Книга: 100 великих географических открытий

Антарктический интернационал

<<< Назад
Вперед >>>

Антарктический интернационал

Первая мировая война прервала начавшиеся международные исследования Антарктиды. Материк оставался практически не изученным. Первым продолжил исследования Эрнест Шеклтон, организовавший в конце 1921 года экспедицию на паровой шхуне «Куэст» («Поиск»). Но через несколько дней после прибытия на остров Южная Георгия он неожиданно умирает, а сменивший его во главе экспедиции Френсис Уайльд, хотя и не был новичком в Антарктиде, участвуя в первых экспедициях Р. Скотта, Д. Моусона и в трех походах Э. Шеклтона, не сделал сколько-нибудь существенных открытий на материке.

Исследование Антарктиды с воздуха было начато австралийцем Джорджем Хубертом Уилкинсом, совершившим первое плавание подо льдом Северного Ледовитого океана на подводной лодке. 20 декабря 1928 года он вылетел на самолете в район Антарктического полуострова. Он поднялся над ледниковым щитом Антарктиды до высоты 1800 м и дважды пересек гигантский шельфовый ледник Ларсена, открытый в 1902 году Отто Норденшельдом. Уилкинс продолжил свои полеты в 1929 году, установив с воздуха, что Земля Шарко, считавшаяся частью материка, на самом деле – остров.

Настоящее использование авиации в антарктических исследованиях начато американским морским офицером, ставшим впоследствии адмиралом, Ричардом Эвелином Бэрдом, совершившим первый в истории полет над Северным полюсом, Бэрд начал с полетов в 1929 году над Землей Эдуарда VII, определив, что это полуостров. Спасаясь от начавшейся пурги, он повернул к югу и обнаружил группу невысоких горных пиков, назвав их горами Рокфеллера, финансировавшего экспедицию.



Современная карта Антарктиды

В конце ноября Р. Бэрд совершил полет от станции Литтл-Америка до Южного полюса, преодолев в оба конца 2600 км. В полете им были обнаружены горы Гросвенор и Хейса, а еще через несколько дней, во время прибрежного рейса, открыты горная цепь с большим ледником и шельфовый ледник. Всего с воздуха осмотрена территория около полумиллиона квадратных километров.

В конце того же 1929 года в Антарктиду прибыл со второй своей экспедицией на судне «Дискавери» австралиец Дуглас Моусон. Капитан судна – Джон Дэйвис, именем которого назовут одно из антарктических морей. Как и Бэрд, Моусон использовал самолет для рекогносцировочных полетов и тоже очень успешно. С воздуха им открыты обширные участки материка, которые он назвал Землями Робертсона, Эндерби, Принцессы Елизаветы. Им открыты также Берег Моусона, Берег Георга V, Берег Банзарэ (так сокращенно именовалась экспедиция – Британско-австрало-новозеландская…). Открыты залив Маккензи (назван именем капитана «Дискавери») и несколько небольших островов. Экспедиция Моусона закартировала побережье материка на расстоянии более 5,5 тысячи километров. Доказано впервые, что суша простирается между 45° и 160° в. д.

Норвежцы использовали для новых открытий в Антарктике китобойный флот Ларса Кристенсена, организовавшего в 30-х годах девять экспедиций для охоты на китов в антарктических водах. На танкере «Торсхавн» базировался самолет, на котором летчик Альф Гуннестад совершал разведочные полеты над краем ледникового покрова. Им была осмотрена полоса на протяжении трехсот километров. Этот участок назван именами короля Бельгии и принцессы Астрид. В следующем году обследовано южное побережье залива Прюде, и эта земля стала Берегом Ингрид Кристенсен – так звали жену китобойного магната, без финансов которого открытия не могли быть сделаны. Она участвовала в плавании вместе с мужем и была по-видимому, первой женщиной в Антарктике.

Среди норвежских открытий того времени – горная цепь длиной около двухсот километров с наивысшей вершиной, превышающей 3600 м, ледники, система ледяных обрывов с одиноко возвышающимися надо льдом вершинами – нунатаками. Все это «ледяное царство» получило название Берег Принца Харальда. Вообще же норвежские экспедиции Я. Тисер-Ларсена и Ларса Кристенсена положили на карту почти три тысячи береговой линии, назвав этот участок материка Землей Королевы Мод.

В 1933 году в Антарктиду отправляется Ричард Эвелин Бэрд. Почти три года продолжалась экспедиция, и сделано было немало. Бэрд прошел по побережью Земли Мэри Бэрд (здесь тоже увековечено имя жены первооткрывателя) вплоть до Южного полярного круга, а в январе следующего года открыл между 147-м и 145-м градусами западной долготы место уникального скопления айсбергов, рожденных сползающим в море ледником. Их насчитали около восьми тысяч.

Бэрд стал первым внутриконтинентальным зимовщиком Антарктиды, организовав выносную метеорологическую станцию на поверхности ледникового щита в двухстах километров от станции Литтл-Америка.

Несколько отрядов экспедиции Бэрда на собаках и вездеходах обследовали Землю Мэри Бэрд, плато Рокфеллера, горы Рузвельта, шельфовый ледник Росса. Это гигантская масса льда, площадью более пятисот тысяч квадратных километров, спускающаяся с ледникового купола материка, почти вся находится на плаву. Но первые исследователи ледника это не смогли установить: они полагали, что ледяной поток спускается по уклону дна, сложенного коренными породами.

Бэрд немало полетал в Антарктиде. Летали и другие участники экспедиции. Осмотрено с воздуха полмиллиона квадратных километров. Самое главное, что они установили – Антарктида представляет собой единый материк, а не два или три, как до этого думали. Правда, основание для такого вывода было только одно – точно было установлено, что моря Уэделла и Росса не соединены проливом. Окончательно этот вопрос решил американский инженер Линкольн Элсуорт, прибывший в 1935 году на базу Бэрда Литтл-Америка со своим самолетом на средства отца, чикагского бизнесмена. Результаты вроде бы частной поездки Элсуорта в Антарктиду были значительными: обследован Антарктический полуостров и береговая полоса материка длиной 2200 км.

Ричард Бэрд вернулся в Антарктику в 1939 году. Это была трехлетняя экспедиция, сделавшая новые открытия на материке. Среди них – полуостров Бетховена на Земле Александра I. С самолета открыт был Берег Хоббса, на который выходят два больших ледника. Несколько небольших хребтов и выступающих надо льдом отдельных гор-нунатаков и огибающих их ледниковых потоков нанес на карту в своих полетах сам Бэрд.

Пять собачьих упряжек вышли со станции Литтл-Америка в середине ноября. Двое исследователей, флотский капитан Финн Ронне и Гленн Дайер, двинулись по разным направлениям. Дайер прошел 650 км и открыл высокое плато, получившее его имя, и гору Джексон, высотой более четырех километров над уровнем моря. Ронне исследовал весь ледник Георга VI и залив Ронне на юго-западе Земли Александра I. Три месяца, без одной недели, продолжалось это путешествие двух американцев. Преодолев две тысячи километров пути, они нанесли на карту 320 ранее неизвестных горных вершин.

Четвертая экспедиция Бэрда работала уже после войны – в 1946–1947 годах. Бэрд к тому времени стал адмиралом и вся его военизированная экспедиция получила кодовое название «Операция Хайджамп» («Высокий прыжок»). В походе приняли участие двенадцать судов, в числе которых – ледокол и авианосец. Участников экспедиции было более 4700 человек, включая ученых, инженеров и военных. Литтл-Америка, как и раньше, оставалась главной базой, от которой на запад и восток отправлялись исследовательские отряды. В сумме они налетали 64 часа, за это время была сделана аэрофотосъемка побережья длиной 18 тыс. км, что составляет 60 % всей антарктической береговой линии. Впервые, через 125 лет после открытия ледового материка, его контур достаточно точно лег на карту мира.

Еще одно очень важное открытие было сделано в этой экспедиции. 11 февраля 1946 года летчик Дэвид Бангер пролетал близ 101° в. д. Обычная белизна вокруг. И вдруг он заметил в белом мире льда в двухстах километрах от берега свободную ото льда территорию: невысокие темно-бурые холмы и озера между ними. Три озера – крупных, и среди них одно протянулось, причудливо извиваясь между холмами, на двадцать километров. Потом оно получит название Фигурное. А по всему свободному ото льда пространству, площадью около 1000 кв. км, между холмами разбросано около двух десятков мелких озер с зеленоватой и голубой водой. «Оазисом» назвал свою находку Бангэр.

В 1956–1958 годах на всей Земле проводились наблюдения по единой научной программе Международного геофизического года (МГТ). Исследованиям в Антарктиде в этой программе отводилось центральное место. Важнейшим событием в этот период было первое пересечение Антарктиды английским геологом Вивианом Фуксом – от станции Шеклтон на берегу моря Уэделла через Южный полюс к новозеландской станции на берегу моря Росса.

19 января 1958 года Южный полюс был достигнут и произошла встреча с Эдмундом Хиллари, пришедшим на полюс с собачьей упряжкой от новозеландской станции. По его следам вездеходы двинулись к морю Росса. 2 марта они уже были на построенной группой Хиллари станции Скотт в бухте Мак-Мердо. Пересечение Антарктиды заняло 98 дней, и регулярно, через каждые 50 км, впервые определялась мощность ледового покрова. Средняя толщина льда по маршруту составила тысячу восемьсот километров. Впервые получен профиль поверхности ледникового щита и его подледного ложа. Наряду с возвышенностями подо льдом обнаружены и впадины, часто опускающиеся ниже уровня моря.

Во время Международного геофизического года были исследованы свободные ото льда участки Антарктиды, ее оазисы, занимающие все вместе не более 10 тыс. кв. км, то есть всего 0,06 % от площади материка. Оазисы располагаются в окружении льда. Кроме них есть и участки не покрытой льдом суши на побережье, немало возвышается над поверхностью ледникового щита горных вершин и скал, называемых эскимосским словом «нунатак». Таких участков даже больше, чем оазисов – 30–40 тыс. кв. км. Но оазисы особенно интересны для науки.

Они возникают там, куда затруднен приток больших масс льда, ледниковые потоки как бы огибают эти участки, двигаясь по подледным долинам. И стоит образоваться крошечному оазису, как он начинает активно «бороться» за свое существование, поглощая летом большое количество тепла, которое отбрасывает благодаря своей белизне ледниковая поверхность. Такие оазисы становятся очагами жизни в Антарктиде: в них особенно разнообразна растительность, больше, чем где-либо еще на континенте, встречается представителей фауны. Много микроорганизмов, насекомых, летом залетают птицы. Но загадочным считается находка в оазисах высохших мумий морских животных, в основном тюленей. Совершенно не понятно, как они туда попали. Наиболее вероятное предположение – изменились природные условия, когда-то оазисы имели связь с морем». Возникновение оазисов свидетельствует о сокращении размеров антарктического оледенения.

<<< Назад
Вперед >>>

Генерация: 5.092. Запросов К БД/Cache: 3 / 0
Вверх Вниз