Книга: «Человек совершенный»: от евгеники к геномике (сборник)

III. К нечеловеку нового типа

<<< Назад
Вперед >>>

III. К нечеловеку нового типа

Некий «ученый» Х. Гюнтер так представил внешний образ будущего сверхчеловека немецкой нации: блондин, высокорослый, с удлиненным черепом, узкое лицо с энергичным подбородком, тонкий нос с высокой переносицей, мягкие светлые волосы, глубоко посаженные голубые глаза, розово-белый цвет кожи.

А вот еще одно определение из подобных многочисленных нацистских наставлений:

«Нордический человек (с показателем 6:0 по вышеуказанной расовой таблице – прим. автора) обладает высоким ростом, стройный, длинноногий, не сутулый, взгляд гордый и твердый, глаза «не бегают». С первого же взгляда он кажется подвижным, энергичным. У мужчин нордического типа узкие бедра, широкие плечи, голова «правильная», лицо выдает чувство благородства, череп удлиненный, лоб высокий, нос высоко посажен, сильно выдается вперед, одним словом «орлиный нос», волосы светлые и пушистые, глаза голубые, серо-голубые или серые».

Понятно, неимоверные препоны, стоявшие перед вступающими в ряды Черного ордена, были совершенно необходимы, ведь будущий эсэсовец должен был сразу понять, что он вступает в святая святых нацистского государства – в элитную организацию. Он должен был считать, что выполняет великую миссию спасения немецкого народа и всей цивилизации.

Все эсэсовцы были убеждены, что они являются расовой элитой даже для самих немцев, даже для родителей, учителей по школе, соседей, школьных друзей и просто прохожих, если те не в СС, не говоря уже о других народах (различия во взаимоотношениях с оккупированными народами очень разительно проявлялись между немецкими эсэсовцами и вермахтом). Вследствие этого эсэсовцы считали своим правом решать, имеют ли все остальные шансы на существование. И даже буржуазная элита нацистской Германии, те, которые финансировали приход НСДАП к власти, те, которые были хозяевами банков, концернов, заводов и фабрик, поставляющих пушки и самолеты, не были обеспечены индульгенцией – попасть в концлагерь мог любой, даже так называемые почетный член СС или сочувствующий, если он усомнился в великом предназначении национал-социализма. «Мы знали, что есть местечко Дахау, но что происходило там в действительности, нам было неизвестно. Один раз мне сказали: “Держи язык за зубами, а то отправишься в Дахау”» – вот такое воспоминание из 1938 г. одного немца, жившего тогда в Кобленце. Интересно, какой же тогда язык и какие зубы подразумевалось иметь сверхчеловеку?

В «орденских школах», в которых готовилась новая смена СС, воспитанникам внушалась мысль о том, что именно они призваны осуществить самые тайные планы фюрера, что именно они являются «чернорабочими истории», которые должны готовить почву для полной победы нацистских идеалов. Укрепляя дух своих подчиненных, Гиммлер постоянно пытался направлять боевой дух своих охранных отрядов на «подвиги» во имя Германии и всего человечества. Даже введение новоявленного язычества, отрыв от отечественной церкви, введение своих внутренних законов чести и атрибутики, юриспруденции, дуэлей – все было направлено на отрыв эсэсовца от забот мирских и приобщение к тому высшему знанию, ради чего и создавался нацизм. Можно обоснованно высказать мысль – СС являлась официальной государственной религиозной сектой. В свое время Гиммлер даже строил планы о создании представительства СС в Ватикане и Берлине. Государство в государстве, секта в государственной религии. Секта, которая должна была впоследствии заменить всю религию человечества. И понятно, что признавший гитлеровскую Германию Ватикан должен был существовать до тех пор, пока он устраивал нацистов. Даже попытки примкнувших к нацистам церковников спасти хоть какие-то течения церквей не меняли сути дела. Так, министр по делам церкви Керрль настаивал перед Гитлером на взятии под опеку хотя бы протестантской церкви и даже агитировал стать ее верховным руководителем, типа фюрером церкви. На что Розенберг в письме Борману вообще предложил ввести в Третьем рейхе полный запрет христианской церкви.

Однако с лету этот вопрос было решить невозможно – ни много ни мало, все-таки вся Германия верила в бога, и взаимоотношения нацистов и церковников на протяжении всех лет существования Гитлеровской Германии имели затяжной конфликтный характер вплоть до отправки в концлагеря некоторых непокорных высших церковных сановников. В этом плане проще было Гиммлеру в его «черном ордене», где каждый новоизбранный эсэсовец изначально был вынужден отречься от цивильной церкви и со временем получить другие понятия о высшей вере и высшем знании.

Безусловно, как и положено любому «ордену», в нацистской Германии существовало высшее знание, доступное только избранным. Единицам из тех, кто мог быть достойным посвящению в эту тайну. Ибо мир способны перевернуть только одержимые великой целью, великим знанием, великой тайной, а значит, великим своим предназначением. И не секрет, что Гитлер считал себя таковым. «Моя мать была простой женщиной, но она родила великого сына немецкого народа!» – наверное, чтобы такое выдать, мало было считать себя спасителем нации. За плечами надо было иметь нечто большее, чем просто веру в себя. Надо было иметь «великую идею», которая бы толкало именно на то, на что решился этот дьявол во плоти, одержимый чем-то «высшим», особенным. «Гитлер обладает силой, которая пробуждает души. Он двигатель мессианских сил» – это англичанин Х. С. Чемберлен, один из почитателей Гитлера.

«Я открою вам секрет, – говорил Гитлер Раушнингу о Бургах, школах посвящения первой ступени, – я создаю Орден. Оттуда выйдут люди второй ступени человека-бога. Человек-бог, великолепное лицо Существа, будет подобен иконе культа. Но есть и еще ступени, о которых мне не дозволено говорить». Это было сказано в середине 30-х прошлого века. Теперь же, с высоты времени, стоит задуматься, если Гитлеру (!) было «не дозволено говорить» (!!), то кто же стоял за ним, кто им руководил?! Об этом можно только гадать. А тут еще и «Независимая» тайная церковь, которая в 1945 году «засветилась» через «Аненербе» (нацистская организация по изучению наследия предков). Видимо, независимая от бога, от чего же еще в светском государстве. Можно сделать логическое допущение, что независимый от бога зависим в секте от дьявола. Добавим к этому абсолютную везучесть Гитлера при полусотни покушений на него – и картина будет вполне ясной. А забегая вперед, к жалкому концу Гитлера, можно констатировать: все-таки, видимо, в договоре существовали какие-то ссылки на форс-мажорные обстоятельства, чем дьявол и воспользовался. И последнее покушение на Гитлера в июле 1944 г. уже коснулось его физически, чего ранее не бывало – наверное, его могущественный покровитель разорвал договор, передав его обратно богу, а точнее армии противника, движимого крестным знамением с первого же дня войны. Вот обращение 22 июня 1941 года Митрополита Московского и Коломенского, главы православной церкви в России Сергия к «пастырям и пасомым Хрисовой православной церкви»: «Церковь Христова благословляет всех православных на защиту священных границ нашей родины. Господь нам дарует победу».

Но вернемся на землю. Сразу после бегства (до начала войны) в Англию Раушнинг издал книгу «Говорит Гитлер», благодаря чему мир узнал немного больше, чем сам немецкий народ о своих вождях.

«Массам нужны какие-нибудь фантазии – и они получат прочные, устойчивые формулировки, – передает Раушнинг признания Гитлера. – Для публики существует «Майн Кампф»…

Но в «Майн Кампф» не написано о том, чего на самом деле хочет Гитлер и что должен совершить национал-социализм. Эта книга для масс. Но у национал-социализма есть и тайное учение, далеко отстоящее от пропагандистских строк нацистской библии. Оно преподается и разрабатывается в определенных кругах весьма малочисленной элиты – группе посвященных. Только узким кругам посвященных известно, чего в действительности хочет Гитлер и что такое национал-социализм».


Герман Раушнинг после бегства в Англию издал несколько книг с разоблачениями Гитлера

Шпеер вспоминает, как реагировал впоследствии Гитлер на донесения о воздушных налетах на немецкие города: «Он был явно потрясен, но, конечно, не столько потерями населения или разрушениями в жилых районах, сколько уничтожением ценных зданий, и особенно театров. Как это было еще до войны, когда он составлял свои планы преобразования немецких городов, его интересовало в первую очередь все показное, репрезентативное. На социальные беды и человеческую нищету он не обращал внимания». Был безжалостен к чужой боли или планомерно, через преграды, стиснув зубы, шел к поставленной цели и требовал того же от других, коль они пошли за ним? «Если гений не обладает характером, то в политике он – никто. Для политического вождя характер значит гораздо больше, чем гениальность…». Гиммлер в 1944 г., когда гитлеровская Германия уже подошла к краху, внушал своим подчиненным: «То, что слабо и недостаточно сильно, будет задавлено и обращено в прах. Беспощадное и немилосердное уничтожение есть благо. Так устроена природа самим богом». Так что же это за цель такая, для которой нужны сила характера, слепота к страданиям своего народа, «бесцеремонность при отстаивании интересов нации»? Вот как ее характеризует все тот же Чемберлен: «Но существует и другая жестокость, задачей которой является формирование космоса. Именно подразумевая подобное формирование нового космоса, я смотрю на вас не как на жестокого тирана, а как на благородного созидателя». Это он о Гитлере.

<<< Назад
Вперед >>>

Генерация: 4.012. Запросов К БД/Cache: 3 / 0
Вверх Вниз