Книга: Приграничные и трансграничные территории Азиатской России и сопредельных стран. Проблемы и предпосылки устойчивого развития

1.2. Основные типы и свойства трансграничных территорий

<<< Назад
Вперед >>>

1.2. Основные типы и свойства трансграничных территорий

В целом в зависимости от содержания можно выделить следующие типы трансграничных географических структур и соответствующих им территорий: природные, природно-ресурсные, природоохранные, социально-экономические (в том числе инфраструктурные). В последнее время выделяются и этнокультурные трансграничные географические структуры [Герасименко, 2005].

1. Природные структуры – целостные географические системы, которые пересекаются государственными границами. Наиболее характерными являются бассейны рек, озер, морей. Например, бассейн р. Амур – крупная целостная геосистема, расположенная одновременно в России, Китае, Монголии и даже несколько квадратных километров в КНДР. Бассейн оз. Ханка находится в России и Китае. Бассейн р. Туманная – зона известного международного регионального проекта «Туманган» – расположен на территории трех стран – России, Китая и КНДР. Крупной геосистемой трансграничного типа является бассейн Японского моря.

2. Природно-ресурсные – территориальные или акватерриториальные сочетания природных ресурсов с тесными межресурсными связями, – природно-ресурсные системы, которые пересекаются государственными границами. Примером может быть природно-ресурсная географическая система оз. Ханка. Возможно пересечение отдельного крупного месторождения природных ресурсов государственной границей, например, угольного, нефтегазового и др. В этом случае такое месторождение становится трансграничной географической структурой.

3. Экономические – крупные звенья территориально-хозяйственных структур, пересекаемые государственной границей. Прежде всего, это транспортные трансграничные географические структуры – железные и автомобильные дороги, пересекающие государственную границу. Их часто называют международными транспортными переходами. Если государственную границу пересекают трубопроводные системы – нефте-, газо– и водопроводы, то они также будут трансграничными геоструктурами. Специфическими трансграничными геоструктурами являются линии электропередачи, пересекающие государственную границу, – так называемые трансграничные энергомосты. Наконец, если, например, два предприятия и более, размещенные в приграничных районах соседних стран, работают в тесной кооперации, имеют устойчивые производственно-экономические связи, то территориальное сочетание таких предприятий также образует трансграничную географическую структуру. В этой связи можно говорить и о формировании специфических трансграничных кластеров однородных производств либо разнородных, но связанных между собой компонентов хозяйства.

4. Особый тип трансграничных географических структур представляют международные трансграничные особо охраняемые природные территории – заповедники, заказники, национальные парки, размещенные в приграничных районах соседних стран и выполняющие общие, скоординированные природоохранные функции.

5. Этнокультурные трансграничные географические структуры – особый тип трансграничных структур, которые представляют собой части единого этнокультурного пространства, разделенного государственной границей и вмещающего целостные территориально-культурные общности населения [Герсименко, Гладкий, 2005, с. 4].

6. Муниципальные образования, административные районы соседних стран, прилегающие к государственной границе и взаимодействующие между собой в разных сферах, в том числе в экономической, гуманитарной, политической, их можно рассматривать как геополитические трансграничные структуры.

Для всех выделенных типов трансграничных географических структур характерно наличие следующих свойств.

Установление государственной границы всегда ведет к значительной дифференциации, формированию различий по обе стороны границы в структуре и типах природопользования, в воздействиях на окружающую среду антропогенных факторов, в экологических нормах и ограничениях, и как следствие, в изменениях и нарушениях природных систем, а также в социально-экономических и политических структурах, развивающихся по разные стороны государственной границы.

В результате формируется двухзвенность трансграничных географических структур – наличие двух различающихся звеньев по обе стороны границы. При этом отмечается определенная связанность, взаимодействие и взаимовлияние парных звеньев. Разнообразные взаимодействия между соседними звеньями складываются в природно-ресурсной, экономической, экологической, гуманитарной и геополитической сферах. В то же время отдельным звеньям присуща определенная самостоятельность в их динамике и развитии, а парным звеньям – определенная целостность (рис. 1.1).


Рис. 1.1. Двухзвенность трансграничных структур.

Отдельными крупными звеньями трансграничных территорий являются приграничные территории. Каждой из них свойствен свой набор природных, природно-ресурсных, социально-экономических и других характеристик. При этом возможны неодинаковые уровни сходства и различий однородных характеристик приграничных территорий по разные стороны границы (в соседних странах). Назовем эти свойства трансграничной природной, природно-ресурсной и социально-экономической дифференциацией. Такие свойства могут быть измерены соответствующими трансграничными градиентами – показателями, отражающими разность или отношение однородных параметров двух соседних приграничных территорий. При более строгом подходе трансграничные градиенты могут отражать разность или отношения однородных характеристик в точках, равноудаленных от границы (рис. 1.2).


Рис. 1.2. Трансграничные градиенты (Тг).

Характерным свойством международных трансграничных территорий юга Дальнего Востока России и Северо-Восточного Китая является разная интенсивность их хозяйственного использования по одну и другую стороны границы и даже их принадлежность к разным типам. Это ведет к тому, что степень воздействия на структурную организацию природных геосистем различается, как и функционально-динамические связи между их отдельными компонентами не являются однородными. В предельном случае состояние геосистемы можно охарактеризовать как критическое [Механизмы…, 1992], если в результате хозяйственного использования происходит изменение качественной структуры системы, которое может перевести ее в новый тип устойчивости. Как правило, по обе стороны границы складываются различные типы освоения природных ресурсов трансграничной территории, в том числе связанные с использованием лесных, водных, минерально-сырьевых, земельных и других ресурсов.

А это ведет к тому, что даже при сходных природно-ресурсных условиях по обе стороны границы складываются разные структуры природопользования. Это свойство трансграничных территорий назовем трансграничной асимметрией природопользования. Если за своеобразную ось симметрии принять государственную границу, то полного сходства структур природопользования по обе стороны границы не будет никогда. Одновременно будут, как правило, различаться и процессы изменений, динамики отдельных видов природных ресурсов и структур природопользования в целом по обе стороны границы. Это свойство назовем трансграничной асинхронностью природопользования. В соответствии с последним различной окажется динамика природно-ресурсного потенциала приграничных территорий, да и геосистем в целом.

Такая асинхронная динамика вещества и энергии в обеих частях одной геосистемы, разделенной государственной границей, может привести в некоторых случаях эту геосистему в квазиустойчивое состояние. Результатом разной интенсивности природно-антропогенных процессов в приграничных частях трансграничной геосистемы является их нахождение в разных состояниях самоорганизации. Существенное нарушение функционирования одной части геосистемы может значительно изменить экологическую обстановку по обе стороны границы. Со временем различия, контрасты отдельных однородных свойств и характеристик приграничных территорий с одной и другой стороны границы могут достигать значительных величин. Последние можно измерять и оценивать динамикой трансграничных градиентов, отражающей изменения разности однородных показателей по обе стороны границы.

Международные трансграничные территории, по-видимому, можно рассматривать как триггерные геосистемы, т. е. системы, способные находиться в одном из двух или нескольких устойчивых состояний [Механизмы., 1992; Арманд, Кайданова, 1999]. Характерной чертой триггерных систем является наличие элемента управления (вмешательство человека, если говорить о хозяйственной деятельности), который не позволяет вновь созданным и поддерживаемым структурно-функциональным связям переходить в первоначальное исходное состояние. То есть постоянное использование дополнительной энергии для функционирования геосистемы в новом состоянии не позволяет ей вернуться в исходное состояние устойчивости. Примером могут служить агрогеосистемы, характеризующиеся существенной трансформацией энергетического баланса и биогеохимических связей природной геосистемы [Николаев, 1992], но достаточно эффективно функционирующие в КНР при постоянном вмешательстве человека.

Возможны такие ситуации, когда одна из частей трансграничной геосистемы представлена агрогеосистемой, а другая – строго охраняемой природной территорией. В таком случае возникают отношения, характеризующиеся понятиями «устойчивое состояние» и «квазиустойчивое состояние» отдельных частей геосистемы. Дальнейшая динамика их состояний во многом зависит от правильной, экологически сбалансированной политики природопользования. Если в одной из частей трансграничной геосистемы состояние квазиустойчивости будет обостряться при несбалансированной природопользовательской политике, например, при крупномасштабном осушении земель или их распашке, то геосистема может достигнуть критического состояния и перейти в новый интервал устойчивости. Это, несомненно, скажется и на функционировании другой части геосистемы в соседней стране, что может привести ее через определенное время также в новый тип устойчивости, не всегда соответствующий состоянию устойчивости первой части геосистемы. Такой асинхронный механизм функционирования составных частей трансграничной геосистемы с сохранением их определенной взаимосвязи и взаимодействий в рамках целого является, по-видимому, основой для воспроизводства инвариантной системы функций или типа функционирования геосистемы.

Одним из характерных свойств трансграничной геосистемы является эмерджентность, в том числе приобретение геосистемой новых свойств, поддерживающих или нарушающих состояние ее устойчивого функционирования. Это связано и с многообразием способов воздействия на трансграничную геосистему при хозяйственном использовании, значительно отличающихся интенсивностью и формами воздействия по обе стороны границы, а также – со сходством ответной реакции геосистемы на эти воздействия. Достаточно часто наблюдаются ситуации, когда, например, лесные геосистемы в результате хозяйственной деятельности преобразовываются в агрогеосистемы. При этом происходит сокращение разнообразия структуры лесной геосистемы, часть ее приобретает новые свойства, связанные с функционированием нового типа геосистемы. Взаимодействие таких частей геосистемы с новыми свойствами в рамках исходной природной геосистемы происходит за незначительный период времени, несравнимый с естественно-эволюционными процессами развития всей геосистемы. При прекращении вмешательства человека развитие геосистемы может пойти, в зависимости от степени произведенных нарушений, по пути возврата геосистемы в ее исходное состояние или перехода геосистемы в новое состояние устойчивости, в той или иной мере отличающееся от исходного.

Таким образом, при анализе международной трансграничной территории как сложной природно-антропогенной системы необходим комплексный подход, основанный на сочетании структурного, эволюционного и функционального анализа [Дьяконов, 2002]. Его применение осложняется разной организацией хозяйственной деятельности в приграничных частях территории, но только такой подход позволит сделать обоснованные выводы об основных принципах экологически ориентированной политики хозяйствования. Многие международные трансграничные территории могут и должны являться объектом разработки совместных международных программ устойчивого развития [Колосов, 1991; Котляков и др., 1997; Бакланов и др., 2001; Ганзей, 2003; Комплексная программа политики…, 1993].

<<< Назад
Вперед >>>

Генерация: 1.409. Запросов К БД/Cache: 3 / 1
Вверх Вниз