Книга: Названия звездного неба

Глава VIII Астероиды

<<< Назад
Вперед >>>

Глава VIII Астероиды

Мы знаем, что вокруг Солнца обращается девять планет. Но всякое знание, увы, относительно. На самом деле в составе Солнечной системы открыто уже почти 2 тыс. планет. Ведь, кроме девяти больших планет, есть еще планеты малые. К концу 1976 г. были определены орбиты 1940 малых планет[59]. Всего же обращается их вокруг Солнца, еще не найденных и потому не занумерованных, вероятной, не менее 150 тыс.!

Первая и самая крупная из них была открыта 1 января 1801 г. в Палермо итальянским астрономом Джузеппе Пиацци (1746–1826). Ученый считал, что это была обычная планета. Но через полтора года примерно на той же орбите немецкий наблюдатель Генрих Ольберс (1758–1840) обнаружил еще одно небесное тело. Затем в 1804 в 1807 гг. было найдено еще два аналогичных объекта.

Стало ясно, что это не совсем обычные планеты, а может быть, и вообще не планеты. Начались поиски термина для нового класса небесных тел. Пиацци предложил именовать их планетоидами либо кометоидами, поскольку эти тела перемещались по небесной сфере подобно планетам или кометам. Однако эти названия не вошли в обиход, хотя первое из них изредка употребляется и сейчас.

Более удачливым терминотворцем оказался В. Гершель, который назвал новые тела астероидами, или аоратами. Оба термина, так же как и обозначения, данные Пиацци, образованы на основе греческого языка. Термин аорат означает «невидимый» — от греч. ??????? «невидимый, незримый» (невооруженным глазом малые планеты увидеть невозможно[60]), а название астероид — «звездообразный». Это последнее слово фактически тоже не является новообразованием: оно в готовом виде было перенесено из греческого языка.

Основание для термина астероид оказалось довольно весомым. Хотя астероиды, конечно, никакие не звезды (они похожи на звезды тем, что видимы в телескоп, как светящиеся точки, а у планет хорошо заметен диск), этим термином пользуются и по сей день, тогда как об аоратах давно забыли.

Надо отметить, что австрийский астроном Й. И. Литров выдвигал еще одно обозначение — зенареид. Оно было весьма информативным. Образованное от, греческих имен Юпитера и Марса — Зевс (одна из возможных форм родительного падежа — ?????) и Арей, название это указывало на расположение пояса астероидов между орбитами планет Юпитер и Марс. Однако термин этот опоздал: новые тела уже были обозначены другим словом. К тому же термин зенареид несколько громоздкий и, вычурный. Поэтому в науку он не вошел, лишь изредка его применяют в старой немецкой астрономической литературе.

Чем больше изучались астероиды, тем очевиднее становилось, что первое впечатление было верным, что это — все-таки планеты, т. е. холодные тела, обращающиеся вокруг Солнца по эллиптическим орбитам. От обычных планет они отличаются только своими малыми размерами. Поэтому в конечном итоге эти члены Солнечной система стали именоваться малыми планетами. Такое обозначение является наиболее точным, и потому оно стало официальным. Но по употребительности ему, по-видимому, все же не уступает и термин астероид. Так, в самом крупном отечественном исследовании малых планет специально оговорено: «Для понятия „малая планета“ в монографии на равных правах употребляется также термин „астероид“»[61].

Астероид 1, открытый Пиацци, был назван им Церерой. Церера — римская богиня, которая соответствовала, греческой Деметре, сестре Зевса. Для соседней с Юпитером планеты это имя вполне подходило.

Не следует забывать, что когда «крестили» это небесное, тело, его считали полноправной планетой. Поэтому название и ориентировано на имена других планет. Эта ориентация проявилась не только в обращении к античной мифологий, но и в выборе именно римского божества, причем божества высокого ранга, который, например, для наречения спутников планет, как мы знаем, не использовали.

Впрочем, астероид 1 не сразу стал Церерой. Французский астроном Лаланд считал целесообразным назвать планету в честь открывателя — Пиацци. А Наполеон предложил (и довольно обоснованно) назвать ее Юноной. Сам же Пиацци Первоначально присвоил ей имя Фердинандовой Цереры, желая таким образом прославить короля своей страны. Но ученые, как и во многих других подобных случаях, оставили только имя Церера. Богиня эта считалась покровительницей земледельческой Сицилии, родины Пиацци. Именно поэтому она (а не Юнона) и стала именем первой малой планеты.

Для астероида 2 было избрано имя другой богини, на этот раз греческой — Афины. Астероид назвали, впрочем, Паллада — не по основному имени богини. Ведь имя Афина могло быть спутано с городом, столицей Греции.

И лишь астероид 3 получил имя Юноны. Первоначально этой малой планете хотели присвоить имя Гера, но Ольберс совершенно справедливо избрал латинское соответствие имени богини, заменив Геру Юноной.

Следует заметить, что даже значительно позже, как это отметил в свое время Й. И. Литров, на каждое новое открытие астероида «смотрели как на весьма важное астрономическое событие и не меньшую важность придавали выбору собственных имен для вновь открытых небесных тел. Поэтому пригодность предлагавшихся различными лицами имен подробно обсуждалась в специальных журналах, и только уже после таких обсуждений астрономы останавливались на том или другом имени»[62].

Церера, Паллада, Юнона, как видим, три первых астероида получили имена античных богинь. Это обстоятельство определило начатую еще Церерой традицию и на долгие годы регламентировало правила наименования новых астероидов. Имена надлежало брать из античной мифологии, и эти имена должны были быть женскими.

В чистом виде эта традиция, впрочем, продержалась только в именах первого десятка астероидов. Астероид 4 получил имя Весты, римской богини домашнего очага и огня. В первую десятку попала еще лишь одна римская богиня Флора (астероид 8), которая была покровительницей цветов, веселья (отсюда, кстати, флора — растительность) и связывалась с весной и юностью.

Остальные места в первой десятке астероидов заняли персонажи греческого пантеона Астрея (астероид 5) — богиня справедливости, Геба (6) — богиня юности, подносившая богам на Олимпе нектар и амброзию, Ирида (7) — вестница богов, Метида (9) — одна из океанид, первая жена Зевса, и Гигия (10), ведавшая здоровьем. Греческие богини чаще, чем римские, давали свои имена астероидам лишь потому, что в греческой мифологии их было гораздо больше.

Однако уже название астероида 11 отошло от первоначальной традиции. Астероид этот был открыт в 1850 г. в Неаполе итальянским астрономом де Гаспарисом и получил имя Партенопа. Мифологическая форма здесь еще сохранена, поскольку имя Партенопа принадлежало одной из сирен. Но смысл имени, тем не менее, уже не мифологический: Партенопея, или Парфенопея, — древнее название Неаполя. Имя астероида прославляет город, где он был открыт.

Отступил от обязательной мифологичности и астероид 12, названный Викторией. От античности здесь осталось лишь то, что в латинском языке существовало такое слово — victoria, означавшее «победа». Астроном Хайнд, открывший этот астероид, посвятил его английской королеве Виктории.

Ученые бурно протестовали против этого названия, справедливо считая Хайнда нарушителем конвенции. Многие отказывались признать имя Виктория и называли этот астероид Клио, по имени музы истории[63]. Но все же астероид 12 так и вошел в науку с именем Виктория.

Названия этих двух астероидов — 11 и 12 — дали начало новым направлениям в именовании малых планет — географическому и персональному.

В первой сотне астероидов оба этих направления проявились еще очень слабо, заглушаясь мощными волнами мифологических наименований. Здесь их 78 — явно мифологических или по всей видимости мифологических. Были использованы чуть ли не все женские имена античной мифологии — не только Клио, но и все ее сестры, все музы. Вошла в первую сотню астероидов и их мать Мнемосина (57) — богиня памяти, а также нереиды Фетида (17), Панопея (70) и их мать Дорис (48)[64], океаниды Клития (73) и Эвринома (79), возлюбленная Тесея Ариадна (43) и его жена Эгле (96).

Начались и своеобразные повторения. Многие античные божества, как мы знаем, имели греко-римские соответствия, например Зевс-Юпитер. Так вот в названиях астероидов использовалось и греческое, и римское имя божества (речь идет, естественно, о женских персонажах). В первой сотне астероидов есть Гестия (46) и Минерва (93). Греческая богиня Гестия соответствовала римской Весте, давшей свое имя астероиду 4. А Минерва у римлян отвечала греческой Афине-Палладе, которая по воле Ольберса дала имя астероиду 2.

Дефицит античных божеств стал столь острым, что астрономы начали обращаться к мифам других стран. Среди первых ста астероидов таковы взятые из скандинавской мифологии имена богини любви Фрейи (76) и жены верховного, бога Одина Фригги (77), а также названия Изида (42) — по имени верховной египетской богини и Ундина (92) — русалки, сказочной обитательницы вод, образ которой распространен в поверьях ряда европейских народов и нашел широкое отражение в литературе.

И хотя в первой сотне астероидов традиция мифологического именования господствует, многих астрономов она стала тяготить своей малой информативностью. Ну что с того, что, скажем, астероид 99 назван Дикой (Дика — греческая богиня правды), а малая планета 75 — Эвридикой (Эвридика, или Евридика, — жена Орфея, которую он пытался вернуть на землю из загробного царства)? Ведь эти названия абсолютно никак не связаны с астероидами 99 и 75 и поэтому являются их звуковыми знаками, начисто лишенными какой-либо дополнительной информации.

Поиски такой информации, конечно, были. Так, астероид 100 получил имя Геката. Геката — греческая богиня Луны. Таким образом, в названии астероида мифологическая традиция выдержана. Но вместе с тем это название очень созвучно греческому слову ?????? «сто»: имя богини указывало на порядковый номер астероида.

В названии малой планеты 97 Клото имелось в виду уже не звучание, а само мифологическое содержание имени. Ведь Клото была мойрой, одной из трех богинь судьбы. Мысль астронома-любителя Темпеля, давшего это имя открытому им в 1868 г. астероиду 97, такова: по воле судьбы найдена уже почти целая сотня малых планет. Не знал Темпель, сколько их станет известно через 100 лет!

Мифологический смысл некоторых названий намекал на события, происходившие в период открытия астероида. Так, именем астероида 55 Пандора, открытого 10 сентября 1858 г., было отмечено резкое обострение обстановки в США, вылившейся вскоре в гражданскую войну 1861–1865 гг. Пандора — женщина, сотворенная богами в наказание людям: вспомним «ящик Пандоры», содержавший все беды и несчастья.

Астероид 72, открытый 29 мая 1861 г., в разгар гражданской войны в Соединенных Штатах, в которой северяне боролись за отмену рабства, был назван Феронией. Древнеримская богиня Ферония была покровительницей вольноотпущенников. Открытый в 1854 г. астероид 28 получил имя богини войны, жены Марса Беллоны, потому что в это время шла Крымская Война 1853–1856 гг.

Однако выражать посредством античной мифологии какую-то современную информацию было трудно. Это и понуждало астрономов нарушать традицию. О двух таких нарушениях — именах Партенопа и Виктория — мы уже знаем. Географические названия и имена людей присваивались астероидам и в дальнейшем.

Но сначала астрономы делали это довольно робко. Среди первой сотни географические названия носят одиннадцать астероидов. И знаменательно, что почти все они связаны с античностью.

Во-первых, использовались древние античные названия современных городов и стран. С этой особенностью мы встретились в названии Партенопа (древнее название Неаполя). Подобным образом не Марсель, а античное название этого города — Массалия[65] — стало именем астероида 20: в Марселе работал Шакорнак, участвовавший в открытии этого астероида. Французские ученые открыли астероид 21, он стал именоваться Лютецией (древнее название Парижа). Планета 51 Немуаза названа старинным именем французского города Нима (здесь были составлены карты, по которым нашли эту планету). Своей родине, Италии, посвятил Гаспарис планету 63, но обозначил он ее не Италия, а Авзония — таково одно из античных поэтических имен этой страны.

Во-вторых, брались обычные, современные названия, но такие, которые имели соответствия в мифологии. Астероиды 52 и 67 именуются по частям света — Европа и Азия. Но ведь в мифологии тоже есть Европа, возлюбленная Зевса, и титанида Азия, мать Прометея! Астероид 50 Виргиния получил имя штата в США. Мифологической Виргинии не было, но название это восходит к латинскому слову.

И в-третьих, среди астероидов стали появляться античные названия античных же географических объектов. Таковы Фокея (астероид 25; имя это имел давно исчезнувший город в Ионии), Низа (астероид 44; на горе Нисе, находившейся в Индии, вырос веселый бог Вакх). Возможно, такова и Гесперия, астероид 69: римляне называли этим словом западные страны.

Во всех географических названиях, попавших в первую сотню астероидов, строго выдержано правило женского рода.

Имена людей для этой первой сотни были взяты не из мифологии, а из реальной жизни только в восьми случаях. Вслед за астероидом, названным по имени английской королевы Виктории, астероид 45 получил имя французской императрицы Евгении, супруги Луи Наполеона.

А вот следующий астероид с именем человека возвеличил уже не царствующую особу, а ученого. Это уже упоминавшийся ранее астероид 54 Александра. Открывший его любитель астрономии, французский художник Гольдшмидт посвятил данное небесное тело Александру Гумбольдту. Это было первое и единственное в первой сотне астероидов название, восходящее к мужскому имени. Оно было надлежащим образом переделано: мужская форма Александр была заменена женской путем добавления окончания — а. К этому способу стали прибегать впоследствии и в других подобных случаях.

Обычные, «рядовые» женские имена тоже послужили основой для наименования астероидов: Ангелина (64), Беатриса (83), Сильвия (87), Юлия (89). Это не были имена исторических лиц, но это не были и абстрактные имена. В каждом случае имелась в виду конкретная Юлия или Сильвия — жена, коллега, близкий человек. Это замечание относится не только к данным, но и почти ко всем названиям астероидов, образованным от личных имен людей.

Астероид 80 Сафо получил имя знаменитой греческой поэтессы, жившей в VI в. до н. э.

Проявилось античное влияние и в названии астероида Евфросина (31). Хорошо известно женское имя Евфросиния, Ефросиния. Кстати, одну из граций-харит звали Евфросина. Но в данном случае для астронома важно было не это обстоятельство, а смысл имени. Греческое слово ????????? значит «радость». И обнаружение астероида 31 было большой радостью для Фергюсона: это — первая малая планета, открытая в Америке.

Таким образом, название Евфросина оказалось мостиком, перекинутым от собственных имен к нарицательным. До его появления названия для астероидов черпались исключительно из собственных имен других типов, будь то имена мифологические, географические или имена людей. Теперь оказалось, что с этой целью можно использовать и нарицательные слова. По этому принципу были названы многие другие астероиды.

Уже среди первой их сотни это новое направление реализовалось еще в четырех случаях. Вслед за Евфросиной появился астероид 39 Летиция, что тоже значит радость, но уже по-латыни (laetitia). На этот раз свою радость по поводу открытия нового небесного тела выразил французский астроном Шакорнак.

Дважды к именам нарицательным при выборе названия обращались для того, чтобы запечатлеть обстоятельства открытия малой планеты. Разумеется, и в этих случаях брались слова «античные» — из греческого языка, причем слова женского рода. Астероид 56 Мелета назван по слову ?????? «забота, беспокойство». Он, действительно, доставил астрономам много хлопот. Открытый в 1857 г., он сначала был принят за другую, уже известную малую планету, а затем, когда стало ясно, что это — новое небесное тело, его потеряли… Нашли его лишь в 1861 г. и тогда наделили таким беспокойным именем.

Интересная история связана и с астероидом 59 Элпис, что по-гречески значит «ожидание, колебание». Парижские астрономы, а эту малую планету открыл Шакорнак, полагали, что наделять астероиды собственными именами не следует. И планете 59 они не дали никакого имени. Были открыты и, конечно, поименованы последующие астероиды, а 59-й все еще оставался безымянным. Вот это колебание и было затем отражено в имени планеты[66].

Наконец, название Конкордия, взятое из латинского слова concordia «согласие», было дано открытому 24 мая 1860 г. астероиду 58, как отметил Й. И. Литров, «в воспоминание о том, что в то время в Европе неожиданным образом явились надежды на мир»[67]. Речь идет о Туринском договоре, заключенном после войны 1859 г. Франции и Италии с Австрией. Впрочем, название Конкордия, подобно Евфросине, имеет еще одно объяснение: у римлян, кроме общего слова concordia, была и богиня Конкордия, олицетворявшая согласие.

Так развивались и обогащались принципы именования малых планет до конца 60-х годов XIX в.: астероид 100 был открыт 11 июля 1868 г. Указанные принципы регламентировали выбор названий для новых астероидов и в дальнейшем. Однако постепенно происходила некоторая переоценка ценностей, и соотношение отдельных принципов стало меняться. Кроме того, подавились некоторые новые направления в создании имен для малых планет.

Мы не будем утомлять читателя подробным рассмотрением каждого названия или каждой сотни названий, как это сделано выше с первыми ста астероидами[68]. Остановимся лишь на общих тенденциях, главных направлениях в именовании вновь открываемых малых планет.

Мифология еще долго оставалась ведущим источником астероидных именований. Но позиции ее становились все слабее.

Если в первой сотне малых планет мифологическими именами наделено три четверти, то во второй их едва наберется две трети. При этом обращались и к таким мифологическим персонажам, как змееволосая Медуза (астероид 149), и даже к чудовищам: шестиглавая Сцилла (155). Несколько позже на небе появилась и Харибда (388).

Мифологии исчерпывала свои ресурсы. О том же говорят и непрекращающиеся повторения — использование разных имен одного божества. Ровно через сто занумерованных астероидов после Юноны (3), явился на небе ее греческий двойник Гера (103), а именем астероида 146 стало прозвище Юноны Люцина. Планета 193 получила имя хотя из мифологии, но отнюдь не женщины: она названа была Амброзией, так именовалась пища богов…

В третьей сотне астероидов мифологические названия не составили уже и половины. При этом среди них появилось два мужских божества (правда, в женском грамматическом роде). Это малые планеты Губерта (260), о которой Й. И. Литров сердито заметил: «Гораздо менее понятно, почему покровитель охоты Губерт на небесной сфере обратился в покровительницу охоты»[69], и Океана (224). Последнее название также образовано путем прибавления окончания — а к имени мужского божества, сына Урана, повелителя морской стихии Океана. Океан был отцом океанид, была у него и дочь Океанина, но женского божества с именем Океана не существовало.

Среди имен четвертой сотни астероидов не наберется и 30 мифологических. Мифология перестала быть главным источником наименований малых планет. Случилось это в конце XIX в.: астероид 400 открыт в 1895 г. По инерции считалось (в популярной литературе так пишут и сейчас), что названия малых планет по-прежнему черпаются из мифологии. Но для XX в. это уже не соответствует действительности.

Причин отступления мифологии несколько. Во-первых, как мы это уже заметили, мифологических имен стало попросту не хватать. Впрочем, эта мысль требует Существенного уточнения. Иссякла не мифология, а популярные, содержавшиеся в общедоступных словарях и обзорах знания о ней. Античные мифы упоминают еще очень многих женщин, но имена их малоизвестны. Не стали астероидами, например дочери бога Гиацинта Антеида, Аглеида, Литея и Ортея, не появились в списках малых планет имена большинства женских персонажей, упоминаемых в связи с Аполлоном: Акакаллида, Амфисса, Антианейра, Арейя, Астикома, Диада, Дриопа, Келайно, Кирена, Клеобула, Корикея, Стилба и др. Только океанид, дочерей Океана, было, согласно античным мифам, три тысячи. И хотя не нашлось такого дотошного греческого автора, который бы перечислил имена всех океанид, даже и среди известных нам имен далеко не все стали названиями небесных светил. Нет, например, среди астероидов океаниды Мелии.

Короче говоря, если бы правило мифологического выбора имен малых планет действовало со строгостью непреложного закона, то этих имен вполне хватило бы на все без исключения астероиды. Для этого надо было бы лишь немного глубже заглянуть в мифологию.

Астрономы не стали этим заниматься — прежде всего потому, что ведущим источником названий малых планет в конце XIX — начале XX в. стали не связанные с мифологией женские имена.

Это не означает, конечно, что мифология ушла совсем. Она все время продолжала оставаться одним из источников имен для новых астероидов. Иногда мифологические имена появляются у астероидов и сейчас. Последнее из таких имен получил в 1976 г. астероид 1915 Кецалькоатль. Это — имя древнемексиканского бога, ведавшего войной, культурой и многим другим.

Кецалькоатль, между прочим, не женщина, а мужчина. И это очень характерно для динамики мифологических названий малых планет и вообще всех этих названий. В справочнике на 1977 г., кроме Кецалькоатля, фигурирует десять новых мифологических названий[70], взятых уже не из доколумбовской Америки, а по старому обычаю у древних греков: Дедал (1864), Цербер (1865), Сизиф (1866) и др. В названиях астероидов в XX в. женские имена все последовательнее стали заменяться мужскими. Но случилось это не сразу.

Первое не замаскированное женским окончанием мужское мифологическое имя появилось в четвертой сотне астероидов. Это имя малой планеты 342 Эндимион, открытой Максом Вольфом в 1892 г.

Применение в данном случае мужского имени было свидетельством «дефицита» мифологических женских имен. Но впоследствии астрономы стали присваивать мужские мифологические имена лишь особым, чем-либо замечательным астероидам.

И прежде всего здесь надо сказать о так называемых троянцах. 22 февраля 1906 г. Вольф открыл особо примечательную малую планету 588, получившую имя храбрейшего героя Троянской войны грека Ахиллеса. Астероид Ахиллес явился первым материальным воплощением знаменитой задачи трех тел, теоретически решенной для подобных случаев французским математиком Ж. Лагранжем еще в 1772 г. Находясь на орбите Юпитера, астероид равноудален от него и от Солнца: эти три тела образуют равносторонний треугольник. При этом астероид движется впереди Юпитера.

Теоретически рассуждая, астрономы пришли к выводу, что аналогичный Ахиллесу астероид должен двигаться также и вслед за Юпитером: там тоже находится, согласно задаче трех тел, устойчивая либрационная точка — третья вершина упоминавшегося равностороннего треугольника на орбите Юпитера. Лихорадочные поиски вскоре увенчались успехом — малая планета 617, следовавшая за Юпитером, была обнаружена. И неудивительно, что она получила имя Патрокл: в легендах о Троянской войне Патрокл — лучший друг Ахилла (Ахиллеса).

Но оказалось, что Ахиллес с Патроклом не одиноки. Впереди Юпитера, рядом с Ахиллесом, был найден еще один астероид. И по той же логике мифологического сюжета, приведшей от Ахиллеса к Патроклу, этот астероид был назван Гектором. Гектор — главный герой защитников Трои, который убил Патрокла и сам был убит Ахиллесом.

На этом, собственно, данный сюжет был исчерпан, но количество малых планет на орбите Юпитера — отнюдь нет. Открытия следовали друг за другом, и астрономы перестали вникать во взаимоотношения мифологических персонажей. Однако традиция, начатая названием Ахиллес, не нарушалась. Все малые планеты, находящиеся на орбите Юпитера вокруг двух устойчивых либрационных точек, по-прежнему получают имена героев Троянской войны.

При этом для астероидов, идущих перед Юпитером, берутся имена греков, так что Гектор оказался в стане своих смертельных врагов. До сих пор занумеровано 12 таких астероидов. Вслед за Ахиллесом и Гектором здесь были обнаружены малые планеты 659 — Нестор (мудрейший из греческих героев, осаждавших Трою), 911 — Агамемнон (предводитель всего греческого войска), 1143 — Одиссей (это он придумал троянского коня; Одиссей больше всего знаменит, благодаря Гомеру, своим путешествием домой после взятия Трои), 1404 — Аякс (самый сильный из греческих героев), 1437 — Диомед (он ранил в битве самого бога войны Арея), 1583 — Антилох (сын Нестора), 1647 — Менелай (царь Спарты, который и затеял Троянскую войну, чтобы вернуть свою жену Елену, похищенную троянцем Парисом), 1749 — Теламон (участник совсем другой Троянской войны, когда Троя была взята Гераклом, — авторы названия этого астероида обнаружили слабое знание мифологии), 1868 — Терсит (простой воин, осмелившийся перечить самому Агамемнону), 1869 — Филоктет (это он убил Париса).

Эти 12 астероидов вместе именуются «греками». Те же малые планеты, которые следуют за Юпитером, получили в астрономической литературе название «троянцев». Для этих планет используются имена защитников Трои. Всего ныне известно девять таких планет. Кроме Патрокла, который тоже стал волей астрономов «троянцем», это астероиды 884 Приам (царь Трои), 1172 Эней (троянский герой, который не погиб при разрушении Трои и впоследствии, как гласит легенда, переселился в Италию, где его потомки основали Рим), 1173 Анхиз (отец Энея), 1208 Троил (младший сын Приама), Главк (союзник троянцев), Астианакт (сын Гектора), Гелен (еще один сын Приама, перешел на сторону греков), Агенор (троянский герой). Любопытно, что Париса, главного виновника Троянской войны и гибели Трои, в списках астероидов нет.

Все малые планеты, обращающиеся на орбите Юпитера в районе двух точек либрации, т. е. и «греки», и «троянцы», называются вместе троянской группой, или просто троянцами. И в этом есть своя логика; хотя воевали друг с другом греки и троянцы, война эта называлась Троянской, а не Греческой. Персонажи этой войны взяты из мифологии, но сама война — реальный исторический факт, подтвержденный археологическими раскопками. Троянская война была в начале XII в. до н. э.

Немало женских персонажей, связанных с Троянской войной, подобно другим героиням античной мифологии, дали свои имена астероидам. Таковы малые планеты 108 Гекуба (жена Приама), 114 Кассандра (дочь Приама), 175 Андромаха (жена Гектора) и др. Но эти планеты физически никакого отношения к «троянцам» на орбите Юпитера не имеют. Это обычные названия, созданные в русле прослеженной нами мифологической традиции.

Не без влияния «троянцев» мужские (а не женские) мифологические имена стали присваивать и другим «нестандартным», особо примечательным малым планетам. Впрочем, первый такой случай произошел 13 августа 1898 г., еще до открытия первого «троянца». Речь идет о малой планете 433 Эрот (или Эрос), обнаруженной немецким астрономом Г. Виттом. Эрот замечателен тем, что б?льшая часть его орбиты находится внутри орбиты Марса.

Вероятно, поэтому он и получил свое имя. Греческий бог любви Эрот (Эрос) считался сыном Арея и Афродиты, а ведь планета эта находится, если не считать Земли, между Марсом (Ареем) и Венерой (Афродитой), а не между Марсом и Юпитером, как прочие астероиды. По этой же логике открытая в 1932 г. малая планета 1221 получила имя Амур. Амур — римское соответствие Эроту.

Особенно удачным оказалось имя астероида 1566 Икар, обнаруженного в 1949 г. Эта планета подходила к Солнцу ближе всех остальных, а ведь мифологический Икар, сын Дедала, погиб как раз из-за того, что взлетел, пользуясь сделанными отцом крыльями, слишком высоко, слитком близко к Солнцу. Мужские мифологические имена имеют и некоторые другие особенные астероиды, в том числе — Адонис[71] и Гермес.

Но в целом в XX в. мифология в поиске астероидных имен была оттеснена на задний план, и ныне появление новых мифологических названий малых планет — в общем-то большая редкость.

Имена женщин заменили собой мифологические. Наделяя астероид женским именем, астрономы обычно посвящали его, как мы это уже отметили выше, какой-либо конкретной женщине, носящей это имя. Но были и случаи абстрактного именования, когда малой планете просто подбирали какое-то имя. Так поступали, в частности, братья Анри, французские искатели малых планет, которые и начали первыми, несмотря на протесты своих коллег, присваивать астероидам обычные женские имена.

Имена женщин становились названиями астероидов по разным причинам. Так, астероид 250 назван Беттиной по имени жены австрийского барона только потому, что этот кичливый господин купил себе право назвать малую планету. А имя национальной героини Жанны д'Арк, данное астероиду 127, отразило патриотические настроения во Франции после поражения ее во франко-прусской войне 1870–1871 гг.

Кстати, астероид этот, открытый 5 ноября 1872 г. французским наблюдателем П. Анри, имеет тем не менее германизированную форму названия Johanna, так как в то время центром изучения малых планет был Берлин. Соответственно этому и в русской передаче название планеты пишется Иоганна. Естественней было бы именовать этот астероид Жанна или хотя бы Иоанна.

Русские женские имена, т. е. формы именования женщин, обычные для русского языка, появились среди названий астероидов тоже еще в XIX в. Это, в частности, названия малых планет 245 Вера и 304 Ольга. Последнее имя присвоил астероиду открывший его австрийский астроном Иоганн Пализа. Он же наделил малую планету 326 именем знаменитой царицы Грузии Тамары.

Но особенно часто русские женские имена стали появляться в списках астероидов после 1913 г., когда в Симеизской обсерватории начала успешную «ловлю» малых планет группа энтузиастов во главе с выдающимся астрономом Григорием Николаевичем Неуйминым (1885–1946), лично открывшим 66 астероидов. Среди симеизских трофеев — астероиды с именами родственниц и знакомых первооткрывателей: Агния, Анастасия, Инна, Катя, Лена, Люда, Марина, Нина, Олимпиада (по имени матери В. А. Альбицкого, открывшего эту планету в 1924 г.), Пелагия, Раиса, Светлана, Фаина. Астероид 978 Айдамина сохраняет даже не имя, а дружеское прозвище, которым семья астронома С. И. Белявского наделила свою знакомую Аиду Минаевну[72]. Астероид этот стал Айдаминой, а не Аидой прежде всего потому, что малая планета Аида (861) уже была занесена в каталоги.

Но популярные женские имена, как это случилось ранее с именами женских мифологических персонажей, оказались к концу 20-х годов нашего века в основном исчерпанными. Почти все они к этому времени уже стали названиями астероидов. Планета 1665 получила в 1970 г. имя Габи в честь знаменитой спортсменки из ГДР Габриэль Зейферт не только потому, что миллионы поклонников фигурного катания на льду знали это имя в такой именно уменьшительной форме, но и потому, что полное имя в списках астероидов уже значилось (малая планета 355 Габриэлла).

Обращение к различным вариациям, ласкательным формам одного и того же имени, конечно, расширяло возможности использования женских имен для «крещения» астероидов. Существуют, например, малые планеты Наталия (448), Наташа (1121) и Ната (1086).

Астероид Ната открыт в 1927 г. С. И. Белявским и посвящен прославленной советской парашютистке Наталии Бабушкиной. Трое погибших героинь — Люба Берлин, Тамара Иванова и Наталия Бабушкина — были занесены Белявским в звездную книгу славы. Открытые им астероиды он назвал Любой (1062), Натой (1086), а Тамаре Ивановой посвятил малую планету 1084. Но он не мог назвать эту планету Тамарой. Такая планета, как мы знаем, уже была! И ученый применил любопытный словообразовательный прием: он назвал планету Тамарива, использовав не только имя, но и начало фамилии героини.

Какие-либо добавления к имени человека не раз использовались для наречения малых планет. Так, среди симеизских астероидов есть планеты, именем своим отвечающие на вопрос «чья?» — Танина (825), Лидина (1028), т. е. принадлежащая Тане, Лиде. Есть даже планета Гелина (1075), название которой образовано от имени сына Г. Н. Неуймина Гелия. Здесь конечное — ина переосмыслено уже как суффикс женского имени (ср. например, имя Октябрина, образованное от слова октябрь — в честь Великой Октябрьской социалистической революции). Планету 981 С. И. Белявский посвятил замечательному кубинскому революционеру Хосе Марти и назвал ее Мартина. Эту конструкцию ему пришлось создавать потому, что планета Марта уже существовала.

Но вернемся к женским именам. То или иное их варьирование лишь оттягивало кризис, но не устраняло его. Этот источник именования астероидов иссякал. В популярной книге о малых планетах Ф. Ю. Зигель справедливо отметил: «Можно смело утверждать, что многие из читательниц этой книжки найдут свое имя в каталоге астероидов. Среди них планеты Анна, Мария, Елизавета, Елена, Наталья, Ирина и другие (но отсутствуют астероиды Зоя, Зинаида, Надежда, Полина…)»[73].

Из перечисленных Ф. Ю. Зигелем четырех отсутствующих женских имен Полина названа не совсем точно, так как это имя в несколько ином звуковом обличий Павлина давно попало в состав малых планет (278), а Зоя появилась уже после опубликования книги Зигеля. Любитель астрономии О. Н. Коротцев в канун 30-летия подвига Зои Космодемьянской обратился со страниц «Комсомольской правды», с горячим призывом к советским астрономам: «Исследователи малых планет, назовите одну из них Зоя!»[74]. Призыв этот был услышан, и в 1973 г. астероид 1793 получил бессмертное имя Зои.

Так что из списка Ф. Ю. Зигеля пока не использованы имена Зинаида и Надежда. Конечно, если хорошо поискать, то среди разноязычных женских имен найдется не одна сотня таких, что не попали в каталоги астероидов. Вот в каталоге на 1977 г. впервые появились имена малых планет Ружена (1856) и Лоретта (1939). Но в основном оказались неиспользованными редкие, неходовые имена. В каталогах малых планет судьба женских имен повторила судьбу имен мифологических.

Но если женских имен стало не хватать, то этого нельзя сказать о женщинах, которым пожелали посвятить планеты. И требовался принципиально новый подход: надо было передать планете имя человека, не используя этого имени.

Замечательный советский астроном Пелагея Федоровна Шайн (1894–1956), ставшая первой в мире женщиной-первооткрывателем малых планет, подарила астероид 1387 своей племяннице Вере. Но астероид Вера уже существовал, и П. Ф. Шайн назвала свою находку Кама — именем реки, у которой родилась Вера.

Блестящее решение подобной задачи было найдено для астероида 1671, который посвящен первой в мире женщине-космонавту Валентине Терешковой. Имя Валентина уже имел другой астероид — 447. И малая планета получила красивое имя Чайка, которое служило космическим позывным сигналом отважной женщины-космонавта.

Но требовалось и какое-то общее, кардинальное решение проблемы: как увековечить в названиях астероидов большое количество людей, по возможности не путая их друг с другом. Это решение было найдено в переходе от имен к фамилиям. Традиция, требовавшая использовать только имя, была нарушена ради ясности. Ведь список имен — и женских, и мужских — в любом языке довольно ограничен, а фамилий практически неисчерпаем.

Одной из первых фамилия (а не имя) женщины была присвоена астероиду 323, открытому в 1891 г. М. Вольфом. В честь богатой американки мисс Брус, оказывавшей финансовую помощь астрономам, планета была названа, еще в латинизированной форме, Бруцией. Впрочем, планета эта более известна не обстоятельствами своего наименования, а тем, что это — первый астероид, открытый не путем прямого наблюдения, а фотоспособом.

Более оправданы названия, посвященные женщинам-астрономам. В их числе астероид 1255 Жилова, названный по фамилии первой русской женщины-астронома Марии Васильевны Жиловой (1870–1934), астероид 1654 Боева, посвященный советскому астроному Нине Федоровне Боевой (1890–1956), вычислявшей орбиты малых планет, а также комет и спутников. Астероид 1120 Кеннония открыла женщина-астроном Пелагея Федоровна Шайн и назвала так в честь другой женщины-астронома, американки Анни Кеннон.

Астероид 1859 получил имя Ковалевская, когда страна отмечала 125-летие со дня рождения Софьи Васильевны Ковалевской — замечательного русского математика. В названии астероида 1653 Яхонтовия фамилия профессора Натальи Сергеевны Яхонтовой, которая руководит изучением малых планет в Институте теоретической астрономии АН СССР, подверглась некоторой трансформации. Подобным образом астероид 1099 Фигнерия получил такое же конечное — ия прибавленное к фамилии прославленной революционерки Веры Николаевны Фигнер. Еще б?льшую трансформацию претерпела фамилия Л. И. Терентьевой, которой Г. Н. Неуймин подарил планету 1189 Теренцию. Подвергнув фамилию своеобразной латинизации, Неуймин продолжил на новом материале старую традицию.

Но если говорить о фамилиях, послуживших источником названий малых планет, то надо констатировать, что здесь преобладают уже не женские, а мужские фамилии. Есть названия астероидов, образованные от мужских имен, как мы видели на примере астероида 54 Александра. Но их мало, так как в этих списках прочно укоренились имена женские. В результате почти любое мужское имя, введенное в состав названий малых планет, начинало восприниматься как женское.

Зная обстоятельства именования астероида 1110, который назвали Ярослава, мы можем установить, что речь идет о мужском имени. Г. Н. Неуймин посвятил эту планету своему сыну Ярославу.

Есть названия астероидов, где как раз имя, а не фамилия мужчины оказывались более уместными. Таковы астероиды 1030 Витя и 1330 Спиридония. Их открыл в Симеизе советский астроном В. А. Альбицкий и назвал так в честь лично известных ему юного пулеметчика Виктора Заславского и его дяди, черноморского моряка Спиридона Ильича Заславского, павших в боях Великой Отечественной войны[75]. Именно уменьшительное Витя прочно и трогательно хранит память о девятнадцатилетнем воине, отдавшем жизнь за Родину.

Есть один именной астероид, название которого особенно дорого людям. Это астероид 852 Владилена. Еще в 1916 г. его открыл в Симеизе С. И. Белявский (1883–1963), выдающийся советский астроном, будущий член-корреспондент АН СССР. В траурном 1924 г. он посвятил эту планету Владимиру Ильичу Ленину и назвал ее Владиленой, по имени и партийному псевдониму вождя Октябрьской революции и руководителя первого в мире социалистического государства.

Астероидных названий, образованных от мужских имен, мало. В списке названий астероидов фамилии выдающихся политических и общественных деятелей, писателей и композиторов, но больше всего ученых, а среди них, конечно, астрономов. Среди названий симеизских астероидов — Морозовия (1210), посвященная замечательному революционеру-народовольцу и ученому Н. А. Морозову, с именем которого мы не раз уже встречались на страницах этой книги, Нансения (853) и Амундсения (1065), отметившие заслуги знаменитых полярных исследователей, Павловия (1007) и Ломоносова (1379), названные в честь великих отечественных ученых. Есть малые планеты в честь композиторов — Моцартия (1034) и Мусоргская (1059), писателей — Руставелия (1171) и Ролландия (1269).

Любопытна история последнего названия. Мария Николаевна, жена Г. Н. Неуймина, открывшего эту планету, обратилась с письмом к Ромену Роллану: «Позвольте принести Вам несколько странный и необычный дар: Вашим именем назвать последнюю малую планету, открытую в Симеизской обсерватории… Оба мы просим Вас разрешить последнюю планету окрестить именем Romaina или Rollanda, как Вам больше понравится». Ромен Роллан ответил: «Я очень горд тем, что Вы меня делаете крестным отцом одной из недавно открытых Вами планет. Назовите же ее Ролландия („Ромен“ — это не фамилия, а имя, происходящее от „Рима“)»[76]. Знаменательно, что писатель предпочел образование от фамилии, а не имени и прибавление конечного — ия, а не — а. Официальное имя Rollandia появилось в каталоге малых планет на 1938 г.

Особенно обилен перечень названий астероидов, которым симеизцы отметили заслуги астрономов. В их числе выдающиеся отечественные ученые В. Я. Струве — астероид 748 Струвеана; О. А. Баклунд — астероид 856 Баклунда; А. П. Ганский — астероид 1118 Ганския; советские астрономы А. А. Белопольский — Белопольския, 1004; Н. И. Идельсон — Идельсония, 1403; С. П. Глазенап — Глазенапия, 857; П. К. Штернберг — Штернберга, 995; М. Ф. Субботин — Субботина, 1692; сами симеизцы, «ловцы» малых планет Г. Н. Неуймин — Неуймина, 1129; Г. А. Шайн (1892–1956) и его жена П. Ф. Шайн — Шайна, 1648; С. И. Белявский — Белявския, 1074.

Симеизские учение не ограничивали себя фамилиями только отечественных исследователей. Они посвятили свои открытия крупным американским ученым С. Ньюкому — Ньюкомбия, 855 и X. Шепли — Шеплия, 1123; французам Ж. Лагранжу — Лагранжа[77], 1006 и Д. Араго (1786–1853) — Араго, 1005.

Интересны именования «тысячных» астероидов. Малая планета с порядковым номером 1000 была названа Пиаццией. Джузеппе Пиацци, нашедший первый астероид Цереру, заслуженно получил юбилейную планету. Астероиды 1001 и 1002, открытые советскими астрономами, получили названия Гауссия и Ольберсия. Немецкий математик и астроном Карл Гаусс (1777–1855) и Генрих Ольберс вместе с Пиацци стоят у истоков открытия астероидного пояса. Гаусс решил очень трудную задачу расчета эллиптической орбиты по наблюдениям небольшой дуги этой орбиты; именно благодаря Гауссу Церера не была потеряна; Ольберс же, как мы помним, открыл второй астероид Палладу.

Фамилии ученых и других выдающихся деятелей вводились в списки малых планет, разумеется, не только советскими астрономами. В XX в. к фамилиям стали обращаться все чаще, и ныне это — один из главных источников именования вновь открываемых астероидов.

Вначале для именования малых планет к фамилиям добавляли традиционное окончание женского рода — а (либо — ия), причем выбор того или другого окончания лишь изредка регламентировался фонетическими условиями, а чаще зависел от желания автора. Вспомним названия Павловия и Ломоносова, Жилова и Яхонтовия, образованные от однотипных фамилий на — ов.

Вот и кружат ныне вокруг Солнца космические памятники великим людям: Ньютония (662), Галилея (697), Эдисона (742), Гутенберга (777), Планкия (1069), Резерфордия (1249), Маркония (1332). Но уже с 30-х годов XX в. стали появляться и названия, в которых мужская фамилия приводилась без окончания — а, — ия: Коперник (1322), Заменгоф (1462) — варшавский врач Л. Заменгоф изобрел язык эсперанто [78]. В каталоге на 1973 г. появилась малая планета Гагарин (1772), посвященная первому космонавту.

Постепенный отказ от трансформаций исходных имен хорошо прослеживается на названиях малых планет, образованных от фамилий известных астрономов. От фамилий Барнарда и М. Вольфа образованы планетонимы. с названиями на — иана: Барнардиана (819), Волъфиана (827), от Иоганна Пализа — на — на: Пализана (914)[79]. Вспомним здесь и Струвеану.

Большее число астероидов по воле авторов названий получили имена с конечным — ия: Цераския (807), Каптейния (818), Швассмания (989), Нумеровия (1206), Дельпортия (1274) и др. Этими названиями увековечены фамилии отечественных астрономов В. К. Цераского и Б. В. Нумерова, голландца Я. Каптейна, немецкого астронома Ф. Швассмана, бельгийского исследователя астероидов Эж. Дельпорта.

Чаще же к фамилии астронома добавлялось лишь одно — а. Сюда относятся, помимо многих примеров, приведенных выше, названия Бредихина (786), Бодеа (998), Лютера (1303) и др. Отечественный астроном Ф. А. Бредихин (1831–1904) был выдающимся исследователем теории кометных форм, немецкий ученый И. Боде (1747–1826) уточнил так называемый закон Тициуса-Боде, изучение которого и привело к открытию астероидов, немецкий астроном Р. Лютер, один из первых охотников за малыми планетами, открыл 20 новых астероидов.

С 40-х и особенно 50-х годов в списках астероидов стали все чаще появляться фамилии астрономов, полностью совпадающие с названием малой планеты. Таковы астероиды Аргеландер (1551), Бессель (1552), Кирквуд (1578), Ван-Хутен (1673), Герцшпрунг (1693), Кайзер (1694), Брауэр (1746), Маковер (1771), Куликов (1774), Койпер (1776), Ван-Бисбрук (1781), Чеботарев (1804), Дирикис (1805) и др. Эта тенденция распространилась на большую группу названий малых планет, впервые появившихся в каталоге на 1977 г.: Лобачевский (1858), Королёв (1855), Комаров (1836), Мркос (1832), Марсден (1877) и др.

Теперь стало обычным отмечать астероидными именами не только астрономов прошлого, но и ныне живущих ученых, если они заслужили такой чести своими работами в области малых планет. Директор Берлинского астрономического вычислительного института Густав Штраке когда-то решительно отказался дать свое имя астероиду. И его сотруднику Карлу Рейнмуту пришлось схитрить. Восьми астероидам (1227–1234) он присвоил имена растений таким образом, что начальные буквы их латинских названий составили инициал имени и полную фамилию Г. Штраке, по-немецки G. Stracke. Вот названия этих астероидов в официальной латинской записи: Geranium («герань»), Scabiosa («скабиоза»), Tilia («липа»), Riccia («риччия»)[80], Auricula («аврикула» — декоративный вид примулы), Cortusa («кортуза»), Kobresia («кобрезия»), Elyna («элина»).

Кстати сказать, К. Рейнмуту, чтобы сохранить «растительный» принцип, пришлось допустить одну вольность. В латинской графике буква К почти не употребляется, а именно она нужна была для передачи фамилии Штраке. Поэтому многолетнюю высокогорную траву из семейства осоковых Рейнмут дал в неверной записи Kobresia, ботаники пишут Cobresia…

П. Хергет, директор обсерватории в Цинциннати (США)[81], куда после второй мировой войны переместился из Берлина Международный планетный центр, уже не отказывался: астероид 1751 Хергет появился в списках малых планет в 1972 г.

В числе источников астероидных имен с фамилиями людей успешно конкурируют географические названия. Проникнув в списки малых планет (как мы помним, еще 11-й астероид назван Партенопа), географические наименования с завидным постоянством продолжают и сейчас пополнять эти списки. Количество географических названий (топонимов) практически неисчерпаемо. Так, во Франции их около 10 млн., в Швеции — более 6 млн. Конечно, далеко не каждый топоним может стать названием астероида, но возможностей для этого превеликое множество: родная страна, крупный город или река, место рождения, место расположения обсерватории и т. д.

Не случайно первый астероид, открытый в Симеизе Г. H. Неуйминым, получил название Симеиза (748)… Можно выделить три этапа в истории обращения астрономов к названиям географических объектов.

С первым из них, относящимся к XIX в., мы уже познакомились, рассматривая названия первой сотни малых планет. В этот период географические названия имели почти обязательный налет античности. Древние названия географических объектов специально латинизировались.

Старинные названия городов использованы в именах астероидов: 138 Толоза (Тулуза), 231 Виндобона (Вена), 255 Оппавия (Троппау — здесь родился И. Пализа, который открыл данную планету), 384 Бурдигала (Бордо), 422 Беролина (Берлин), 753 Тифлис (Тбилиси, родина Г. Н. Неуймина, открывшего этот астероид), 830 Петрополитана (Петроград, астероид открыт в 1916 г., когда Ленинград называли Петроградом), 1133 Лугдуна (Лион). К этой группе относится и астероид 1876 Наполитания, впервые появившийся лишь в каталоге на 1977 г. Это, правда, уже не Партенопа, но и не современная форма Неаполь, по-итальянски Napoli. А малая планета 203 Помпея носит имя вообще исчезнувшего города, погибшего при извержении Везувия. Астероид 1106 Кидония назван по древнему городу на Крите, упомянутому Геродотом. Имена античных городов имеют малые планеты 137 Мелибея (этот город упомянут Гомером), 189 Фтия (легендарная родина Ахилла.)

Старинные названия рек применялись значительно реже: астероид 180 Гарумна (ныне р. Гаронна во Франции), 1381 Данубия (Дунай). А вот древние именования стран и областей в названиях малых планет очень часты, например: 148 Галлия (территорию древней Галлии занимает Франция), 329 Свея (Швеция), 418 Алеманния, 1044 Тевтония (оба названия образованы от наименований разных германских племен), 801 Гельвеция (Швейцария), 1052 Бельгика (Бельгия).

Области Древней Греции запечатлены в названиях астероидов 1138 Аттика, 1020 Аркадия, 1161 Фессалия. Разные страны античного мира дали свои названия планетам 814 Таврида (Крым) и 1307 Киммерия (имеется в виду Крым), 1306 Скифия (в Северном Причерноморье), 1135 Колхида (в Грузии, сюда приплыли аргонавты за золотым руном), 1198 Атлантида (мифическая страна, поиски которой продолжаются и сейчас), 1309 Гиперборея (мифическая страна на Крайнем Севере), 279 Туле (Туле, или Фула, — полумифический остров, который в античном мире считали крайней северной точкой земли). Последнее название, впрочем, имело четкий астрономический смысл: в 1888 г., когда его открыли, это был самый удаленный от Солнца астероид.

Какой-то свой смысл, преимущественно мемориальный, был и у других приведенных названий: астрономы прославляли свою страну, отдавали дань уважения древним ученым и т. д. Но старинные слова с большим трудом удерживали этот смысл, например астероид 397 регулярно упоминается с названием Вена. Однако к столице Австрии он не имеет никакого отношения. Французский астроном Шарлуа, который открыл эту планету, назвал ее Виенна (Vienna) — по старинному латинскому имени французского города Вьенн на р. Роне. В произошедшей путанице, которую, разумеется, надо исправить, больше всего виноват Шарлуа, избравший для указанного астероида древнее, а не современное название французского города, к тому же созвучное с современным названием столицы Австрии.

Многие географические названия просто не имели древних латинизированных форм либо астрономы могли их не знать. Эти обстоятельства и привели ко второму этапу включения топонимов в состав названий малых планет. Когда бралось не древнее, а современное географическое название, к нему добавлялось женское окончание — а или — ия, как того требовал известный нам обычай.

Таковы, например, астероиды 263 Дрезда (Дрезден), 325 Гейдельберга (Гейдельберг), 416 Ватикана, 449 Гамбурга, 484 Питтсбургия, 762 Пулкова (в поселке Пулково находится главная отечественная астрономическая обсерватория), 1294 Антверпия, (Антверпен), 1369 Останина (в селе Останино родилась П. Ф. Шайн, которая открыла этот астероид), также 333 Бадения (земля Баден в ФРГ), 669 Киприя (остров Кипр), 1094 Сибирия (Сибирь), 1140 Крымея (Крым) и др.

Если географическое название имело конечное — а, то форма его без всяких изменений включалась в состав названий астероидов, например по названиям городов: Кордова (365), Барселона (945), Гранада (1159); Рома (472; конечное — а здесь не добавлялось: итальянцы называют свою столицу Roma), Генуя (485), Венеция (487); Москва (787), Гаспра (951), Ялта (1475), Варшава (1263) и т. д.

По названиям рек: Амазонка (1042), Волга (1143), Нева (1603). Сюда же и Ла-Плата (1029) — так называется залив, образуемый устьем р. Параны в Южной Америке. По названиям государств: Австрия (136), Венгрия (434), Аргентина (469), Италия (477), Ниппония, т. е. «Япония» (727), Испания (804), Голландия (1132), Эфиопия (1432), Югославия (1554) и др. Единичные трансформации географических названий представлены в именованиях планет 690 Братиславия (от г. Братиславы)[82], 712 Боливиана (от названия страны Боливии).

Добавление даже одной или двух букв мешает восприятию названия, в чем мы уже неоднократно убеждались. Астероид 327 Колумбия посвящен отнюдь не стране в Латинской Америке, а Христофору Колумбу. Точно так же астероиды 862 Франция, 984 Греция — не от названий стран, а от личных имен людей. Это отражено латинским написанием, приведенных названий: Franzia, Gretia.

Наконец, решили, что гораздо удобнее называть астероиды, сохраняя точную форму исходного слова и давать не только мужские фамилии, но и географические названия без конечного — а. Наступил третий этап превращения земных названий в небесные. Появились имена астероидов: Винчестер (747), Потомак (1345), Вавель (1352; Вавель — историческая резиденция польских королей в Кракове), Данциг (1419), Белград (1517)[83]. А в названии малой планеты 736 Гарвард некогда употреблявшееся конечное — а было отброшено. Стала возможна и русская передача, скажем, имени астероида 1125 China словом Китай, а не «Китая».

Разумеется, если географическое название уже имеет свое конечное — а, то оно в имени астероида сохраняется. Различие между вторым и третьим способами перевода топонимов в астронимы наблюдается только в географических названиях, оканчивающихся на согласный звук. Сохраняют свою форму без изменения и те географические названия, которые оканчиваются на любой гласный (а не только — а), например: Чикаго (334), Токио (498), Бали (770), Кутаиси (1289), Цинциннати (1373), Абастумани (1390), Эри (1402), Лимпопо (1490), Турку (1496), Оулу (1512). Трансформации подобных названий крайне редки, например: Замбезия (1242) — от реки Замбези, Уклия (1276) — от города Уккле[84].

Так была устранена обязательность женской формы и в тех наименованиях малых планет, которые образованы от географических названий. Впрочем, старое «правило женского рода» можно подчас ощутить и в новых астероидных именах. Сейчас астрономы к названиям малых планет специального окончания женского рода не прибавляют, однако они предпочитают избирать для этих названий такие топонимы, которые уже имеют конечное — а или — ия.

Союзные и автономные республики нашей страны, давшие свои названия астероидам, имеют женское окончание в самой своей форме: Армения (780), Латвия (1284), Карелия (1391), Эстония (1541), Украина (1709). А слово Узбекистан, не имеющее женского окончания, в астероидном имени его получило: Узбекистания (1351). Грузия же вошла в списки малых планет под своим старинным именем: Картвелия (781), что соответствует ранним традициям в использовании географических названий для названий небесных объектов.

Говоря о географических источниках названий малых планет, следует подчеркнуть интернациональные тенденции в их наименовании. Так, француз Шарлуа назвал один из открытых им астероидов Бразилией (293), немецкий ученый М. Вольф в 1892 г. присвоил малой планете 341 имя Калифорния, продолжившее (вслед за Виргинией) список астероидов, которые названы по штатам США: Огайо (439), Аризона (793), Индиана (1602).

Австрийский астроном И. Пализа дал в 1883 г. астероиду 232 имя Россия, а среди открытий советского астронома Г. Н. Неуймина есть малая планета 916 Америка. П. Ф. Шайн первый свой астероид (1112) назвала Полонией (Polonia — латинизированное название Польши), «подарив» его таким образом пулковскому астроному поляку Л. Л. Маткевичу. Прославляя родные места и обсерватории, астрономы вместе с тем не забывали, что они представляют планету Земля, познающую космос.

Имена богов, людей и географических объектов дали основную массу названий малых планет. И все это, заметим, имена собственные.

В планетонимы переходили и другие разряды собственных имен, но в значительно меньшем количестве. Есть среди них названия фирм, производящих астрономические приборы, и самих этих приборов, например: Цейссия (851), Гребба (1058) по оптическим фирмам «Цейсс» и «Говард Гребб», НОРК (The NORC) (1625) по наименованию электронной машины, использованной для вычисления элементов малых планет. А вообще-то сокращение NORC значит Naval Ordnance Research Calculator, т. е. Поисковая вычислительная машина военно-морской артиллерии. Кстати, астероид 1625 — единственный, имеющий в названии английский артикль. Среди имен малых планет есть и другие аббревиатуры, например КРАО (1725), т. е. Крымская астрофизическая обсерватория.

Довольно значительна в астероидных названиях еще одна группа собственных имен — имена персонажей художественных произведений и заглавия самих произведений.

О первых именах такого рода И. Литров писал с глубоким возмущением: «Название Люмен, данное планете 141, есть не что иное, как заглавие книги; планета 152 была названа Аталой, в честь героини романа и т. д. Все эти названия, как справедливо заметил Р. Вольф, представляют не более как сатиру на самый обычай давать собственные имена астероидам»[85].

Однако это высказывание не повлияло на присвоение планетам названий, имеющих отношение к литературе и искусству. Уже 171-му астероиду дали имя Офелия, затем последовали и другие шекспировские героини: Дездемона (666), Джульетта (1285). Есть среди названий астероидов Дульцинея (571), Шехерезада (643), волшебница из поэмы Торквато Тассо Армида (514), героиня комедии Аристофана Лизистрата (897).

В названиях звездного неба можно найти и имена героинь знаменитых опер: Турандот (530), Церлина (531), Виолетта (557), Кармен (558), Аида (861). Симеизцы дали астероидам имена пушкинской Татьяны (769) и Суламифи (752) А. И. Куприна, героинь А. Франса Таис (1236), Г. Ибсена Сольвейг (1331), А. Дюма Марго (1434) и совсем не знаменитой (о вкусах не спорят!) героини французского писателя О. Лоти Рараю (1148).

П. Г. Пархоменко назвала одну из открытых ею планет Сакунтала (1166) — по наименованию произведения великого поэта Древней Индии Калидасы. Более точная передача этого имени — Шакунтала. Кстати, это имя и главной героини этого произведения. Еще одна знаменитая книга — название сборника древнеисландских саг — закреплена за астероидом 673 Эдда.

Немногочисленна, но интересна группа астероидных имен, посвященных организациям. Это, в частности, названия Академия (829), которое Г. Н. Неуймин посвятил Академии наук СССР, и Комсомолия (1283), которым В. А. Альбицкий отметил заслуги ВЛКСМ. Название это — как эстафета, переданная учеными молодежи, своим ученикам и продолжателям.

Вообще, рассмотренные нами случаи наименования астероидов позволяют установить следующую закономерность. Древние названия небесных тел черпались преимущественно из состава нарицательных слов, так как люди старались объяснить, понять небесные явления. Новые же астронимы созданы преимущественно от имен собственных, поскольку функции названий изменились: они теперь не объясняют, а лишь обозначают небесные объекты, отличая их друг от друга. Ведь каждая малая планета — единичный объект. Поэтому естественней и присваивать ему имя, образованное от названия какого-то другого; тоже единичного объекта, т. е. имя собственное.

Тем не менее в списках названий малых планет нарицательные по происхождению слова занимают немало места. Мы уже говорили, что нарицательные слова появились уже среди названий первой сотни астероидов. В дальнейшем их число несколько увеличилось, однако так и не стало массовым.

Вначале названия планет образовывались преимущественно от абстрактных античных (греческих, а затем все чаще латинских) слов высокого стиля. Прямо или косвенно эти слова описывали трудности поисков малых планет и эмоции, связанные с их открытием. Таковы Софросина (134) и Пруденция (474), означающие по-гречески и по-латыни одно и то же: «благоразумие». Точно так же Арета (197) и Виртус (494) значат «мужество». А вот серия латинских названий, построенных по тому же принципу: Фелицитас[86] (109) «счастье»; Адорея (268) «слава»; Унитас (306) «единство»; Этернитас (446) «бессмертие»; Пациенция (451) «терпение»; Веритас (490) «истина»; Пробитас (902) «скромность»; Персеверанция (975) «настойчивость»; Гиларитас (996) «радость».

Ряд названий астрономы посвятили дружбе, содружеству: Филия (280) «дружба» (греч.), Фратернитас (309) «братство» (лат.), Амикиция (367) «дружба» (лат.). Со временем у астероидов стали появляться имена, взятые из других языков. И знаменательно, что одно из русских по происхождению имен малых планет тоже имеет этот высокий смысл: Дружба (1621). Официально имя пишется латинскими буквами — Druzhba. Но оно остается русским именем, символизирует политику мира и дружбы, проводимую нашей страной.

Рядом с Дружбой (1621) в списке малых планет стоит еще одно замечательное русское название — Мирная (1610). Наука враждебна войне. Аналогичное латинское название астероида появилось еще в начале XX в.: Пакс (679) «мир». Здесь уместно вспомнить также греческое и латинское название Элейтерия (567) и Либера (771), означающие «свободная», и еще более раннее имя Либератрикс (125) «освободительница», ознаменовавшее освобождение Франции от прусской оккупации.

Названия-признаки, образованные от прилагательных, обычно дают субъективную характеристику малой планете, выражают чувства ученого, связанные с открытием планеты, или описывают обстоятельства этого открытия: Монахия (128) «единственная», Уна (160) «одна», Евхарис (181) «очаровательная», Фелиция (294) «счастливая», Дезидерата (344) «желанная», Орнамента (350) «украшенная», Аэрия (369)[87] «воздушная», Альма (390) «благодетельная», Прециоза (529) «великолепная», Приска (997) «древняя», Беата (1043) «счастливая», Санта (1288) «святая» (итальянское слово), Магния (1459) «дорогая», Пострема (1484) «последняя» (это — последняя малая планета, открытая в 1938 г. Г. Н. Неуйминым)[88].

Братья Анри, несомненные новаторы в области именования малых планет, свой последний астероид (227) назвали в 1882 г. Философией и тем самым, говоря словами Й. И. Литрова, «ввели новый принцип, на основании которого в именах планет увековечиваются на небе научные дисциплины»[89].

Принцип этот лежит в основе серии названий: Сапиенция (275) — латинское соответствие греческому слову философия; Юстиция (269), Геометрия (376) и, наконец, Астрономия (1154). Последним в серии явился астероид Географ (1620), название которого означает профессию. Сделано это умышленно, чтобы получить слово мужского рода, подчеркивающее особенности орбиты этой планеты.

Вслед за наукой последовала техника — Индустрия (389) и более конкретные Фотографика (443) и Стереоскопия (566). Два последних наименования отмечают ценность фотографического метода поиска малых планет и способ нахождения астероидов на фотографиях путем сличения двух снимков. Названием планеты стал также компонент многих астрономических инструментов — Призма (1192).

Вместе с наукой представлены в названиях астероидов литература и искусство: Поэзия (946), Ода (1144), Сага (1163), Ноктюрна (1298).

Высокое понятие Родина Г. Н. Неуймин выразил латинским названием Патрия (1347), посвятив свое открытие нашей великой стране. В каталоге малых планет представлены Фантазия (1224) и Фанатика (1589), Утопия (1282) и китайское название Юева (139), означающее «звезда счастья», Княжна (1324), искусственный язык — Эсперанто (1421) и драгоценный камень — Берилл (1729), бык с испанским названием Торо (1685) и даже одежда древних римлян — Туника (1070).

Ботанические названия, имеющие к тому же международную латинскую форму, — один из постоянных источников астероидных имен. Началась эта серия с Пальмы (372), традиционного слова высокого стиля, которое в латинском языке означало и «пальмовое дерево», и «слава». За ней последовали: Бегония (943), Камелия (957), Петуния (968), Примула (970), Магнолия (1060), Пэония (1061), Лобелия (1066), Мальва (1072), Мимоза (1079), Резеда (1081), Лилия (1092), Арника (1100), Секвойя (1103), Крокус (1220), Галантус (1250) — подснежник и др. Даже астероиду Астер (1218), что по-гречески значит «звезда», дал название цветок астра!

В целом имена малых планет, как мы могли в этом убедиться, представляют весьма пеструю мозаику, составленную из очень разных по смыслу компонентов. Но за этой пестротой четко проступают две взаимосвязанные тенденции. Названия астероидов от мифологии перешли к отражению реальной жизни людей, от фиксации прошлого, отражения только античного, классического мира, они обратились к настоящему, к фактам, событиями чаяниям современности.

В начале этой главы приведена цифра — 1940 малых планет. Столько их уже занумеровано. Но словесных названий малых планет — меньше на 283, точнее на 281, потому что есть два астероида с названием, но без номера. 283 малых планеты в каталоге имеют лишь условные обозначения, своеобразные технические названия. Например, самая «старая» из них под номером 1215 указана так: 1932 ВА. Это так называемое предварительное обозначение по принятой с 1925 г. системе Е. Боуера. Оно включает год открытия и две заглавные латинские буквы. Первой буквой обозначен полумесяц. Здесь используется 24 буквы латинского алфавита — с добавлением W, но без букв I и Z. Вторая же буква указывает порядок по счету открытия (наблюдения) в данном полумесяце. Здесь применяются уже все латинские буквы, кроме I (ее можно спутать с J). Таким образом, предварительное обозначение планеты 1215 содержит следующую информацию: астероид найден во второй половине января 1932 г., причем это было первое наблюдение малой планеты, выполненное в данном полумесяце.

Астероидов открывают гораздо больше, чем нумеруют. Для присвоения планете постоянного номера и занесения ее в каталог нужен точный расчет орбиты, а это не всегда удается сделать. Открытий (и последующих наблюдений), таким образом, за один полумесяц может оказаться больше, чем букв в алфавите. А предварительные обозначения даются всем открытиям. И если в течение полумесяца открыто больше 25 малых планет, то алфавит повторяется, однако уже с индексом 1, затем 2 и т. д. Так, планета 1750, остающаяся пока безымянной и занесенная в каталог с обозначением 1950 NA1 открыта, как явствует из этого обозначения, в первой половине июля 1950 г., и это открытие в данном полумесяце было 26-м по счету. Планета Пострема до 1957 г. указывалась в каталогах как 1938 HC. Попробуйте определить смысл этого обозначения.

До введения этой удобной системы планеты обозначались по-разному, что порождало большую неразбериху. Впрочем, одно исключение есть и сейчас. Предпринятое исследователями малых планет так называемое Паломар-Лейденское обозрение (по названиям обсерваторий) привело к открытию многих новых астероидов. Некоторые из них занумерованы и выступают в каталоге с особыми обозначениями, например: 2522 Р-L, 6553 Р-L: указывается просто номер планеты на снимках (начиная с 2001) и сокращенное наименование обозрения. Это не более чем рабочее обозначение астероидов. Свои особые рабочие обозначения существуют на всех обсерваториях, изучающих малые планеты. Но они затем заменяются общими предварительными обозначениями.

Предварительные обозначения имеют все вновь открываемые астероиды. Но после получения постоянного номера большинство из них сменило эти обозначения на имена. Имя выбирает ученый, открывший планету, а регистрирует его Международный планетный центр в Цинциннати. Безымянных планет осталось еще немало, но процесс их именования продолжается, как продолжаются в поиски новых малых планет.

<<< Назад
Вперед >>>

Генерация: 3.319. Запросов К БД/Cache: 3 / 1
Вверх Вниз