Книга: Полосатая кошка, пятнистая кошка

Просто встречи

<<< Назад
Вперед >>>

Просто встречи

Читая рассказы о конфликтах между тигром и человеком, совершенно не удивляешься, что в начале русской колонизации Дальнего Востока полосатые гиперкошки отстреливались в значительных количествах. Различные источники приводят цифры от тридцатисорока до ста пятидесяти особей в год. С позиции сегодняшнего «всеевропейского всечеловека» этот процесс можно оценивать по-разному, но, судя по результату, пули русских первопоселенцев не только принципиально сократили количество тигров в тайге, но и имели чисто эволюционное значение. Смею предположить, что если бы эта бойня не состоялась или имела другой итог, то мы сегодня на Дальнем Востоке не имели бы тигров вообще. Русские колонисты произвели среди них жёсткий отбор, который на инстинктивном уровне закрепил в зверях осознание того, что в их края пришёл хищник более опасный, чем они сами.

А это было совсем не просто!


Просто встреча…

В последние годы в Хабаровском крае и Приморье на деньги международных экологических корпораций вышло несколько книг о встречах с тиграми в тайге. Их авторы — опытнейшие специалисты-тигрятники. Эти публикации, по мысли их авторов, должны убедить читателей, что тигр, несмотря на то, что обычно не проявляет заметного страха при встрече с двуногими, сам первым на человека не нападает.

Рассказывает заместитель директора Сихотэ-Алиньского заповедника Е. Смирнов:

«Часов в восемь вечера мы вдруг вспомнили, что надо принести с дороги трубы для печи в избушке. Толик пошёл в болотных сапогах через речку напрямую, а я, в кедах, через мост. Если напрямую, до труб метров четыреста. Когда я уже подходил к Толику, который стоял на дороге и ждал меня, сзади послышался какой-то шум. Будто камень упал. Рядом в двух шагах шумит река, да и слух у меня не ахти, но оглядываюсь и вижу… в трёх шагах сзади меня тигр! Спрыгнул с прилавка на тропу, повернулся на 90 градусов в мою сторону, передние лапы полусогнуты, как перед прыжком… Не рычит, не скалится. Это уж потом я всё вспомнил, а в первое мгновение просто остолбенел! Может, две-три секунды мы и смотрели-то в глаза друг другу, а затем я, ни о чём не раздумывая, почему-то растопырил руки, как будто ловить и душить его собрался, и заорал благим матом (матом — точно, а вот почему благим? — М. К.):

— Ты что, сдурел? А ну брысь отсюда! Чтобы и духа твоего тут не было! Двадцать лет я тебя не видел и чтоб ещё столько же не видал!

Примерно так. И всё это злым, громким, во всю мощь своих лёгких криком. Расшумелся, как на базаре. Смотрю, тигр оскалил пасть, верхняя губа с усами как-то вверх и в сторону скособочилась, легонько — тихо рыкнул и сделал прыжок — снова на прилавок, чуть вперёд ко мне и влево. И потрусил от меня лёгкими плавными прыжками.

У меня, слава богу, словесная лихорадка прошла и сердце вроде на место встало. Я почему-то тоже выскочил на прилавок, на ходу сунул руку в карман, вытащил перочинный нож и потрусил вслед за тигром, выискивая его глазами. Он стоял метрах в тридцати, задом ко мне, но повернул голову в мою сторону. Вдруг я вспомнил, что неподалёку Толик, и стал его звать».

А вот история лесника того же заповедника И. Петухова, случившаяся 18 февраля 1982 года в бухте Голубичной:

«Возвращаясь в 10.45 с маршрута по высокому берегу моря, я неожиданно увидел под собой на берегу моря тигрёнка, метрах в двадцати пяти. Тигрёнок смотрел на меня, не выражая страха. Сообразив, что это скорее всего вчерашняя семейка, я моментально заскочил на первую же лиственницу, а у моря их высота один-два метра… Тут же раздалось мощное рычание, и из-за бугра выскочила тигрица. Обошла дерево и села метрах в пяти. Я зажёг фальшвейер (так в оригинале. — М. К.). Она отскочила метров на двадцать вверх. В это же время один тигрёнок проскочил возле дерева к матери, второй же поскользнулся и скатился к морю. Пока он там возился, фалыивейер догорел и тигрица опять пошла в мою сторону. Я зажёг второй фалыивейер. Тигрица отскочила, и тут пролетел другой тигрёнок. Семья дружно скрылась в кустах, а я ещё долго сидел на дереве, перекуривая. Потом спустился к морю, осмотрел останки изюбря и поплёлся к избушке».

Рассказывает сотрудник заповедника О. Заумыслова:

«Я собирала жёлуди в Вольерном распадке. Услышала шорох и увидела тигра среди лещины, примерно в двадцати пяти метрах. Он стоял и смотрел на меня, потом лёг. Поза напоминала скрадывание. Я продолжала собирать жёлуди, двигаясь в его сторону. Мы оба наблюдали друг за другом. Когда я приблизилась на расстояние пятнадцати метров, тигр поднялся и шагом пошёл влево вверх по склону. Пометил ствол дуба и так же медленно скрылся в кустах».

Меня подобные рассказы не успокаивают. Они говорят совсем не о миролюбии тигра, а о его уверенности в себе, непредсказуемости и о том, что обычные способы отпугивания на этого зверя не действуют. Больше всего такие истории напоминают впечатления мышей, когда с ними играла кошка. Вот что интересно — при всех описанных здесь встречах, даже самых неожиданных и неравных (людей несколько, они вооружены, стреляют, жгут фальшфейеры), тигр не проявляет видимых признаков страха.

В книге «Мохнатый бог», посвящённой бурому медведю, я упоминал похожий феномен — крупный зверь, считающий себя хозяином в угодьях, старается не обнаруживать на глазах у человека испуг перед ним. Но у медведей эта поведенческая черта проявляется только у самых крупных самцов, которые за много лет уверовали в свою непобедимость. А в случае с тигром это характерно для каждого зверя.


Чаще всего тигров на дорогах Дальнего Востока встречают водители лесовозных машин. Фото М. КРЕЧМАРА

Особенно это бросается в глаза при встрече тигра с автотранспортом. Но в такой ситуации он иногда не просто любопытен — он преследует непонятное ему, странное, движущееся сооружение. Рассказывает В. Соловиченко:

«Я из Пластуна ехал на мотоцикле „Урал“, в коляске — жена, сзади — дочка. Около Дальнего перевала, где мост перед самым подъёмом, жена кричит мне что-то, а я не пойму что. И рукой показывает. Оглянулся — а тигра сбоку вдоль отвала на махах несётся за мотоциклом. А тут подъём как раз, и я скорость никак набрать не могу. Я „Уралу“ до конца, всё, что он может… Так и ехал до посёлка на самой высокой скорости».

В. Елсуков поведал Е. Смирнову:

«В конце дня перед моим мотоциклом выскочил из кустов тигр. Хорошо видел морду и грудь. Через полтора часа ехал обратно и, не доезжая пятисот-шестисот метров до указанного места, опять услышал сзади треск, и в этот момент увидел тигра, бегущего за нами на прыжках. Пробежал метров тридцать и остановился. Высокий на ногах. Морда светлая с чёрным, спина и бока более тёмного цвета».

Вот как описывают тому же Е. Смирнову свою встречу с тигром приморцы В. Притуляк, В. Зернов и Ю. Панусов:

«В семь часов утра на автобусе ехали пять человек. На перевале Дальнем на дороге увидели тигрицу и двух тигрят. У обочины под деревом. Автобус остановился в пятнадцати-двадцати метрах от них. Тигрица встала, тигрята остались лежать. Кто-то вышел из автобуса и стал бросать в них камнями. Тигрица рычала, но не бросалась и в основном была спокойна. Тигрята так и не встали. Потом мы уехали».

Замечательную подборку встреч с амурским тигром опубликовал большой знаток этого зверя С. Кучеренко. Некоторые из них должны были стать очень памятными их участникам…

«…так случилось, что при очередной поездке в село на субботу и воскресенье лесорубы, не имея возможности взять с собой преданного пса, закрыли его в избе, предусмотрительно оставив ему вдосталь еды и воды.

А утром в понедельник обнаружили у порога жилья останки верного друга. С вершины высокого дерева жалобно мяукала перепуганная, насквозь продрогшая кошка. Дверь в избу оставалась запертой, но окно было разбито, на подоконнике нашли клок тигриной шерсти. Свежие следы амбы отпечатались повсюду.

Разожгли печь, поставили чайник и шумно обсуждали происшествие. Возмущались, удивлялись, собирались предпринимать решительные меры: этак и нас съест ненасытный хищник! Курили. Гремели металлом печки и посудой. Скрипели нарами. Поражались крепости свежего, но вроде бы уже устоявшегося запаха большого таёжного зверя.

И вдруг под нарами кто-то глубоко вздохнул и завозился… Оттуда показались тигриные лапы… И тут же высунулась башка амбы с невозмутимой мордой. Зверь изучающе оглядел обмерших мужиков и нехотя (курсив мой. — М. К.) выпрыгнул в ещё не отремонтированное окно, обдав их уже совсем свежим запахом матёрого хищника».

Но история на этом не закончилась!

«На другой день в этом же зимовье остановились ничего не знавшие о событиях минувших суток шофёры леспромхозовских автомашин. Надо ли рассказывать об охватившем их ужасе, когда из-под нар неторопливо вылез тигр почти трёхметровой длины и привычно махнул через ещё не застеклённое окно…»

При анализе таких происшествий становится очевидно — зверь относится к человеку, как равный к равному. Прочитайте все эти «посмотрел в глаза», «неторопливо обошёл и зарычал», «не торопясь сошёл с лыжни и с интересом наблюдал, пока я лез на дерево»… А что сделало белого человека равным столь совершенной машине убийства, каким создала тигра эволюция?

Правильно, огнестрельное оружие.

А кто вбил тигру в голову на уровне инстинкта, что каждый встречный двуногий на его пути может оказаться обладателем такого оружия?

Правильно, русские мужики, стрелявшие на рубеже XIX–XX веков до сотни (и даже больше) тигров в год.

Описанные выше эпизоды наглядно демонстрируют, что при встрече, в том числе и неожиданной, тигр сперва проявляет любопытство, а только потом может продемонстрировать своё неудовольствие.

Я хотел бы сразу предупредить читателей — тот факт, что с людьми, повстречавшимися с тигром и рассказавшими нам об этом, ничего не произошло, не о многом говорит. Дело в том, что если зверь нападает на одинокого таёжного путника и убивает его, то и поведать об этом эпизоде, как правило, некому. Ежегодно сотни (!) человек пропадают без вести в сельских и таёжных районах Дальнего Востока, и какова в этих исчезновениях доля тигриного хищничества, остаётся только гадать. Иногда, как в случае с тигром, убившим человека в 2004 году на территории Хабаровского края, правоохранительные органы лишь со значительным опозданием вспоминают о том, что в районе, где бродит раненый и агрессивный тигр, оказывается, уже несколько лет пропадают люди.

Каждому путешествующему по дальневосточной тайге или местному жителю необходимо знать и соблюдать несколько правил, основанных на двух важнейших моментах.

Первое: тигр — активный хищник, а не травоядное животное.

Второе: у него нет абсолютно никаких оснований относиться к человеку иначе, чем к другим своим соседям по тайге или джунглям. Если он удерживается от нападения, то только потому, что инстинкт или личный опыт говорит ему, что он может получить немедленный и эффективный отпор.

Поэтому когда вы встречаете тигра и у вас есть возможность быстро и навсегда разойтись с ним — например, сесть в автомобиль и уехать, — делайте это немедленно!

Если зверь начинает интересоваться вами, необходимо быстро оценить обстановку и продумать свои дальнейшие действия — прикинуть, как далеко вы находитесь от ближайшего убежища, за какое время вы сможете его достигнуть и насколько оно надёжно. Обратите особое внимание на соседние деревья. Помните, однако, — любые ваши движения, походящие на быстрое отступление, могут спровоцировать нападение! Кроме того, если человек недостаточно проворен, тигр может «сдёрнуть» его с дерева, как это неоднократно и происходило. Надо также помнить: хоть и считается, что тигры обычно по деревьям не лазают, но, согласно многим сведениям, делать это умеют. В любом случае, даже если тигр полез за вами, вы, зацепившись за толстые ветви, находитесь гораздо в более выигрышном положении, нежели ваш преследователь, и можете от него отбиваться.

<<< Назад
Вперед >>>

Генерация: 0.396. Запросов К БД/Cache: 3 / 1
Вверх Вниз