Книга: Рождаемость и воспроизводство населения территории

3.3. Реализация репродуктивных планов

<<< Назад
Вперед >>>

3.3. Реализация репродуктивных планов

Результат репродуктивного поведения зависит от двух переменных: потребности в детях и возможности удовлетворения этой потребности. Наличие потребности в детях обусловлено психоэмоциональными особенностями организации личности человека. Половое влечение в иерархии потребностей личности находится на нижней ступени (согласно теории А. Маслоу), что обусловливает его широкое распространение. Однако с развитием общества, индустриализацией, распространением контрацепции удовлетворение полового влечения перестало быть сопряженным с деторождением и потребность в детях «поднялась» по ступеням иерархии до потребностей в самореализации, уважении, одобрении.

Репродуктивные установки формируются под воздействием социокультурных норм детности, характерных для данной исторической эпохи, территории (этнокультурные, религиозные особенности, уровень развития производства, тип семьи, государственности и др.).

Реализация желаемых рождений может происходить при условии физической возможности (фертильности) и благоприятных условиях среды. При этом если фертильность – объективный фактор, то при оценке внешних факторов весьма велик субъективизм, т. к. одни и те же условия разными людьми могут оцениваться по-разному (рис. 3.11).

Таким образом, потребность в детях, представленная репродуктивной установкой (ее когнитивным компонентом – числом желаемых рождений), в каждом предполагаемом случае полного репродуктивного цикла проходит два этапа «допуска». Первый этап – физическая возможность зачатия, вынашивания и родоразрешения (что определяется репродуктивным здоровьем), второй – оценка возможностей воспитания ребенка (самооценка условий среды).


Рис. 3.11. Схема формирования репродуктивного поведения населения

Согласно результатам нашего исследования, наиболее значимыми факторами реализации имеющихся репродуктивных планов семьи являются: материальное положение, состав семьи (брачное состояние), жилищные условия, а также доступность и качество медицинских и образовательных услуг, что условно объединено в «инфраструктуру воспроизводства». На наш взгляд, такое понятие применимо, поскольку оно связано именно с теми услугами, которые непосредственно касаются родительства и детства: гинекологическая/андрологическая, педиатрическая службы, служба родовспоможения, центры планирования семьи и репродукции, учреждения дошкольного, среднего, высшего образования.

Однако в зависимости от установок детности набор (очередность) факторов несколько различается. Рассмотрим, какие факторы являются определяющими в принятии решения о рождении (или отказе от него) для граждан с различными репродуктивными установками.

Вначале отметим наличие определенной группы населения, не планирующей рождение детей вообще. Доля бездетных граждан, не желающих и не планирующих иметь детей, составляет 0,8 %. Это люди, нацеленные на карьерный рост и «зарабатывание денег» (69 % представителей данной группы выбрали эти варианты жизненных ценностей), для чего дети являются помехой (так ответили 46 % представителей данной группы). Кроме того, 77 % людей, сознательно выбирающих бездетность, назвали детей помехой личной жизни и отдыху. Однако в случае незапланированной беременности 38 % этой небольшой части населения все же предполагают ее сохранить. Лишь 15 % представителей данной группы отдают предпочтение зарегистрированному браку. О том, что решение остаться бездетными вполне сознательно, позволяют утверждать данные о возрасте – 77 % населения данной группы старше 30 лет.

Для людей, имеющих репродуктивные планы на малодетность (1–2 ребенка, 80 % населения), основным условием их реализации является уверенность в завтрашнем дне и стабильность материального благополучия (табл. 3.14).

Таблица 3.14. Значимость различных факторов для реализации репродуктивных планов населения (средний балл по 5-балльной шкале)


Семья в списке условий для реализации малодетных репродуктивных планов занимает лишь 5–6 место. Неуверенность в стабильности брака стимулирует снижение репродуктивных установок и ограничивает реализацию имеющихся. Женщины, ориентированные на рождение одного-двух детей, полагают, что смогут справиться с их воспитанием и без помощи супруга. Мужчины, также осознавая это, чувствуют себя менее обязанными прилагать все усилия для сохранения семьи. Самостоятельность, финансовая независимость женщин порождает, с одной стороны, эмоциональную и материальную свободу и равноправие, но с другой – меньшую терпимость в межличностных взаимоотношениях и ослабление прочности семейного союза. Это подтверждается статистическими данными об уровнях брачности и разводимости населения, о соотношении браков и разводов.


Рис. 3.12. Общие коэффициенты брачности и разводимости, Российская Федерация


Рис. 3.13. Общие коэффициенты брачности и разводимости, Северо-Западный федеральный округ

Проблема нестабильности брачных союзов, несмотря на положительные тенденции изменения уровня брачности и снижения разводимости населения в России (рис. 3.12 – 3.14, прил. 4), сохраняется.


Рис. 3.14. Общие коэффициенты брачности и разводимости, Вологодская область

Уровень разводимости в России остается одним из самых высоких в мире (см. табл. 1 в при л. 4). Около 60 % браков заканчивается разводами (в 2008 г. на 1000 браков в Российской Федерации приходилось 597 разводов, в Северо-Западном федеральном округе – 630, в Вологодской области – 685 разводов). В 2008 г. минимальное число разводов на 1000 браков – 481 – отмечалось в Южном федеральном округе, максимальное – 658 – в Уральском федеральном округе (см. табл. 2 в прил. 4).

На высоком уровне сохраняется доля внебрачных рождений: порядка трети детей рождается у женщин, не состоящих в зарегистрированном браке. Характерно, что в сельской местности значение данного показателя выше, чем у горожан.

В Вологодской области доля внебрачных рождений с начала столетия увеличивалась в течение 5 лет с 31 % до 37 %, лишь с 2006 г. параллельно с активизацией демографической политики наметилось некоторое ее снижение – до 34 % (табл. 3.15).

Таблица 3.15. Родившиеся живыми у женщин, не состоящих в зарегистрированном браке, доля в общем числе родившихся, %


Такая ситуация в сфере брачно-семейных отношений объясняется не только сознательной ориентацией части женщин на одинокое материнство, но и повысившейся приемлемостью альтернативных форм матримониального поведения. Как показывает социологическое исследование[79]78, предпочтение совместному проживанию без регистрации в ЗАГСе отдают 22–23 % мужчин и 15 % женщин.

Преобладание материальных мотивов репродуктивного поведения подтверждает и актуальность факторов, определяющих малодетные репродуктивные планы (рис. 3.15).

Вместе с тем значительное распространение традиции иметь мало детей в семье и представлений о «достаточности» небольшого количества детей отражает существенный вклад социальной и психологической составляющей в репродуктивную мотивацию сегодняшней малодетности. Вероятнее всего, потребность в детях конкурирует с другими потребностями семьи, возможность удовлетворения которых будет тем выше, чем меньше число детей.


Рис. 3.15. Распределение ответов на вопрос: «Если Вы планируете иметь менее трех детей, укажите причины, по которым Вы не хотите иметь больше» (в % от числа опрошенных, ориентированных на малодетность)

Источник: Здесь и далее – данные опроса по изучению репродуктивного потенциала населения Вологодской области, ИСЭРТ РАН.

Таким образом, малодетные репродуктивные планы лимитируются тем, что экономические условия воспринимаются частью людей как неблагоприятные для рождения ребенка (как правило, второго или третьего).

Граждане, которые хотели бы иметь трех и более детей, чаще всего объясняют свое желание любовью к детям, для 20 % представителей этой группы высокие репродуктивные планы – семейная традиция (рис. 3.16).


Рис. 3.16. Распределение ответов на вопрос: «Если Вы планируете иметь трех и более детей, то каковы причины этого?» (в % от числа опрошенных, ориентированных на многодетность)

Экономическая составляющая мотивации репродуктивной установки на многодетность отразилась в оценке роли детей. Дети в семьях, ориентированных на многодетность, чаще воспринимаются как помощь в ведении хозяйства (29 % против 20 % в малодетных семьях) и помощь в старости (53 % против 43 %, рис. 3.17).

Полная семья находится на первом месте в оценке условий, необходимых для реализации многодетных репродуктивных планов (табл. 3.17). Вполне логично, что велико значение жилищных условий. А вот уверенность в завтрашнем дне высоко оценивается всеми, что говорит о чуткости населения к социально-экономическим изменениям в жизни общества.

Роль семейного положения и отношение к браку в целом весьма существенно влияют на уровень репродуктивных установок населения. Жители области, отдающие предпочтение легитимному союзу, демонстрируют более высокие значения желаемой и планируемой детности.


Рис. 3.17. Распределение ответов на вопрос: «Для вас дети – это…» (2008 г.; в % от числа опрошенных с разными репродуктивными планами)

Та же тенденция наблюдается и при дифференциации населения по отношению к возможности воспитания ребенка вне брака. У тех, кто считает вступление в брак обязательным для воспитания ребенка, желаемое и планируемое число детей выше, чем у тех, для кого это условие не обязательно (табл. 3.16).

Резюмируя сказанное, можно выделить три группы условий, определяющих репродуктивное поведение населения территории.

I. Физиологические факторы репродуктивного поведения:

• возраст: число женщин репродуктивного возраста;

• состояние здоровья: распространенность патологий, ограничивающих или снижающих фертильность (как на стадии зачатия – бесплодие, так и на последующих стадиях репродуктивного цикла – невынашивание, мертворождаемость и пр.).

Таблица 3.16. Репродуктивные установки жителей области в зависимости от предпочтения формы брака и оценки его роли в воспитании детей



II. Социально-психологические факторы репродуктивного поведения:

• индивидуальная потребность в детях, выраженная в общественно одобряемых нормах детности;

• оценка инфраструктуры рождаемости (образование, медицина);

• оценка социальной поддержки семьи;

• тип семьи (нуклеарная, многопоколенная), приемлемость неполной семьи.

III. Экономические факторы:

• оценка материального положения семьи;

• оценка жилищных условий;

• оценка экономического развития и стабильности государства.

Результатом активизации демографической политики (увеличение пособий, связанных с рождением детей, введение «материнского капитала») стало некоторое улучшение показателей рождаемости. Однако экономическое стимулирование может лишь благоприятствовать реализации имеющихся репродуктивных планов населения, которые на сегодняшний день ограничиваются малодетностью. Следовательно, для обеспечения воспроизводства населения важно обеспечить условия для реализации желаемого числа рождений той части населения, которая ориентирована на много– и среднедетность, учесть социальную и психологическую репродуктивную мотивацию с целью формирования у населения повышения потребности в детях. Несомненно, столь масштабные задачи потребуют системной скоординированной работы на всех уровнях управления от муниципального до федерального.

<<< Назад
Вперед >>>

Генерация: 3.669. Запросов К БД/Cache: 3 / 1
Вверх Вниз