Книга: Жизнь замечательных растений

Обманчивое растение

<<< Назад
Вперед >>>

Обманчивое растение

Не отправиться ли нам, ведя пальцем по географической карте, на остров Ямайка, расположенный в Карибском море, неподалёку от побережья Центральной Америки? Его открыл Колумб в 1494 году. На острове много прозрачных источников; на языке местных жителей «Ямайка» означает «остров родников»…

А если тебе почему-то не нравится Ямайка, передвинь палец в сторону Австралии и Новой Зеландии: там, в Тихом океане, ты найдёшь острова Фиджи.

На гербах обоих этих государств можно увидеть изображения банана. Это замечательное растение. Особенно на вкус — сам знаешь. И вид у банана замечательный. Правда, обманчивый.


Замечательное растение банан, напоминающее своим обманчивым видом пальму, достигает 10 метров в высоту. Настоящее дерево! Но банан — не пальма и вообще не дерево. Хотя ствол пятилетнего растения бывает больше двух метров в обхвате. Но это не ствол. У того, что кажется толстым стволом, есть точное научное название: ложный ствол. Отходящие от бананового корневища листья плотно облегают друг дружку, составляя то, что кажется зелёным стволом. Потом, поднимаясь в обнимку всё выше и выше, оканчиваются на вершине пышной кроной. Встречаются в этом великолепном убранстве листья четырёхметровой длины и почти метровой ширины. На первый взгляд они кажутся вырезными, перистыми, — состоящими из узких длинных светло-зелёных полосок. Это впечатление тоже обманчиво. Листья банана цельные. Просто ветер и проливные тропические дожди разрывают их на мелкие лоскутки.

Зачем природа поступила по отношению к банану так жестоко, отдав его бедные листья на растерзание стихии; почему бы ей не сделать листья более прочными? Однако природа, как всегда, поступила чрезвычайно мудро. Будь листья банана прочнее, они бы стали выполнять роль парусов, и порывы ветра выдрали бы замечательное растение из земли с корнем. А не выдрали бы — так сильные тропические ливни обломали бы всю банановую листву, скапливая на ней огромное количество воды. А с разодранных лоскутных листьев влага свободно стекает через щели, и банан прекрасно растёт.

После периода тропических дождей наступает время тропической жары. И тут порванные листья снова приносят банану пользу: растение меньше страдает от зноя, листва как бы проветривается. Это у нас большинство растений тянутся к солнцу, а в тропиках, в жарком климате, они, наоборот, ищут прохлады. Так что природа хорошо позаботилась о банане, который с ботанической точки зрения — просто трава. Но замечательная трава: самая высокая в мире!

Из пышной кроны этой травы красивой дугой свешиваются громадные кисти плодов. В некоторых гроздях насчитывается до 180 бананов, и тогда вес кисти достигает 45 килограммов! Вообще банан — одно из самых плодоносных растений на свете. Если на одинаковой площади посадить картофель, пшеницу и бананы, то выяснится, что банан в три с половиной раза продуктивнее картошки и в пятнадцать раз выгоднее пшеницы. Правда, после плодоношения банановое растение умирает, но очень быстро из корня вырастают новые боковые побеги, и банан снова живёт.


Благодаря такой плодовитости и простоте разведения бананы во многих районах Африки и Азии до сих пор остаются основным продуктом питания. Их не только едят свежими, сорвав с дерева, но и делают из них муку, а из этой муки пекут своеобразный хлеб. Листья банана — молодые, не такие огромные и ещё не разорванные — туземцы используют как тарелки.

Человек со стороны не сразу может оценить вкус банана. Войска Александра Македонского познакомились с бананами в 327 году до нашей эры, во время Индийского похода. Но великий полководец считал бананы вредными и запретил своим солдатам употреблять их в пищу.


Недалеко от Александра Великого ушёл и великий русский писатель Иван Александрович Гончаров. В 1852–1855 годах он, бывший секретарём контр-адмирала Евфимия Васильевича Путятина, совершил вместе с ним кругосветную экспедицию на военном фрегате «Паллада». Впечатления от этого путешествия Гончаров описал в очерках, пользовавшихся у читателей большим успехом. Вспоминая высадку на острове Мадейра в Атлантическом океане, в 550 километрах от побережья Африки, писатель привёл такой эпизод, случившийся с ним при входе в небольшую лавочку.

«На дверях висела связка каких-то незнакомых мне плодов, с виду похожих на огурцы средней величины. Кожа, как на бобах — на иных зелёная, на других жёлтая.

— Что это такое? — спросил я.

— Бананы, — говорят.

— Бананы! Тропический плод! Давайте, давайте сюда мне!

Мне подали всю связку. Я оторвал один и очистил — кожа слезает почти от прикосновения; попробовал — не понравилось мне: пресно, отчасти сладко, но вяло и приторно, вкус мучнистый, похоже немного и на картофель, и на дыню, только не так сладко, как дыня. Это скорее овощ, чем плод, и между плодами он parvenu».

Parvenu, парвеню — по-французски «выскочка». Не очень-то лестно отозвался о банане великий писатель. Но его впечатление, как и многое, связанное с бананом, оказалось обманчивым. Уж мы-то знаем, какой вкусный банан. Мы — бананоеды.

Кстати, в лесах тропической Африки обитают небольшие ярко и красиво окрашенные птички с таким названием. «Название, — сообщает энциклопедия, — не соответствует действительности: бананами бананоеды не питаются».

Ох уж этот обманчивый банан!


<<< Назад
Вперед >>>

Генерация: 1.478. Запросов К БД/Cache: 3 / 1
Вверх Вниз