Книга: Как работает мозг

Секс

<<< Назад
Вперед >>>

Секс

Испытуемый был зафиксирован ремнями в специальном кресле, где его голова была безболезненно обездвижена. Это позволяло ввести тонкий электрод в гипоталамус. Испытуемая была зафиксирована в подобном кресле, в нескольких футах от первого.

На кресле испытуемого располагалась кнопка., которую он мог нажать и которая приводила кресло испытуемой в новое положение, помещая его в непосредственной близости от первого кресла. В этом положении испытуемые могли совершить половой акт при сохранении неподвижности головы испытуемого. Таким образом, нейронную активность регистрировали начиная с момента, когда испытуемый увидел испытуемую, и до завершения полового акта.

Наиболее высокая нейронная активность (50 импульсов в секунду) была отмечена в нейроне, расположенном в средней преоптической области гипоталамуса, когда испытуемый нажимал кнопку, чтобы приблизить к себе испытуемую. Во время полового акта частота импульсов упала, а после эякуляции снизилась почти до нуля. Половая специфичность данной активности была подтверждена результатами контрольного эксперимента, в котором вместо испытуемой был задействован банан.

Описание эксперименталыюго исследования19

Исследователям работы мозга приходится пускаться на самые необычные ухищрения для изучения секса, особенно у людей.

Начнем с того, что перед ними стоит деликатная проблема поиска подходящих испытуемых. Если ее преодолеть, встает следующая, техническая: любые методы нейровизуализации требуют, чтобы головы испытуемых были совершенно неподвижны, чтобы не смещались электроды (в случае ЭЭГ) и не размывалась картина (в случае ПЭТ или ФМРТ). Обычно это достигается путем закрепления головы испытуемого ремнями в специальной скобе или с помощью резинового бруска, который испытуемый должен крепко сжимать зубами. Еще одна проблема связана с устройством томографов, в которых есть место только для одного человека. Даже если добиться от человека, помещенного в звенящую металлическую коробку и сжимающего зубами резиновый брусок, полового возбуждения, возможности его дальнейших действий сильно ограничены размерами доступного пространства. Описанный выше эксперимент был проведен в Университете Кюсю в Японии, и испытуемыми в нем были (теперь вы, возможно, вздохнете с облегчением) макаки. Однако в последние годы некоторые эксперименты были проведены и на нескольких смельчаках-добровольцах одного с нами вида, согласившимися на сканирование мозга во время самостимуляции или той или иной внешней стимуляции, доводившей их до оргазма.

Дофаминовые связи

Дофамин направляет наше поведение по пути удовлетворения побуждений и инстинктивных склонностей, и если эта его работа вовремя не останавливается, у нас начинают вырабатываться зависимости. Власть дофамина над нашими зависимостями определяется его способностью наполнять содержанием и значением наши мысли и чувства, а также предметы, с которыми мы встречаемся в окружающем мире. Он соединяет вещи друг с другом, например, внешний вид привлекательного потенциального партнера с половым влечением или мысли о еде с побуждением к питанию, и вдохновляет нас на обнаружение закономерностей и связей, помогающих обозначать свои цели и управлять своим поведением. Поэтому избыток или недостаток дофамина (либо повышенная или пониженная чувствительность к нему) оказывает на человека очень разностороннее влияние. Избыток дофамина способствует тому, что мы находим связи и закономерности там, где их нет. Поэтому чрезмерная дофаминергическая активность в отделах мозга, ответственных за узнавание и представления об окружающем, делает человека более подверженным галлюцинациям и мистическим идеям. Чрезмерная активность в отделах дофаминовой системы, отвечающих за двигательные реакции, может приводить к непроизвольным движениям, как это бывает при синдроме Туретта. Работающие у нас в мозге “сети беспокойства” при дисбалансе дофамина могут вызывать навязчивые состояния (обсессии) и компульсивные побуждения, перевозбуждение, эйфорию, а также преувеличенные убеждения и преувеличение значимости чего-либо (мании). Недостаток дофамина, в свою очередь, может вызывать дрожание и затруднять совершение произвольных движений (наблюдаемые при болезни Паркинсона и подобных ей расстройствах). Еще он приводит к ощущению бессмысленности существования, апатии и тоске (депрессии), недостатку внимания и концентрации (синдром дефицита внимания у взрослых), а также таким негативным симптомам шизофрении, как ступор (кататония) и социальная самоизоляция.


С неспособностью подавлять собственные побуждения связан широкий спектр форм поведения и расстройств. Некоторые из них проявляются преимущественно в виде неотвязных мыслей, которые находят более явное выражение, приводя к саморазрушительному или социально неприемлемому поведению.

Особенно активными нейронными сетями, задействованными в нарастающем возбуждении и оргазме, также оказались дофаминергические пути, связанные с удовлетворением наших влечений20. Кроме того, именно эта активация вызывает компульсивное побуждение, заставляющее нас стремиться к предмету воздыхания, и навязчивые мысли, связанные с влюбленностью. Хотя любовные фантазии могут принимать и возвышенные, куртуазные формы, в основе их природы все равно лежит сексуальность. Когда работа дофаминовых сетей почему-либо ослаблена, половое влечение и связанные с ним реакции также ослабевают. Это нередко происходит, когда люди принимают антидепрессанты группы СИОЗС (селективные ингибиторы обратного захвата серотонина). Повышение уровня серотонина, как правило, снижает уровень дофамина, поэтому ощущение покоя и безмятежности, производимое антидепрессантами этой группы (если они помогают), может изгонять более острые ощущения, связанные с влечением21. “Жена постоянно жалуется, что когда я принимаю высокие дозы [СИОЗС], я становлюсь совершенно неэмоциональным, — пишет один из комментаторов на сайте помощи людям, страдающим от депрессии (http:// depression.about.com/b/2009/04/17/can-ssris-make-you-fall-out-of-love.htm). — Я не чувствую ни грусти, ни подавленности, но и радости я тоже не чувствую. Поэтому когда она делает для меня что-нибудь особенное, мне нужно помнить, что ее нужно за это благодарить, иначе она не получает от меня никакой положительной реакции”. “Этот препарат... очень помог мне от тяжелой депрессии, — пишет комментатор женского пола. — Но теперь я редко испытываю ‘нежное, теплое чувство’, которое я раньше постоянно испытывала к мужу”. Еще один комментатор вспоминает период приема антидепрессантов, во время которого он “по-прежнему хотел секса, но никогда не чувствовал себя по-настоящему возбужденным и мог заниматься сексом часами, не кончая”. Этот мужчина отмечает: “Я чувствовал, что настроение у меня какое-то притушенное, хотя периоды по-настоящему плохого настроения почти исчезли”.

Зависимость

Нейронные сети, дающие чувство удовольствия, сосредоточены вокруг двух отделов лимбической системы: вентральной области покрышки головного мозга и прилежащего ядра. Однако в этой системе задействованы и другие отделы мозга: так, лобные доли участвуют в поисковом поведении, септум отвечает за некоторые приятные чувства, возникающие при приеме психотропных веществ, а миндалина обеспечивает эмоциональные реакции. Действие любого психотропного вещества имеет свои особенности, определяющие производимый данным веществом эффект.

“Экстази” стимулирует клетки, вырабатывающие серотонин и возбуждающие области префронтальной коры, дающие человеку ощущения эйфории, а также осмысленности и приятности окружающего. Это действие похоже на эффект антидепрессантов, но “экстази” вызывает более сильный выброс нейромедиатора, и особенности механизма работы вещества таковы, что люди, регулярно его принимающие, рискуют “выжечь” соответствующие клетки мозга, что вызывает временный синдром отмены и создает предпосылки для развития хронической депрессии. Галлюциногенные препараты (ЛСД, псилоцибиновые грибы и другие) также стимулируют выработку серотонина или содержат вещества, оказывающие действие, похожее на эффект этого нейромедиатора. Они не только стимулируют центры удовольствия в мозге, но и активируют участки височных долей, порождающие галлюцинации. Такие галлюцинации бывают не только приятными, но и страшными, что, по-видимому, происходит в результате стимуляции миндалины.

Кокаин увеличивает количество доступного клеткам дофамина, блокируя работу механизма, в норме позволяющего избавляться от излишков дофамина. Кроме того, он блокирует обратный захват норадреналина и серотонина. Повышение уровня этих трех нейромедиаторов, вызываемое приемом этого наркотика, порождает чувства эйфории (дофамин), уверенности в себе (серотонин) и бодрости (норадреналин).

Амфетамины стимулируют у человека выброс дофамина и норадреналина. Это дает нам заряд бодрости, но может также вызывать чувства тревоги и беспокойства.

Никотин активирует дофаминовые нейроны, связываясь вместо дофамина с рецепторами на их поверхности. Поэтому его первоначальный эффект похож на действие выброса дофамина. Однако дофамин быстро снижает чувствительность клеток, на которые действует, и этот эффект скоро пропадает. Кроме того, никотин действует на нейроны, вырабатывающие нейромедиатор ацетилхолин. Это одно из веществ, задействованных в реакции настороженности. Показано, что ацетилхолин может улучшать память.

Опиаты, такие как морфий и героин, действуют на рецепторы, в норме реагирующие на эндорфины и энкефалины. В результате запускается нейронная сеть удовольствия, вызывая выброс дофамина. Обезболивающий эффект этих наркотиков, по-видимому, связан с деактивацией одной из областей коры — передней части поясной извилины, обеспечивающей концентрацию внимания на негативных внутренних стимулах. Характерный для зависимости от опиатов синдром отмены связан с резким повышением уровня гормонов стресса, активирующих отделы мозга, ответственные за формирование побуждений.

Алкоголь и транквилизаторы (бензодиазепины и другие) снижают нейронную активность, действуя на клетки, использующие в качестве нейромедиатора ГАМК (гамма-аминомасляную кислоту). Препараты, блокирующие рецепторы этих клеток, уменьшают удовольствие, получаемое от алкоголя, и успешно используются для лечения алкогольной зависимости. Алкоголизм (как, вероятно, и наркомания) тесно связан с наследственностью. В частности, для детей алкоголиков вероятность выработать алкогольную зависимость в четыре раза выше, чем для других людей, причем даже в том случае, если эти дети вырастают не в семьях своих биологических родителей.


Кокаин вызывает у человека эйфорию, блокируя рецепторы в клетках мозга, которые в норме удаляют избыток дофамина. Это приводит к повышению концентраций дофамина, возбуждающего участки мозга, влияющие на настроение. На верхней паре томограмм показаны уровни поглощения дофамина в норме (красный цвет — высокий уровень поглощения, желтый — средний, зеленый — низкий).

Вверху: после приема плацебо. В середине: после приема низкой дозы кокаина (o,1 мг на кг массы тела). Внизу: после приема высокой дозы кокаина (о,6 мг на кг массы тела). В последнем случае дофамин почти не связывается и воздействует на другие нейроны намного сильнее, чем в норме.


Типичные для мужчин и женщин половые реакции обеспечиваются разными отделами гипоталамуса.

Слева. Средняя преоптическая область направляет половое влечение на женщин Сигналы из этой области поступают в кору, вызывая осознанное возбуждение, и к пенису, вызывая эрекцию.

Справа. Половое поведение, типичное для женщин, стимулируется вентромедиальным ядром. Это то самое скопление клеток, которое участвует во включении и выключении аппетита. Его активация в сексуальном контексте поощряет к лордозу (демонстрации половых органов). У некоторых животных эта поза используется также как знак подчинения.

Описывая свои ощущения во время оргазма, мужчины и женщины рассказывают очень похожие вещи, и неудивительно, что результаты томографического сканирования мужского и женского мозга при приближении оргазма выглядят довольно похоже. Несколько исследований показали, что при этом, как и следовало ожидать, наблюдается довольно бурная активность в той части мозга, которая отвечает за восприятие ощущений половыми органами, а также в областях лимбической системы, задействованных в получении удовлетворения.

Однако некоторые данные указывают на примечательную разницу в характере активности мужского и женского мозга, наблюдаемой сразу после оргазма. Герт Холстеге и его коллеги из Гронингенского университета в Нидерландах провели ряд экспериментов, в ходе которых они регистрировали с помощью ПЭТ то, что происходило в голове представителей гетеросексуальных пар, когда они доводили друг друга до оргазма. В одном таком исследовании были задействованы тринадцать здоровых женщин и их партнеры. Активность в мозге этих женщин регистрировали во время трех разных состояний: отдыха, симуляции оргазма, стимуляции клитора пальцами партнера и самостимуляции клитора, приводящей к оргазму.

Мужской и женский мозг

Известные основные структурные различия в строении головного мозга мужчин и женшин состоят в следующем.

· Ядро гипоталамуса INAH3 расположенное в средней части преоптической области, у мужчин в среднем в два с половиной раза крупнее, чем у женщин. Это ядро отвечает за характерное для мужчин половое поведение. Оно содержит больше клеток, чувствительных к андрогенам (мужским гормонам), чем любая другая часть мозга. Результаты некоторых исследований23 свидетельствуют о существовании у женщин корреляции напористости в половом поведении (типичной для мужчин) и повышенной гетеросексуальной активности с маленьким размером груди, низким голосом, развитием угрей и избыточным ростом нательных волос по мужскому типу. Эти внешние признаки обычно свидетельствуют о повышенном уровне андрогенов, и возможно, что подобное поведение у женщин вызывают гормоны, стимулирующие ядро INAH3.

· Сравнительные размеры мозолистого тела (нервные волокна, по которым осуществляется обмен информацией между большими полушариями) у женщин больше, чем у мужчин24, как и размеры передней комиссуры — более древней связки между полушариями, соединяющей друг с другом лишь их бессознательные области25. Возможно, именно поэтому женщины в среднем как будто лучше мужчин осознают собственные эмоции и эмоции других: у женщин восприимчивое к эмоциям правое полушарие может передавать больше информации левому, наделенному способностями к аналитическому мышлению и языкам. При этом женщинам, возможно, легче выражать эмоции словами и размышлять о них, чем мужчинам. У женщин также больше нервной ткани в межталамической комиссуре, соединяющей половинки таламуса.

· У мужчин мозг раньше, чем у женщин, начинает сокращаться в размерах в процессе старения и в целом заметнее уменьшается. Особенно сильно количество нервной ткани у мужчин снижается в лобных и височных долях25. Эти доли связаны с мышлением и чувствами, и их частичная редукция может приводить к повышению раздражительности и другим изменениям личности. У женщин обычно больше ткани, чем у мужчин, теряется в гиппокампе и теменных долях. Эти отделы отвечают, прежде всего, за память и пространственно-зрительные способности, поэтому с возрастом женщины в среднем чаще мужчин сталкиваются с нарушениями памяти и ориентации в пространстве.


Результаты исследований методами нейровизуализации показывают, что мужчины и женщины пользуются головным мозгом по-разному. У женщин есть склонность решать сложные мысленные задачи с использованием обоих полушарий, а мужчины склонны использовать в таких случаях только то полушарие, которое больше подходит для решения задачи. Эти особенности характера активности мозга заставляют предположить, что женщины в каком-то смысле шире смотрят на вещи и принимают решения, учитывая больше аспектов ситуации. Мужчины, в свою очередь, лучше концентрируют внимание на чем-то одном.

Исследования, проведенные ранее на мужчинах, показали, что в момент оргазма у них происходит резкое снижение активности в миндалине (структуре, контролирующей прежде всего эмоциональные реакции и состояние настороженности), однако и в этом, и в других “эмоциональных” отделах мозга активность все же сохраняется. У женщин же сразу после оргазма активность некоторых обширных областей головного мозга внезапно прекращалась. К числу замолкавших модулей относились нейроны латеральной орбитофронтальной коры левого полушария, работа которых обеспечивает осознанное переживание сильных эмоций. Почти полностью гасла и соседняя часть лобной доли — дорсомедиальная префронтальная кора. Эта область играет ключевую роль в размышлениях о моральных проблемах и в суждениях социального характера. Исследователи интерпретировали полученные результаты как свидетельство того, что у женщин во время оргазма сильнее подавляются осознанные эмоции и рассудочная деятельность. Учитывая, что эти функции играют прежде всего защитную роль (эмоции могут предостерегать об опасности, а рассудок помогает реагировать на нее), складывается впечатление, что на время оргазма женщины перекладывают ответственность за свою безопасность на партнера, а сами остаются без обычных механизмов защиты27. Возможно, именно этим объясняется сделанный по результатам одного исследования вывод, что женщинам, склонным к самоизоляции (что типично для людей, в раннем детстве страдавших от чувства незащищенности), в среднем бывает сложнее достичь оргазма. Возможно, их эмоциональная сигнализация “заедает” во включенном положении, что затрудняет достижение оргазма28.

Кому-то достичь оргазма, напротив, слишком легко. Хотя обычно оргазм наступает в результате стимуляции половых органов, некоторые люди могут достигать оргазма за счет одних лишь мыслей о такой стимуляции, и исследования “мыслительных” оргазмов показывают, что сопровождающие их физические реакции (учащенное сердцебиение, изменение кровяного давления, расширение зрачков, повышение устойчивости к боли) идентичны наблюдаемым во время оргазмов, вызываемых стимуляцией половых органов29.

Половое влечение связано с гипоталамусом, но, как и другие наши влечения, затрагивает широкий круг других участков мозга как в лимбической системе, так и в коре больших полушарий. Кроме того, его, как и другие наши влечения, можно разделить на несколько элементов, каждый из которых локализован у нас в мозге в каком-то определенном месте. На участки нервной ткани, обеспечивающие каждый из аспектов наших сексуальных ощущений и полового поведения, действуют не только нейромедиаторы, но и гормоны эстроген и тестостерон. Эти гормоны участвуют в механизмах, “задающих” нашу половую ориентацию, особенности полового поведения и степень полового влечения.

У мужчин и женщин с сексом связаны несколько разные системы областей мозга, и лежащий в основе этих систем план определяется генами (в значительной мере еще до рождения). Эти физические различия находят отражение в наблюдаемых различиях мужского и женского поведения. В пределах любой достаточно большой группы (не только людей, но и, скажем, обезьян или крыс) эти различия обычно достаточно велики, чтобы можно было выделить половое поведение, типичное для мужского и женского полов.

Типичному мужскому половому поведению свойственна напористость: оно сильнее связано с агрессией и включает действия, направленные на пенетрацию (проникновение в тело партнерши). Типичное женское половое поведение отличается большей покорностью и обычно включает демонстрацию половых органов (лордоз) и рецептивную (восприимчивую) роль в половом акте. Корни этих поведенческих различий отчасти объясняются анатомическими особенностями строения мужского и женского мозга.

Средняя часть преоптической области гипоталамуса (где в ходе описанного выше эксперимента была отмечена исключительно высокая активность в мозге спаривающегося самца макака), по-видимому, служит центром управления мужским половым поведением. Именно в этой области располагается особенно много нейронов, чувствительных к андрогенам (мужским гормонам), и у мужчин ее размеры оказываются больше, чем у женщин. Если искусственно стимулировать эту область у самца макака, он начинает проявлять бурный интерес к любой находящейся поблизости самке — но только если у нее течка. Самками, у которых нет течки, такой самец не интересуется. И напротив, если удалить у самца макака среднюю часть преоптической области, он теряет всякий интерес к самкам — хотя и не к сексу как таковому. Самцы, у которых удален данный участок мозга, по-прежнему могут мастурбировать и иногда демонстрируют половое поведение, характерное скорее для самок, такое как лордоз.


Непосредственная стимуляция височной доли может вызывать сильные эротические ощущения. Разросшиеся кровеносные сосуды, отмеченные кружком на этой томограмме, стимулировали вспышки мозговой активности, которые могли вызывать у пациента оргазм в самое неподходящее время. Эти оргазмы случались у него примерно раз в три недели в течение трех лет, пока их причина не была установлена. [Источник: Reading, J. P., and R.G. Will Unwelcome orgasms // The Lancet 350 (1997). 1746.]

Эти данные заставляют предположить, что основная функция средней части преоптической области состоит в том, чтобы реагировать на гормональные сигналы, вызываемые присутствием готовых к спариванию представительниц противоположного пола. Эти сигналы поступают из разных областей мозга. Основным источником подобных сигналов у макак служит обонятельная система, определяющая ключевое значение запахов в их половом поведении. Роль обоняния в половом поведении людей не столь однозначна.

Средняя часть преоптической области гипоталамуса также получает сигналы от двух ядер миндалины (кортикомедиального и базолатерального), так или иначе связанных с проявлением агрессивности или напористости. Возможно, именно поэтому у мужчин секс может быть связан с агрессией: возбуждение средней части преоптической области способно оказывать возбуждающее действие на отделы миндалины, вызывающие агрессию, и, наоборот, активность этих отделов может возбуждать среднюю часть преоптической области гипоталамуса.

Отличается ли мозг ГОМОСЕКСУАЛОВ ОТ МОЗГА ГЕТЕРОСЕКСУАЛОВ?

В 1991 году авторитетный естественнонаучный журнал “Сайенс” опубликовал статью об исследовании, в ходе которого у представителей группы гомосексуальных мужчин, умерших от СПИДа, были обнаружены структурные особенности головного мозга, не свойственные гетеросексуальным мужчинам. Ядро гипоталамуса, запускающее типичное для мужчин половое поведение, у гомосексуалов оказалось гораздо меньше, чем у гетеросексуалов, и напоминало скорее соответствующее ядро женского мозга. Автор этой статьи, Саймон Левей, работавший тогда в Институте биологических исследований им. Солка и преподававший в Калифорнийском университете, сразу стал объектом нападок со стороны борцов за права геев. Они высказывали опасения, что если гомосексуальность будет признана явлением, имеющим физиологические основы, это может привести к новой волне дискриминации.

Впоследствии профессор Левей (кстати, открытый гомосексуал) установил, что наблюдаемые среди мужчин различия, связанные с половой ориентацией, затрагивают также мозолистое тело: у гомосексуалов оно оказалось больше, чем у гетеросексуалов.

Еще три года спустя в ходе исследования, которым руководил молекулярный биолог Дин Хамер из Национального института здравоохранения в Вашингтоне, были получены данные, свидетельствующие, что на половую ориентацию мужчин влияет ген, передающийся по материнской линии. А в 2008 году шведские ученые, изучившие результаты сканирования мозга 90 гомо- и гетеросексуальных мужчин и женщин, установили, что по размеру полушарий мозг гомосексуальных мужчин напоминает скорее мозг гетеросексуальных женщин26. Все эти данные убедительно свидетельствуют о том, что в основе половой ориентации лежат биологические особенности. Враждебное отношение к этой идее в последнее время встречается гораздо реже.

Возбудившись под действием соответствующих половых стимулов, средняя часть преоптической области гипоталамуса передает сигналы в кору больших полушарий, которая делает (или пытается делать) все, чтобы привести тело, с которым она связана, в подходящее для совокупления положение. Одновременно она посылает сигналы в ствол головного мозга, вызывающий эрекцию пениса. Когда начинается совокупление, в дело вступает моторная кора, обеспечивающая совершение движений, участвующих в пенетрации и фрикциях. Наконец, еще один отдел гипоталамуса, дорсомедиальное ядро, запускает эякуляцию.

В норме все это происходит в четко определенном порядке, но иногда (в результате повреждений или функциональных нарушений мозга) один или несколько элементов данной последовательности могут запускаться не вовремя, не запускаться вообще или запускаться отдельно от остальных элементов. Например, если дорсомедиальное ядро возбуждается в ходе эпилептического припадка, эякуляция может происходить и безо всяких признаков полового возбуждения, а если искусственно стимулировать септум (отдел лимбической системы, расположенный рядом с гипоталамусом) в мозге мужчины, это может вызывать оргазм, не доставляющий удовольствия. Эти данные свидетельствуют о том, что оргазм, по сути, представляет собой что-то вроде рефлекторного эпилептического припадка. Повреждения септума могут вызывать у мужчин приапизм — непрекращающуюся эрекцию. И, напротив, ослабление стимуляции одного или нескольких отделов системы обеспечения полового поведения может приводить к импотенции: например, если половые сигналы из гипоталамуса не достигают ствола, это делает эрекцию невозможной.

Типичным женским половым поведением управляет вентромедиальное ядро гипоталамуса, которое играет ключевую роль в механизме возникновения чувства голода. Здесь располагается много нейронов, чувствительных к эстрогену, и, по-видимому, именно этот гормон возбуждает вентромедиальное ядро, вызывая лордоз — демонстрацию половых органов, характерную для готовых к спариванию женских особей многих видов. У крыс лордоз происходит рефлекторно, при захвате кожи на заднем конце туловища (характерном для инициирующего спаривание самца). Но, в отличие от коленного рефлекса, лордоз, по-видимому, отчасти контролируется сознанием: он гораздо ярче выражен, когда захват производят лапки самца крысы, а не пальцы экспериментатора. У людей лордоз обычно находится под надежным контролем сознания, хотя достаточно бегло просмотреть любую подборку жесткой порнографии, чтобы убедиться, что эта реакция у нас никуда не исчезла.

Женские половые гормоны, по-видимому, определяют характер полового поведения, но не оказывают большого влияния на силу полового влечения. Ею у обоих полов управляет тестостерон. Структуры, на которые действует это вещество, широко представлены у нас в мозге, и уровень полового влечения, судя по всему, определяется взаимодействием целого ряда таких структур, а не какой-то одной из них.

Области, связанные с сексом, пронизывают весь головной мозг, особенно человеческий. Связи, соединяющие центры управления половой функцией обоняния, поиском половых партнеров и половыми реакциями лимбической системы, проникают едва ли не во все уголки всех долей коры больших полушарий, передавая нашему сознанию сексуальные побуждения.

Половые пути головного мозга работают в обоих направлениях: сладострастные побуждения поднимаются из глубин к сознанию, а сознательные части мозга передают в лимбическую систему собранную в окружающей среде информацию о половых стимулах. Взаимодействуя друг с другом, эти два уровня поддерживают людей в состоянии постоянной готовности к сексу. Почти у всех других видов животных подобный интерес к половому партнеру наблюдается только тогда, когда самка физически готова к зачатию. У нас же секс из периодической забавы превратился в постоянную работу, из-за чего сделался явлением исключительно сложным. С сексом связаны почти все разновидности активности мозга, от высших когнитивных функций, позволяющих (отбирая визуальные и иные стимулы, имеющие отношение к сексу) воображать свое счастливое будущее с предполагаемым партнером, до эмоций и физиологических реакций, участвующих в половом акте. Поэтому любые нарушения, происходящие в любой области мозга, могут приводить, помимо прочих неприятностей, к сексуальным расстройствам. Задействовав в половой жизни лобные доли (с помощью которых мы оперируем самыми сложными из абстрактных идей), люди неразрывно связали ее с фундаментальными моральными нормами. Именно поэтому для пациентов, получивших повреждения лобных долей, вызвавшие разрушение “высших” функций мозга, характерны непристойное поведение и отсутствие нормальных сексуальных ограничений.


“Осязательная карта” нашего мозга Область коры, регистрирующая осязательные сигналы, поступающие от поверхности тела, облегает головной мозг, как повязанная на голову разноцветная лента. Участок, отвечающий за половые органы, имеет примерно такие же размеры, как участки, отвечающие за грудь, живот и спину, вместе взятые.

Кроме того, повреждения лобных долей могут приводить к эротомании — навязчивому состоянию, связанному с бредовыми идеями, имеющими ярко выраженную сексуальную окраску. Эротоманы убеждены, что какой-либо человек (обычно знаменитость противоположного пола) влюблен в них и оказывает им тайные знаки внимания. Иногда они утверждают, что занимались сексом с объектом своих навязчивых мыслей, хотя они могли никогда с ним не встречаться30. Люди, неотвязно домогающиеся другого человека (“сталкеры”), часто бывают эротоманами. Они обычно безобидны, но их постоянные знаки внимания могут доводить жертву до крайнего раздражения. Недавно стало известно о таком случае: мужчина вломился в дом к соседке, которую постоянно преследовал, но с которой ни разу не разговаривал, и начал переносить туда свои вещи. Когда приехала полиция, он сообщил, что помолвлен с этой женщиной и что с этого дня они решили жить вместе. Сканирование его мозга с помощью МРТ позволило выявить в лобной доле левого полушария обширную опухоль (доброкачественную). Когда ее удалили, его поведение вернулось в норму31.


Если бы площадь каждой части человеческого тела была пропорциональна ее чувствительности, люди выглядели бы совсем по-другому.

Другой любопытный случай произошел с 40-летним школьным учителем, который внезапно стал тайно посещать сайты с детской порнографией и приставать к проституткам у “массажных салонов”. Когда его жена узнала о том, что он домогался маленьких детей, она подала в суд. Мужчину выселили из дома, признали виновным в совращении малолетних и приговорили к принудительному лечению от педофилии. За день до вынесения приговора он пришел в больницу, где пожаловался на головную боль и сообщил, что боится изнасиловать свою квартирную хозяйку. Сканирование мозга с помощью МРТ показало, что в лобной доле правого полушария имелась опухоль размером с куриное яйцо. Когда ее удалили, навязчивые сексуальные желания исчезли, но через несколько месяцев вернулись. Почувствовав неладное, он снова обратился в больницу, и оказалось, что опухоль выросла на том же месте32.

Участвуют в половых функциях и височные доли. Повреждения коры ближе к передней части височной доли, а также расположенной под ней миндалиной, могут приводить к так называемому синдрому Клювера — Бьюси, проявляющемуся в том, что человек пытается засовывать что ни попадя себе в рот и (или) использовать эти предметы для сексуальной стимуляции. Один несчастный, страдавший этим синдромом, был арестован, когда пытался совокупиться с тротуаром33.

Причины этого могут быть связаны с тем, что участок височной доли, поврежденный у таких пациентов, в норме посылает в вентромедиальное ядро гипоталамуса тормозные сигналы. Один из участков вентромедиального ядра вызывает у нас побуждение к потреблению доступной пищи, а другой запускает половое поведение женского типа. Нарушения, приводящие к тому, что вентромедиальное ядро получает возможность возбуждаться бесконтрольно, могут породить у человека постоянное стремление есть и совокупляться. Сопровождающая этот синдром удивительная неразборчивость может быть связана с расстройством способности распознавать категории, которая также обеспечивается одной из областей височной доли. Стоит одному совместиться с другим, и тротуар вполне может показаться больному во всех смыслах аппетитным.

На стыке лобной и теменной долей располагаются сенсорные и моторные области коры — вычерченные в мозге “карты тела”, каждый участок которого соответствует определенной области коры. Эти карты позволяют лишний раз убедиться, какую важную роль играет секс в жизни человека: область сенсомоторной коры, отвечающая за половые органы, крупнее областей, отвечающих за поверхность груди, живота и спины, вместе взятых. Стимуляция области, связанной с гениталиями, вызывает ощущения и (или) движения в них самих, а эпилептические припадки, затрагивающие эту область, запускают у больных сильные сексуальные реакции. Во время таких припадков пациенты иногда совершают возвратно-поступательные движения, характерные для полового акта.

Но секс, особенно у людей, не ограничивается физической близостью. Душевные волнения, связанные с влюбленностью, и более спокойные чувства, связанные с материнством, происходят из сходных форм активности мозга, прежде всего в дофаминовых сетях удовлетворения влечений (хотя влюбленность может активировать их сильнее, чем материнская любовь). Обе эти разновидности любви отключают в мозге участки, ответственные за страх и критические суждения. В результате складывается механизм тесного взаимодействия двух людей, создающий у них ощущение близости и взаимного одобрения34.

Ключевую роль в любви играет окситоцин. Этот гормон, по-видимому, возник в результате недавней (по эволюционным меркам) мутации из вазопрессина, к которому он химически очень близок. Вазопрессин — антидиуретический гормон. Его основная функция — управление объемом и давлением крови. Он также участвует в процессах запоминания, и его употребление (которое многие классифицируют как злоупотребление) используется для усиления когнитивных способностей. Окситоцин вырабатывается в гипоталамусе и может выделяться в кровь в результате стимуляции половых органов. Он растекается по мозгу во время оргазма и на последних этапах родов и вызывает у человека теплое, приподнятое чувство, способствующее закреплению психологической связи с партнером или ребенком. Судя по всему, окситоцин кратковременно притупляет память, но, возможно, он также обладает “унаследованной” от вазопрессина способностью усиливать запоминание. Механизм, по-видимому, сходен с механизмом формирования зависимостей: окситоцин тесно связан с эндорфинами (нейромедиаторами, родственными опиатам), и тоска разлученных влюбленных может быть отчасти связана с жаждой окситоцина.

Влюбленность можно счесть химически обусловленным психическим расстройством, но с точки зрения нашего мозга это едва ли не самая волнующая вещь. Может, любовь и “не движет солнце и светила”, однако она определенно делает мир интереснее.

Можно ли считать аутизм крайней формой мужского мозга?

Саймон Бэрон-Коэн Отделение экспериментальной психологии Кембриджский университет

За несколько десятилетий исследований психологических отличий между полами были многократно выявлены такие отличия, которые хотя и не распространяются на каждого человека, отчетливо проявляются при сравнении больших групп представителей обоих полов

Женщины...

· лучше мужчин выполняют языковые задания,

· демонстрируют ускоренное развитие языковых навыков,

· реже страдают нарушениями развития этих навыков,

· показывают лучшие результаты при выполнении некоторых тестов на социальные суждения, сопереживание и кооперацию,

· лучше находят похожие объекты,

· успешнее выполняют тесты на придумывание чего-либо нового.

Мужчины...

· лучше женщин справляются с задачами на математическое мышление (особенно геометрическими и алгебраическими задачами, условия которых записаны словами),

· показывают лучшие результаты решения тестов на отделение фигуры от фона,

· легче справляются с мысленным врашением предметов,

· лучше попадают в цель.


Я не утверждаю, что один пол лучше другого. Но я утверждаю, что для мужчин и для женщин, судя по всему, характерны разные когнитивные стили. Это отнюдь не означает, что любой мужчина будет, например, успешнее любой женщины решать геометрические задачи. Это значит лишь, что принадлежность индивида к мужскому полу повышает вероятность успешного решения им таких задач. Разумеется, указанные различия между полами могут быть связаны либо с различиями социальных ролей, либо с разной биологической предрасположенностью, либо с тем и с другим. Я склонен думать, что подобные психологические различия хотя бы отчасти объясняются связанными с полом биологическими особенностями развития мозга, которые, в свою очередь, определяются генетическими и гормональными различиями полов. Именно на это указывают данные, полученные в ходе исследований аутизма.


Рассмотрим следующую модель. Мозг может быть лучше развит в отношении “практической психологии” (понимания людей в плане психологических состояний), чем в отношении “практической физики” (понимания предметов в плане причинно-следственных связей и пространственно-временных отношений), или, наоборот, лучше развит в первом отношении и хуже во втором. Для целей этой заметки мы условно определим “мужской” тип мозга как свойственный людям, чьи способности в области практической физики превосходят способности в области практической психологии, а “женский” как обратный случай. Мозг тех людей, чьи способности в обеих областях примерно одинаковы, мы отнесем к когнитивно уравновешенному типу.

Аутизмом называют психическое расстройство, имеющее сильную наследственную составляющую и характеризующееся аномалиями социального и коммуникативного развития, узостью интересов, склонностью к монотонной деятельности и ограниченностью воображения. Мальчики в четыре раза чаще девочек страдают аутизмом и в девять раз чаще страдают синдромом Аспергера (“чистой” разновидностью аутизма, не сопряженной с другими патологиями). Теперь я берусь показать, что аутизм и синдром Аспергера есть не что иное, как крайние проявления мужского типа мозга.


Дети, страдающие аутизмом, показывают лучшие результаты, чем другие дети того же возраста, при прохождении тестов со спрятанными фигурами, более успешное решение которых среди здоровых испытуемых характерно для представителей мужского пола. При этом аутисты хуже здоровых детей справляются с тестами на социальные когнитивные способности, особенно если в этих тестах требуется приписывать другим людям то или иное психическое состояние (такие задания, в свою очередь, легче даются здоровым испытуемым женского пола, чем мужского). Более того, даже отцы и матери детей-аутистов демонстрируют в подобных тестах более “мужской” тип мозга по сравнению соответственно с отцами и матерями здоровых детей. Я полагаю, что это не случайно и что эти различия могут определяться связанными с полом процессами развития нервной системы.

В среднем...

1) мужчины лучше женщин справляются с мысленным вращением образов,

2) но женщины лучше мужчин умеют находить два одинаковых изображения,

3) и женщины быстрее составляют списки слов,

4) мужчины точнее попадают в цель,

5) женщины успешнее распознают недостающие предметы,

6), 8) мужчины легче находят фигуры определенной формы, вписанные в сложный фон,

7) но женщины легче выполняют задания на ручную работу (например, вставляют палочки в отверстия доски),

9) женщины лучше считают,

10) но у мужчин сильнее развито математическое мышление.


Теперь рассмотрим широко обсуждаемую в настоящее время тестостероновую модель зародышевого развития. Генотип XY мужского зародыша управляет ростом семенников, и примерно через восемь недель внутриутробного развития семенники оказываются сформированы и начинают выделять порции тестостерона. Неоднократно высказывалось предположение, что тестостерон может оказывать на развитие мозга существенное влияние, приводящее к тому, что уже у новорожденных можно наблюдать отчетливые половые различия в функциях мозга. По некоторым данным, новорожденные девочки дольше мальчиков фокусируют внимание на социальных стимулах, таких как лица и голоса, в то время как новорожденные мальчики сильнее девочек интересуются пространственными стимулами, такими как подвижные игрушки. Показано, что уровень тестостерона, регистрируемый во время внутриутробного развития, оказывает достоверное влияние на пространственные способности, тестируемые в семилетнем возрасте.


Что касается двух упомянутых типов мозга, вопрос о том, какими именно структурами определяются различия между ними, остается предметом споров. Некоторыми исследователями показано, что у младенцев мужского пола кора правого полушария толще, чем у младенцев женского пола. Другие выяснили, что мозолистое тело у мальчиков меньше, чем у девочек (этим могут объясняться их лучшие речевые способности), и еще меньше у детей-аутистов. Имеются также данные, что препараты андрогенов улучшают пространственные навыки у испытуемых женского пола (а у самцов крыс кастрация приводит к ухудшению подобных навыков), что согласуется с представлением о мужском и женском мозге как результатах уровней соответствующих гормонов в крови во время критических периодов развития нервной системы. Согласно одной из теорий, люди образуют непрерывный ряд на шкале степеней развития мужского или женского типа мозга, на которой аутисты и люди с синдромом Аспергера представляют крайние формы мужского типа мозга. Многие вопросы пока остаются без ответа. Какие именно факторы приводят к тому, что у людей, занимающих крайнее положение на этой предполагаемой шкале, развивается аутизм? Связан ли он с ранними гормональными нарушениями? И если да, то определяются ли они генами? Что представляют собой крайние формы мужского мозга в нейробиологическом плане? И если некоторые отличия между полами связаны с особенностями развития нервной системы, какими эволюционными факторами было обусловлено формирование этого полового диморфизма?


<<< Назад
Вперед >>>

Генерация: 2.745. Запросов К БД/Cache: 3 / 1
Вверх Вниз