Книга: Кому мешает ДНК-генеалогия?

Категория 2 «Критика» злонамеренная и поиски «компромата»

<<< Назад
Вперед >>>

Категория 2

«Критика» злонамеренная и поиски «компромата»

Пример 1. Некий анонимный «критик» посвятил несколько страниц тому, что я якобы не работал в Гарвардском университете, не был там профессором, и что его поиск не выявил обо мне никаких следов в Гарварде. Правда, с тех пор энтузиасты, которых я уже перечислял выше – Балановские, Боринская, Касьян, Клейн – уже направили запрос в Гарвардский университет, и получили ответ, что я работал там профессором в течение многих лет, и выставили этот ответ на «моей» страничке в Википедии. Против запросов я ничего не имею, если это кому-то так нужно, как не имею и против выставления результатов запроса, раз это кому-то так важно и интересно. Только какая цена тем страницам, на которых описан тот в высшей степени неквалифицированный «поиск», который автор почему-то посчитал «компроматом»? Нужно было просто знать, где искать. Например, вводится в Google моя фамилия и слово Harvard, появляется указатель, что эта комбинация встречается 6200 раз, и там есть серия моих статей, на которых указано – «Center for Biochemical and Biophysical Sciences and Medicine, Harvard Medical School, Boston, Massachusetts, USA». Что особенно искать-то?

Если же интересует моя должность профессора, то в Гарвадском университете я был именно профессором. Я бы не стал уделять этому особенное внимание, но у группы «расследователей», расширенный список которых включает имена Боринская, Касьян, Кирпичев, Клейн, Губарев, Лебедев, Балановская, Балановский, к этому просто болезненный интерес. Если кому это действительно интересно, то выше приведена, например, копия письма директора Центра Биохимии, биофизики и медицины Берта Л. Вэлли в Офис международных отношений Гарвардского университета. В ней, как во всех подобных документах, меня многократно именуют профессором, поскольку это была моя должность. В США вариантов профессоров много, например, тот же Вэлли в приведенном письме именуется Edgar M. Bronfman Distinguished Senior Professor, но в любом письме к нему будут обращаться Professor, и никто в здравом уме не будет писать полную титулатуру. Есть пожизненное звание профессора, но в письмах и в обычной жизни носитель такого звания все равно Professor, и никто не будет обращаться к нему «господин пожизненный профессор». Похоже у тех, с болезненным интересом, поименованных выше, крайне низкая самооценка, и они страстно стараются «понизить» тех, кого считают выше себя.

Но что характерно, на тот «компромат» анонимного автора в сети, который оказался не только неквалифицированным, то и ложным, тут же клюнула та же Боринская, сотрудник Института генетики РАН, которая и ранее проявляла ко мне болезненный интерес. Она тот же обратилась к анониму со следующим запросом – «Пожалуйста, напишите мне в фейсбуке. Мы хотим сделать заметку об этом всем в журнале комиссии по лженауке РАН». Занятно, не так ли? Здесь Боринская и доносчица и клеветница, как говорят в народе, «в одном флаконе». Да если бы кто и не работал в Гарварде, а написал, что работал там, то есть солгал, то причем здесь «лженаука»? Откуда такая страсть к доносительству, причем с ложными показаниями? А мы все гадаем, кто же были те люди, которые в 1937-м доносы строчили? Да вот они, среди нас, та же Боринская.

Пример 2. Пример мелкий, но характерный для стиля «критиков». Знакомьтесь, С.В. Дробышевский, доцент кафедры антропологии биологического факультета МГУ. Про меня пишет – «снялся в фильме сатирика Михаила Задорнова «Рюрик. Потерянная быль». На самом деле М.Н. Задорнов в этом фильме выступает отнюдь не как сатирик. Можно было бы написать, и это было бы более правильно в данном контексте – «снялся в фильме Михаила Задорнова, члена Союза писателей России». Но разве Дробышевский так напишет? Так и «компромат» потеряется, а Дробышевскому это не надо. Надо ведь меленько, подленько, в этом весь смысл. Мешает ДНК-генеалогия, надо хоть как-то передернуть, но у каждого свой масштаб.

Пример 3. Приведем слова «журналиста» В. Лебедева. Его даже и упоминать несерьезно, к науке Лебедев отношения вообще не имеет, как и ученого звания. О ДНК-генеалогии не имеет понятия, но очень хочет «компрометировать». Поскольку Лебедев – откровенный норманнист, к тому же патологический лжец (эти два понятия обычно родственные), то его место в нашей классификации (см. выше) очевидно, как и мотивы. Так вот, Лебедев написал, что расчетные методы ДНК-генеалогии взяты из «методички, рассылаемой проектом Genographic». Это настолько нелепо, что высказывание представляет только коллекционный интерес. Упомянутый проект вообще не занимается расчетами по мутациями в гаплотипах, он носит чисто описательный характер и создает свой банк данных. Дело хорошее и нужное, но «методичка» у него только о том, как собирать образцы ДНК путем соскоба с внутренней стороны щеки. Высказывания Лебедева о ДНК-генеалогии вообще дикие, не имеющие ничего общего с реальностью. Их даже цитировать бессмысленно.

Поскольку в этой книге я даю портреты наиболее ярых противников ДНК-генеалогии, воспользуюсь случаем, и приведу послание ко мне российского деятеля, который известен в стране буквально всем. Полагаю, что это письмо с сопровождением покажет, как себя описывает Лебедев. Сразу скажу, что в этой «автобиографии» нет ни слова правды. Лебедев никогда не был ни профессором, ни академиком, у него нет вообще никакой ученой степени, не было у него и описываемых деда и бабки, потому что он был усыновлен, когда был несмышленым ребенком, и всякие небылицы про наган, «подаренный Ворошиловым Буденному» – это просто от патологической лжи и ерничества, без которой Лебедев жить не может. То же самое про «генерал-майора, разжалованного в генерал-лейтенанты», это то же обычное лебедевское ерничество, которое он наивно принимает за остроумие, как и «факультет для генеральских детей», как и «папа-маршал». Мало кто раскрывает свое нутро, как в таком произведении. «Академик» – это, видимо, член нью-йоркской академии наук, в которой около сотни тысяч членов, и в которую принимают любого за уплату 90 долларов в год. Это – аналог российского общества «Знание», но в США практически все «русские» (в кавычках – это и к Лебедеву относится) второго взноса уже не делают, поскольку диплом «академика» уже получен. На самом деле слово «академик» во всем мире относится только к членам национальных академий наук, поскольку прочих академий – тьма. Они выполняют важные просветительские задачи, финансово поддерживают организации и проведения конференций, публикации сборников трудов этих конференций, и так далее. Дело хорошее. Но «академиками» нигде в мире их не называют. Кроме русских, типа Лебедева, которые взыскают внимания «масс».

Итак, вернемся к письму с приложениями:

Мой респондент: Любопытно, а как Вы лично относитесь к автобиографии Лебедева? Знакомились?


© Nasha Canada Russian Newspaper

Издатель Валерий Лебедев (США)

Великий Диссидент

Профессор и академик, издатель и публицист, яркий представитель последней непрекращающейся волны русской эмиграции Валерий Лебедев родился в период очередной окончательной победы социализма, где-то между 18 и 19 съездами партии в аристократической семье.



На снимке профессор, бежавший от московской Чека, наяривает «Лебедя» двумя руками.

Дед его из зажиточных крестьян был судовым коком на «Потемкине» (кого революционный суд засудит, того и кокнет), бабка – активистка Бунда – из немок. Мальчик рос в атмосфере свободомыслия и политических дискуссий – то бабка деда раскулачивает, то дед достанет именной наган, подаренный Ворошиловым Буденному, и давай бормотать что-то про безродных космополитов. Перед самым 19-м съездом маленького Валеру впервые арестовывают – он случайно нацепил октябрятский значок вверх ногами. Стукнула учительница Клавдия Григорьевна Беликова, которую дети ласково называли «КГБ». Сразу же Валериного папу, генерал-майора, разжаловали в генерал-лейтенанты. Но, слава богу, грянул исторический 20-й съезд партии и все обошлось. Папе вернули звание и Валера, выйдя на свободу, поступает в университет на факультет для генеральских детей. Что изучал Лебедев в университете – никому неизвестно, но уже к 22-му съезду партии он в чине профессора гастролирует по стране с циклом лекций «Есть ли жизнь в Америке».

Беда нагрянула неожиданно. После судьбоносного 24 съезда, вызвали профессора Лебедева в Политбюро. «Что это вы себе позволяете?» – оторвавшись от кислородных подушек, с трудом спросили они и показали заявление училки К.Г. Беликовой тридцатилетней давности. И несмотря на то, что папа-маршал пообещал дать профессору ремня, В. Лебедева из партии уволили и лекции читать запретили. Помаявшись еще несколько лет на руководящих постах, профессор дождался последнего съезда КПСС, получил статус беженца и уехал в Бостон. Несколько раз в неделю профессор читает на радио «Свобода» лекции на тему «Есть ли жизнь в России» и раз в месяц перезванивается со своей любимой учительницей К.Г.Беликовой, которая сейчас зовется Кларой Гершевной Бирман и проживает в городе Чикаго.

Респондент продолжает: Каким же дегенератом должен быть «сын маршала», чтобы не знать, что генерал – лейтенант это звание, следующее за званием генерал – майор? Прочитав все эти нелепости про «аристократическую семью» типа «Дед его из зажиточных крестьян был», я также ознакомился с его «литературным творчеством». Хотите парочку фрагментов? Вот, как комментирует Валерий Лебедев военные события в Ираке:

«Даже самый тупой иракский генерал, равно как и его коллега – русский, с легкостью отличит гурию секс-бомбу от матери всех бомб (а их как раз накануне завезли с базы). И предпочтет гурию секс-бомбу-дочь матери и бабушке всех и всяческих бомб».

Это и есть родная фразеология В. Лебедева. Можно еще привести множество примеров литературного «творчества» В. Лебедева отображающего жизнь сексуальных старух и всякой прочей мерзости. Хотя, справедливости ради, следует отметить, что у него есть также работы, посвященные более высоким сферам. Например, музыке. Его новое видение великого композитора, отображенное выражением «Бах – великий мелодист», так и хочется занести в мою коллекцию лучших дзенских коанов. Что касается личности самого В. Лебедева, то в результате анализа его литературной деятельности, а также его физиогномических данных, я, как человек, понимающий в области психологии, заявляю с полной ответственностью – в этом человеке кроется какой то отвратительный порок, скорее всего находящийся в области сексуальных перверсий.

Лебедев – представитель типичной «желтой прессы», и его лживые пассажи и русофобские сентенции можно цитировать десятками страниц. Особенно он развернулся на фоне последних украинских событий, но пусть этим занимаются другие организации. Достаточно упомянуть его реакцию на марш «Бесмертного полка» 9 мая 2015 года, которую он выставил в виде злобной пародии под названием «Бессмертный барак». Ладно, закончим про Лебедева, а то уже тошнит.

<<< Назад
Вперед >>>

Генерация: 0.434. Запросов К БД/Cache: 0 / 0
Вверх Вниз