Книга: Космос

Поиски продолжаются

<<< Назад
Вперед >>>

Поиски продолжаются

После окончания войны Комитет по метеоритам Академии наук вел подготовку к новым экспедициям на место тунгусской катастрофы. Всплеск интереса к тайне Тунгусского метеорита возбудил писатель-фантаст Александр Казанцев. В первом номере журнала «Вокруг света» за 1946 г. он опубликовал «двухэтажный» рассказ «Взрыв». На одном «этаже» журнальных страниц более или менее точно автор сообщал факты, относящиеся к тунгусскому событию и истории его исследования. Параллельно талантливо излагался фантастический сюжет, согласно которому над тунгусской тайгой 30 июня 1908 г. потерпел катастрофу инопланетный марсианский корабль с ядерным двигателем. При этом многие обстоятельства в «фактической» части рассказа были просто вымышлены. Например, как достоверный факт было приведено безосновательное утверждение о распространении среди местных жителей лучевой болезни. Были и другие фантастические домыслы. Однако в одном важном утверждении фантаст с инженерным образованием оказался прав: космическое тело, не достигнув земной поверхности, взорвалось над тайгой на высоте нескольких километров, что впоследствии установили и учёные.

В 1947 г. на Дальнем Востоке выпал Сихотэ-Алинский метеоритный дождь. Учёные, помня уроки несвоевременно начавшегося изучения обстоятельств тунгусской катастрофы, переключили своё внимание на исследование этого явления и сбор метеоритного вещества.

В 1949 г. в издательстве Академии наук вышла в свет книга уже знакомого нам Е.Л. Кринова «Тунгусский метеорит». В монографии учёный не только подробно рассказал историю изучения феноменального события, но обосновывал своё утверждение о месте удара «пришельца из космоса». Автор был убеждён, что Тунгусский метеорит с космической скоростью врезался в сухое болото, что привело к взрыву и образованию кратера. В результате произошёл быстрый подъём грунтовых вод, и на месте сухого торфяника образовалось современное Южное болото. По мнению учёного, оставалось на месте обследовать Южное болото и определить его возраст.

Тем временем на страницах печати продолжалась полемика между специалистами в области метеоритики и сторонниками инопланетной природы тунгусского события. Большая часть широкой публики, в особенности молодежь, была на стороне писателя А. Казанцева.

В 1950 г. другой писатель, Б.В. Ляпунов в своей статье в популярном журнале «Знание — сила» приводил доводы в защиту идеи взрыва в 1908 г. не межпланетного, а межзвёздного корабля. При этом писатель ссылался на некоего французского астронома, имени которого не называл, будто бы наблюдавшего в телескоп до взрыва в Сибири «новое маленькое небесное тело». Этот объект и был, по мнению писателя, звездолётом, у которого отказали тормозные двигатели. В моменты, когда они вновь начинали работать, и раздавались раскаты, напоминающие громовые, которые были слышны перед взрывом. Взрыв корабля и стал причиной образования Южного болота.

В Академии наук наконец было принято принципиальное решение возобновить экспедиционные исследования тунгусской катастрофы. В 1953 г. по просьбе Комитета по метеоритам геохимик К.П. Флоренский (сын известного учёного и религиозного деятеля отца Павла Флоренского) вместе с Л.Д. Кузнецовой в бассейне Подкаменной Тунгуски провели рекогносцировочный осмотр района катастрофы. Прибыв в Ванавару, К.П. Флоренский убедил местных руководителей предоставить в распоряжение учёных самолёт ПО-2 для осмотра района вывала леса. Оказалось, что вывал леса и его радиальный характер по-прежнему хорошо просматриваются. Пытались с борта самолёта увидеть кольцевые структуры, возможно, метеоритного происхождения. Летали и над Южным болотом. Ничего «подозрительного» обнаружить не удалось. После завершения воздушной разведки К.П. Флоренский и его спутники (к москвичам присоединились местный учитель Б.Е. Мартинович и проводник Илья Джинкоуль) совершили несколько пеших походов по местам работы Л.А. Кулика. Они были на реке Хушмо, в Центральной котловине, на заимке Кулика, осмотрели сооружения, построенные под руководством Л.А. Кулика. К.П. Флоренский определил и возможную стратегию будущих исследований: сначала обследовать окружающий район и лишь затем в сравнении с фоном изучать «подозреваемое» в метеоритном происхождении Южное болото.


Константин Павлович Флоренский и Игорь Тимофеевич Зоткин

Как оказалось, не зря К.П. Флоренский столь серьёзно и обстоятельно отнесся к поручению Комитета по метеоритам. Именно ему — доктору геолого-минералогических наук, ученику В.И. Вернадского — Академия наук поручила возглавить первую после войны экспедицию на место падения Тунгусского метеорита.

Руководство Комитета по метеоритам — председатель академик В.Г Фесенков и учёный секретарь Е.Л. Кринов решили приурочить возобновление исследований на месте тунгусской катастрофы к ее полувековому юбилею. Комплексная экспедиция работала на месте катастрофы летом 1958 г. Среди её участников помимо геохимика К.П. Флоренского были астроном, геолог, минералог, два химика, физик, охотовед — участник экспедиции Кулика — и кинооператор.


Лабаз — изба времён экспедиции Кулика

Организации экспедиции предшествовало знаменательное событие: в пробах грунта, взятых Л.А. Куликом с места падения Тунгусского метеорита, в 1957 г. удалось обнаружить железо-никеливые частицы размером до нескольких миллиметров и микроскопические магнетитовые шарики, содержащие никель и кобальт. Химический состав находок в точности соответствовал железным метеоритам! В газетах появились сообщения, что тайна тунгусской катастрофы учёными наконец-то раскрыта. Причём раскрыта, так сказать, не выходя из лаборатории Комитета по метеоритам. Многие специалисты считали, что теперь остаётся отыскать кратер, образованный ударом метеорита, и осколки космического «пришельца».

И вот участники экспедиции ступили на «Тропу Кулика». Так до сих пор называют путь через тайгу к заимке Л.А. Кулика, проложенный им и его помощниками. 30 июня торжественным обедом отметили юбилей «приземления» Тунгусского метеорита и приступили к поискам. Было решено, в частности, повторить кольцевой маршрут Кулика по сопкам, окружающим центр взрыва. И хоть со дня страшной катастрофы к тому времени минуло 50 лет, ее следы впечатляли. Радиальный характер вывала леса хорошо прослеживался. Вот как описывал увиденное на маршруте один из участников экспедиции геолог Б.И. Вронский:

«Открывавшаяся перед нами картина поражала своей грандиозностью. На вершине и склонах водораздела, как будто скошенные гигантской косой, среди молодого леса лежали необозримыми рядами стволы поваленных деревьев — печальные свидетели и жертвы катастрофы 1908 года. Мы медленно продвигались вперёд, тщательно замеряя компасом направление поваленных деревьев, описывая и нанося эти данные на карту. Интересно было наблюдать, с какой закономерностью изменялось направление лежащих деревьев, поваленных 50 лет назад…

Мы прекрасно знали об этой закономерности, открытой в свое время Куликом, но, тем не менее, она поразила нас своими масштабами: одно дело видеть это на бумаге, другое — в натуре, на местности».

Во взятых пробах грунта метеоритного вещества не нашли. Обследовав Южное болото, учёные пришли к выводу, что его возраст не 5 десятков, а, возможно, около 5 тысяч лет. Характер залегания слоев на болоте и на островах показал, что они ничем не нарушались с очень давних пор. И, следовательно, на поверхности болота не только не было большого взрыва, но и крупные метеоритные массы своим падением не нарушали естественного залегания болотного покрова.


Русло реки Подкаменная Тунгуска

Откуда же появились железо-никелевые чешуйки, обнаруженные сотрудником Комитета по метеоритам в пробах, привезённых Куликом? Скорее всего, решили учёные, они были случайно засорены веществом Сихотэ-Алинского метеорита, с образцами которого велись разнообразные работы в помещениях Комитета.

После завершения экспедиции и возвращения в Москву исследователи приступили к обработке и анализу собранных материалов. А в это время в Томске полным ходом велась подготовка к новой комплексной экспедиции. Правда, готовили её не учёные-специалисты, а группа аспирантов и студентов Томского медицинского института и Томского университета. Руководил разработкой программы и подготовкой экспедиции сотрудник одной из лабораторий мединститута врач и инженер Г.Ф. Плеханов. Эта группа энтузиастов называлась Комплексной самодеятельной экспедицией, или сокращенно КСЭ. Участники КСЭ потом рассказывали, что «виноват» в рождении коллектива был А. Казанцев. Горячее обсуждение статей писателя-фантаста о катастрофе космического корабля над тайгой в конце концов привело к мысли выехать на место и там самим разобраться, кто прав — Казанцев или учёные.

К реализации этой идеи члены КСЭ отнеслись вполне ответственно: всерьёз занялись самообразованием, консультировались со специалистами в Томске, в Москве обсуждали программу работ в Комитете по метеоритам.

Два летних месяца 1959 г. работала КСЭ в районе катастрофы. Участники экспедиции опрашивали свидетелей события, собирали пробы грунта, измеряли уровень радиоактивности, исследовали состав золы катастрофных деревьев. Наряду с этим выясняли в медицинских учреждениях, не было ли у местных жителей заболеваний, вызванных облучением от взрыва ядерного двигателя «космического корабля Казанцева». Было изучено 2000 историй болезни пациентов больницы в Ванаваре. Мало того, исследовали содержание стронция-90 в костях эвенков, умерших после 1908 г. Оказалось, никаких необычных заболеваний у эвенков не было.

Результаты первого этапа работы КСЭ и программа дальнейших исследований были представлены Г.Ф. Плехановым в 1960 г. на собрании в Москве, посвященном проблеме Тунгусского метеорита. Московские учёные поддержали деятельность КСЭ.


Участники Комплексной самодеятельной экспедиции в районе катастрофы

Если в первом выезде КСЭ участвовали 12 человек, то в составе экспедиции 1960 г., поддержанной Комитетом по метеоритам и Сибирским отделением Академии наук, работали 73 человека. Среди них — 22 сотрудника ракетно-космического предприятия из подмосковного Калининграда. Эта группа была направлена по указанию руководителя предприятия академика С.П. Королёва. Её возглавлял В.А. Кошелев, а в составе был будущий известный космонавт ГМ. Гречко.

Комплексная экспедиция выполнила поистине огромный объём исследований и получила впечатляющие результаты.

Самая большая группа из 48 человек занималась поиском метеоритного вещества. Крупные фрагменты Тунгусского метеорита в двух крупных воронках (включая Сусловскую) и в Южном болоте искали с помощью магнитометрической съёмки. С той же целью миноискателями обследовали Северное болото и окружающие сопки. Результат оказался однозначно отрицательным — ничего не нашли. Зато интересные данные получили в итоге спектрального исследования химического состава нескольких сотен проб почвы и древесной золы. Оказалось, что к северо-западу от эпицентра есть район, отличающийся как повышенным содержанием никеля, кобальта и магния в почве, так и аномально высоким содержанием некоторых редкоземельных элементов в древесине.

Ещё одна многочисленная группа под руководством математика В.Г Фаста детально изучала направления и площадь вывала деревьев. Была определена ориентировка 5500 поваленных взрывом стволов. После нанесения полученных данных на карту убедились, что все деревья повалены одним взрывом, случившимся на высоте около 10 км. Оказалось также, что область вывала не имеет формы круга. Она асимметрична. К востоку и к югу поваленный лес тянется в полтора-два раза дальше от эпицентра взрыва, чем к западу и к северу.

Участники КСЭ нанесли на карту центральной части области поваленного леса положение деревьев, выживших после катастрофы. Уцелевшие деревья были обследованы, описан характер их повреждений и особенности роста после 1908 г.

С особым интересом участники экспедиции ожидали результатов изучения Южного и Северного болот. Группа болотоведов подтвердила: оба природных комплекса существуют давно и их строение не несёт заметных следов тунгусской катастрофы. Чтобы сделать это лаконичное заключение, пришлось немало потрудиться. Достаточно сказать, что через всё Южное болото по трем направлениям через каждые 10 м болотоведы бурили скважины.


Русло Подкаменной Тунгуски

Продолжалась оценка уровня радиоактивности грунта. Но как исключить воздействие атомных взрывов, неоднократно производившихся после 1945 г.? Было найдено остроумное решение проблемы. Наряду с другими были взяты пробы грунта, «укрытого» избами Кулика. Повышения уровня радиации в слое после 1908 г не установили. Как видим, участники КСЭ вполне основательно выполняли своё решение самостоятельно на месте оценить гипотезу А. Казанцева о взрыве межпланетного корабля над тунгусской тайгой.

Коллектив КСЭ, родившийся в середине прошлого столетия, ещё много лет успешно продолжал исследование тунгусского феномена, пока на его основе не была создана Комиссия по метеоритам и космической пыли Сибирского отделения Академии наук (СО АН).

Самая масштабная экспедиция на место тунгусской катастрофы была организована в 1961 г. Комитетом по метеоритам Академии наук. В её составе было около 80 человек, включая сибиряков — членов КСЭ. Во главе экспедиции был по-прежнему К.П. Флоренский. Учёные пришли к важным для разгадки тайны Тунгусского метеорита выводам.

Во-первых, стало ясно, что Тунгусский метеорит не был железным.

Во-вторых, Южное болото не является местом падения космического тела.

В-третьих, взрыв произошёл не на земной поверхности, а над центральной котловиной на высоте нескольких километров.

В-четвёртых, метеорит двигался с востока-юго-востока на запад-северо-запад. Последний вывод был сделан по двум основаниям. Контуры области поваленных взрывом деревьев представляют собой не круг, а скорей напоминают бабочку с раскрытыми крыльями. Ориентировка «бабочки» позволила уточнить траекторию движения Тунгусского тела. Это подтвердили и результаты дополнительного опроса в 1960-е г. более 150 очевидцев события.

Новые данные получены и по поиску внеземного вещества. Под руководством К.П. Флоренского во время всех экспедиций продолжался поиск магнетитовых и силикатных шариков космического происхождения. Их искали вокруг центральной котловины по возможности равномерно по концентрическим окружностям радиусом 20, 40, 60, 80 и более км от заимки Кулика.

Всего за 1961 и 1962 г. пробы были получены в 140 точках. Не все пробы включали в себя магнетитовые шарики. Исследование состава шариков, выделенных из проб почвы, подтвердило их космическую природу. Содержание никеля в них достигало 10%.

Причём магнетитовых шариков в пробах было больше, чем силикатных. Эти данные ещё раз подтверждали, что 30 июня Земля на своём пути встретила не железный метеорит, а нечто иное.

Когда полученные данные обработали и отметили на карте, то получили ещё один интересный результат. На фоне пустых проб и проб с очень малым числом шариков выделялись гораздо более богатые космическим материалом пробы, образующие на карте полосу шириной от 50 до 60 км и длиной более 250 км. Своё начало полоса берет над Куликовской котловиной и уходит от неё в направлении на северо-запад.

Можно сделать вывод, что после взрыва и испарения практически всей массы Тунгусского тела некоторая часть вещества конденсировалась, сносилась ветром от эпицентра в названном направлении и постепенно оседала на грунт.

<<< Назад
Вперед >>>

Генерация: 1.270. Запросов К БД/Cache: 3 / 0
Вверх Вниз