Книга: Жизнь животных в рассказах и картинках по А. Брэму

Дикая и домашняя лошадь

<<< Назад
Вперед >>>

Дикая и домашняя лошадь

Азиатская дикая лошадь была открыта в 1879 году знаменитым русским путешественником Николаем Михайловичем Пржевальским, по имени которого и называется лошадью Пржевальского.

Она желтой масти, тех же оттенков, как и кулан, от которого она и ростом отличается немного (1,35 метра в плечах), но у нее нет темной полосы вдоль спины, ноги окрашены темнее, чем у кулана, а длинные волосы на хвосте растут почти от его корня.

Дикие лошади живут теперь в Джунгарии и области Кобдо (на границе Китая и СССР). Они принадлежат к числу вымирающих животных.

Со слов Пржевальского и других, более поздних путешественников по Средней Азии мы знаем, что дикая лошадь живет небольшими табунами в пять-пятнадцать кобыл, предводительствуемых одним жеребцом. Табуны очень пугливы, пасутся в самых пустынных местах и любят солончаковую почву.

Об образе жизни лошади Пржевальского многое известно из описания путешественника Певцова. Она живет преимущественно в песчаной пустыне, которая занимает южную часть Джунгарии на протяжении 400 километров в длину и от 50 до 80 километров в ширину. В песках, поросших большей частью высоким саксаулом, встречаются местами плоские впадины. В этих впадинах растут редкий приземистый камыш и одиночные солянки, которыми и питаются живущие здесь дикие лошади, верблюды, куланы и антилопы. Они легко добывают там и воду благодаря близости подпочвенных вод. Животные выбивают ногами в наиболее углубленных местах впадин довольно большие ямы, наполняющиеся солоноватой водой, и пьют из этих колодцев. Из района песков животные выходят нередко на север — в пустыню, покрытую местами тощим кипцом, и там пасутся подолгу, если в этой безводной пустыне лежит кое-где снег; если же снега нет, они забегают туда на короткое время попастись и возвращаются в пески, в окрестности своих водопоев. Кроме того, эти травоядные забегают и в обширный лиственный лес, который лежит к югу от области песка и занимает около 180 километров в длину и от 40 до 60 километров в ширину. В этом первобытном лесу они находят себе пищу и воду в источниках, но посещают его только осенью, весной и зимой, а летом, когда в лесу много насекомых, избегают его.

Дикие лошади, подобно верблюдам, отличаются необычайной остротой зрения, тончайшим чутьем и слухом. Они очень осторожны. Подойти к стаду на выстрел очень трудно даже в песчаных холмах и под ветром, а на открытой местности совсем невозможно.

Днем лошади Пржевальского держатся в пустыне, а ночью выходят на пастьбу и водопой. Ходят они гуськом, протаптывая тропинки.

В XX столетии несколько экземпляров лошади Пржевальского доставлено в СССР, а также в Германию и Англию. Теперь эти лошади живут во многих европейских зоологических садах. В Англии, в одном имении, они даже размножаются и живут целым табуном. Жеребята у них родятся в конце апреля или начале мая. Разведение лошадей Пржевальского удалось и в нашем заповеднике Аскания-Нова. Здесь же эти животные были впервые обращены и в полудомашнее состояние. Одну лошадь Пржевальского удалось даже объездить. Получены были и различные помеси этой лошади с другими видами однокопытных.

Как домашнее животное лошадь существует с доисторических времен. За четыре тысячи лет до нашей эры домашних лошадей держали китайцы и индусы; еще раньше они имели большое значение в хозяйственной жизни Ассирии, Вавилонии и древнего Египта. Однако, прежде чем лошадь стала работать на человека, она имела в его жизни другое значение. Близ стоянок людей древнекаменного века нередко находят скопления лошадиных костей, почти всегда расколотых каменными топорами и обожженных на костре. Это указывает, что в те далекие времена лошади были предметом охоты и, как дичь, употреблялись в пищу.

В Западной Европе, судя по найденным остаткам костей, водились, вероятно, две породы, или расы, диких лошадей: более тяжелая и более стройная.

Одомашнивание лошади началось в глубокой древности, в бронзовом веке. Человек, очевидно, приручал обе породы лошадей — тяжелую лошадь Западной Европы и более легкую и стройную Восточной Европы. В те времена человеку было трудно содержать домашнее животное. Плохой уход, скудный корм, размножение, замыкающееся в тесном кругу, — все это вело к ухудшению породы. Предполагают, что при этих именно условиях и получилась особая малорослая порода лошадей, на существование которой указывают некоторые находки ископаемых костей.

Возможно, что современные пони, или карликовые лошади, Западной Европы — прямые потомки этих малорослых древних пород. Ряд признаков, свойственных пони, сближает их с доисторическими лошадьми.

Широкую известность приобрели шотландские пони. Они происходят с островов Пони, расположенных у берегов северной Шотландии. Эти выносливые животные зиму и лето проводят на скудных пастбищах и остаются там даже в самые сильные зимние бури. На зиму они покрываются густой косматой шерстью, как и дикие лошади.


Шотландские пони.

К этой породе принадлежат самые маленькие из всех пони. Некоторые экземпляры достигают всего 65 сантиметров высоты в загривке.

От доисторических диких коней произошли многочисленные современные породы лошадей. Возникновение этих пород можно отчасти проследить. Все современные породы домашних лошадей разделяются на три группы: восточную, западную и монгольскую.

Восточные лошади выносливого сухого сложения; у них более легкий скелет, чем у других лошадей, и бег быстрее. Самая выдающаяся порода восточных лошадей — арабская. Арабскую лошадь вывозили в другие страны и, скрещивая с нею местных лошадей, выводили новые замечательные породы: английскую скаковую, нашу орловскую рысистую и американского рысака.


Английская скаковая лошадь.

В СССР к типу восточных лошадей относятся туркменские породы (ахал-текинская и иомудская), разводимые в Туркменской ССР; карабахская порода, созданная в Закавказье, — очень красивая лошадь небольшого роста, золотисто-рыжей или золотисто-гнедой масти, и кабардинская порода, которая разводится на Северном Кавказе. К этой же группе относятся породы варварийская, персидская и многие другие.

Арабская лошадь известна во всем мире. Она отличается красотой, выносливостью и быстротой бега. Рост ее невелик: 150–160 сантиметров в плечах.

У арабов лошадь считается самым благородным и полезным животным. Она необходима арабу для его существования. С нею он кочует и путешествует, верхом на ней пасет свои стада, блистает на празднествах и общественных собраниях. Любовь к лошади — врожденное чувство араба, особенно бедуина: он с самого раннего детства привыкает уважать это животное. Лошадь — самый надежный товарищ, любимец всего семейства. Араб наблюдает за лошадью с тревожной заботливостью, изучает ее нрав, потребности, воспевает ее в стихах, прославляет в песнях. Лошадь — самый приятный предмет для беседы араба.

Жеребенка воспитывают арабы с особой тщательностью и смотрят на него, как на члена семьи. С восемнадцатого месяца начинается обучение жеребенка. Первый его воспитатель — мальчик. Он водит лошадь на водопой, на пастбище, чистит ее и заботится о ней. Оба учатся одновременно: мальчик постепенно становится наездником, жеребенок — верховым конем. Но никогда молодой араб не заставит своего воспитанника-жеребенка работать слишком много, никогда не будет требовать от него того, что выше его сил. На третий год впервые надевают на молодого коня седло; по окончании третьего года его постепенно начинают приучать к выносливости и быстроте. Лишь тогда, когда лошадь достигла седьмого года, ее считают выученной.


Арабская лошадь.

Хорошо воспитанная арабская лошадь неутомима. Блент, много раз ездивший на Восток, чтобы специально ознакомиться с самыми лучшими лошадьми, рассказывает: «Арабская лошадь — смелый скакун, может быть, самый смелый во всем свете. Быстрота ее соединяется с выносливостью. Если бы устроить состязания арабской лошади с английской, на коротком расстоянии в три мили победила бы английская, но на расстояние больше пяти миль английской лошади было бы труднее состязаться с ней, а на двадцать миль, я уверен, только редкая английская лошадь может с ней равняться. Она, повидимому, способна проходить и с тяжелой ношей большие расстояния, не уставая. Рассказывают очень много о быстроте арабских лошадей, но трудно выяснить что-либо определенное, так как бедуины не устраивают правильных скачек. Они не умеют объезжать своих лошадей так, чтобы те могли вполне проявить все свои скаковые способности. Арабскую лошадь приходится сильно погонять, чтобы она прошла галопом без остановки более одной-двух английских миль. Даже при необходимости торопиться постоянно прерывают езду остановками и отдыхами; непрерывная езда в течение целого дня для нее вещь незнакомая. Тем не менее арабы проезжают галопом, с частыми отдыхами, чрезвычайно большие расстояния и остаются в пути иногда целый месяц. В это время лошади получают очень недостаточный корм и часто целые дни лишены воды; к тому же они подвергаются всем переменам погоды — жаре, холоду и сильному ветру. В таких условиях арабских лошадей ценят больше за их силу и выносливость, чем за быстроту».

Наша замечательная порода орловских рысистых лошадей, или орловских рысаков, по своим качествам выше всех рысистых пород Запада. Начало ей было положено в 1778 году скрещиванием арабской лошади с датской и голландской. В связи с большим вниманием, обращенным в СССР на коневодство, эта порода имеет особенно важное значение.

Западные породы лошадей распространены не меньше, чем восточные. Они крупнее, чем восточные, массивны, ширококостны. Бег их не так быстр, как у восточных пород, они медлительнее и спокойнее. Сюда относятся крупные породы — фламандская, датская, першерон, арден, клейдесдаль и русская порода битюг.


Першерон.

К монгольской группе лошадей относятся породы, выведенные в азиатских степях: киргизская лошадь (разводимая в Казахстане и Киргизии, отличающаяся своей выносливостью), забайкальская и другие породы.

Лошади быстро и легко дичают. Стада одичавших коней, которые водятся в степях Южной Америки, произошли от домашних лошадей, завезенных европейцами. Как известно, в Америке до ее открытия и колонизации европейцами лошадей совсем не было.

Цимарроны, как называют в Америке одичавших лошадей, живут теперь во всех частях пампы многочисленными табунами, которые иногда состоят из нескольких тысяч голов. Они причиняют много вреда. Цимарроны не только уничтожают хорошие пастбища и посевы, но и уводят с собой домашних лошадей. Местные жители в пампе едят мясо жеребят и кобыл цимарронов, а также приручают их для верховой езды. Определенного типа в строении тела и окраске эти лошади не имеют.

«Тщетно ищешь, — говорит Чуди, — по крайней мере в этой части пампы, однородный тип в породе лошадей; встречаешь лишь пеструю смесь форм, величин и цветов. Особенно часто замечал я пегих лошадей. Я часто имел случай наблюдать много сотен согнанных вместе животных и каждый раз тщетно искал описанный различными путешественниками тип лошади пампы и признаки, которые можно было бы считать общими для всех этих животных. Я не хочу отвергать, что такой общий характер может встречаться у лошадей пампы к югу от Буэнос-Айреса, но этого нет в тех частях страны, по которым я путешествовал».

О жизни одичавших лошадей в пампе Александр Гумбольдт рассказывает следующее:

«В летнее время под отвесными лучами солнца, никогда не закрывающегося тучами, вся трава желтеет, выгорает и превращается в пыль, земля покрывается трещинами, словно от многочисленных землетрясений. Среди густых облаков пыли, мучимые голодом и нестерпимой жаждой, лошади и скот носятся, вытянув шеи и раскрыв рты, чтобы по более влажной струйке ветра учуять, где находится еще не вполне высохшее озеро… Когда палящий зной дня сменится прохладой ночи, лошади все же не могут найти покоя. Ночью их преследуют летучие мыши кровососы.

Но вот после долгой засухи наступает благодатное время дождей. Все меняется. Едва дождь смочит землю, как вся степь покрывается чудесной зеленью. Теперь кони и рогатый скот пасутся в полном довольстве. Когда же трава вырастет, новые опасности ожидают животных. В траве таится ягуар и неожиданным прыжком настигает коня или жеребенка. Вскоре от дождей разливаются реки. Матки с жеребятами собираются на более возвышенные места, которые вскоре остаются небольшими островами среди огромного водного пространства. С каждым днем сухой земли делается все меньше и меньше. Пастбища исчезают под водой, и животные, сбившись в кучи, плавают целыми часами, скудно питаясь ветками торчащих из воды кустарников. Немало жеребят тонет или гибнет от нападений аллигаторов».

<<< Назад
Вперед >>>

Генерация: 1.019. Запросов К БД/Cache: 3 / 1
Вверх Вниз