Книга: Мозг в электромагнитных полях

Глава 3. Есть ли электромагнитная болезнь?

<<< Назад
Вперед >>>

Глава 3. Есть ли электромагнитная болезнь?

Как нет у человека специфических электромагнитных ощущений, так нет и специфических клинических проявлений воздействия ЭМП, что затрудняет диагностику изменений, наблюдаемых у людей, работающих в ЭМП. То, что такие изменения могут возникнуть, и прежде всего со стороны нервной и сердечно-сосудистой систем,— это уже ясно всем, но спор идет о том, когда, при каких интенсивностях возникают существенные изменения в деятельности человеческого организма и как эти изменения измерять и называть.

Эта гигиеническая проблема зародилась в тридцатых годах нашего столетия и была связана вначале с широким внедрением полей УВЧ в различные отрасли народного хозяйства. Речь шла только о профессиональной гигиене.

В первые годы после второй мировой войны начались работы по гигиеническому нормированию полей СВЧ, поскольку именно этот диапазон ЭМП в наше время нашел широкое применение. Для современного человека поля СВЧ ассоциируются с кухонной плитой, радаром, телевидением, телефоном и спутниковой связью. Это аппарат диатермии, охранная сигнализация и приспособление для открывания дверей гаража. Микроволны и радиочастотное нагревание используют на обувных фабриках, для склеивания фанеры, для поджаривания кофейных зерен, для уничтожения сорняков и насекомых и в сотнях других промышленных и сельскохозяйственных процессах.

Вслед за полями СВЧ в орбиту гигиенических исследований вошли МП и ЭП и низкочастотные ЭМП, которые также широко используются в нашей жизни.

Можно считать, что гигиенической науке дан социальный заказ по оценке степени вредности различных ЭМП, интенсивность которых в определенных диапазонах частот за время научно-технической революции возросла на несколько порядков.

Несколько лет назад некоторыми советскими гигиенистами выделена новая «радиоволновая болезнь», которая возникает при длительном воздействии на человека ЭМП радиочастотного диапазона. Появляются сообщения о возможности возникновения «магнитной болезни» при действии МП на человека. Термины взяты в кавычки, поскольку они не являются общепризнанными. Таким образом, со стороны патологии становятся практически актуальными проблемы биологического действия ЭМП. Это обстоятельство еще было отражено в директивных решениях XXV съезда КПСС «Основные направления развития народного хозяйства СССР за 1976—1980 годы», в которых сказано: «Разработать новые методы и средства борьбы с ... воздействиями электрических и магнитных полей и излучений»[2].

Признание важности гигиенической стороны проблем биологического действия ЭМП влечет за собой их оценку не только в профессиональной, но и в коммунальной гигиене. ЭМП со скоростью света распространяются во все стороны от места их генерации. Возникает проблема искусственного «электромагнитного загрязнения» среды, что отмечалось в специальном решении Всемирной организации здравоохранения. Имеются сообщения, что в районах с повышенным уровнем ЭМП возникают изменения в жизнедеятельности животных, связанные прежде всего с нарушениями функционирования НС [Сердюк, 1977].

Логика таких исследований приводит к изучению влияния колебаний ЭМП естественного происхождения на человека, животных, растения и микроорганизмы. Факт корреляции изменений естественных ЭМП и биологических процессов ставит проблему экологической значимости ЭМП. Ее поддерживают палеонтологические сведения о смене видового состава глубоководной фауны Атлантического океана во время инверсий магнитных полюсов Земли и другие данные палеонтологических исследований.

Получается, что кроме «электромагнитного загрязнения» возможен и «электромагнитный голод» для биологических систем. Отсюда вытекает необходимость более интенсивного исследования биологического действия ослабленных (в сравнении с естественными) ЭМП. В этом случае на первый план также выступают нарушения НС, особенно у развивающегося организма [Копанев и др., 1979].

Таким образом, для интенсификации жизнедеятельности организма (и прежде всего организма человека) необходима не только и не столько охрана окружающего электромагнитного фона, но и оптимизация электромагнитных характеристик окружающей среды. Важно научиться регулировать биотропные параметры ЭМП соответственно потребностям организма, создавая своеобразный электромагнитный комфорт.

Приходится констатировать, что сегодня решаются практические вопросы нормирования только усиленных искусственных ЭМП. От ЭМП не умирают, хотя в экспериментальных условиях можно вызвать смерть животного микроволновым нагреванием.

Нормирование неионизирующих излучений в диапазоне СВЧ-полей создало сложную ситуацию, но уже только в среде гигиенистов. Разный методологический подход к этой проблеме привел к тому, что, как мы уже указывали на с. 13, ПДУ в СССР и других социалистических странах на 3 порядка ниже, чем в США.

И в этом расхождении «виновата» нервная система. Советские исследователи, исходя из принципа нервизма, считают, что неблагоприятные изменения в деятельности нервной системы под влиянием поля СВЧ уже могут служить основанием для установления ПДУ. Американские исследователи исходят из наиболее примитивного на сегодняшний день биофизического механизма биологического действия полей СВЧ — из теплового действия этого физического фактора, которое проявляется только при достаточно сильной интенсивности воздействия.

За последние годы ранее острые разногласия начинают стираться в результате выполнения совместных программ по влиянию ЭМП на нервную систему.

Вопрос о норме безопасного облучения полями СВЧ, как и общие проблемы гигиены, должны учитывать не только биологические, но и социальные перспективы. Здесь социалистический строй демонстрирует свой гуманизм.

Удивляет отсутствие единства взглядов специалистов в трактовке выявленных при длительном воздействии ЭМП клинических изменений. Пожалуй, только в этой области говорят о разности научных подходов специалистов разных стран. Для ликвидации определенных разногласий целесообразно проводить совместные исследования по единой программе в целях объективизации проявлений воздействия фактора и изучения возможных ближайших и отдаленных последствий. Важное место на современном этапе гигиенического нормирования должно быть отведено не только изменениям со стороны нервной системы, но и результатам эпидемиологических исследований.


Рис. 6. Синдромы радиоволновой болезни (схема)

Обследование людей, работающих в условиях воздействия различных ЭМП, показывает возникновение (с увеличением стажа) неспецифических изменений в организме прежде всего со стороны НС. Это можно иллюстрировать на примере работ А. М. Вялова, в которых изучались реакции на МП, хотя сходные реакции вызывают и другие ЭМП. Хроническое действие МП приводило к функциональным нарушениям, которые можно свести к трем симптомокомплексам: 1) периферический вазо-вегетативный синдром; 2) астено-вегетативный синдром и 3) смешанный синдром. Отмеченные функциональные нарушения носят неспецифический характер и связаны с расстройством нейрогуморальной регуляции.

Другие авторы, изучающие клинические проявления действия ЭМП СВЧ-диапазона, выявляют пять синдромов: вегетативный, астенический, астено-вегетативный, астено-дистонический и диэнцефальный (рис. 6).

Предполагается, что при общих астено-вегетативных нарушениях функции высших отделов головного мозга могут изменяться как в результате поступления патологической импульсации от внутренних органов, так и в результате непосредственного действия ЭМП на мозг.

В клинических наблюдениях отмечали изменения эмоционально-волевой сферы, нарушение функций цереброспинальных аппаратов, вегетативно-сосудистой дисфункции, изменения гематологических и биохимических показателей.

Прежде всего работающие с ЭМП через какой-то срок предъявляют жалобы на раздражительность, несдержанность, нетерпеливость, гневливость, вспыльчивость, плаксивость. Через 1—3 года у некоторых работников появлялись чувства внутренней напряженности, суетливость. Нарушалось внимание и память. Появлялось угнетенное настроение, электромагнитофобия и другие патологические переживания. Нарушение сна возникало редко, но люди часто жаловались на малую эффективность сна, на утомляемость во второй половине рабочего дня.

Изменения спонтанной ЭЭГ у таких людей проходили в три этапа. Первый этап характеризовался преобладанием десинхронизации. На втором этапе выявлялся альфа-ритм с частотой, близкой к нижней границе нормы. На третьем этапе отмечали возникновение тета-ритма и веретен в альфа-диапазоне, что характеризует сонное состояние мозга.

Довольно часто отмечались жалобы на головные боли разной локализации, головокружения, а иногда шум в ушах и пелену перед глазами. Отмечали боли в мышцах, суставах и в костях. Возникало ощущение ползания мурашек и чувство зуда на кистях рук, если в процессе работы воздействию МП подвергались в основном руки.

При объективном исследовании НС обнаруживали:

1) положительный сенсибилизированный псевдосимптом Ромберга;

2) мелкий тремор кистей рук и языка;

3) оживление сухожильных и периостальных рефлексов.

Совокупность полученных данных позволяет заключить, что с увеличением стажа работы возникает кумуляция нарушений НС. В резолюции Международного симпозиума «Биологические эффекты микроволн и угроза здоровью» (Варшава, 1973 г.) предлагается расширить сотрудничество специалистов разных стран для рациональной гигиенической оценки ЭМП.

Иногда возникает вопрос, почему воздействие внешних усиленных ЭМП не вызывает катастрофических нарушений в деятельности мозга? Частично устойчивость мозга к ЭМП можно объяснить структурными особенностями нервной ткани, в которой каждая клетка имеет свою электрическую активность. Эти малые отдельные ЭМП удерживаются в несинхронном состоянии. Поэтому внешнее ЭМП не должно резко нарушать внутримозговое ЭМП. Так, в локальном участке поверхности океана имеются многочисленные мелкие градиенты давления, и прохождение огромной волны прибоя мало влияет на них.

Другие вопросы, возникающие при гигиеническом нормировании ЭМП, связаны с разной чувствительностью к ЭМП анимальной и вегетативной нервной системы. Упомянутый диэнцефальный синдром указывает на большую заинтересованность вегетативной нервной системы. Вегетативная нервная система является в сравнении с анимальной нервной системой более древней частью общего нервного аппарата. Вегетативная нервная система выполняет адаптационно-трофическую функцию, не обладает строго метамерностью и отличается более медленными нервными процессами. Судя по этой замедленности, эта система может служить наиболее подходящим кандидатом для восприятия ЭМП. По признаку древности вегетативная нервная система тоже претендует на главную роль в процессах взаимоотношения организма с внешними ЭМП.

Нарисованная ранее картина симптомов, возникающих у лиц, работающих в ЭМП, отличается неспецифичностью, что заставляет обратиться к теории общего неспецифического синдрома известного канадского исследователя Г. Селье. Однако эта теория получила свое дальнейшее развитие при изучении в основном терапевтического действия ЭМП и других химических и физических факторов. К терапевтической оценке ЭМП мы теперь и переходим, отметив, что отсутствие тесной координации исследований гигиенического и терапевтического плана приводит к фрагментарности знаний единого процесса реагирования организма на ЭМП.

<<< Назад
Вперед >>>

Генерация: 1.153. Запросов К БД/Cache: 3 / 1
Вверх Вниз