки, чтобы отгонять конкурентов со своего охотничьего участка и привлекать брачных партнёров. Во многих источниках мне приходилось читать, что тигр способен подражать голосам различных животных, чаще всего — оленей, для того, чтобы подманивать жертв на расстояние смертоносного броска.

«Самец (изюбрь. — М. К.) шёл впереди. Он чувствовал, что он сильней других самцов, и потому отвечал на каждый брошенный ему вызов. Вдруг Дерсу остановился и стал прислушиваться. Он повернулся назад и замер в неподвижной позе. Оттуда слышался рёв старого быка, но только ноты его голоса были расположены не в том порядке, как обыкновенно у изюбров.

— Гм, тебе понимай, какой это люди? — спросил меня тихо Дерсу. Я ответил, что думаю, что это изюбр, но только старый.

— Это амба, — ответил он мне шёпотом. — Его шибко хитрый. Его постоянно так изюбра обмани. Изюбр теперь понимай нету, какой люди кричи, амба скоро матка поймай есть.

Как бы в подтвержденье его слов, в ответ на рёв тигра изюбр ответил громким голосом. Тотчас ответил и тигр. Он довольно ловко подражал оленю, но только под конец его рёв закончился коротким мурлыканьем.

Тигр приближался и, вероятно, должен был пройти близко от нас. Дерсу казался взволнованным. Сердце моё усиленно забилось. Я поймал себя на том, что чувство страха начало овладевать мной. Вдруг Дерсу принялся кричать:

— А-та-та, та-та-та, та-та-та!..

После этого он выстрелил из ружья в воздух, затем бросился к берёзе, спешно сорвал с неё кору и зажёг спичкой. Ярким пламенем вспыхнула сухая береста, и в то же мгновение вокруг нас сразу стало вдвое темнее. Испуганные выстрелом изюбры шарахнулись в сторону, а затем всё стихло. Дерсу взял палку и накрутил на неё горящую бересту. Через минуту мы шли назад, освещая дорогу факелом. Перейдя реку, мы вышли на тропинку и по ней возвратились на бивак».

В. К. Арсеньев

Один из опытнейших охотников Уссурийского края Владимир А. рассказал мне, как однажды попал в довольно пикантную ситуацию.

«Манил я изюбря под небольшим склоном сопочки. Несколько самцов пооткликалось-пооткликалось на мою вабу, а затем я сосредоточился на одном. Естественно, на том, который не стоял на месте, а пытался сам подойти ко мне. Я ему ревану, он откликнется, ну и так далее. Но тут начало смеркаться, и я сообразил, что если мне и придётся сегодня стрелять, то это произойдёт практически в полной темноте. Ну, не беда, под стволом карабина (а у меня был „Лось-4“, лучший из наших болтовых карабинов), стоял фонарь „Кабан“, а сама винтовка была пристреляна в центр светового снопа. Ну, я ревану, зверь отвечает, но что-то мне непонятно — при подходе я не слышу ни стука рогов о кусты, ни шагов самого зверя. Тут он подаёт мне голос последний раз — я уже не реву, потому что боюсь, что он услышит фальшь, он совсем близко — и прямо впечатление, что ветер от его голоса до меня долетает. Я прикинул, что он стоит прямо на небольшом гребне выше меня, это метров тридцать будет, навёл туда карабин. Включаю фару и практически одновременно выбираю спуск. И вижу — в свете фары вспыхивают глаза — раза в два ниже, чем положено для изюбря, и огромные-преогромные! Сразу понял я, что никакой это не изюбрь, а тигр! А я уже стреляю!

Грохнул я из карабина, но дёрнул стволом вверх — всё, что я мог сделать тогда. Тигр в свете фары на месте развернулся и ходу!

А я остался на всю ночь до рассвета на этом месте, костёр палил. Ведь хрен его знает, попал я по тигру, нет, а может, он вообще обиделся и решил меня на обратном пути приловить. Рассвело, я поглядел — вроде крови на следах нет, значит, не попал я по нему…»

Вот так два охотника друг друга перехитрили…

<<< Назад
Вперед >>>

Генерация: 0.243. Запросов К БД/Cache: 3 / 1
Вверх Вниз