Книга: Море и цивилизация. Мировая история в свете развития мореходства

Гуго Гроций и «Свободное море»

<<< Назад
Вперед >>>

Гуго Гроций и «Свободное море»

Португальцы принялись яростно оспаривать захват «Санта-Катарины»,[1318] однако ван Хемсворт утверждал, что мстил за преступления против своих соотечественников в Макао с полным на то правом, поскольку прибегнуть к силе его уполномочил принц Мориц Оранский. Голландский суд признал захват законным, но чтобы исключить последние сомнения, руководство ОИК наняло не по годам талантливого Гуго Гроция (тогда двадцатилетнего) подвести под вердикт теоретическую базу. В полном виде его трактат De Jure Praedae («О праве добычи») оставался неопубликованным до XIX века, однако одна глава была напечатана анонимно под заголовком Mare Liberum («Свободное море») в 1609 году. Основная идея Гроция заключалась в том, что «любая страна имеет право прийти к любой другой и торговать с ней»[1319] и что попытки португальцев подкрепить монополию на торговлю папской буллой, наличием территориальных владений в Юго-Восточной Азии или обычаем беспочвенны. Более того, не имея возможности обратиться в компетентную юридическую инстанцию, ван Хемскерк имел все основания принять ответные меры против португальцев, стремящихся навредить голландской коммерции. Массового одобрения эти доводы и сам прецедент использования бизнеса в политических целях не получили — даже в Нидерландах, поскольку многие голландские коммерсанты считали, что лучше всего их интересам отвечает мирная торговля.

Не стоит думать, что дело «Санта-Катарины» и публикация «Свободного моря» спровоцировали пересмотр и уточнение юридических норм, касающихся торговли, права на владение незанятой территорией, пиратства, свободы морских вод и других вопросов, относящихся к развитию мореплавания. В правовых теориях Гроция было не так уж много нового, ряд аргументов из области естественного и государственного права опирался на классические прецеденты. Необходимость переформулировать их была вызвана обозначенным еще в XVI веке стремлением североевропейских государств противостоять притязаниям пиренейских держав на Азию и Америку. И хотя Испания почти не выказывала интереса к Северной Америке, результаты плавания Джованни да Верраццано вдоль восточного побережья от Северной Каролины до Ньюфаундленда в 1524 году и трех экспедиций Жака Картье вверх по реке Святого Лаврентия с 1534 по 1542 год (оба мореплавателя служили французской короне) нужно было узаконить ввиду монополистических притязаний Испании, подкрепляемых Тордесильясским договором. Франциск I доказывал, что ни Испания, ни Португалия не имеют права на землю, которую не осваивают, а папа Климент VII уточнил буллу Inter Caetera, которая теперь относилась к «известным континентам, а не к землям, открываемым в дальнейшем другими державами»,[1320] тем самым позволив французам (и остальным) свободно снаряжать экспедиции. Планируемое третье плавание Картье встревожило испанский двор, хотя французский король заявлял, «что корабли были отправлены не для того, чтобы развязывать войну, и не для того, чтобы нарушать мир и дружбу с вашим величеством [Карлом V]».[1321] Наоборот, он благодушно рассуждал, что «солнце греет его теми же лучами, что и других, и ему бы очень хотелось… узнать, как разделил мир [Адам]». Впоследствии Франциск I провел четкие различия между открытием и освоением, а также между духовной и светской властью пап, не дело которых, как он утверждал, распределять земли между мирскими правителями.

Схожими доводами англичане оправдывали набеги Фрэнсиса Дрейка на Вест-Индию в 1580-х, а десятилетие спустя идеолог английской колонизации Ричард Хаклюйт отмечал, что «поскольку по естественному и государственному праву море и торговля общие, как со стороны папы, так и со стороны испанцев незаконно запрещать другим странам отправлять это право и им пользоваться».[1322] При Якове I (он же Яков IV Шотландский) отношение Англии к доктрине свободного моря резко изменилось. Шотландцы, которые гораздо сильнее англичан зависели от рыбной ловли и вели относительно скромную морскую торговлю, ориентированную на Балтику, давно заявляли исключительное право на водное пространство в пределах двадцати восьми миль от береговой линии. Взойдя на английский трон, Яков I принялся насаждать шотландскую доктрину закрытого моря с целью помешать голландцам рыбачить в английских водах. В связи с этим возникали предположения, что Гроций писал «Свободное море» не только в оправдание действий голландцев в Юго-Восточной Азии, но и с тем, чтобы отстоять право голландцев на рыбные промыслы у Доггер-банки в Северном море.[1323]

И действительно, труд Джона Селдена «О суверенитете, или Владение морем» (также известный как Mare Clausum, «Закрытое море») был написан в 1619 году как обоснование указа Якова I, обязавшего иноземцев покупать королевскую лицензию на ловлю рыбы.[1324] Однако этот труд, самая знаменитая отповедь Гроцию, в свое время так и не был издан из опасений испортить отношения с королем Дании, чьи рыбаки тоже часто наведывались в британские воды. Селден аргументировал собственную интерпретацию закона ссылкой на «древние и современные обычаи многих стран».[1325] Рассуждая главным образом о рыболовном промысле, он, тем не менее, выстроил на редкость широкую концепцию английских территориальных вод. Если к югу и востоку «морская территория Британской империи»[1326] ограничивалась континентом, то «в открытом безбрежном океане к северу и западу она простирается до самого дальнего предела морских просторов, находящихся во владении англичан, шотландцев и ирландцев». Иными словами, британские территориальные воды должны были включать всю Северную Атлантику до Северной Америки, где французы, голландцы и англичане предпринимали энергичные попытки основать собственные колонии.

<<< Назад
Вперед >>>

Генерация: 0.240. Запросов К БД/Cache: 0 / 0
Вверх Вниз