Книга: Жизнь животных в рассказах и картинках по А. Брэму

Тюлени

<<< Назад
Вперед >>>

Тюлени

Тюлени отличаются от нерпух тем, что совсем не имеют ушных раковин и не могут пользоваться при передвижении задними конечностями. Их короткие ласты покрыты такой же волосатой кожей, как и все тело. Шерсть тюленей состоит из грубых, довольно длинных волос; у некоторых видов есть слабо развитый подшерсток. Гораздо мягче и гуще шерсть у новорожденных тюленей, особенно у тех видов, детеныши которых долго не идут в воду.

Тюлени распространены больше, чем другие ластоногие. Они населяют не только океаны и внутренние моря, но и некоторые озера. Они живут во всех широтах, но особенно многочисленны в холодном поясе, за Северным Полярным кругом. Тюлени не могут ходить, как нерпухи, а только ползают, попеременно опираясь то на грудь, то на заднюю часть туловища; задние ласты их только волочатся по земле. Плавают и ныряют они превосходно. Передними ластами тюлени работают, как рыба плавниками. Задние ласты они то сдвигают, то отбрасывают в стороны, подвигаясь вперед. С одинаковой быстротой и легкостью они плавают на брюхе, на спине и на боку. Тюлени прорезывают воду со скоростью хищной рыбы, быстро повертываясь назад и в стороны, и могут с полчаса стоять неподвижно в воде на одном месте. Во время игр они описывают круги, высоко выпрыгивают из воды, гоняются друг за другом, вертятся на одном месте и до того входят в азарт, что нередко дают возможность подкрасться охотнику и попадают на его гарпун. Тюлени могут опускаться под воду на значительную глубину и оставаться там семь-восемь минут.

«Тюлени, бывшие в неволе на моем попечении, — говорит Брэм, — обыкновенно не оставались под водой более пяти-шести минут, и то лишь в том случае, если спали. Тюлени действительно спят под водой, но не на глубоких местах. Сделав несколько ударов ластами, они поднимаются на поверхность воды, не открывая глаз, набирают воздух в легкие и опять опускаются на дно. Через пять-шесть минут они снова поднимаются, выдыхают испорченный воздух и вдыхают запас свежего. Так они спят подолгу в воде, поднимаясь и опускаясь, повидимому, автоматически. Могут они спать и лежа на поверхности воды. Уоллес сделал очень верное, подтвержденное Броуном и проверенное мною, наблюдение, что тюлень нередко спит с правильными перерывами: поочередно три минуты спит и три минуты бодрствует. Если тюлени в большом количестве лежат на льдине или на берегу, то некоторые из них, обыкновенно самки, сторожат стадо и спят именно таким перемежающимся сном».

Зимой, когда в северных странах большие пространства моря замерзают, каждый тюлень проделывает для себя в молодом льду проруби — так называемые лунки или лазки — и всю зиму не дает им замерзнуть, постоянно лазая через них под лед в воду.

В неволе тюлени очень скоро делаются ручными, знают данную им кличку, выходят на зов из бассейнов и берут рыбу из рук своего сторожа.

На свободе самка весной рождает одного, редко двух детенышей. Мечет она их на каком-нибудь пустынном острове, на песчаных берегах, на скалах или на ледяных полях. Детеныши появляются на свет совершенно развитыми и покрытыми густым, нежным белым мехом. Они не плавают до тех пор, пока первый пушистый мех не заменится более коротким и грубым волосом. Это наступает скоро.

Однажды Брэм приобрел и поместил в маленьком пруду самку, которая вскоре принесла одного детеныша. «Когда он сбросил свой шерстистый покров, — рассказывает знаменитый натуралист, — то стал совершенно похож на мать. Даже движения молодого животного были такими же, как движения взрослых: в воде он двигался так же искусно, на суше так же неловко. Казалось, что с первых часов своей жизни вне утробы матери он усвоил все привычки, свойственные тюленям, и вел себя, как настоящий старый тюлень: плавал на брюхе, на спине, нырял и укладывался лежать на суше. Мать относилась к нему нежно и заботливо и с первых дней его жизни играла с ним сначала в воде, потом на берегу. Оба они много раз катались по земле, причем мать первая начинала игру, звала его хриплым мычанием или трогала передними ластами. Плавая, они выставляли головы из воды так близко один от другого, что соприкасались мордами, как будто хотели поцеловаться. Мать всегда заставляла своего детеныша плыть впереди себя. Она следила за каждым его движением, слегка ударяла и направляла по тому пути, какой намечала, помогала ему, когда он хотел выйти на берег. По вечерам тюлененок с громким чавканьем сосал мать. Она ложилась на землю и ворчаньем подзывала его к себе. Подрастая, он уже сам от шести до десяти раз в день подползал к матери и требовал пищи. В воде он никогда не сосал, по крайней мере я этого ни разу не видел. Приблизительно через восемь дней после рождения он стал плавать и отдыхать на суше вполне самостоятельно, а на третьей неделе жизни стал вполне походить на взрослого тюленя, хотя еще и продолжал сосать мать».

На севере новорожденные тюлени позднее теряют свой пушистый мех и позднее начинают плавать, чем в более теплых странах. Детеныши вырастают быстро и вскоре начинают сами добывать пищу, но вначале, хотя и недолго, делают это под руководством матери. Молодые тюлени первое время не едят рыбы, питаются исключительно раками, креветками и моллюсками. Ловить и есть рыбу они начинают значительно позже.

На тюленей всюду усиленно охотятся не только местные жители, но и промышленные суда. На международном рынке в ходу главным образом шкуры и ворвань, но северные народы на местах используют всего тюленя, вплоть до кишок. На севере, в Гренландии и на других полярных берегах, ценят непромокаемый мех и кожу тюленя, едят его мясо и кишки. Впрочем, последние имеют другое, более важное назначение. Вымытые и выглаженные, они употребляются вместо оконных стекол, а также идут на изготовление одежды. У эскимосов особенно ценится сшитая из тюленьих кишок верхняя одежда — она совершенно непромокаема. Кровь тюленя варят с морской водой и употребляют в пищу как суп. Замороженная кровь считается лакомством, а сбитую после кипячения в комья и высушенную на солнце ее сохраняют на случай голодовки. Кости идут на выделку мелких орудий, сухожилья — на нитки. Все же главный доход местного населения составляют шкуры, ворвань и мясо тюленей.

Кроме человека, тюленей истребляют белые медведи и хищные киты — касатки. Как охотятся медведи, мы уже рассказывали. Касатки преследуют тюленей в воде. Гонимые громадным хищником, тюлени выпрыгивают из воды, ныряют и всеми силами стараются как можно скорее доплыть до берега или до мелководья, где касатка не может проплыть. Страх тюленей перед касаткой так велик, что они нередко выскакивают на берег или отмели недалеко от людей.

Таков в общих чертах образ жизни обыкновенного тюленя. В основных чертах так же живут и все другие виды тюленей. Обыкновенный тюлень водится по всем северным берегам Атлантического и Тихого океанов, а значит, и в пределах СССР.

В водах нашего отечества живет нерпа, или кольчатый тюлень. Он отличается от обыкновенного только тем, что спина его покрыта рядами кольчатых пятен. Из всех тюленей нерпа самая обыкновенная форма в СССР и широко распространена. Она живет во всех северных морях и многочисленна у северных берегов Сибири. Особая местная форма этого вида встречается у нас в закрытом Каспийском море. Она известна под названием каспийского тюленя, или каспийской нерпы. Другая форма живет в Байкале и называется байкальской нерпой. Кроме этих, существуют другие близкие породы нерп, населяющие озеро Сайма в Финляндии, а у нас — Ладожское.

Наибольшее промысловое значение имеет гренландский тюлень, или лысун. Взрослые самцы желтовато- и серовато-белого цвета, конец морды у них черный и на спине большое черное пятно. У самок и молодых самцов этого отличительного признака нет. Детеныши со дня рождения до седьмой недели покрыты густой, довольно мягкой шерстью белого цвета. Эта белая шкурка, известная в меховой торговле под именем «белёк», очень ценится. В продажу для изготовления воротников и других меховых вещей эти шкурки обыкновенно поступают окрашенными в коричневый цвет.


Гренландский тюлень, или лысун.

Гренландские тюлени живут в холодных частях Северного Ледовитого океана и время от времени перекочевывают к югу. Одна группа, или, как говорят, стадо, гренландских тюленей ежегодно из северных частей Баренцова моря приходит щениться и линять в горло Белого моря. Здесь, на льдах, тюлени собираются по многу тысяч голов. Такие скопления называются «залежками». Исстари здесь существовал большой зверобойный промысел. Теперь на этот промысел выходит целая флотилия ледоколов и других советских судов. Поиски тюленьих залежек — разведку — делают с самолета. Ежегодно в горле Белого моря убивают около трехсот тысяч гренландских тюленей разных возрастов. Другое большое стадо этих тюленей собирается в водах острова Ньюфаундленд, где также ведется большой промысел.

Второе место по промысловому значению среди наших тюленей занимает каспийская нерпа. Промысел ее производится ежегодно в конце зимы на льду северной части Каспия.

На Байкале убивают каждую зиму около десяти тысяч нерп.

К числу крупных тюленей принадлежит хохлач. Он очень своеобразен по внешним признакам. Хохлач отличается тем, что у самцов на передней верхней части морды есть кожистый мешок. Этот мешок животное может надувать воздухом.

Длина тела старого самца доходит до 2? метров. Окраска шерсти — голубовато-черная с беловатыми пятнами, более светлая на брюхе.

Хохлач встречается в северной части Атлантического океана и только изредка заходит в советские воды.

Еще более крупный тюлень, известный под именем морского слона, достигает в длину 6 метров. Самки вдвое меньше самцов. На морде у морского слона такой же кожистый мешок, как у хохлача, но имеющий форму хобота. Длина этого хобота около 40 сантиметров, а при раздражении животного, когда хобот надувается воздухом, он достигает 80 сантиметров. У самок и молодых самцов хобота нет.


Морской слон.

Морской слон по образу жизни похож на морских львов. Он живет на юге Тихого океана, встречаясь к северу до берегов Калифорнии, где, впрочем, очень редок. Гораздо больше морских слонов было в антарктических водах. Они встречались у Кергуэленских островов, у берегов острова Георгия и у других островов крайнего юга. Сейчас эти огромные тюлени почти истреблены. Добывают их для получения шкур и ворвани. Мясо их не едят, но солят языки, которые очень вкусны.

<<< Назад
Вперед >>>

Генерация: 0.161. Запросов К БД/Cache: 0 / 0
Вверх Вниз