Книга: Антропология пола

10.5. Предпочитаемые параметры тела

<<< Назад
Вперед >>>

10.5. Предпочитаемые параметры тела

Отношение обхвата талии к обхвату бедер

Теперь следует вспомнить, что кроме лиц есть еще и фигуры. Хорошо известно, какой огромной притягательной силой обладают пропорции тела женщины. Над пресловутым «90-60-90» многие посмеиваются, однако этологи показали, что это соотношение возникло не на пустом месте. Эволюционная модель предсказывает, что человек должен отдавать предпочтение признакам, свидетельствующим о здоровье, молодости и фертильности потенциального полового партнера. Как показали исследования Д. Сингха, отношение талии к бедрам, наряду с индексом массы тела и индексом флуктуирующей асимметрии играет роль одного из таких сигналов.

В младшем возрасте у мальчиков и девочек отношение талии к бедрам близко к 1. В старшем школьном возрасте это отношение резко меняется у девушек и становится близким к 0,7. С достижением менопаузы отношение вновь возрастает и переваливает за 0,8. Повышенное отношение талии к бедрам у женщины может свидетельствовать о снижении фертильности в связи с беременностью, менопаузой, полициклическим синдромом яичников или диабетом. Отношение порядка 0,68-0,72 в современном западном обществе воспринимается как наиболее привлекательное. Оно же служит индикатором хорошей физической формы женщины.

Кросс-культурные данные свидетельствуют, что отношение талии к бедрам порядка 0,7 является предпочитаемым как в западных обществах, так и в большинстве традиционных. Исключение, впрочем, могут составлять охотники-собиратели, для которых вес может служить более важным признаком привлекательности, чем узкая талия, поскольку постоянная опасность голода предрасполагает их рассматривать запасы жира на теле как более надежные предсказатели успешной беременности (но об этом мы поговорим чуть позднее).

Тот факт, что в некоторых культурах при оценке привлекательности полового партнера делается более выраженный упор на вес тела, нежели на отношение талии к бедрам, не умаляет важности последнего показателя. По-видимому вес и отношение талии к бедрам представляют собою два независимых предсказателя женской фертильности. Оба они отбирались как сексуальные стимулы в среде эволюционной адаптивности. Отношение талии к бедрам сигнализировало о молодости и здоровье, а вес — о хорошем физическом состоянии и наличии достаточных энергетических ресурсов для вынашивания ребенка.

Анализ размеров тела «Мисс Америка» за более чем 60-летний период с 20-х по 90-е годы XX века, проведенный Д. Сингхом, свидетельствует о наличие выраженной тенденции к идеализации в современном обществе меньших обхватов тела у женщин, однако идеальное отношение талии к бедрам все это время продолжает оставаться практически неизменным (рис. 10.5).

Как видно на графиках, масса тела девушек в процентах от «идеального веса» (вычисленного по специальной формуле, разработанной антропологами с учетом роста человека), неуклонно падала, и к середине 1980-х гг. уже была близка к 90%.

Отношение же талии к бедрам у «Мисс Америка», напротив, оставалось в этот период удивительно стабильным — примерно 0,7. А. Мазур, исследовавший динамику формы и размеров тела «Мисс Америка» за период с 1940 по 1985 гг., также подтвердил, что отношение талии к бедрам за это время практически не изменилось. В 1940 году оно равнялось 0,70, а в 1985 — было около 0,68.


Рис. 10.5. Вес тела и отношение талии к бедрам у Мисс Америка за 60-летний период (дано по Singh, 1993)

Д. Сингх обнаружил также некоторое различие во вкусах читателей «Плейбоя» и экспертов конкурса «Мисс Америка». В первом случае отношение талии к бедрам с годами несколько возросло (от 0,68 до 0,71), тогда как во втором, напротив — уменьшилось (с 0,72 до 0,69). Обхваты груди и бедер в течение всех лет оставались постоянными во времени. И ни в одном случае обхват талии не был равен обхвату груди или бедер. Последнее убедительно доказывает, что в идеальных представлениях XX века женская фигура никогда не виделась цилиндрической.

Возможно, встречающиеся в литературе данные о современных тенденциях западной культуры к идеализации цилиндрической формы женского тела основываются на выраженной тенденции к уменьшению обхватов верхней части тела (особенно размеров груди). Однако обхваты нижней части тела продолжают оставаться стабильными (0,68-0,69). Данные Фарнхема с соавторами показывают, что современные мужчины и женщины считают максимально привлекательной женскую фигуру с небольшой грудью и широкими бедрами, а вовсе не фигуру цилиндрической формы с неразвитой грудью и узкими бедрами.

В 2003 г. С. Ститер и Д. МакБарни доказали, что предпочтения в отношении талии к бедрам носят нелинейный характер. Максимально привлекательными выглядят фигуры с индексом 0,7. Привлекательность женской фигуры падает как с увеличением, так и с уменьшением индекса. Это означает, что слишком широкая талия по отношению к бедрам выглядит в глазах современных мужчин менее сексуально. А вот соотношение гипертрофированно узкой талии и широких бедер часто является гиперсексуальным стимулом. Фигура с более узкой талией в комплексе с более развитыми бедрами однозначно воспринимается как более эротичная. Изображение именно такой фигуры украсило обложку одного из выпусков журнала «Плейбой» (рис. 10.6).

Узкая талия и широкие бедра превозносились как идеал красоты в Европе и Америке на протяжении нескольких столетий. Кринолины и тугие корсеты делали визуальный перепад от талии к бедрам подчеркнуто выраженным. Интересно, что косметическая хирургия уже на заре своего развития в Англии специализировалась на удалении пары нижних ребер. А мода на корсеты сменилась широкими поясами, подчеркивающими талию. Фасоны женской одежды варьируют от культуры к культуре, от эпохи к эпохе, однако всегда, когда предлагается одежда с целью сделать женщину более привлекательной, модельеры подчеркивают тонкую талию.


Рис. 10.6. Дита фон Тиз, фотомодель и актриса

Напротив, там, где культура стремится максимально уйти от формы женского тела (монашеские одеяния или традиционная одежда арабских женщин), фигуры полностью скрывается под просторной одеждой, и линии тела не просматриваются (фото 10.1,10.2). Часто в таких случаях скрываются и другие привлекательные для мужчин особенности женской внешности. Волосы заплетаются в косы и убираются под накидку (в большинстве традиционных европейских культур, в мусульманских культурах) или вовсе сбриваются наголо (многие африканские культуры, фото 10.3).

В период рабовладения, к примеру, одна американская латифундистка приказывала своим рабыням, некоторые из которых были метисками и имели прекрасные волнистые волосы, брить голову наголо, чтобы они выглядели менее привлекательными.

Для мужчин тоже есть идеальное отношение: примерно 0,85-0,95. И в этом случае предпочитаемые женщинами пропорции мужской фигуры вовсе не дань моде, а скорее, дань эволюции. Мужчина с такими пропорциями тела своим видом сигнализирует о хорошем здоровье и репродуктивных качествах.

Отношение талии к бедрам и у женщин, и у мужчин сопряжено с уровнем секреции половых гормонов. Когда девочка взрослеет, в ее организме повышается уровень эстрадиола и прогестерона и, соответственно, увеличивается жироотложение на бедрах и ягодицах. А по мере приближение менопаузы уровень эстрогенов падает, повышается количество тестостеронов. Вследствие этого происходит перераспределение жироотложений на теле: жировая прослойка на бедрах уменьшается, а на животе — увеличивается. Понятно, что такая женщина становится менее привлекательной для мужчин, точно так же, как и мужчина с широкими бедрами — для женщин. У мужчин повышенное жироотложение на бедрах и ягодицах — признак эндокринологического неблагополучия. Такие особенности фигуры наблюдается у мужчин, страдающих раком простаты и проходивших курс лечении эстрогенами.

Из вышесказанного понятно, что большая часть женских уловок, которые призваны вводить мужчин в заблуждение, представляя женщину более красивой, чем на самом деле, противодействуют именно этой хитрости природы. От кринолинов и корсетов до современной техники липосакции — все подобные приемы имитируют привлекательную фигуру, характерную для молодого возраста. Точно так же, как приемы декоративной косметики имитируют яркие пухлые губы и гладкое лицо, характерные для высокого содержания эстрогенов.

Накопленные к настоящему времени данные по традиционным доиндустриальным обществам говорят, однако, что отношение талии к бедрам, столь влекущее мужчин, вовсе не универсально. У охотников-собирателей (хадза Танзании), ручных земледельцев (папуасы Новой Гвинеи) и скотоводов (датога, масаи Танзании) отношение талии к бедрам в среднем достоверно выше, чем в индустриальном обществе. При исследовании предпочтений по отношению талии к бедрам (WHR) в аборигенных обществах оказалось, что наиболее привлекательными для мужчин являются женщины с более высоким индексом (0,8-0,84) по сравнению с европейскими стандартами. Одно из предложенных объяснений состоит в том, что в традиционных обществах мужчины считают более привлекательными женщин с большей массой тела. Дело в том, что высокий индекс отношения талии к бедрам ассоциируется с гормональным профилем, характеризующимся высоким уровнем андрогенов и кортизола (гормон стресса) и достаточно низким уровнем эстрогенов. Хотя подобный гормональный статус существенно снижает алодовитость и здоровье женщины, он обеспечивает успешность в конкурентной борьбе за ресурсы и быстрое реагирование в экстремальных условиях.

Отношение обхвата груди к обхвату талии

До сих пор мы говорили об отношении талии к бедрам. А как обстоит дело со второй частью «магической» пропорции: отношением бюста к талии? Насколько оно стабильно в эпохальном и кросскультурном аспекте? Б. Сильверстен с коллегами проанализировали изменения в стандартах женской фигуры в американской культуре произошедшие с 1901 по 1981 гг. Для этого были взяты фотографии моделей из «Ladies Ноте Journal» и журнала «Vogue». Отношение бюста к талии сильно варьировало в течение XX века. В начале XX века в моде были полные женщины с пышным бюстом. В 20-е годы в моду вошла «девочка-подросток», и самыми красивыми считались худые женщины с плоской грудью. В 40-е годы стандарты красоты вновь претерпели изменения, и вплоть до конца 50-х годов популярными были пышногрудые красавицы, типа Мэрилин Монро. В 60-е годы опять стал популярен тонкий женский силуэт. Идеалом того периода служила худенькая, как тростинка, британская супермодель Твигги. По данным Б. Сильверстейна с соавторами подобный стандарт физической привлекательности сохранялся до начала 1980-х годов.

Сохранилась ли в наши дни в современных индустриальных обществах мода на женщин с маленькой грудью? И почему, в таком случае, кукла «Барби» столь популярна во многих странах мира. Напомним, что появилась она в Америке как раз в период расцвета всеобщей увлеченностью идеалом женщины-подростка?

Исследования антропологов и этологов, проведенные в наши дни, возможно, проливают свет на эти вопросы. По мнению польского антрополога Г. Ясеньска с соавторами, кукла Барби как символ женской красоты может иметь под собой определенную биологическую основу. Пышная грудь и тонкая талия являются достаточно надежным внешним индикатором фертильности женщины. И есть все основания думать, что в процессе эволюции человека у мужчин сформировались устойчивые подсознательные предпочтения женщин с фигурой, напоминающей по форме песочные часы.

Чтобы доказать версию о большей фертильности женщин с фигурой Барби, антропологи брали образцы слюны у 119 польских женщин в возрасте от 24 до 37 лет на протяжении менструального цикла и измеряли содержание в ней двух гормонов: эстрадиола и прогестерона. Эти гормоны, как известно, служат надежными индикаторами репродуктивных способностей женщины. Далее провели измерение параметров тела испытуемых и выявили отчетливую корреляцию между содержанием гомонов и формой тела. Женщины с узкой талией и большой грудью имели уровень эстрадиола на 26-37% выше, чем остальные испытуемые. А содержание прогестерона оказалось существенно выше у всех женщин с узкой талией, вне зависимости от размеров бюста.

Вполне вероятно, что предпочтение женщин с маленькой грудью возникает как своеобразная адаптация в периоды стабильного экономического роста, потому что в это время происходит резкий рост размеров популяции. Мода на менее плодовитых женщин способствует снижению темпов роста популяции. Что же происходит в ситуациях, угрожающих существованию группы? На этот вопрос ответить несложно: в периоды голода, войн и депрессий спонтанно возрождается мода на пышногрудых женщин. Тем самым в человеческом обществе включаются базовые биологические механизмы выживания вида, аналогичные таковым у многих других видов млекопитающих. Как только фигура женщины отклоняется от этого магического соотношения в сторону более мужского типа, то есть талия становится менее заметной (или за счет расширения талии, или за счет похудения бедер), ее начинают считать менее привлекательной.

Мужчины и женщины разительно различаются по самооценке собственной внешности. Различия в восприятии, вероятно, связаны с особенностями функционирования мужского и женского мозга (ниже мы еще остановимся на этом факте более подробно). В современной западной культуре женщины, как правило, видят себя более полными, чем они есть на самом деле. Когда женщина рассматривает себя в зеркало, ей кажется, что она примерно на 20% толще, чем в действительности. Мужчины же относятся к себе с гораздо большей любовью. Мужской мозг бессознательно корректирует собственное изображение в зеркале, делая его много привлекательнее, чем в реальной жизни. Помимо этого, мужское самовосприятие существенно зависит от настроения, от отношения окружающих и социального успеха. Чем выше социальный успех, тем привлекательнее кажется мужчина сам себе.

Различаются мужчины и женщины также по оценке привлекательности лиц своего и противоположного пола в собственной и чужой группе. Женщины из чужой группы кажутся мужчинам более красивыми, чем из родной группы, а мужчины, напротив, представляются менее привлекательными.

Женская оценка своих и чужих представительниц прекрасного пола более умеренная: сравнивая себя и других, они пытаются найти более сильные стороны своей внешности и преобразовать ее с учетом тех внешних признаков, которые представляются им более привлекательными. Мужчины же из соседней группы кажутся им более привлекательными, чем из их собственной. Нужно также принимать во внимание статус родной группы, в которой родился и вырос человек. Если данный этнос занимает низкое социальное положение, то женщинам более привлекательными представляются и мужчины, и женщины из соседней группы.

Отношение обхвата плеч к обхвату бедер

Как следует из предыдущих разделов, часть морфологических признаков человека имеет выраженный половой диморфизм и сопряжена с репродуктивными качествами носителя. Одним из таких признаков является отношение обхвата плеч к обхвату бедер. Это отношение играет важную роль в оценке красоты мужского тела и служит индикатором мужских репродуктивных качеств (так как завязано на секреции тестостерона).

С. Хьюгс и Г. Геллап исследовали выборку из 56 женщин и 60 мужчин, средний возраст которых равнялся 19,6 лет. Каждый из испытуемых заполнял анонимную анкету, в которой сообщал сведения о своем сексуальном опыте. У всех испытуемых измеряли обхваты плеч, талии и бедер.

Мы уже говорили выше о значении отношения талии к бедрам для женщин, скажем здесь только, что результаты данной работы подтвердили вывод о ценности этого показателя как индикатора женских качеств. Для мужчин С. Хьюгс и Г. Геллап обнаружили умеренную связь между отношением талии к бедрам и сексуальной активностью — мужчины с низким отношением талии к бедрам позже начинали половую жизнь и имели меньше партнерш.

Хорошим индикатором мужской сексуальной активности оказалось отношение плеч к бедрам. Мужчины с высоким отношением раньше начинали половую жизнь, имели больше партнерш, чаще вступали в случайные половые связи, имея постоянную партнершу, и чаще выбирались женщинами в качестве объектов для кратковременных связей. Есть основания думать, что женщины используют этот показатель как индикатор хороших мужских качеств.

П. Дьякстра и Б. Бунк показали, что отношение талии к бедрам и, соответственно, плеч к бедрам являются важными признаками, провоцирующими чувство ревности у представителей своего пола.

Масса тела и привлекательность

Как справедливо заметила Т. Толстая в рассказе под название «90-60-90», современное общество достигло полного пищевого изобилия, и периоды голода больше не угрожают гражданам развитых индустриальных стран. Человечество, возможно впервые за всю свою историю, столкнулась с глобальной проблемой борьбы с излишним весом, и в этом свете повальное увлечение различными диетами, аэробикой, косметической хирургией, направленной на избавление от лишнего жира, в высшей мере адаптивная стратегия, обеспечивающая поддержание хорошего здоровья у последующих поколений. Как известно, стремление к идеальному весу значительно сильнее выражено у женщин, чем у мужчин, и такие половые различия — не случайны. Дело в том, что отклонения по массе тела в сторону избыточного или недостаточного веса больше сказываются на здоровье и уровне смертности женщин и менее опасны для мужчин.

Доказано, что масса тела у женщин (но не у мужчин) непосредственно влияет на ее репродуктивный потенциал и служит индикатором гормональной, иммунологической и онтогенетической стабильности. Эта закономерность находит свое отражение и в различной оценке мужской и женской привлекательности. По данным Хьюма и Монтгомери, индекс массы тела по-разному коррелирует с привлекательностью лиц женского и мужского пола. Если для женщин индекс массы тела, наряду с индексом флуктуирующей асимметрии служит существенным фактором женской привлекательности, то для мужчин такая связь отсутствовала.

Вот и получается, что мужчины принимают во внимание фактор массы тела при выборе партнерши, а женщины малочувствительны к этому показателю. Ко всему прочему, в силу базовых половых различий в сексуальных стратегиях, женщины в принципе меньше внимания уделяют внешности мужчины при выборе постоянного партнера и больше ценят его социальный и экономический статус и отцовские качества.

 

Рис. 10.7. Идеальная женская фигура в разных культурах

Масса тела как показатель женской привлекательности существенно варьирует от культуры к культуре, в зависимости от уровня экономического развития общества (рис. 10.7). Там, где проблема обеспеченности пищевыми ресурсами стоит очень остро, где ресурсы не принято запасать впрок (охотники-собиратели), и где пищевое изобилии находится в зависимости от урожайных и неурожайных лет — мужчины ценят полных женщин. В таких обществах часто именно полнота выступает основным критерием женской красоты.

А. Вестман и ф. Марлоу, работавшие среди хадза, показали, что для этих охотников-собирателей предпочитаемым являются более выраженное жироотложение на теле женщины (в том числе и на животе), и отношение талии к бедрам выше 0,7. Юу и Шепард попытались использовать разработанные Д. Сингхом стимульные изображения женских фигур с разной степенью полноты и разным отношением талии к бедрам для оценки женской привлекательности у мачигенга, одного из племен индейцев Южной Америки.

Поскольку фигуры у южноамериканских индейцев заведомо отличаются от европейских (они более массивны и коренасты), то исследователи сократили число предъявляемых фигур до минимума и работали лишь с шестью вариантами: полные, нормальные и худые фигуры, в каждом из этих вариантов два типа отношения талии к бедрам — 0,7 и 0,9. Было установлено, что мужчинам мачигенга более всего по вкусу изображения полных женщин с широкой талией. А при оценке изображений с нормальным и худощавым телосложением они однозначно предпочитали те, у которых талия шире. Сугияма, проводивший исследования среди шайвая, одного из индейских племен Эквадора, также пишет о выраженном предпочтении здесь полных женщин.

Означает ли это, что отношение талии к бедрам, о котором мы столько говорили выше, не может более рассматриваться в качестве универсального критерия женской привлекательности? Может быть, оппоненты эволюционных психологов правы: узкая талия и широкие бедра — идеал западной культуры, а случаи, когда подобные вкусы декларируются у народов Азии, Африки или Южной Америки — просто дань вступления оных на путь вестернизации?

Скорее всего, на этих примерах мы сталкиваемся с определенными ограничениями метода стимульных изображений Д. Синга, поскольку эти изображения действительно были разработаны исходно для современной американской популяции, тогда как у охотников-собирателей или ранних земледельцев (индейские племена Амазонии, папуасы Новой Гвинеи) существуют свой собственный внутрипопуляционный размах отношений талии к бедрам.

Разумеется, восприятие женской красоты в этих группах формировалось с учетом физических данных окружающих женщин. Удивительно, если бы это было по-другому. Результаты, полученные для хадза, мачигенга или шайвая, следует рассматривать с учетом этих обстоятельств. Отношение талии к бедрам порядка 0,9 представляло собой среднее для женщин мачигенга и шайвая. По этой причине, оно не являлось высоким по нормам данных популяций. Напомним, что и в западных культурах предпочитаемым отношением является 0,7, а вовсе не 0,5 или 0,4.

Для данных обществ тучность является основным залогом женской плодовитости, поэтому более массивные фигуры предпочитались мужчинами в первую очередь. При изменении диеты и переходе от традиционных способов ведения хозяйства к более современным снижается вероятность голода и недоеданий. Вместе с этим, масса тела как показатель женской привлекательности отходит на второй план, а первостепенное значение приобретают очертания женской фигуры.

<<< Назад
Вперед >>>

Генерация: 1.827. Запросов К БД/Cache: 3 / 1
Вверх Вниз