Книга: Мозг и сознание. От Рене Декарта до Уильяма Джеймса

8. XIX век: эпистемология нервной системы

<<< Назад
Вперед >>>

8. XIX век: эпистемология нервной системы

В период между 1800 и 1850 годами в области физиологии было сделано множество открытий, которые подстегнули развитие экспериментальной психологии.

Одно из главных физиологических открытий того времени – установление различий между чувствительными и двигательными нервами – было сделано Чарльзом Беллом (1774 – 1842)[72]. Белл родился в Эдинбурге и получил домашнее образование. Хотя он посещал лекции в Эдинбургском университете, большую часть познаний в области анатомии и хирургии он получил от своего старшего брата, который был известным врачом. В возрасте двадцати лет Белл уже был признанным хирургом, а в двадцать пять уже был принят в Королевский колледж хирургии в Эдинбурге. В 1896 году он переехал в Лондон, где пять лет спустя стал членом Хантеровской школы анатомии. В том же году Белл опубликовал тиражом 100 экземпляров для распространения среди друзей и коллег небольшую (36 страниц) брошюру «О новой анатомии мозга»[73] [33].


Чарльз Белл (1774 – 1842)

В этой работе Белл приводит анатомические доказательства своего тезиса о том, что вентральные корешки спинного мозга содержат в своём составе только моторные, а дорсальные корешки —только сенсорные нервные волокна. Идея Белла о том, что моторную и сенсорную функцию выполняют различные нервы, стала революционной, так как шла вразрез с устоявшимися представлениями. Как мы уже видели, эта идея в сочетании с концепцией сенсомоторного ассоцианизма в работах Бэйна и Спенсера получила развитие в форме психофизиологической психологии, а в работах Джексона и Феррье воплотилась в сенсомоторную парадигму функциональной специализации коры.

Томас Браун (1778 – 1820) родился в Киркмабреке в Шотландии и получил образование в области философии и медицины в Эдинбургском университете, где он посещал лекции Дугалда Стюарта, ученика Рида. В 1810 году он разделил обязанности профессора моральной философии со Стюартом и в течение короткого времени получил известность как блестящий лектор. В 1820 году, после его преждевременной смерти, эти лекции были опубликованы в виде четырёхтомного труда «Лекции по философии человеческого ума»[74] [34]. В «Лекциях» Браун сумел объединить элементы двух в корне отличных традиций – Шотландского интуитивизма Рида и эмпиризма Кондильяка. Тем самым он существенно повлиял на дальнейшее развитие обеих. Браун критиковал метод интроспекции, справедливо указывая на абсурдность идеи о том, что один и тот же разум может одновременно выступать и как объект, и как наблюдатель.

Ещё одним важным достижением Брауна была открытая им на кончике пера идея о мышечном чувстве. Как мы указывали ранее, до Бэна внимание психологов было сосредоточено на процессах ощущения и восприятия, двигательная сфера при этом почти не рассматривалась. Браун был одним из первых, кто поддержал зарождающуюся идею сенсомоторного взаимодействия и предположил, что мышечный аппарат должен быть снабжен своим собственным видом чувствительности.

Браун также известен своими вторичными законами ассоциации. Эти законы описывают действие факторов (силу ощущения, его новизну, частоту и др.), способствующих возникновению конкретной ассоциации из множества возможных в данный момент, а также явление усиления одних идей под влиянием других.

Примерно в это же время в ГерманИо]]>ганн Фридрих Гербарт (1776 – 1841) также изучал количественные отношения между идеями. Гербарт родился в Ольденбурге, получил образование в Йенском университете, где был студентом Иоганна Готлиба Фихте. Гербарт был не согласен с некоторыми идеями Фихте, поэтому по окончании учёбы он отправился в Геттинген, где начал самостоятельные исследования. В 1809 году он переехал в Кенигсберг, чтобы занять должность, которая до него принадлежала Канту.


Иоганн Фридрих Гербарт (1776 – 1841)

В Кенигсберге Гербарт продолжил исследования в области психологии и опубликовал сначала учебник психологии (1816), а затем книгу «Психология как наука»[75] (1824/1825) [35]. Название отражает основную идею Гербарта – психология может и должна быть наукой эмпирической (хотя при этом он не признавал возможности психологического эксперимента) и математической. Утверждая, что представления протяжённы во времени и варьируются по интенсивности, он пытался описывать динамику представлений в сознании человека. Используя сложные математические уравнения, Гербарт хотел установить принципы взаимодействия между представлениями и идеями.

В частности, Гербарт предполагал, что определённые идеи должны находиться в состоянии антагонизма. Такое взаимодействие постепенно ослабляет одну из идей до тех пор, пока её потенциал не окажется ниже порога осознания, и тогда идея вытесняется бессознательное. Она остается в области бессознательного до тех пор, пока какая-либо новая идея не начнёт её усиливать, при этом скорость усиления будет пропорциональна степени сходства между взаимодействующими идеями. Одновременно должны усиливаться все сходные идеи. Из этого рассуждения Гербарт вывел свой знаменитый принцип апперцепции – возникновения в сознательной части ума некой идеи под влиянием других идей.

В своих рассуждениях Гербарт сделал важные шаги по пути, по которому вскоре пойдёт вся наука – системному и количественному изучению динамики представлений, находящихся над и под порогом осознания. Историки науки отводят Гербарту место между Кантом и Фехнером. На пути к новой психологии оставалось сделать ещё несколько важных шагов, которых Гербарт сделать не смог, так как отрицал возможность экспериментальной проверки своих гипотез и не усматривал связи между философией сознания и физиологией мозга. Прежде чем психология стала истинной лабораторной наукой, ей нужен был метод, и этот метод мог быть найден не в области философии сознания, а в работах физиологов, таких как Пуркинье, Вебер, Мюллер. Пуркинье и Вебер разработали экспериментальные методы в области сенсорной физиологии, а Мюллер предложил концепцию специфических нервных энергий, которая определила роль нервной системы как посредника между внешним миром и внутренним миром сознания.

Ян Евангелиста Пуркинье (1787 – 1869) родился в Либоховице в Северной Богемии, начальное образование получил в монастыре пиаристов, а затем в Философском институте пиаристов. В 1807 году под влиянием сочинений Фихте он порвал с орденом и отправился в Прагу. В течение двух лет он работает в Пражском университете и ещё два года частным педагогом, после чего решает серьезно заняться медициной. В 1819 он завершил работу над своей диссертацией «Зрение как субъективный процесс»[76], что позволило ему в 1823 году занять должность профессора физиологии в Университете Бреслау (ныне Вроцлав). В этом же году вышел первый том его сочинений «Наблюдения и опыты по физиологии органов чувств»[77] [36], который был ничем иным, как репринтом его диссертации. Спустя два года появился второй том, озаглавленный «Новые данные о зрении как о субъективном процессе»[78].

Двухтомник Пуркинье, без сомнения, относится к разряду наиболее значимых научных работ того времени и представляет собой поворотный пункт в истории развития экспериментальной психологии. Работы Пуркинье были первым систематичным исследованием сенсорного восприятия при помощи экспериментального метода и стали своего рода эталоном для будущих работ в этой области.

Эрнст Генрих Вебер (1795 – 1878) родился в Виттенберге, получил образование в Лейпциге, где впоследствии работал в качестве профессора анатомии (с 1818 года) и физиологии (с 1840 года). В 1834 году была опубликована его работа «Об осязании»[79] [37]. В той части работы, которая была посвящена осязанию, Вебер представил обширные экспериментальные данные о сенсорной феноменологии тактильной чувствительности. Если Пуркинье привнёс в сенсорную физиологию экспериментальный подход, то Вебер сделал эксперимент количественным.

Вебер ввёл понятие «едва заметное различие», понимая под ним наименьшую воспринимаемую сознанием разницу между двумя ощущениями. На основании большого количества экспериментальных данных Вебер установил, что едва заметное различие возникает только в том случае, если сила второго стимула отличается от силы первого стимула на величину, пропорциональную силе первого стимула. Позже Фехнер назовёт эту закономерность «законом Вебера». Хотя позже будет показано, что этот закон работает не для всех сенсорных систем и даже для тактильной чувствительности он справедлив только в определённом диапазоне интенсивности стимулов, открытие Вебера имело огромное значение для развития экспериментальной психологии, так как показало возможность установления количественной связи между физическими и психическими явлениями. Открытие Вебера способствовало становлению представления о роли нервной системы как посредника между умом и физическим миром.

Иоганн Мюллер (1801 – 1858) родился в Кобленце и получил образование в Боннском университете. Он получил медицинскую степень в 1822 году и после годовой стажировки в Берлине занял должность приват-доцента в Бонне, где впоследствии стал профессором. В 1833 году он получил кафедру анатомии и физиологии в Берлинском университете. Главный вклад Мюллера в развитие психологии заключается в том влиянии, которое он оказал на своих младших коллег и учеников —Германа Гельмгольца, Эрнста Брюкке, Карла Людвига и Эмиля Дюбуа-Реймона. Мюллер также является автором доктрины специфических нервных энергий, которую он изложил в труде «Руководство по физиологии человека»[80] [38], опубликованном в 1834 – 1840 гг.

Хотя Мюллер впервые сформулировал свою доктрину специфических нервных энергий в 1826 году, подробное и систематическое изложение она получила только в сочинении 1834 года. Доктрина Мюллера включала два основных принципа. Во-первых, ум воспринимает не объекты реального мира, а состояния нервной системы. Нервная система, таким образом, является посредником между физическим миром и разумом, и её собственные свойства влияют на ментальные процессы. Чувствительные окончания, при помощи которых мозг получает информацию из внешнего мира, являются специфическими, т. е. окончания зрительной системы чувствительны к свету, но нечувствительны к звуку, так же как нервные окончания органа слуха не чувствительны к свету.


Иоганн Мюллер (1801 – 1858)

Как отметил Боринг (Boring, 1950), в концепции Мюллера, в сущности, не было ничего принципиально нового. Большая часть этих идей присутствовала в работе Чарльза Белла. Первый из двух принципов Мюллера неявно содержится в идее «вторичных качеств» Локка, а второй принцип вообще был в то время общепринятым взглядом. Что было по-настоящему важно в работе Мюллера – это то, что он систематизировал эти принципы в учебнике физиологии, которым пользовалось несколько поколений студентов, а также то, что содержащиеся в этом учебнике идеи были поддержаны личным авторитетом Мюллера.

Работы Мюллера привели к тому, что две фундаментальные проблемы – отношение сознания к мозгу и отношение сознания к миру – оказались неразрывно связаны. Хотя Мюллер никогда не делал из своих принципов вывода о том, что каждая сенсорная система может быть функционально связана с определённой областью коры больших полушарий, взгляды Мюллера способствовали становлению концепции кортикальной локализации функций. А представление Мюллера о функциональной роли нервной системы, как посредника между разумом и миром, помогло сформировать научный контекст, в котором могли возникнуть количественные методы исследования отношений между физическими и психическими процессами (психофизика Фехнера).

<<< Назад
Вперед >>>

Генерация: 1.775. Запросов К БД/Cache: 3 / 1
Вверх Вниз