Книга: Рождаемость и воспроизводство населения территории

3.1. Сущность и методологические основы изучения репродуктивного поведения населения

<<< Назад
Вперед >>>

3.1. Сущность и методологические основы изучения репродуктивного поведения населения

Пристальное внимание к вопросам репродуктивного поведения возникло на фоне необходимости обеспечения воспроизводства населения в условиях снижения его численности. Это связано с тем, что рождаемость как демографический процесс, обеспечивающий воспроизводство, является непосредственным результатом репродуктивного поведения населения.

Рождаемость как процесс массовый следует отличать от индивидуальных рождений детей у отдельных женщин или в отдельных семьях. Рождаемость как процесс складывается из массы индивидуальных случаев рождения, но не сводится к ним. Это социальный процесс, который подчиняется действию социальных сил и закономерностей, но разворачивается в определенных, исторически конкретных границах, задаваемых действием биологических и физиологических факторов.

Уровень рождаемости, складывающийся на той или иной территории (в стране, регионе, на континенте, земном шаре) в тот или иной период времени и измеряемый хорошо известными в демографии показателями (общий и суммарный коэффициенты рождаемости, специальный коэффициент рождаемости и др.), является функцией двух переменных. Одна из них – это демографическая структура, т. е. распределение населения по полу, возрасту, брачному и семейному состоянию. Другая переменная – это репродуктивное поведение, выражением которого в демографии являются среднее число детей в семье и среднее число детей, рожденное женщиной за всю ее жизнь[47].

Термин «репродуктивное поведение» заимствован из биологии, где он понимается как поведение животных, связанное с образованием брачных пар, рождением потомства и его воспитанием[48]. Репродуктивное поведение человека отличается выделением сексуального поведения, целью которого является не деторождение, а получение удовольствия, что связано с практикой контрацепции, прерывания беременности и направлено на ограничение рождений до желательного числа.

Крупнейший социодемограф В. А. Борисов определяет репродуктивное поведение как систему действий, отношений и психических состояний личности, связанных с рождением или отказом от рождения детей любой очередности, в браке или вне брака[49].

По мнению проф. А. И. Антонова, при определении репродуктивного поведения неправомерно акцентировать внимание на «отказе от рождения», поскольку ведущим является стремление к рождению определенного числа детей, предполагающее отказ от всех рождений, превышающих предпочитаемое число[50].

Однако сознательно выбранная бездетность семейных пар как вида репродуктивного поведения требует отдельного изучения.

В рамках репродуктивного поведения выделяют[51]:

1) совокупность поведенческих актов и решений, непосредственно направленных на рождение ребенка, то есть собственно репродуктивное поведение;

2) контрацептивное поведение, то есть действия, направленные на предотвращение зачатия;

3) абортивное поведение, то есть действия, имеющие целью предотвратить нежелательное рождение.

Собственно репродуктивное поведение направлено на реализацию полного репродуктивного цикла – от момента принятия решения о зачатии ребенка до его рождения. Контрацептивное и абортивное поведение служат инструментами регулирования как каждого конкретного репродуктивного цикла (предотвращение зачатия, искусственное прерывание беременности при помощи аборта), так и всего репродуктивного цикла семьи (формирование желательных протогенетических и интергенетических интервалов – периодов между началом сожительства и рождением первого ребенка и интервалов между рождениями всех последующих детей соответственно) для достижения желаемого числа детей.

Репродуктивное поведение направлено на удовлетворение потребности в детях, которая является социально-психологическим состоянием индивида, когда без детей и надлежащего их количества и пола человек не может состояться как личность. Потребность в детях является высшей социальной потребностью человека, удовлетворение которой способствует самореализации личности или творческому раскрытию личностного потенциала. Следовательно, наличие детей и определенного их числа становится необходимым условием развития личности. Потребность семьи в детях не сводится к индивидуальным потребностям супругов и представляет собой результат сложного взаимодействия внутри семьи и семьи как целостности с ее социокультурным окружением[52]. Потребность в детях, установки на рождение детей – внутренние регуляторы репродуктивного поведения, тогда как социальные нормы детности – внешние детерминанты отношения личности к детям[53].

Потребность в конкретном числе детей отличается многообразием установок и мотивов рождения. Соотношение полных и неполных репродуктивных циклов в семьях с равным социальным статусом, обладающих одинаковыми этнодемографическими характеристиками и не имеющих нарушений плодовитости, определяется репродуктивными установками супругов, то есть их психической предрасположенностью к рождению определенного числа детей.

Репродуктивные установки характеризуют стремление и готовность человека к действиям, направленным на рождение детей. Они включают в себя ориентации на принятие определенных социальных норм детности (малодетность – 1–2 ребенка, среднедетность – 3–4, многодетность – 5 и более детей), на благополучный исход беременности, на интервалы между беременностями и сроками рождения детей, на пол ребенка, а также установки на отказ от рождения.

Репродуктивные установки делятся на две основные группы: связанные непосредственно с деторождением; определяющие масштабы и способы регулирования процесса деторождения (абортивно-контрацептивные установки).

Репродуктивная установка состоит из трех компонентов: когнитивного (познавательного), аффективного (эмоционального) и поведенческого (побудительного). Структура репродуктивной установки раскрывает ту особенность регуляции, которая характеризует один из источников противоречивости индивидуального репродуктивного поведения. Сущность репродуктивной установки выявляется во взаимодействии всех трех компонентов и не сводима к одному из них.

Когнитивный компонент репродуктивной установки позволяет отличать качественное своеобразие объектов установки на рождение детей – установки детности на предпочитаемый пол ребенка, на беременность и благополучный ее исход и др.

Количественные аспекты репродуктивной установки выражаются в ориентации на то или иное число детей, на интервалы между рождениями. Например, для установок на малодетность (1–2 ребенка) характерны увеличение интервала между рождениями, активизация установок на применение контрацепции и абортов, равная приемлемость сына или дочери.

Эмоциональный компонент репродуктивной установки составляют позитивные и негативные чувства, связанные с рождением того или иного числа детей. Поведенческий компонент репродуктивной установки характеризует интенсивность побуждений к рождению, силу или слабость репродуктивной установки.

Социально-психологические методики шкалирования установок выявляют интенсивность репродуктивной установки. В демографии получили распространение показатели, измеряющие количественный компонент репродуктивной установки, например, идеальное число детей, желаемое число детей, ожидаемое (планируемое) число детей.

Идеальное число детей – это представление индивида о наилучшем числе детей в семье вообще, без учета конкретной жизненной ситуации и личных предпочтений. Желаемое число детей – это число детей, которое индивид предпочел иметь в своей семье, исходя из собственных склонностей, без учета конкретных обстоятельств жизни и индивидуальной биографии. Ожидаемое (планируемое) число детей – это число детей, которое человек планирует иметь в своей семье к концу репродуктивного периода. Наиболее надежный среди всех – показатель ожидаемого (планируемого) числа детей.

Мотивы рождения детей (репродуктивные мотивы) представляют собой побуждения к целедостижению через рождение определенного числа детей. Различают три типа мотивации репродуктивного поведения:

• экономические мотивы, связанные с выгодами обзаведения детьми в домохозяйстве, в укреплении благополучия семьи, в гарантии обеспеченной старости;

• социальные мотивы – продолжения семейного рода, социального признания зрелости и повышения социального статуса за счет престижа родительских ролей и стереотипов семейности;

• психологические мотивы, связанные с проявлением заботы и любви и выражающиеся в обогащении чувств, в сотворении новой личности.

Каждый тип репродуктивной мотивации представлен множеством конкретных мотивов, которые отображаются при их измерении с помощью эмпирических референтов, или индикаторов. Структура репродуктивной мотивации у отдельных людей неодинакова, но в основном она представляет собой иерархию мотивов, свойственную тем или иным историческим периодам, а в их пределах – тем или иным регионам, странам, городам и т. д. В прошлом, когда преобладала потребность в многодетности и предпочтение отдавалось сыновьям, ведущими были экономические репродуктивные мотивы. Распространение потребности в малодетной семье уравняло приемлемость для родителей и сыновей, и дочерей, точнее, сына или дочери (установка на единственного ребенка). Это значит, что рождение детей перестало зависеть от экономических мотивов и часто происходит вопреки им. В зонах малодетности рождение одного и двух детей связано прежде всего с психологическими мотивами. Изучение репродуктивной мотивации позволяет определить и усилить те мотивы, воздействие которых на данном этапе в большей мере способствует обеспечению потребностей общества в воспроизводстве населения[54].

В. А. Борисов[55] определяет три основных типа репродуктивного поведения: многодетное (потребность в 5 и более детях), среднедетное (потребность в 3–4 детях) и малодетное (потребность в 1–2 детях).

Многодетный тип репродуктивного поведения предполагает полное доминирование установок на деторождение, а рождаемость может рассматриваться как приближающаяся к естественной или полностью ей соответствующая. В этом случае наличие неполных репродуктивных циклов детерминируется особенностями плодовитости супругов, спонтанными абортами, длительностью периодов послеродовой стерильности и лактации.

Среднедетный тип репродуктивного поведения является по своей сути промежуточным и характеризуется нарастанием числа неполных репродуктивных циклов вследствие постепенного внедрения практики внутрисемейного регулирования процесса деторождения (увеличением роли абортивно-контрацептивных установок в детерминации репродуктивного поведения).

Наконец, малодетный тип репродуктивного поведения характеризуется выраженным преобладанием абортивно-контрацептивных установок, выражающихся в тотальном контроле над числом и сроками рождения детей в семье. Частным случаем малодетного репродуктивного поведения является установка на бездетность, т. е. полное отсутствие потребности в детях. В этом случае все поведение личности, брачной пары сосредоточено исключительно на реализации абортивно-контрацептивных установок[56].

Детерминация поведения осуществляется путем оценки результата поведения, сообщающегося с помощью обратной связи. Не поведение «в себе», а ценность его результата формирует личность и ее социальное поведение[57].

При этом следует учесть, что результатами репродуктивного поведения являются не только репродуктивные поступки, но и существенное изменение мотивов, установок, ценностных ориентаций.

Основой репродуктивного поведения выступает потребность в детях, представленная репродуктивными установками. Это и определяет выделение из системы диспозиций потребности в детях как ведущего элемента регуляции репродуктивного поведения. Это наглядно демонстрирует схема (рис. 3.1).


Рис. 3.1. Диспозиционная регуляция репродуктивного поведения

Источник: Социология семьи: учебник / под ред. проф. А. И. Антонова. – 2-е изд., перераб. и доп. – М.: ИНФРА-М, 2009. – С. 365.

Многие теории рождаемости, учитывающие мотивацию репродуктивного поведения, опираются на экономическую природу потребности в детях. Экономические теории рождаемости представлены в трудах Г. Беккера, Т. Шульца, П. Шульца, Р. Уиллиса и др. Но основоположником этих теорий можно считать А. Смита. Его «закон роста населения» гласит: «Спрос на людей, как и спрос на всякий иной товар, регулирует производство людей, ускоряет его, когда оно происходит слишком медленно, задерживает, когда оно происходит слишком быстро. Именно этот спрос регулирует и определяет размножение рода человеческого решительно во всех странах мира»[58]. Концепции «спроса на людей» следуют и современные исследователи и ученые. Так, в 60-х годах ХХ в. Г. Беккером была разработана теория, получившая название «экономика рождаемости», где репродуктивная деятельность семьи рассматривается как разновидность поведения потребителей, а дети – как специфический товар длительного пользования и делается предположение, что «редкость» детей способствует увеличению спроса на них, и наоборот[59].

Однако зависимость интенсивности деторождения от обстановки на «товарном рынке» не подтверждается действительностью. Во-первых, «спрос на людей», помимо рождаемости, имеет альтернативный источник удовлетворения – иммиграцию и, следовательно, не может рассматриваться в качестве фактора, «регулирующего и определяющего размножение рода человеческого». Во-вторых, данный спрос неодинаково проявляется на макро– и микроуровнях. Так, нации, находящиеся под угрозой реальной или возможной депопуляции, где общегосударственный «спрос на людей» наивысший, одновременно демонстрируют низкую заинтересованность в повышении рождаемости на уровне семей. Существующее противоречие между индивидуальными и коллективными интересами является условием, затрудняющим достижение демографического равновесия. В-третьих, если применить логику А. Смита к современным условиям, то равновесие спроса на детей и их предложения реализуется лишь при условии, что рыночные отношения не ограничиваются никоим образом и не «испорчены» вмешательством государственной власти, – таким, к примеру, как социальное обеспечение пожилых, которое снижает интерес родителей к рождению детей. В-четвертых, нет достаточных оснований для рассмотрения детей в качестве товара длительного пользования, поскольку воспитание ребенка требует постоянных затрат при абсолютно непредсказуемой отдаче[60].

«Новая экономическая теория домохозяйства», предложенная Г. Беккером позднее (в 1970-х годах), иначе понимает причины, влияющие на рождаемость. Один из основных выводов этой теории заключается в том, что, поскольку в процессе экономического развития растет цена человеческого времени, оно превращается наряду с материальными в самостоятельный фактор благосостояния семьи и ее отдельных членов. Тогда рождение каждого ребенка объективно снижает «его предельную полезность», что и является главной причиной снижения рождаемости. В то же время экономический прогресс предъявляет новые, постоянно растущие требования к «качеству детей», что влечет за собой дополнительные, растущие затраты.

В результате и на уровне общества в целом, и на уровне отдельного домохозяйства (семьи) происходит неизбежый выбор между количеством и качеством «человеческого капитала»[61].

Данная теория изначально предполагает наличие потребности в детях, не объясняя механизма ее формирования. Вместе с тем, потребитель делает выбор не только между количеством и качеством детей, как утверждает Г. Беккер, но и между детьми и прочими благами (услугами). Сокращение рождаемости в семьях, материальное положение которых позволяет обеспечить воспитание более чем одного ребенка, свидетельствует о трансформации характера потребности в детях (или ее утрате). Попытка объяснить сокращение рождаемости убывающей предельной полезностью последующего ребенка спорна уже потому, что дети в силу своей индивидуальности обладают различной «степенью полезности» для родителей и не могут рассматриваться как «блага» одного вида. Предположение же о том, что увеличение стоимости человеческого времени (или рост вмененных издержек)[62] заставляют женщину (семейную пару) отказаться от рождения очередного ребенка, фактически отражает утвердившееся в современных развитых странах отношение к многодетной семье. Вообще экономическая теория рождаемости исходит из того, что влияние женской занятости на деторождение должно быть отрицательным (альтернативные издержки рождения детей для занятых женщин выше), тогда как влияние мужской занятости – положительным (занятость мужчины увеличивает ресурсы семьи)[63].

Хотя представить, что супруги действительно руководствуются при планировании семьи только расчетом вмененных издержек, достаточно трудно, исследования показывают, что все больше людей корректируют с карьерным ростом и сроки рождения, и число детей.

Проблему занятости и репродуктивного поведения на сегодняшний день предлагается решить с помощью признания репродуктивного труда. Выделение репродуктивного труда, его значимость для воспроизводства и необходимость вознаграждения за данный труд представлены в работах А. М. Илышева, И. В. Лаврентьевой, А. П. Багировой[64].

Сокращение рождаемости, бесспорно, является социально-экономическим феноменом, причем его социальный аспект следует признать доминирующим. Изменение репродуктивных установок и норм, проявляющееся в массовом распространении малодетных семей, ставит под сомнение тот факт, что данная ситуация может разрешиться сама собой без принятия комплекса мер, направленных на изменение ценностных ориентаций населения. Тем не менее существует и принципиально иная точка зрения. Так, в рамках «теории демографического перехода» постулируется идея исторической эволюции рождаемости[65]. Согласно этой теории, все страны должны пройти три (иногда выделяют четыре или пять) фазы, каждая из которых соответствует конкретной стадии развития общества и определяет тип воспроизводства населения. В качестве движущих сил «демографического перехода» обычно указываются различные факторы технико-экономического характера: динамика национального дохода на душу населения, урбанизация, индустриализация и т. п. (А. Ландри, Ф. Нотештейн, Д. Ноан, А. Омран)[66].

Теория демографического перехода предполагает, что за «резким повышением скорости роста популяции произойдет столь же стремительное ее снижение, после чего численность населения стабилизируется»[67]. На каком уровне и когда произойдет эта стабилизация – вопрос, на который сторонники теории ответить не готовы. В 1980 – 90-х гг. высказывалось предположение, что стабилизация численности мирового населения произойдет к 2000 г.[68]. Позднее этот рубеж стал рассматриваться лишь как срок, к которому «абсолютный рост населения достигнет своего пика»[69]. Однако пассивное ожидание стабилизации демографической ситуации недопустимо, поскольку депопуляция влечет за собой комплекс социокультурных, этнических, конфессиональных и экономических проблем.

В связи с этим управление демографическими процессами следует считать одной из задач демографической политики государства, которая будет эффективной, только имея в своей основе научно обоснованные механизмы. Для разработки системы мер, направленных на повышение рождаемости, необходим комплексный анализ демографических, экономических, социальных и других факторов, воздействующих на формирование уровня рождаемости, с целью поиска оптимальных «точек» влияния.

<<< Назад
Вперед >>>

Генерация: 1.918. Запросов К БД/Cache: 3 / 1
Вверх Вниз