Книга: Из царства пернатых. Популярные очерки из мира русских птиц

Щегол (рис. VIII)

<<< Назад
Вперед >>>

Щегол[93]

(рис. VIII)

Вслед за рядом дней дождливых,

Дней ненастных и унылых,

Дней тоски и тяжких грез,

Прикатит старик-мороз.

С неба серого снежинки

Полетели, как пушинки,

И поля, и лес густой

Скутан белой пеленой.

На деревьях вместо листа,

Иней понавис пушисто,

А на речке тонкий лед

Заковал собою брод.

Ставиский

А ночь выпал снег и подморозило.

Славно стало на улице: везде чистенько-беленько, ни грязи, ни слякоти. Пройдешь, где хочешь – везде твердо и крепко, только снег под ногами похрустывает. А уж как везде красиво! Про лес нечего и говорить: он теперь, что твой хрустальный дворец, сверкает на солнышке. Даже на поле и на выгоне, которые еще вчера своим однообразно бурым цветом сквозь осеннюю «моросю» наводили тоску на душу, сегодня каждая сухая былиночка, уцелевшая на меже или на краю канавы, каждый тоненький прутик, торчащий из земли, каждое корявое деревце, обглоданное скотинкой, стоят нарядные-пренарядные, разубранные, словно царская свита из волшебной сказки: кружевом и лебяжьим пухом, серебром да бриллиантами… На что уж глинистый, поросший кустами репейника, овраг, в который еще вчера чуть не на четвереньках приходилось спускаться, чтобы зачерпнуть студеной водицы из бегущего в нем родника, – и тот сегодня, словно сад с причудливыми красивыми кустами и деревцами, – так разукрасила и изменила бабушка-зима неказистые кусты репейника.

Что это? Да никак на репейнике за ночь распустились новые цветы?! Уж не бабушка ли зима шутку подшутила? Да какие еще красивые цветы-то, куда красивее летних; пестренькие – на одном цветке и красный, и белый, и желтый, и даже черный цвета!..

«Иглик-иглик, пюи-пюи», – защебетали вдруг пестренькие «цветочки» и, вспорхнув стайкой в воздух, сделали круг над оврагом и снова спустились к репейнику, немножко подальше.

Так вот какие это цветочки!

«Пюи-пюи», – раздалось снова поблизости и совсем похоже на щебет канарейки. Это один щегленок отстал от своих товарищей и манит их к себе назад: уж очень, должно быть, по вкусу пришлись ему семена большой пушистой репейниковой головки, на которой он так искусно примостился. Воспользуемся его близостью к нам и полюбуемся на пестренького красавчика.

Что за прелестная птичка! Ростом поменьше воробья[94]; «лицо» (передняя часть головки) ярко-красное, щечки белые, темя и затылок черные, крылья желтоватые, с черными и белыми крапинками по заднему краю, хвостик черный и также с белыми крапинками на кончике, спинка желтовато-бурая, надхвостье белое, грудка и брюшко белые с красновато-бурым налетом, клювик красновато-белый с черным кончиком, ножки буренькие. Совсем картинка! Да и часто же малюют красавца-щегла на картинках: в редкой раскрашенной азбуке не найдется на букву Щ размалеванного (иногда совсем неправдоподобно) щегла.

Щегловка (самочка щегла) такая же нарядная, как и щегол, и только опытные птичники умеют отличать их друг от дружки по более развитым у самчика черным усикам, находящимся при основании клюва, также и красный цвет на «лице» щеглихи не так ярок, как у щегла. Молодые щеглята резко отличаются отсутствием красного и черного цветов на голове и наличием бурых крапинок на груди.

«Пюи-пюи-иглик», – защебетал снова наш сосед-щегол, покончив с вкусной репейниковой головкой и видя, что его товарищи, хотя и откликаются на его призывный крик, но, по-видимому, вовсе не расположены к нему вернуться, вспорхнул и полетел по направлению к ним, издавая во время полета звуки «иглик, пюи, пикли-пикли». Словно большая пестрая бабочка, пропорхнул он мимо нас. Как славно мелькают на солнце его желтые полупрозрачные крылышки!..

За исключением Крайнего Севера, щегол распространен по всей России, включая Крым и Кавказ. У нас, под Петроградом, щеглов водится не особенно много; редко встречаются, осенью и зимой, стайки больше чем из шести-восьми штук. Весной и летом эти птички также не особенно часто попадаются у нас на глаза; но чем дальше на юг, тем щегол становится многочисленнее.

Любимым местопребыванием щегла весной и летом служат местности, в которых группы деревьев, сады и рощи чередуются с открытыми местами. Большого, мрачного хвойного леса (краснолесья) щегол вовсе избегает и всегда предпочитает ему более светлое, уютное и разнообразное чернолесье. В особенности же любит он фруктовые сады, в которых охотно и гнездится, выбирая для своего гнездовья преимущественно грушевые деревья, особенно им любимые.

Щегол – птичка чрезвычайно подвижная, ловкая и изящная во всех своих движениях. Сидя на ветке дерева – всегда высоко и открыто, он держится, как говорится, подобравшись, всегда стройно, красиво и грациозно и вообще производит впечатление, как будто сознает свою красоту.

Характер у щегла чрезвычайно общительный и уживчивый, не только относительно своих братьев-щеглов, но и других птиц например в общей клетке, в комнате; только у кормушки он проявляет некоторую драчливость. Щегол умен, до некоторой степени даже хитер, чрезвычайно понятлив и легко выучивается различным трюкам и фокусам – в неволе, разумеется. Будучи пойман и посажен в клетку, скоро осваивается со своим новым положением, привыкает к хозяину и вообще становится милейшей комнатной птичкой. При надлежащем уходе он может прожить в клетке до 20 и более лет.

Щегол – большой мастер в лазании и лишь немного уступает в этом деле синицам. Он мастерски цепляется снизу к тончайшим древесным веткам, для того чтобы, например, добыть из раскрытой ольховой шишечки лакомые семена или же снять с распустившейся почки какую-нибудь гусеницу или личинку.

Песня щегла довольно громкая, приятная, разнообразная и чрезвычайно веселая и задорная. За свое пение он состоит в большом почете у любителей комнатных птиц. Выразить словами песню щегла довольно трудно; она представляет собой пестрый набор совершенно своеобразных звуков, среди которых постоянно слышится характерное «иглит» или «игли-иглит». Поющий щегол все вертится то вправо, то влево, подобно тому, как это делает канарейка, ретиво поющая на жердочке своей клетки. В неволе щегол поет почти круглый год, на свободе он молчит лишь во время линяния (которое происходит обыкновенно в июле) да еще в очень уж дурную погоду. Морозов и снега наша птичка не боится: в ясные зимние дни его милая задорная песенка звучит почти так же весело, как и в теплые дни мая. Щегловка песен не поет.

Весной, с расцветанием фруктовых деревьев, щеглы приступают к выводам детей. Гнездо помещается обыкновенно довольно высоко на дереве (1?–4 сажени[95]), имеет полушарообразную форму и чрезвычайно искусно соткано из мха, лишаев, тонких корешков, сухих былиночек и паутины. Щегловка несет четыре-пять яичек, голубовато-зеленая или белая скорлупка которых испещрена, преимущественно на тупом конце, красноватыми крапинками и пятнышками. Высиживание продолжается 13–14 дней. Как постройкой гнезда, так и высиживанием занимается только щегловка; щегол же все время ретиво распевает свои песенки, сидя обыкновенно на том же дереве, на котором находится его гнездо.

Молодые щеглята выкармливаются вначале мелкими личинками насекомых, живущими на ветках деревьев, а под конец – размягченными в зобу родителей семенами различных растений.

По вылете из гнезда молодые держатся вместе, под руководством взрослых. Кормятся они личинками насекомых, которые собирают по деревьям, а также семенами мака, льна, конопли и других травянистых растений.

К осени выводки щеглов сбиваются в стаи и начинают вести кочевую жизнь, передвигаясь мало-помалу к югу, на их же место передвигаются с севера новые стаи; затем и эти подаются более к югу, их заменяют еще более северные и так далее. Таким образом, в данной местности почти круглую зиму можно встретить щеглов, из чего, однако, вовсе не следует, что щегол – оседлая птица этой местности, то есть живет в ней безвылетно круглый год. Может быть, некоторые отдельные парочки и остаются то здесь, то там зимовать на своей родине – в особенности в благоприятные годы, когда эти птицы находят для себя достаточно пищи. Впрочем, проследить это довольно трудно.

По мере перекочевки к югу стайки щеглов все растут да растут и достигают иногда к концу осени численности до нескольких сот штук. С наступлением зимы большие стаи начинают понемногу разъединяться, разбиваясь на более мелкие; в конце зимы редко можно встретить стайки больше чем из 10–20 штук. Главными местами кочевки щеглов служат мелкие заросли в полях и садах, огороды и пустыри, заросшие репейником, чертополохом и подобными сорными растениями, которые торчат даже над довольно глубоким снегом и содержат в своих семенных головках обильный и столь любимый щеглами корм. «Зимой, где репейник, там и щегол», – говорят птичники. Когда же семена репейника частью обобьются птицами, частью же разнесутся ветром, щеглы перемещаются на березы и ольхи, где и кормятся семенами этих древесных пород.

С наступлением весны стайки щеглов возвращаются к местам своих гнездовий, разбиваются на парочки и в мае снова приступают к выводу птенцов.

Из приведенного описания жизни щегла легко можно сделать вывод относительно полезности этой птички: она, несомненно, приносит значительную пользу сельскому хозяину уничтожением огромного количества семян весьма злокачественных сорных трав, а также и немалого количества вредных насекомых во фруктовых садах. Сравнительно с этой пользой совершенно ничтожным является тот небольшой вред, который причиняет щегол семенам других хозяйственных растений в небольшой промежуток времени между созреванием этих семян и уборкой их с поля. К пользе же, конечно, нужно причислить и то, что эта милая красивая птичка так прелестно украшает собой нашу природу во все времена года, и в особенности зимой, когда наши поля и сады пустеют и сиротеют, будучи покинуты почти всеми пернатыми певунами. Лесной же хозяин, конечно, также не станет жаловаться на красавца-щегла за некоторый урон, наносимый им ольховым и березовым семенам, тем более что, как мы видели, эта птичка держится больше вне леса.

О щегле как комнатной птице было уже кое-что сказано. Кормить его в клетке следует смешанным семенем и муравьиными яйцами, прибавляя к этому немного тертой моркови с толчеными сухарями (сухим белым хлебом).

Если вынуть из гнезда молодых щеглят, посадить их в клетку и повесить эту клетку на то дерево, на котором находится гнездо, то старики будут прилетать и кормить своих птенцов, пока они не вырастут настолько, что сами уже будут брать корм из кормушки.

Щегла легко выучить подтаскивать тележку с кормом, таскать ведерком воду из питейки, стоящей под клеткой, и разным другим трюкам.

<<< Назад
Вперед >>>

Генерация: 0.610. Запросов К БД/Cache: 3 / 1
Вверх Вниз