Книга: Из царства пернатых. Популярные очерки из мира русских птиц

Скворец

<<< Назад
Вперед >>>

Скворец[268]

Седой Мороз в одежде снежной,С блестящей льдистою бронейВступает в бой с приветной, нежнойИ ароматною весной.Он ветром, вьюгою, снегамиВесне переграждает путь,А та, в ответ ему, цветамиБросает в старческую грудь.К Кони

Что этот бой, по-видимому столь неравный, окончится полной победой весны, в том ни на одну минуту не сомневается наш милый скворушка, сидящий на ветке дерева близ своей скворечницы. Иначе он не решился бы покинуть гостеприимные южные страны, в которых коротал время, пока у нас трещали морозы. Что за беда, если и придется немножко позябнуть и раз-другой не особенно сытно пообедать, все-таки он твердо знает, что в конце концов «седой Мороз» сложит свои «льдистые» доспехи к ногам «приветной, нежной» красавицы-весны и скажет

…тая в речках снежных вод:………………………………Ты победила! Ты прекрасна!Иди ж и царствуй в свой черед…[269]

Вот и сейчас: только что пролетел сильный вихрь с крупой и снегом, как наш скворушка, встряхнувшись и приведя в порядок свои растрепавшиеся от ветра перышки, снова распевает как ни в чем не бывало свои песни. Впрочем, слово «песня» будет здесь, пожалуй, не совсем уместно: это скорее какая-то веселая, беззаботная болтовня, трескотня и верещание, вперемежку с протяжными свистами и разными подражательными, подчас весьма красивыми, звуками. И как ретиво и весело распевает скворец свои песни! Горлышко раздувается пузырем; клюв раскрывается так широко, что в него можно, пожалуй, всунуть целый орех; крылышки свешиваются, и певец беспрестанно ими подергивает, словно трепеща от музыкального наслаждения, каковое, по-видимому, доставляет уморительному певцу его смешная и бестолковая песня. Впрочем, эта песня, хотя смешная и бестолковая, но слушается с большим удовольствием, в особенности ранней весной, когда, кроме жаворонков в поле да желтоголовых овсяночек с их незатейливой песенкой, других певунов налицо еще не имеется.

Однако я говорю о скворце так, как будто эта птица всем хорошо известна; между тем, вероятно, найдется не мало читателей, знающих скворца только понаслышке. Поэтому нужно несколько остановиться на его наружности. Самчик весной окрашен в черный цвет с фиолетовым и зеленым металлическим отливом, особенно ярким и красивым на груди; клюв желтый, лапки буровато-красные. Осенью, после линяния, все новые перышки имеют белые кончики, и тогда скворец является пестрым. Клюв к осени из желтого становится черным, затем в течение зимы постепенно желтеет, от основания к концу, и к маю становится снова лимонно-желтым. В то же время постепенно пропадают (обтираются) белые кончики перышков, и скворец из пестрого становится мало-помалу черным. Самочка совсем черной никогда не бывает, а всегда пестровата, потому что кончики ее перышков всегда остаются более или менее белыми; клюв у нее бледно-желтый. Скворчата до первого линяния (происходящего в конце лета) имеют серовато-бурое оперение – на горлышке слегка беловатое – и черный клюв; перелиняв, осенью они становятся такими же пестрыми, как и взрослые скворцы. (Впрочем, что касается окраски, то она несколько изменяется в зависимости от географического положения местности, в которой обитают скворцы; на этом основании специалисты-птицеводы различают даже несколько видов скворцов. Однако эти цветовые изменения, в сущности, малозначительны; а что касается образа жизни, то он совершенно одинаков у всех наших скворцов, почему мы можем смело не делать здесь между ними никакого различия.)


Скворец

Водится скворец по всей России – от Лапландии до Крыма и Кавказа включительно. Почти повсюду он весьма многочислен и обыкновенен и повсюду является птицей перелетной: отлетает на зиму на юг, весной же одним из первых возвращается обратно на свою родину (в окрестностях Петрограда скворцы появляются обыкновенно около середины марта).

Первых прилетных скворцов можно видеть сидящими небольшими стайками рядышком на полевых сараях, на крестах сельских церквей, на отдельно стоящих в поле деревьях и тому подобных выступающих местах. Пролетные стаи (то есть те, которые направляются дальше к северу) летят всегда высоко, быстро и кучно, прилетные же (которые будут гнездиться у нас), напротив, летят низко, кружатся и наконец опускаются. Самочки появляются обыкновенно 10–12 днями позже самцов, отдельными стаями.

В первое время по прилете, весь март и начало апреля, скворцы мало держатся около скворечниц (или вообще мест своих гнездовий), а больше проводят время на полях, лугах, в речных долинах, огородах, где на проталинах выискивают себе, в это время еще весьма скудное, пропитание. Если же проталин еще мало (после очень снежных зим), то скворцы кормятся на навозных кучах и по дорогам, отыскивая червей и уцелевшие зерна.

Около середины апреля начинаются хлопоты по устройству гнезда, местом для которого служат дуплистые старые деревья в лесах, рощах, садах и парках, а также разбросанные одиночно по полям и лугам. Или же для этого служат нарочно устраиваемые для скворцов жилища – скворечницы. Скворец – птица в высшей степени полезная (о чем подробнее речь будет еще впереди). Народ давно уже это подметил, в особенности огородники, а потому во многих местностях можно видеть по селам, деревням и пригородам прилаженные на деревьях, а то и просто на воткнутых в землю длинных шестах домики для скворечьих гнезд. К сожалению, далеко не везде существует этот прекрасный и заслуживающий самого широкого распространения обычай – ставить скворечницы. Смастерить же скворечницу – цело весьма простое: нужно взять несколько дощечек, сколотить из них ящичек 11–12 вершков[270] высотой и 4 ? вершка[271] шириной в обе стороны (в квадратном сечении), проделать, отступя на 2 вершка[272] от верха, лётку – круглое отверстие в 2 дюйма[273] (1 ? вершка) в поперечнике – вот скворечница и готова. Вместо дощатого ящичка можно повесить выдолбленный отрубок дерева (дуплянку) соответствующих размеров с приколоченными донышком и крышкой. Под лёткой можно воткнуть палочку, которая будет служить жердочкой для сидения. Ящичек (или отрубок) должен быть непременно глубокий (не менее 11 вершков[274]) для того, чтобы кошка, запустив лапу в лётку, не могла достать птенцов или сидящую в гнезде скворчиху. В особенности лётка не должна быть слишком широкой, чтобы в нее не могли забираться разные охотники до скворцовых яиц и птенцов (вороны, сороки, сойки, белки); старый опытный скворец и гнездиться не станет в такой скворечнице. Сузить лётку настолько, что скворец не в состоянии будет в нее пролезть, само собой разумеется, тоже не годится. Для безопасности гнезда от непрошеных гостей иногда делают в скворечнице, на половине ее высоты, поперечную перегородку с круглым отверстием в середине. Привязывать скворечницу к дереву (или шесту) следует как можно выше: и дальше видно – скворцы скорее найдут – да и от кошек безопаснее. Кроме того, лётку следует поворачивать в полдень к югу, а не на север, чего также птицы не любят. Если скворечница ставится не на дереве, а на шесте, то к верхнему концу его нужно привязать ветвистую хворостину, на которой скворец будет распевать свои песни, в то время как скворчиха будет сидеть на гнезде.

Привязывать скворечницу надо прочно, надежно, чтобы ее не сорвало ветром. Скворец – птица очень умная, внимательно осмотрит свое будущее жилище со всех сторон, прежде чем в нем поселиться, и чуть что не ладно – бросит, и скворечница будет пустовать. Расскажу по этому поводу случай, бывший со мной: задумали мы с братом поставить в садике, на высокой березе, над самым балконом нашего дома, скворечницу, сделанную прекрасно, по всем правилам. Постановка была поручена кучеру. На другой же день мы имели радость заметить, что пара скворцов усердно стала таскать в нашу скворечницу разные былиночки, мочалочки, соломинки, перышки и подобный материал для гнезда. Работа скворцов продолжалась два дня, с утра до вечера, причем самчик находил все-таки время услаждать наш слух своими веселыми, болтливыми песнями. На третий день скворцы исчезли; на четвертый также не показывались, и мы с братом, весьма огорченные тем, что скворцы бросили нашу скворечницу, ломали себе головы над вопросом – что могло бы им в ней не понравиться? Дня через два или три загадка разъяснилась: выйдя утром после бурной ночи в наш садик, мы нашли скворечницу лежащей на земле. Кучер, которому было поручено привязать ее к дереву, взял, недолго думая, первую попавшуюся веревку да ею и привязал, а веревка-то оказалась гнилой. Умные птицы, очевидно, заметили неблагонадежность прикрепления скворечницы и не пожелали подвергать риску себя и свое потомство.

Если желательно привлечь к данному месту большое количество скворцов, то вместо постановки большого числа отдельных скворечниц, что будет слишком хлопотливо, можно устраивать, так сказать, семейные скворечницы: укрепить под навесом крыши один длинный ящик с несколькими лётками, причем даже нет надобности разделять гнезда между собой перегородками.

К 1 мая в гнезде скворца находятся уже обыкновенно шесть– семь гладких (без крапин) светло-голубых яичек, а к 15–20 мая появляются и молодые скворчата. Эти последние скоро подрастают и к началу июня обыкновенно уже вылетают из гнезда.

На юге, где скворцы делают большей частью два вывода за лето, родители остаются при птенцах недели две, пока скворчата не станут настолько самостоятельными, что смогут уже сами добывать себе пищу. В это время семьи и небольшие стайки скворцов можно видеть на окрестных полях и лугах, очень ловко бегающими и копошащимися в траве, при беспрестанном перекликании друг с дружкой особенным, своеобразным, негромким криком, отчасти напоминающим крик галчат в гнезде.

Когда молодые скворчата станут вполне самостоятельны, родители снова возвращаются к своим гнездам и приступают ко второму выводу. По окончании гнездовых дел они соединяются семьями в громадные, нередко многотысячные, стаи, в которых и держатся до самого отлета, летая и кормясь преимущественно по лугам речных долин. Целыми тучами носятся тогда скворцы днем – по лугам и выгонам, на ночь же сваливаются в прибрежные камыши и тальники (ивняки), рассевшись по которым, провожают день неимоверным шумом и гамом и успокаиваются лишь с наступлением темноты. Стаи скворцов особенно охотно посещают выгоны, где пасется домашний скот, с которого (в особенности с овец) эти птицы прилежно обирают всяких паразитов.

Перед наступлением поры отлета (приходящейся в северной и средней России обыкновенно на первые числа сентября) взрослые скворцы возвращаются на несколько дней к своим гнездовьям, распевают здесь свои песни, как бы прощаясь с родными местами, и затем исчезают до весны. Стая за стаей снимаются скворцы с полей и лугов своей родины и направляются на юг в теплые, хотя и не особенно далекие, страны. В своих странствованиях они не залетают далее северной Африки, большинство же скворцов проводят зиму на южных полуостровах Европы (в Испании, Италии, Греции), причем в противоположность большинству остальных певчих птиц распевают свои песни и на зимних квартирах. Там они продолжают вести такой же образ жизни, какой вели и у нас осенью, кочуя стаями по лугам речных долин, большей частью в сообществе дроздов и ворон. Известны случаи зимовки небольших групп скворцов на побережьях Финского залива (около Выборга) и Балтийского моря (около Либавы[275]).

Выше было уже упомянуто, что скворец – птица очень полезная. Приносимая им польза заключается в уничтожении громадного количества гусениц, личинок, бабочек, жуков и червей, а главное – множества улиток и вообще всякого рода слизняков, до которых скворец особенно охоч. Немецкий ученый Ленц, большой любитель скворцов и знаток их образа жизни, на основании многолетних наблюдений за этими птицами высчитал, что одна семья скворцов (двое взрослых и пять птенцов) съедает каждый день более 360 больших жирных улиток. Какое же, следовательно, громадное количество улиток уничтожается всеми скворцами данной местности в течение всего времени вывода детей. Огородники хорошо знают, какой вред причиняют им улитки, а потому и заботятся о привлечении к своим огородам злейших врагов этих вредных животных – скворцов, для чего и выставляют скворечницы. Также и столь вредных майских жуков и их жирных личинок во множестве уничтожают скворцы, равно как и жуков-долгоносиков (слоников), из которых многие принадлежат к числу весьма вредных для леса насекомых.

Правда, лакомые до сочных ягод скворцы причиняют некоторый вред вишневым садам, а виноградникам нередко наносят даже весьма серьезный ущерб; но та чрезвычайная польза, которую приносит скворец уничтожением вредных тварей, сторицей покрывает ущерб, иногда причиняемый нам этой птицей. За границей образованные владельцы виноградных садов давно уже перестали преследовать скворца за причиняемый им урон зрелому винограду, потому что, с другой стороны, убедились в той громадной, хотя и не столь бросающейся в глаза, пользе, которую приносит тот же скворец, уничтожая в их виноградниках очень вредную виноградную улитку[276]. Впрочем, бывают случаи, когда скворцы такими несметными стаями нападают на виноградники (например, в Закавказье), что волей-неволей приходится браться и за ружья.

Скворца часто держат в комнате как чрезвычайно забавную и веселую птицу. Своими манерами он во многом напоминает обезьяну. Взятый молодым из гнезда, скворчик быстро становится совершенно ручным и доставляет много потехи и удовольствия хозяину (имея, впрочем, один большой недостаток – сильно грязнит клетку). Скворец легко выучивается разным фокусам, перенимает голоса и песни других комнатных птиц, выучивается насвистывать разные мелодии и песенки и даже говорить. И на воле скворец также перенимает и вплетает в свои песни разные посторонние звуки – преимущественно голоса других птиц. Так, нередко можно слышать среди песни вольного скворца как бы отдаленный свист иволги, флейтовые переливы пеночки, сладкозвучную строфу чечевицы, «пиньканье» зяблика и пр. Однажды мне случилось слышать на воле скворца, замечательно подражавшего среди своей болтовни и трескотни свисту кучера, весеннему крику уточек, гоняемых по воде селезнем, ржанию жеребенка и голосам каких-то мне незнакомых птиц, слышанных этим скворцом, вероятно, на далеком юге, во время пребывания на зимних квартирах.

Известно немало примеров замечательных говорунов среди скворцов. Мне лично привелось видеть только одного говорящего скворца (не из первоклассных), находившегося у одного из моих знакомых. Скворец этот говорил следующие слова и фразы: «Миша» (его так звали), «Мишечка, Мишуша, Мишурочка, душечка», «Здравствуй, Сашечка», «Прощай, Мишуша», «Миша, спой песенку». После этих последних слов он всегда начинал насвистывать «Чижика» – первое колено правильно и отчетливо, но на втором большей частью сбивался и переходил на слова: «Миша, Мишечка, спой песенку», – и снова начинал насвистывать «Чижика». Все это произносилось скороговоркой и чрезвычайно забавно.

Кормить скворца в неволе можно самой разнообразной пищей: муравьиными яйцами (свежими и сухими), хлебом, кашей, мясом, зеленью, творогом – вообще, почти всем тем, что и мы сами едим. Не следует только слишком его закармливать (скворец – птица очень прожорливая): давать корм с утра нужно не весь сразу, а разделять дневную порцию на три части. Купание для скворца необходимо – он страстно любит подолгу полоскаться в свежей воде.

На рис. XVIII вместе с лесным коньком изображен близкий родственник нашего скворца и одна из красивейших европейских птиц – розовый скворец. Эта птица встречается у нас только на юге и лишь изредка залетает в среднюю и западную Россию. Зимуя в Индии, розовый скворец прилетает весной гнездиться в южную Россию, иногда многотысячными стаями.

Любимую пищу розового скворца составляет саранча, за которой эта птица следует иногда в несметном количестве. Уничтожая во множестве саранчу – этот страшный бич степного хлебопашества, розовый скворец оказывает огромные услуги степным хозяевам и является одной из полезнейших птиц для земледелия.

<<< Назад
Вперед >>>

Генерация: 0.419. Запросов К БД/Cache: 3 / 1
Вверх Вниз