Книга: Из царства пернатых. Популярные очерки из мира русских птиц

Удод

<<< Назад
Вперед >>>

Удод[282]

Ах, ты, степь моя,Степь привольная!Широко ты, степь,Пораскинулась,К морю ЧерномуПонадвинулась.А. Кольцов

Среди нашего пернатого царства мало есть представителей, которые бы так привлекали к себе внимание человека своей внешностью и голосом, как удод. На рисунке (см. с. 315) изображен прекрасный «портрет» этой птицы (только для полноты «портрета» я попрошу читателя мысленно окрасить хохол, голову, шею, грудь и верхнюю часть спины в красновато-песочный цвет). Неправда ли, какая курьезная, единственная в своем роде птица! Совсем как какой-нибудь предводитель индейского племени! Даже когда хохол удода опущен или, вернее, сложен (на манер веера), то и тогда эта птица имеет все-таки какой-то чудной вид, благодаря своему длинному, тонкому клюву и торчащему с противоположной стороны длинному, остроконечному, пестрому хохлу.

С удодом хорошо знакомы только жители южной половины России (к югу от линии Рига-Уфа), где эта птица почти повсюду более или менее обыкновенна, в особенности на крайнем юге. В средней России удод является птицей более или менее редкой; на севере не водится вовсе. Под Петроградом изредка наблюдали удодов – это были заблудившиеся экземпляры. Удод – относительно крупная птица[283].

Весной, по возвращении из далеких теплых стран, куда удод улетает на зимнее время, он тотчас же дает о себе знать своим, единственным в своем роде, криком «упупуп» или «утутут», отсюда, по всей вероятности, произошло и название удод. (Одна моя знакомая, молоденькая барынька, переселившаяся из многолюдной и веселой столицы на одинокий хутор, стоявший среди унылой каменистой степи окрестностей Севастополя, весьма удачно перевела крик удода словами «худо-тут».) Этот своеобразный глухой и в то же время далеко слышимый крик раздается в весеннее время беспрестанно, в течение целого дня, и в особенности по утренним и вечерним зорям; во второй половине июня он уже слышится реже, а к июлю и вовсе умолкает.

Любимыми местами обитания удода являются луга и выгоны с немногими, единично растущими на них, старыми ветлами и другими деревьями, в дуплах которых эта птица охотно помещает свои гнезда. В степных местностях удоды держатся обыкновенно вблизи хуторов и других человеческих жилищ. Сплошного леса эта птица не любит и только иногда, временно, посещает его, скрываясь от преследований.

Отличительной чертой характера удода является необычайная пугливость; даже близко пролетевшая ласточка его пугает. В особенный же ужас приводит удода появление какой-нибудь хищной птицы: он тотчас же бросается тогда на землю с распластанными крыльями и хвостом и закидывает кверху, почти отвесно, свой длинный клюв. В таком странном положении удод скорее похож на какой-нибудь пестрый лоскуток, чем на птицу, и это нередко спасает его от когтей хищника – он остается незамеченным. Впрочем, молодые удоды не так боязливы. Мне не раз случалось (в степной части Крыма), сидя утром на балконе за чайным столом, кормить кусочками булки молодых удодов, аккуратно прилетавших каждое утро к балкону.

Главную пищу этой птицы составляют разные черви, личинки и жуки, живущие в помете рогатого скота и других животных; отсюда особое пристрастие удода к выгонам. Он подолгу копается и ковыряет своим длинным изогнутым клювом в коровьем навозе и достает себе оттуда лакомые кусочки. Раздобыв навозного жука, удод предварительно раздробляет его многочисленными ударами о твердую землю, при этом отламываются и отскакивают жесткие надкрылья и твердые щитики жука; затем обработанного таким образом жука подбрасывает кверху и ловит широко раскрытым ртом. Проглотить жука обыкновенным манером, как это делают другие птицы, удод не может, потому что язык у него очень короток: он имеет треугольную форму и длина его почти равняется ширине. Вот почему и молодых удодов, взятых из гнезда, можно выкормить не иначе, как пихая им пищу в глотку пальцем, так как они не могут сами проталкивать в рот захваченную клювом пищу и выучиваются этому лишь впоследствии.


Удод

Гнездо свое удод особенно охотно помещает, как уже было упомянуто выше, в одиноко стоящих по выгонам, дорогам и берегам рек дуплистых деревьях, а также в отверстиях и щелях каменных стен и заборов. Самочка кладет четыре-семь сравнительно небольших, очень продолговатых яичек, весьма непостоянной окраски; чаще всего встречаются серовато– или желтовато-зеленые. Высиживание продолжается 16 дней.

Про удодов сложилась дурная слава, будто они никогда не чистят своих гнезд, вследствие чего молодые, вырастая в отвратительной грязи, первое время по вылете из гнезда издают очень дурной запах. Так как, с другой стороны, есть указания на нахождение удодовых гнезд, вовсе не отличающихся особенной нечистотой и дурным запахом, то из этого можно заключить, что не все удоды такие неряхи, какими их прославили.

Взятый из гнезда и выкормленный из рук, удод приручается очень хорошо и становится в высшей степени забавной и милой птицей. Он, как собака, всюду следует за своим хозяином – как по комнатам, так и на дворе – и доставляет много забавы своими смешными ужимками. Выкармливать молодых удодов лучше всего свежими муравьиными яйцами, вперемешку со свежим творогом и червеобразно нарезанными кусочками сырого или вареного бычьего сердца.

<<< Назад
Вперед >>>

Генерация: 0.078. Запросов К БД/Cache: 0 / 0
Вверх Вниз