Книга: Жизнь моря

Богатства советских морей

<<< Назад
Вперед >>>

Богатства советских морей


«Море — наше поле», — говорят рыбаки. Если годовой улов рыбы, добываемый в Советском Союзе, поставить в бочках вдоль Сибирской железнодорожной магистрали, то лента из бочек, уложенных в два ряда, протянется от Калининграда до Владивостока.

Двенадцать морей, связанных с океанами, и два громадных озера-моря омывают берега нашей Родины. Каждое из этих морей имеет свои отличия, свои богатства, свои красоты.

Балтийское море

Берега Балтийского моря издавна были заселены славянами. В XV веке владения Московского государства простирались до Прибалтийской области. Пользуясь временным ослаблением Руси, западные соседи оттеснили ее от Прибалтики. В XVIII веке Петр I после двадцатилетней борьбы со Швецией вернул России берега Балтийского моря. С тех пор значение этого моря в жизни нашей страны играет все большую и большую роль.

Интересна история образования Балтийского моря. Совсем недавно для истории Земли, менее 20 тысяч лет назад, на Скандинавском и Кольском полуостровах и в Карелии еще лежал огромный ледник. С возвышенности, покрытой ледником, стекало много пресной воды. Она заполняла многочисленные впадины, освобожденные от отступившего ледника. Так образовались тысячи озер. Многие из них и теперь существуют в Финляндии и Карелии. Озера были пресными и занимали углубление от южной Балтики до берегов европейского Полярного моря. Чем дальше сокращался ледник, тем больше освобождалась глубокая котловина, расположенная в пределах нынешней Балтики. Она заполнилась холодными талыми водами. Так образовалось огромное Балтийское ледовое озеро. Одновременно таяние ледников поднимало уровень океана. Так продолжалось около 3 тысяч лет. Наконец озеро получило сообщение на западе с Северным (Немецким) морем, а на севере — с полярными морями (в районе современного Белого моря). В состав Балтийского моря входили, возможно, Ладожское, Онежское и многие другие озера. Такому соединению водоемов между собой и с океаном способствовало и опускание суши, которое, вероятно, имело место в то время. Соединившись с океаном, образовавшееся море, естественно, стало соленым. Попрежнему оно было холодным: сказывалась близость большого ледника. В море водилось много двустворчатых моллюсков иольдии, и оно получило название Иольдиево. В холодных морях Арктики и теперь живут моллюски-иольдии.

Новое море существовало недолго — менее тысячи лет. Ледник, покрывавший Скандинавию, таял все более и более. В это время началось поднятие суши, и связь Балтики с океаном прервалась. Появился Ботнический залив, который в период Иольдиева моря был закрыт ледником. Образовалось озеро-море, по размеру своему больше современного Балтийского. Это озеро-море с почти пресной водой назвали Анциловым, по имени жившего в нем в большом количестве брюхоногого моллюска-анцилуса.

Наступает период опускания суши, и Анциловое море, просуществовав 2,5 тысячи лет, соединяется с Северным морем. Море вновь стало соленым. В нем развилась новая фауна, преимущественно моллюски-литорины. Образовалось Литориновое море «на глазах» людей каменного века. Климат в это время был теплый.

Из Литоринового моря и создавалось современное Балтийское море. На это «ушло» почти 5 тысяч лет. В Балтийском море сохранились некоторые виды, обитавшие в нем в разные периоды его геологической истории.

Современному Балтийскому морю около 2 тысяч лет.

Ряд близких видов, обитающих в Балтийском и полярных морях, свидетели былой связи Балтики с Белым морем.

Сейчас во многих местах Балтики происходит поднятие берегов. Наиболее интенсивно оно в Ботническом заливе, где берег поднимается в год более чем на сантиметр. У Кронштадта — только на полмиллиметра в год. На юге, наоборот, идет медленное опускание суши.

Изучением вод Балтийского моря занялись еще в петровские времена. В 1733 году Ф. И. Соймоновым был издан атлас Балтийского моря — «Морской Светильник».

Академиком К. М. Бером в 1858 году было начато изучение биологии этого моря. Немалая заслуга в раскрытии «тайн» Балтийского моря принадлежит О. А. Гримму, С. О. Макарову, Н. М. Книповичу. Особенно широкие исследования стали проводиться после Великой Отечественной войны.

В советских Прибалтийских республиках и Калининграде созданы отделения Всесоюзного института рыбного хозяйства и океанографии, которые составляют прогнозы развития промысла.

Балтийское море глубоко входит внутрь материка Северной Европы. Оно сравнительно невелико — площадь его равна 386 тысячам квадратных километров. Балтика — самое западное море Советского Союза. Близость к Атлантическому океану резко сказывается на климате моря и близлежащих частей суши. Климат здесь морской, влажный, но теплый. В балтийских портах Лиепая и Калининграде только в очень суровые зимы на несколько дней появляется лед.

Балтийское море мелкое. Глубины его редко превышают 100 метров. Наибольшая глубина — 459 метров. Приливы и отливы в море мало заметны. В Финском заливе наивысшие приливы не более 5 сантиметров.

В Балтийское море впадает много полноводных рек. Они опресняют воды моря. Опреснение особенно сказывается в Финском и Ботническом заливах. Соленость воды в них не превышает 5 ‰. (Напомним, что соленость океанических вод равна 35 ‰.) Сильно опресненные районы покрываются на зиму льдом.

Вдоль берегов Финского и Ботнического заливов зимою устанавливается санный путь. В особо суровые годы сплошные льды покрывают оба залива. Это позволило неоднократно отражать нашествие шведских войск, переправляя русские армии по льду. А в 1809 году через замерзший Ботнический залив русская армия подошла к самому Стокгольму. Транспортом по льду пользовались и героические защитники Ленинграда в дни Великой Отечественной войны.

Уменьшение солености вод с запада на восток отражается и на распределении фауны моря. В Ботническом и Финском заливах повсеместно встречается рачок-лимнокалянус, живущий в сильно опресненных водах. В средней части моря его находят только в 80 процентах проб воды. В южной части процент падает до 10. В самом западном районе моря калянус совсем редок.

Наоборот, треска — представительница морской фауны, связанной с Северным морем, — обычна в южной части моря и редка в северной. Появление трески в Ботническом заливе свидетельствует о большом притоке морских вод из Атлантики.

Современная фауна образовалась из выживших остатков фауны от древних времен Балтийского моря, пришельцев из Северного моря и обитателей пресных вод. Особенно интересны виды, общие с Белым морем и даже с сибирскими полярными морями. Это жители северных холодных вод Балтийского моря: тюлень — нерпа, четырехрогий бычок, морской таракан, рачок-лимнокалянус, о котором уже была речь. В иольдиево время они проникли из полярных морей и широко расселились в Балтийском море. Хотя в дальнейшем моллюск-иольдия и не выжил, но в ископаемом состоянии он попадается нередко.

Немало сохранилось в современной фауне различных представителей Анцилового моря, особенно в районах с почти пресной водой. Это моллюски: анцилус, лимнея, гидробия.

В теплое литориновое время в Балтике жил и гренландский тюлень. На него охотились люди каменного века, населявшие берега моря. Остатки костей гренландского тюленя довольно часто находят по берегам южной и средней Балтики.

Наиболее разнообразны в Балтике виды, общие с Северным морем. Этих атлантических пришельцев, заселивших Балтийское море в последний период его истории, очень много. Они же составляют основу промысла. К ним относятся салака (родственник атлантической сельди), треска, камбала, моллюски и рачки.

В годы, когда наплыв атлантических вод из Северного моря бывает особенно интенсивным, в Балтике появляется много редких видов. Заходят даже малые полосатики.

В годы меньшего влияния атлантических вод привольнее становится жизнь обитателей опресненных и даже пресных вод. В фауне Балтийского моря имеется несколько видов рыб, моллюсков и червей, проникших с юга по рекам. Широко распространяется в Балтике завезенный с судами из Тихого океана китайский краб и от берегов Америки — американский краб.

В Балтийском море обитает около 70 видов рыб. Из них главное значение в промысле имеют: салака (две трети всего годового улова), треска, далее килька (шпрот), камбала, корюшка, кроме того — лососи, сиги, угорь, судак и минога. В годы значительного осолонения вод повышается улов трески.

В сильно опресненных заливах (особенно в Курском заливе) много пресноводных рыб, особенно судака, леща.

После войны советский промысел в Балтийском море увеличился более чем в три раза. Балтийские порты стали базой большого рыболовного флота, промышляющего в Северном море и в Атлантическом океане. Здесь берут богатые уловы сельди.

Советские рыбаки отправляются в открытое море на паровых и моторных судах. В ход пускаются тралы, а в Атлантике и дрифтерные сети и кошельковые невода. В далекие районы группу ловецких судов сопровождают пароходы, принимающие рыбу в море.

В Балтийском море можно часто наблюдать такую картину. От берега в воду на километр и дальше уходит сплошная сетяная стенка ставного невода. Она подводит натыкающуюся на этот забор рыбу к четырехугольной сетяной ловушке, стоящей вдали от берега. Рыба попадает в садок (или, как его часто называют, котел), откуда ее вычерпывают подходящие суда.


Промысловые рыбы Балтийского моря (лосось, килька, салака, треска, минога, угорь, камбала).

В реках, впадающих в Балтийское море, можно увидеть угревые мережи. Это целый ловчий снаряд, длиною в 6 метров и с крыльями в 10 метров. Диаметр первых обручей часто превышает 2 метра и даже высовывается над поверхностью воды. Идущие вниз по реке на нерест в море угри натыкаются на широко расставленные крылья и устремляются в длинную «кишку» мережи.

Приходящие с моря молодые угри во множестве скапливаются перед входом в реки. Молодые угорьки нередко забираются в трубы водопроводных систем, подающих воду на фабрики и в города, расположенные в устьях рек. В это время их удобно вылавливать и пересаживать в озера и пруды.

Очень интересны в Балтийском бассейне перспективы искусственного рыборазведения и откорма лососевых. Мальков кумжи можно задерживать в реках. Тогда из них вырастут ручьевые форели. Если мальков форели, которых разводят на специальных заводах, высаживать в море, из них разовьются крупные кумжи.

Белое море

Зимой сплошь покрытое льдом, это море действительно становится белым.

Белое море — издревле русское море. Поморы, жившие на его берегах, еще четыре столетия назад были прославленными открывателями новых земель. Не боясь штормов и льдов, они отправлялись в долгие и опасные путешествия в полярные моря. Архангельск, Мезень, Онега, Кемь вели обширный торг с Европой. На протяжении нескольких столетий Белое море было единственным морским «окном» нашей страны в Европу.

Особенно замечательны были древние путешествия из Холмогор в Мангазею, продолжавшиеся около двух месяцев.

Поморские суда дальнего плавания были немалые. На коч грузили свыше 60 тонн груза, команда составляла 10 человек.

От Двины, где начинался путь, до устья Печоры уходило 12–15 дней. Дальше суда следовали через Югорский шар к Ямалу, в устье Мутной реки. По свободной от льдов воде это занимало 5–6 дней. Но часто кочи более месяца находились в ледовом плену. Обычно поморы преодолевали Ямал волоком — из реки Мутной на западном берегу в реку Зеленую на восточном. На это требовалось более месяца. В обход Ямала морем кочи могли бы пройти за 4–5 дней, но мореплаватели предпочитали трудности волока опасностям льдов. От реки Зеленой до Мангазеи кочи шли всего 5 дней.

Отправляясь в море, поморы обычно сочетали свои походы с промыслом. И по сие время морские промыслы и мореплавание — основное занятие поморов.

Исследованием богатств Белого моря занимаются специальные институты и станции, находящиеся в Архангельске, Кандалакше и других пунктах. Они составляют разнообразные сведения о местах концентрации промысловых рыб, о распределении фауны и флоры в связи с особенностями среды. Не представляет загадки ныне и история происхождения живого мира Белого моря.

Белое море небольшое. Его площадь всего 90 тысяч квадратных километров, наибольшая глубина — 340 метров. От Баренцова Белое море отделено узким проливом — Горлом, и доступ в Белое море теплой атлантической воды очень ограничен. Поэтому оно гораздо холоднее Баренцова, хотя и лежит южнее. Реки, впадающие в Белое море, сильно опресняют его. Даже в открытой части моря соленость воды ниже океанской, она равна 25 ‰.

Белое море является своеобразным заливом Баренцова.

Оно, как ковш, глубоко входит в материк. Казалось бы, условия для общения фаун между этими морями наилучшее. Но на самом деле это не так. Сильные приливо-отливные течения в Горле Белого моря препятствуют общению фаун. Воды Белого моря значительно опреснены и более холодные, чем в прилегающих местах Баренцова моря. Прогреваются только верхние слои воды. В глубине же температура воды отрицательная на протяжении всего года. Поэтому в поверхностных водах много североатлантических животных, а в глубоких слоях живут преимущественно полярные, холодолюбивые.

В водах Белого моря сохранилось много остатков древней фауны, общей с Балтийским морем. Интересно, что этой фауны нет в соседнем Баренцовом море, но она есть в далеком Карском море. Это остатки древнего Иольдиева моря.

В теплый литориновый период в Белое море проникли некоторые тихоокеанские представители, как минога и сельдь. Беломорская сельдь ближе по строению к далекой тихоокеанской сельди, чем к соседней атлантической (мурманской).

Отличия в условиях существования, по сравнению с Баренцевым морем, привели к значительной бедности фауны Белого моря. В Баренцовом море известно 135 видов губок, а в Белом — только 50; моллюсков соответственно — 214 и 124; иглокожих — 62 и 22; ракообразных — 222 и 123; рыб — 147 и 53.

Бедность фауны сказывается не только в ее малом разнообразии, но и в количестве. Белое море дает в 25 раз меньше рыбы, чем Баренцово.

Главное значение в промысле имеют беломорская сельдь, навага и семга. Ловят также кумжу, ряпушку, камбалу, треску, сайку, корюшку и миног (особенно в реке Онеге).

Как только после долгой полярной круглосуточной ночи появляется солнце, начинается промысловая страда.

На прибрежный лов сельди подо льдом выходят рыбаки. Сельдь промышляют все лето, вплоть до ледостава. Осенью перед ледоставом в береговых участках начинает скапливаться навага. С ноября и до февраля ловят эту рыбу.


Промысловые богатства Белого моря (гренландский тюлень, белуха, навага, сельдь, семга, кумжа, треска, минога).

В летний период промысловые суда идут в море на лов трески и камбалы.

Как только в конце мая вскроются реки, подходят первые косяки семги. Крупные серебристые рыбины плотным строем устремляются в пресные воды. Здесь уже рыбакам зевать некогда — знай вытягивай сети с драгоценным уловом. Ход семги продолжается все лето до осени. Семга, появившаяся в реках весной и летом, нерестует в этом же году. Зато осенняя семга зимует в реке и нерестует в начале следующего года. Получаются две формы семги: «яровые» и «озимые». Первые приходят в реки с хорошо развитой икрой, а вторые с недозрелой.

Труд беломорских рыбаков не ограничивается ловом семги, сельди и наваги. Они промышляют и других рыб, белух, добывают много водорослей.

Баренцово море

Хотя Баренцово море издавна, как и Белое, служило ареной промысла предприимчивых поморов и было транзитной дорогой в их морских сообщениях с Европой, но самостоятельное развитие Мурманского края произошло только в советское время. Маленькими городками-селами были Кола, Печенга, Александровск; остальные поселения даже носили названия становищ. Действительно, основное население в них было ничтожно мало, и они служили больше местом стоянки рыбаков, приезжавших на промысел.

Пренебрежение к развитию Севера и убеждение в его бесперспективности, характерные для высокопоставленных царских чиновников, тормозили развитие края. Еще 100 лет тому назад один из таких чинуш считал, что «Мурман — земля необитаемая. Там могут жить два петуха и три курицы!».

В советское время на Кольском полуострове вырос большой город Мурманск.

«…В Мурманске особенно хорошо чувствуешь широту размаха государственного строительства», — писал Алексей Максимович Горький в очерке «На краю земли» более двадцати лет тому назад.

«…Видишь, как разумная человеческая рука приводит в порядок землю, и веришь, что настанет время, когда человек получит право сказать: „Землю создал я разумом моим и руками моими“».

Мурманск славится рыбным комбинатом. Редко в другом крупном морском городе чувствуется так сильно связь его с добычей рыбы, как в Мурманске. Переработка рыбы — главная промышленность города. Это и неудивительно: базирующийся на Мурманск рыбопромысловый флот дает почти 20 процентов всей рыбы, добываемой в Советском Союзе.

Мурманск начал строиться в годы первой мировой войны. От тогдашней столицы Петрограда к Мурманску подошла железная дорога. И все же до революции число постоянных жителей города ограничивалось несколькими сотнями человек. Советская власть преобразила город. В Мурманский порт приходят рыболовецкие траулеры со свежевыловленной рыбой, отсюда суда отправляются в Арктику и во все моря мира. Город-порт — центр всего Мурманского края.

В послевоенные годы бурно начала расти также Печенга. Разбросанные по мурманскому побережью становища превратились в крупные поселки. В каждом имеется либо рыболовецкий колхоз со своим многочисленным флотом, либо база государственного лова, где промысловые суда могут пополнять запасы и сдавать пойманную рыбу. Имеются большие и маленькие предприятия по переработке рыбы.

Баренцово море относится к числу хорошо изученных морей. Еще в 1837 году академик К. М. Бер во время плавания на Новую Землю собрал первую коллекцию морских животных. Много сделала в изучении жизни Баренцова моря основанная в 1881 году станция на Белом море, перенесенная в 1899 году на Мурман. Большую помощь рыбакам-поморам оказала Мурманская научно-промысловая экспедиция, работавшая в течение 10 лет с 1899 года. Под руководством Н. М. Книповича она подробно изучала южную часть Баренцова моря.

Почти 40 лет тому назад профессором К. М. Дерюгиным были начаты систематические круглогодичные рейсы по Кольскому меридиану. Были сделаны любопытные наблюдения: с потеплением арктических вод в Баренцово море все более и более устремлялись различные теплолюбивые обитатели из Атлантического океана.

Изучение жизни Баренцова моря возобновилось с первых же дней существования молодого Советского государства. Организованные под руководством профессора И. И. Месяцева исследования Баренцова моря на «Персее» охватили всю площадь моря. Составлены карты глубин, грунтов, распределения температуры воды и течений, количеств планктона, бентоса и рыб. Объем этих исследований так возрос, что в Мурманске был организован Полярный институт рыбного хозяйства и океанографии. Экспедиционные суда института изучают не только Баренцово море, но и Северную Атлантику.


И. И. Месяцев.

Советским исследователям удалось установить много новых интересных явлений. Оказалось, что треска концентрируется в районах с мягкими грунтами, где температура у дна положительная, так как здесь сказывается мощное атлантическое течение. По уловам рачков-калянусов планктонологи определили места, в которых скапливается сельдь в период питания. Жизнь всех промысловых рыб Баренцова моря стала предметом постоянного изучения советскими учеными.

В Дальнезеленецкой губе, вблизи Мурманска, разместилась Мурманская биологическая станция Академии наук СССР. В ее распоряжении находится специальное судно, на котором ученые совершают научные экспедиции.

Площадь Баренцова моря — 1405 тысяч квадратных километров. Море это неглубокое. Только в западной части, примыкающей к Атлантическому океану, глубина достигает 600 метров.

На месте Баренцова моря в третичное время была суша. По обширным долинам, которые теперь являются дном моря, текли реки с Новой Земли и Мурмана. Эти реки впадали в Атлантический океан. Опускание земли вызвало образование моря.

Для Баренцова моря характерна связь с Северной Атлантикой. Ветвь теплого атлантического течения, заходящую в Баренцево море, называют Нордкапским течением. Широкой дугой оно проходит через южную и центральную части моря и почти достигает Новой Земли.

Так как Баренцово море неглубокое, то теплые воды Северной Атлантики достигают придонных слоев. На поверхности моря температура воды доходит до 7–10 градусов, а у дна до 2–3 градусов. Благодаря теплому течению в западной части Баренцова моря порты не замерзают, а пловучие льды и береговой припай не мешают зимним плаваниям.

Входящее течение и вертикальная циркуляция перемешивают воды моря. Это способствует обильному развитию планктона и бентоса, служащих пищей рыбам.

Особенно богатым районом является вся южная часть моря, до 74° северной широты. Здесь теплые атлантические воды, вливающиеся в Баренцово море, сталкиваются с арктическими. Районы стыка теплых и холодных вод называют «полярным фронтом». В областях «полярного фронта» происходит хорошее перемешивание и обогащение поверхностных вод питательными веществами со дна. Бурно развиваются здесь планктон в толще воды и бентос на дне моря. Вот почему так много трески, сельди и других рыб приходит на откорм в Баренцово море.

Баренцово море хотя и лежит за Полярным кругом, но благодаря теплому атлантическому течению по характеру фауны гораздо ближе к североевропейским морям, чем к полярным. В нем больше атлантических видов, чем арктических. Связь его с Северной Атлантикой делает Баренцово море доступным для расселения разнообразных организмов. В Баренцовом море известно более 1800 видов животных.

Благоприятные условия для жизни имеются в Баренцовом море не только на глубинах. В прибрежной области жизнь еще богаче. Во множестве растут водоросли. Они покрывают скалы, камни, песчаные отмели. Здесь находят приют и обильную пищу различные полипы, моллюски, черви, мшанки, раки. В прилив сюда устремляется молодь трески, сельди и других рыб. Плотность жизни на литорали Мурмана очень велика: на одном квадратном метре площади дна можно насчитать несколько десятков тысяч, а мелких даже сотен тысяч различных животных.

Богатство и разнообразие фауны, естественно, сказалось и на рыбном населении. Одних только морских рыб здесь около 150 видов. Преимущественно это виды североатлантического происхождения.

Круглый год на просторах Баренцова моря идет промысел. Ежедневно траулеры вылавливают более тысячи тонн рыбы. В трал попадает зачастую до 4–5 тонн трески.

Особенно много дает промысел трески, пикши, мурманской сельди, морского окуня. Эти рыбы приходят в Баренцово море на откорм. Нерестятся они у берегов Норвегии и Западного Мурмана. Обилие рачков, червей, моллюсков, служащих пищей, привлекает сюда огромные массы рыб.

Ловят в Баренцовом море также акул, скатов, мойву, песчанку, три вида зубаток, различных камбал и палтусов, сайку и других рыб. В сильно опресненных заливах — Чешской губе и в устье Печоры — много наваги и печорской сельди.

В реках, впадающих в Баренцово море, промышляют таких ценных рыб, как семга, кумжа, голец, сиг.

Основную добычу Баренцова моря дает траловый флот. Пионером русского тралового лова на Севере был капитан Н. Л. Копытов. Но до Октябрьской революции было всего четыре русских траулера. Они базировались на небольшое рыбацкое селение на Мурмане — Порчниху. Их годовой улов не превышал 500 тонн.

В море выходили гребные лодки — карбасы — или небольшие парусные ботики — елы. На месте лова рыбаки выметывали длинную веревку — ярус, к которой привязывали небольшие веревочки с крючками. На крючок наживляли обычно мелкую рыбу — мойву, песчанку — или червей-пескожилов. Еще примитивнее был лов на поддев. Длинную тонкую бечевку с крючком на конце опускали в море и все время дергали. Когда крючок зацеплял за тело рыбы, добычу вытаскивали наверх.

Современные мощные траулеры уходят в море на целый месяц. Громадный траловый мешок имеет в длину по верхней подборе более 40 метров.

В дореволюционное время траулеры вылавливали за час немногим более 200 килограммов; советские траулеры добывают в семь раз больше. Траулеры Баренцова моря наиболее добычливы. Каждый моряк тралового флота вылавливает в год более 100 тонн рыбы. Передовые траулеры добывают свыше 6 тысяч тонн рыбы в год.

Крупные траулеры круглый год промышляют рыбу далеко в море. Бурное развитие рыбной промышленности Мурмана началось с первой пятилетки. Появились десятки мощных траулеров. Некоторые из них более тысячи тонн водоизмещением. В 1930 году траловый промысел дал около 40 тысяч тонн рыбы, а в предвоенные годы уже в четыре раза больше. В последнее время улов все возрастает.


Промысловые богатства Баренцова моря (треска, зубатка, мойва, морской окунь, пикша, сельдь, палтус, камбала).

После трески на втором месте по добыче стоит сельдь. Мурманскую сельдь ловят в открытом море, вдалеке от берегов, а наиболее крупную — полярный залом — даже вблизи Шпицбергена. Кроме траулеров, на лове сельди работают дрифтеры и другие суда. В далекие просторы Северной Атлантики уходят суда с Мурмана за сельдью. Передовики атлантического промысла за сутки добывают свыше 100 тонн сельди.

Численность поколений сельди по годам меняется очень сильно. В годы особо «урожайные» массы молодой мурманской сельди подходят к берегам. Некоторые заливы буквально заполняются рыбой. Тогда можно взять за сезон более 100 тысяч тонн одной сельди.

На побережьях Баренцова моря большое значение имеет охота на морских птиц, сбор яиц и гагачьего пуха.

Сибирские моря

Различные находки свидетельствуют, что русские люди с древнейших времен прокладывали путь на север Сибири. Одни шли морем, другие — реками. Многие отправлялись по собственной инициативе, другие — выполняя государственные поручения. Чаще первое и второе сочеталось вместе.

Проникая в край, богатый пушниной, морским зверем, рыбой, изобиловавший ценными мамонтовыми бивнями, русские расселялись среди местных народов, организовывали свои поселения.

Большинство этих древних путешественников не оставило письменных следов о своих плаваниях или карт. Однако их опыт «изустно» передавался из поколения в поколение.

Неоценимый вклад в исследование полярных морей и побережья Сибири внесли участники Великой Северной экспедиции. За одно десятилетие, с 1733 по 1743 год, они описали громадное побережье от Печоры до Чукотского моря.

В последующее время исследование северных морей хотя и продолжалось, но отнюдь не с таким размахом. Сказывалось неверие, с которым относились правительственные круги к развитию Севера вообще и в особенности сибирского севера. Один из царских чиновников времен Александра II писал: «Так как на Севере постоянные льды и хлебопашество невозможно и никакие другие промыслы немыслимы, то, по моему мнению и моих приятелей, необходимо народ удалить с Севера во внутренние страны государства».

Даже многие ученые, имена которых украшают нашу науку, считали полярные моря «ледяным погребом», а попытки освоить сибирский север с моря бесперспективными.

Только в советское время коренным образом изменилось отношение к исследованию и освоению Севера. За короткое время проведена детальная съемка обширного сибирского побережья. Стерты «белые пятна» неисследованных земель и морей. На берегах сибирских морей и на островах появились сотни советских полярных станций, поселков, факторий, культбаз, рудников и других производственных предприятий.

Плавание по Северному морскому пути или полеты над громадными просторами Арктики стали обычным делом. Объем перевозок в Арктике из года в год увеличивается.

Значение северных морей в хозяйстве Сибири огромно. Великие сибирские реки соединяют Северный морской путь с районами, лежащими далеко к югу, в глубине материка. Эти отдаленные районы зажили полнокровной экономической и культурной жизнью.

Полярные моря имеют длительную историю образования. Северный Ледовитый океан существовал уже в третичное время, то-есть более 60 миллионов лет тому назад. Относительная древность Ледовитого океана подтверждается и тем, что в сборах бентоса из центральной части Ледовитого океана, сделанных советскими экспедициями, было найдено много эндемиков (то-есть живущих только здесь организмов). Для их развития требовалось весьма значительное время.

Современная глубоководная фауна Ледовитого океана в основном атлантического происхождения. Это свидетельствует о том, что когда установилась связь Ледовитого океана с Тихим, пролив между ними всегда был мелководным.

Наступившее в четвертичный период падение уровня Мирового океана сказалось на Северном Ледовитом океане. Его уровень также понизился. Это хорошо видно на рельефе дна Карского моря: до глубины в 100 метров прослеживается древняя долина Енисея. В это время происходило наибольшее развитие оледенения Земли. После повышения уровня океана, которое совпадало с таянием ледников, уровень сибирских морей повысился почти на 100 метров выше современного, а местами и того более. Море простиралось далеко на юг по Западно-Сибирской низменности и соединялось южнее гористой части Таймыра с морем Лаптевых. Горный массив Таймыра был островом.

В период сокращения площади моря Новая Земля и Вайгач соединились с отрогами Урала. Карское море было отделено от Баренцова.

В этих условиях теплые атлантические воды не могли проникать в Карское море с запада. Оно было холодным, и в нем жила только арктическая фауна.

В последующее время наступило расширение моря и между Новой Землей и Вайгачом, ставшими островами, в Карское море открылся доступ водам из Баренцова моря, а вместе с тем теплолюбивой фауне. Климат на Севере стал значительно теплее. Исчезли ледники даже на Земле Франца Иосифа. Опускание суши и подъем вод привели к образованию между Азией и Америкой пролива, соединившего Берингово море с Чукотским. Через Берингов пролив некоторые представители арктической фауны распространились далеко на юг; они доходили даже до Калифорнии. Однако высокое стояние уровня воды опять сменилось падением.

Острова Новосибирские, Беннетта, Врангеля, Геральд и многие другие составили одно целое с материком. Берингов пролив стал сушей, по которой сухопутная фауна и флора Северо-Восточной Азии общалась с Аляской. На островах росли деревья и кустарники, а на материке флора была еще более разнообразной. Всюду паслись табуны мамонтов, диких лошадей, бизонов, бродили носороги, пещерные львы и другие исчезнувшие впоследствии животные. Остатки мамонтов находят на многих островах Ледовитого океана и даже на островах Прибылова. Это значит, что обнажившееся дно захватывало в это время не только пролив, но и значительную часть севера Берингова моря.

Вновь наступившее похолодание привело к исчезновению мамонтов и большинства сопутствующих им животных. Выжили только северные олени, песцы и немногие другие.

Период похолодания сменился новым потеплением. Площадь моря расширилась. Опять открылся Берингов пролив. Отделились от материка остров Врангеля и другие острова. Полярные моря приняли современные очертания.

Очертания морей не остаются неизменными и теперь. В одних местах идет поднятие берегов, а в других волны сильно размывают берега, особенно в районах выхода материковых льдов. Дело в том, что в период похолодания образовались большие скопления льдов. В дальнейшем они были погребены под наносами и стали ископаемыми льдами. Многие острова сложены из этих льдов, переслоенных землей.

На берегу моря часто массивы льда обнажены. Исчезновение нескольких островов в Арктике, которые были отмечены ранее путешественниками, связано с потеплением климата, которое наблюдается последние 50 лет. Лед, служивший основой этих островов, растаял.

Северное побережье Сибири окаймлено цепью морей — Карское (площадью 883 тысячи квадратных километров), море Лаптевых (650 тысяч квадратных километров), Восточно-Сибирское (901 тысяча квадратных километров). Чукотское море (582 тысячи квадратных километров). У них много общих черт, в первую очередь сходна их арктическая природа. От 9 до 10 месяцев в году эти моря покрыты тяжелым пловучим льдом. Навигация длится всего несколько месяцев, причем транспортные суда идут в сопровождении мощных ледоколов.

Круглогодичное скопление больших льдов играет в жизни полярных морей особую роль. Льды, препятствуя проникновению света в воду, задерживают развитие растительного планктона, а значит, и развитие животного мира. Перед нами еще один случай взаимосвязи явлений в природе. Нет одного звена — и, следовательно, не может развиваться и следующее. Летом, когда обширные пространства моря открываются лучам солнца, наступает бурное развитие водорослей, а затем и мелких животных. В массе появляются черви, рачки, моллюски и другие организмы, служащие пищей рыб. На кромке «уходящих» льдов жизнь бьет ключом. В воде и на льду всегда можно встретить моржей, тюленей и подкрадывающегося к ним белого медведя.

Льды полярных морей являются и мощным разрушителем жизни. Прибрежная фауна бедна; это вызвано тем, что льды «выпахивают» дно на мелких местах. Разрушая породу, они не дают укорениться и живым организмам. Глубже, где нет губительного действия льдов, жизнь более богата. Одновременно ледовый припай защищает берег от разрушительного действия волн и пловучих льдов.

Сибирские полярные моря мелководны, их глубины редко превышают 100 метров. Только далеко на Севере, в центральной части Северного Ледовитого океана, глубины резко возрастают.

Соленость сибирских полярных морей невысока. В прибрежных районах с особой силой сказывается могучее влияние таких великих рек, как Обь, Енисей, Лена, Колыма. Основную водную массу полярных морей составляют воды с температурой минус 1,6 градуса и даже минус 1,8 градуса.

В Карском море известно всего 56 видов рыб, в Чукотском и в море Лаптевых — по 43, в Восточно-Сибирском — 29. В Карское море с запада, а в Чукотское с юга приходят некоторые океанические рыбы, более теплолюбивые, чем арктические. В море Лаптевых основная фауна и по происхождению и по местообитанию арктическая.

В доледниковое время климат на Севере был значительно теплее. По всему громадному простору Ледовитого океана, северной части Атлантического и Тихого океанов была распространена общая фауна. Наступившее затем похолодание вод вытеснило теплолюбивые организмы.

В полярных морях развились новые виды, приспособившиеся к холодным и сильно опресненным водам. Это родственники трески: сайка, навага, арктическая треска; различные лососевые: нельма, муксун, омуль, ряпушка, гольцы. Они живут здесь и доныне, эти потомки современников ледникового периода. Другие виды ледник загнал в реки, и они стали настоящими пресноводными обитателями, как, например, относящийся к тресковым рыбам налим.

Но история не знает застоя. Ледниковый период сменился потеплением, продолжающимся до сих пор. Растаяли громадные ледники, покрывающие всю Северную Европу.

Ворота в Арктику открылись для «изгнанников». Много «беженцев» вернулось в Баренцово море. Некоторые проникли в Белое море и Карское, а из Берингова в Чукотское, то-есть в те районы, в которые входят теплые воды из Атлантического и Тихого океанов.

Распространиться через сибирские полярные моря им мешают не только низкие температуры вод, но и сильное опреснение этих морей. А ведь изгнанники были и остались настоящими «солеными моряками».

Эти исторические причины и особенности современного гидрологического режима сделали невозможным массовое развитие промысловых рыб в открытой части моря. Главная добыча идет в реках и прибрежных районах моря. Ловят сибирского осетра, муксуна, омуля, пыжьяна, нельму, гольцов, чира, пелядь, ряпушку, печорскую сельдь (в южных заливах Карского моря), бычка-рогатку, камбалу, сайку, навагу.


Промысловые богатства сибирских морей (белуха, нельма, ряпушка, сайка, муксун, омуль, голец, осетр, камбала).

Рассматривая этот список промысловых рыб, можно только оказать: «Мал промысел, да дорог». Действительно, большинство рыб весьма ценной породы, в особенности осетры, лососевые. Больше половины мирового улова сигов дает сибирский север.

Кроме рыб, в морях добывают белух, моржей, тюленей. Раньше было много и белых медведей. Теперь охота на них запрещена.

Дальневосточные моря

Более чем на 22 тысячи километров тянутся дальневосточные берега нашей Родины. В бесконечном чередовании низкие пологие берега сменяются скалистыми и горными цепями. Морской прибой выдалбливает в обрывах гор причудливые гроты-пещеры. На севере безлесная тундра подходит к берегу. Далее, к югу, берега покрыты могучей тайгой, которая сменяется на юге Приморья пышными, почти тропическими зарослями.

Первое появление русских в этом крае, как уже отмечалось, относится к началу XVII века. После исторических плаваний Беринга и Чирикова в XVIII столетии предпринималось множество экспедиций. Их целью было открыть новые земли и острова. Были описаны острова: Курильские, Алеутские, Командорские, Прибылова, Матвея, Лаврентия, Диомида, Уналашки, берега Берингова пролива, северо-западных берегов Америки, северного берега Охотского моря и Камчатки.

Сообщение между Охотском, Камчаткой, Курильскими, Командорскими, Алеутскими островами и побережьем Северной Америки происходило почти постоянно. На многих островах и на побережье находились русские поселения и становища для приезжающих промышленников. Во время многочисленных плаваний пополнялся список вновь открытых островов и земель, составлялись карты и описания.

С начала XIX столетия, помимо работ местных отрядов, в исследовании дальневосточных морей приняли деятельное участие русские кругосветные экспедиции, завершавшие свои работы в Тихом океане. Так, И. Ф. Крузенштерн исследовал Охотское море, Сахалин и Японское море; Ю. Ф. Лисянский — Аляску; Головнин — Курильские и Алеутские острова; О. Е. Коцебу — Берингово и Чукотское моря и Берингов пролив; Ф. П. Литке — Берингово море и Берингов пролив; Г. И. Невельской описал восточные и северные берега Сахалина, отыскал и промерил устье реки Амура, Амурского лимана и Татарского пролива. В водах дальневосточных морей много поработал на «Витязе» С. О. Макаров.

В конце XIX и начале XX веков описанием берегов занималась «Гидрографическая экспедиция Восточного океана». Под руководством М. Е. Жданко, а впоследствии Б. В. Давыдова этой экспедицией были проведены работы, обеспечивающие мореплавание в дальневосточных морях.

В наше время проводятся еще более детальные исследования для того, чтобы сделать мореплавание безопасным, а труд рыбаков удачным.

Первые описания и сведения о биологии рыб и морских млекопитающих Тихого океана и дальневосточных морей были получены еще во время экспедиции Беринга, в 1733–1743 годах, и тогда же привлекли к себе внимание ученых всего мира.

В эти экспедиции Русская Академия наук командировала профессоров: И. Г. Гмелина, Л. Делиль де ла Кроера и Г. Ф. Миллера, адъюнкта Г. В. Стеллера и шесть студентов, в том числе будущего академика Степана Крашенинникова. Мы особенно должны быть благодарны Стеллеру и Крашенинникову. Первому — за подробное описание многих морских млекопитающих, в том числе вскоре выбитой морской коровы. Второй в классическом труде «Описание Земли Камчатки», изданном в 1755 году, приводит данные о промысловых рыбах и морских зверях Охотского и Берингова морей.

В дальнейшем наши сведения о дальневосточных морях быстро пополнялись. Особенно следует отметить работы В. Г. Тилезиуса по рыбам, опубликованные в начале XIX века, и капитальную монографию академика П. С. Палласа «Зоогеография Россо-Азиатика», вышедшую в 1811 году. Этот выдающийся русский натуралист обобщил все материалы и по дальневосточным морям. В его монографии описаны 77 видов тихоокеанских рыб.

Во второй половине XIX века среди натуралистов, работавших в дальневосточных водах, мы встречаем таких крупнейших русских ученых, как академик А. Ф. Миддендорф и академик Л. И. Шренк. К этому времени закончилась на длительный период эпоха великих кругосветных плаваний русских судов, а одновременно сократилось изучение жизни дальневосточных морей. Отдельные, изредка появлявшиеся работы большого значения не имели.

Только на грани XX века первоначально В. К. Бражниковым, а затем П. Ю. Шмидтом были начаты систематические исследования жизни дальневосточных вод. Они закончились опубликованием большой монографии П. Ю. Шмидта «Рыбы восточных морей Российской империи», изданной в 1904 году.

Советский период характеризуется комплексными исследованиями дальневосточных морей. В 1925 году профессором К. М. Дерюгиным была основана около Владивостока научная станция. Она очень скоро превратилась в крупнейший Тихоокеанский институт рыбного хозяйства, имеющий теперь филиалы на Сахалине, Камчатке, Амуре, а также много станций и исследовательских пунктов в разных местах побережья. По инициативе профессора К. М. Дерюгина в 1932 году были предприняты одновременные обследования на шести судах Японского, Охотского и Берингова морей.


К. М. Дерюгин.

Вместе с Тихоокеанским институтом обширные исследования биологии дальневосточных морей проводят ученые Зоологического института Академии наук СССР, а после Великой Отечественной войны особое значение приобрели также и работы Института океанологии Академии наук СССР. О размахе исследования можно судить хотя бы по тому, что до революции было известно менее 500 видов животных дальневосточных морей, а в настоящее время список видов превышает 5 тысяч.

После славной победы над Японией в 1945 году в состав нашего государства вернулись Курильские острова и Южный Сахалин. Отныне Курильские острова перестали быть «незатопляемыми авианосцами» Японии, направленными против Советского Союза. Теперь они служат средством прямой связи Советского Союза с океаном. Через Курильский пролив спокойно идут корабли, снабжающие побережье Охотского моря, Камчатку и Чукотку. Курильские воды стали районом интенсивного рыбного и китобойного промысла.

Своеобразна история возникновения дальневосточных морей. Они являются окраинными морями самого древнего океана — Тихого. Но моря эти «молодые». Они формировались в конце третичного и начале четвертичного периодов, то-есть около одного миллиона лет тому назад. В то время не было Берингова пролива, и Северная Америка соединялась с Северной Азией.

Наиболее древними являются южные глубоководные части Охотского и Берингова морей. В качестве заливов Тихого океана они существовали в конце третичного времени. На месте Японского моря и остальной площади Охотского и Берингова морей была суша.

В четвертичный период происходили большие горообразовательные процессы. В результате опускания суши вершины горных хребтов превратились в Алеутские, Курильские и Японские острова. Между этими цепями гор и основным азиатским материком образовались глубокие впадины. Воды Тихого океана заполнили эти впадины, ставшие Беринговым, Охотским и Японским морями. Затем через открывшийся после опускания суши пролив (носящий ныне имя Беринга) проникла вода из Северного Ледовитого океана.


Промысловые богатства дальневосточных морей (минтай, тунец, сельдь, треска, навага, скумбрия, камбала, палтус).

Расширения и сокращения площади морей происходили неоднократно. При наибольшем уровне вод Охотское море соединялось с Беринговым в районе залива Шелехова и Парапольского дола, а Камчатка была островом.

Берингово, Охотское и Японское моря и тихоокеанские воды обширны и богаты. Берингово море имеет площадь в 2304 тысячи квадратных километров, Охотское — 1590 тысяч квадратных километров, Японское — 978 тысяч.

Глубины большей части Охотского, Берингова и Японского морей свыше тысячи метров. В Беринговом и Японском морях есть глубины, превышающие 4 тысячи метров, в Охотском — около 3500 метров. Эти большие глубоководные впадины препятствуют распространению многих животных. Известный знаток дальневосточных рыб П. А. Моисеев пишет: «Вместо протяженных, длительных горизонтальных миграций трески, сайды и других донных и придонных рыб, которых мы наблюдаем в Атлантическом океане, здесь имеют место относительно короткие сезонные миграции из глубинной зоны на мелководье и обратно…»

Рельеф дна сказывается очень сильно и на происхождении фауны. По глубоким проливам между Курильскими и Алеутскими островами в Охотское и Берингово моря перебрались различные глубоководные рыбы, рачки и другие существа из Тихого океана.

Большое разочарование ждало исследователей, опустивших свои сети на глубину около 4 километров в Японском море. Вместо диковинных обитателей океанских глубин они нашли там скудное, однообразное население, состоящее из немногих обычных видов, приспособившихся к жизни на глубине. Дело в том, что Японскому морю «не повезло». Проливы, соединяющие Японское море с Тихим океаном, мелководные — менее 200 метров. Поэтому в Японском море нет настоящей глубоководной фауны.

Изменилась и биология дальневосточной трески — ее икра не плавает в поверхностных слоях воды, как у ее атлантических собратьев. Она развивается в глубоких слоях. Все это связано с различием в условиях существования трески в двух океанах. Если бы икра находилась в поверхностных слоях, то течением вынесло бы ее быстро за область, пригодную для жизни дальневосточной трески.

Зимою замерзает вся северная часть Берингова моря. Покрываются льдами воды в центральной части Охотского моря и северной части Японского моря. Да и в далеких от берега местах немало пловучих льдов. Часто они скапливаются в проливах. Поэтому зимою навигация через пролив Лаперуза поддерживается с помощью ледоколов.

Обилие льдов в Охотском море связано с холодными ветрами, дующими из «центра холода», расположенного в бассейне рек Яны и Колымы.

Вся северная часть Берингова моря мелководная, и сюда проникает мало теплой воды из Тихою океана. Лето здесь короткое, и солнце не успевает прогреть воды. Кроме того, из Чукотского моря идет холодное течение, а вблизи находится холодный Чукотский полуостров, и ветры с континента охлаждают поверхностные слои воды.

Суровые климатические условия в северных частях Берингова, Охотского и Японского морей вполне подходят для чисто арктических обитателей. Особенно это характерно для Охотского моря.

Фауна Тихого океана исключительно богата. Особенно многочисленна она в Тропической области. Одних только рыб в районе Малайского архипелага известно более 2 тысяч. К северу разнообразие фауны уменьшается. Так, уже в водах южной группы Японских островов имеется около тысячи видов рыб. В Японском море — 600, в Беринговом — около 300, а в Чукотском — всего 43 вида.

Различные виды, живущие в других океанах и морях, — потомки или близкие родственники организмов, выселившихся из Тихого океана и распространившихся по всему «белу свету». Недаром говорят про Тихий океан, что он является «праматерью» всех морских животных и растений.

Живой мир наших дальневосточных морей главным образом тихоокеанского происхождения. Сюда пришли обитатели тропических и холодных вод, жители прибрежных вод и глубоководные животные. Наконец есть «переселенцы» из арктических морей. В Японском море особенно широко представлены пришельцы из теплых вод Тихого океана. В Охотском и Беринговом — много тихоокеанских глубоководных животных и арктических видов.

Так как наши дальневосточные моря лежат в умеренном климате, то произошел своеобразный отбор: из тропической фауны остались те, кто сумел приспособиться к более холодным условиям, а из арктической — те, кто легко переносит летний прогрев воды. Новые условия создали обстановку, благоприятную для развития новых видов.

Среди всего великого разнообразия животных и растений дальневосточных морей особенно замечательно обилие лососевых рыб. Не зря воды Дальнего Востока называют «царством лососевых рыб». Около 200 миллионов штук лососевых вылавливают здесь за год. Дальний Восток в отдельные годы дает почти 99 процентов всей добычи лососей в стране. Много ловят в дальневосточных водах сельди и камбаловых; кроме того, здесь промышляют сардину, тихоокеанскую треску, минтая, навагу, палтусов, скумбрию, терпугов, морских ершей, рыбу-саблю, тунцов.

В Японском море, кроме Татарского пролива, по холодным мелководьям северной части обитает много арктических видов рыб, так как холодные и сильно опресненные воды Татарского пролива создают условия, близкие к их далекой родине. Зато на юге теплое течение, ответвляющееся от Куро-Сио, создает условия, благоприятные для жизни даже тропической фауны. Здесь нередко можно поймать тунцов, увидеть луну-рыбу или морскую черепаху. Но большого развития эти тропические виды не достигают. Для них Японское море — суровый край.

В Японском море приливы и отливы очень малы. Поэтому литоральная фауна у берегов расположена в виде узкой полосы. В самой мелководной части прибрежных вод обитают тепловодные виды, а глубже — арктические виды. Вообще фауна Японского моря является преимущественно фауной Умеренной области. Таковы среди рыб сельдь, лососи, треска. К этой фауне примешиваются холодолюбивые виды, как, например, навага (вахня), мойва, и теплолюбивые — сардина, скумбрия, тунцы и многие другие.

Охотское море связано с Тихим океаном через курильские проливы. Поэтому глубинные воды населены типичными тихоокеанскими видами.

Чтобы опустить сеть на глубину в 4 тысячи метров и поднять ее, надо затратить немало времени. Зато как вознаграждаются чаяния исследователей Охотского моря! Вот перед ними лежат «стеклянные» губки, гидроиды в виде спирали, темнофиолетовые медузы и почти черные сифонофоры; осьминоги, похожие на парашюты, благодаря тому, что между щупальцами у них натянута перепонка, асцидии на длинной ножке, — чтобы подняться над илом; глубоководные причудливые рыбы со светящимися органами на голове и по бокам тела, с телескопическими глазами, с громадными зубастыми пастями.

В промысле Охотского моря особенно большое значение имеют северные мелководные районы и богатейшие прибрежья Камчатки и залива Шелехова. Это царство арктической и умеренной фауны. Хотя разнообразие здесь и не очень велико, но количественно фауна исключительно богата. За час траления можно поймать 5 тонн камбалы. На подводных «пастбищах» откармливаются миллионные стада сельди, крабов, трески, лососей и др. Мощные приливы и отливы хорошо перемешивают воды вблизи берега и создают благоприятные условия для развития здесь жизни.

Очень своеобразно Охотское море вблизи Амура. Громадная река опресняет пространства северо-западной части моря. Долго держатся льды. Вот почему в этом районе нет настоящих теплолюбивых форм, а господствуют арктические виды, к которым примешаны некоторые тихоокеанские обитатели, не боящиеся опресненных вод.

Обилие сельди в Охотском море объясняется громадным скоплением планктона. Он распределен преимущественно в поверхностных 50 метрах, где обитает и сельдь. Зимние охлажденные воды, как более тяжелые, опускаются летом вниз, глубже 50 метров. Этот слой холодной воды, точно зона «вечной мерзлоты», ограничивает уход планктона из поверхностного слоя. Планктон развивается как бы в аквариуме с «ледяным» дном. Богатые биогенными веществами поверхностные воды хорошо прогреваются летним солнцем, в них развиваются колоссальные количества планктона.

Кроме местной сельди, в Охотское море устремляются косяки рыбы из Японского моря и Тихого океана.

В Берингово море теплые тихоокеанские воды вливаются широким потоком. Они занимают всю глубинную часть моря и подымаются на мелководья, создавая условия, благоприятные для развития фауны, типичной для Умеренной области Тихого океана. В северной части моря, особенно в Анадырском заливе, и Беринговом проливе температуры воды низкие, и здесь обитают многие арктические холодноводные животные.


Лососевые: горбуши, чавыча, кета, кижуч, нерка (красная), мальма.

Мы говорили уже о богатстве фауны Мурмана. Но даже эта богатая фауна очень бедна по сравнению с фауной Берингова моря. Известный исследователь наших морей профессор Е. Ф. Гурьянова так описывает прибрежные воды Командорских островов:

«Громадные, достигающие нескольких десятков метров водоросли макроцистис, нереоцистис и алярия фистоза, слоевища которой до 10–12 метров длиной, ламинарии, талассифиллум и др. образуют густые подводные леса, поднимающиеся до поверхности моря с глубины 20–30 метров. В этих зарослях скрывается богатейшая фауна морских беспозвоночных, среди них держатся котики и морские бобры, питающиеся этой фауной. Ниже, на глубине 40–60 метров, заросли водорослей сменяются зарослями мягких кораллов, альционарий, губок, окрашенных в яркие и разнообразные цвета, по преимуществу в красные. Таких обширных роскошных зарослей актиний, мшанок и сложных асцидий, которые встречались на литорали острова Беринга, мне никогда не приходилось видеть на литорали Мурмана; животные иногда сидят в несколько слоев, образуя толстый живой сплошной покров на скалах. Водоросли, особенно их ризоиды, буквально сплошь усажены сидячими формами — мшанки, губки, актинии, асцидии, серпулиды и др. Под камнями клубки червей, полихеты, немертины, голотурии, гефиреи, рачки и пр., все это в громадном количестве».

Величественна картина хода рыбы на Дальнем Востоке. Когда кета и горбуша устремляются на нерест в реки Камчатки и Охотского побережья, на лодке трудно плыть по реке. Весла ударяют по спинам рыб. Даже в такой большой и многоводной реке, как Амур, рыбы буквально кишат, заплеском на берег выбрасываются десятки рыб. Это идет «густая рыба», как говорят местные жители. На мелких местах создается прямо рыбья толчея.

Чайкам на перекатах раздолье! Они садятся на торчащие из воды спины и жадно клюют добычу. Не только чайки, эти природные «рыбаки», пользуются массовым ходом рыбы: «промышляют» рыбу соболи, куницы, лисицы, волки, медведи. Все они покидают в это время леса и становятся рыболовами, ловко вытаскивая рыбу из воды.

В ходе промысла лососевых наблюдается определенная периодичность. За урожайными годами следуют годы с малым количеством рыбы.

Скопления рыб можно наблюдать не только в реках. Громадные косяки рыбы хорошо видны в море с самолета или с судна, когда оно ночью проходит над скоплением сардины, сельди. Под бортом струится бесконечная живая серебристая «река».

На пространствах дальневосточных морей круглый год идет промысел различных рыб.

Среди дальневосточных морей наименее освоено Берингово. Лов идет в основном в прибрежной зоне и в реках. Половину улова составляют лососевые, из которых почти три четверти горбуша и кета.

Второе место после лососевых занимает сельдь. Начиная с мая, она громадными косяками подваливает к берегам на нерест. Вода вскипает от обилия рыбы. У восточного побережья Камчатки и в Олюторском заливе за один замет кошелькового невода иногда берут свыше сотни тонн сельди.

После нереста сельдь уходит в море. Но она опять подходит к берегам осенью, когда идет на зимовку. Часть сельди зимует даже в озерах, расположенных вдоль побережья и сообщающихся с морем.

Третье место занимает треска. Ее ловят в северо-западной части Берингова моря, Кроноцком и Анадырском заливах. Начиная с апреля и до сентября ее вылавливают много тысяч тонн.

Вместе с треской в тралы попадается минтай. Эта рыба плавает не у самого дна, а выше, и поэтому плохо ловится тралом. Минтай в массе обитает от Корейского до Анадырского залива. Особенно ценится жир из печени минтая. Он содержит в пять раз больше витаминов, чем тресковый.

Тралами ловят также палтусов и морских ершей. Добывают в Беринговом море и камчатского краба.

Летом в северные районы моря приходят на откорм стада китов. Часть китовых стад преходит через Берингов пролив в Чукотское море.

* * *

Охотское море — самое богатое. Первое место здесь тоже занимают лососевые, особенно горбуша, за ней — кета; далее — нерка, кижуч, голец и другие. После лососевых идут сельдь, треска и камбаловые.

Этих рыб можно добывать значительно больше, особенно сельди. В районах нереста сельди скапливаются столько, что от молок вода становится белесой. Тучи чаек прямо висят над водой. Часто штормовая волна выбрасывает на берег целые валы из сельди.

В северной части Охотского моря лов сельди начинается еще среди льдов и продолжается до октября. Особенно ценится откармливающаяся, «жирующая» сельдь; жирность ее мяса доходит до 15 процентов.

Перспективен лов сельди у южных берегов Камчатки и у северных Курильских островов. В летне-осеннее время здесь в поверхностных слоях двигаются большие косяки жирующей сельди.

Добычлив промысел трески на мелководьях Камчатки и у северных Курильских островов.

Особенно плотными косяками живет камбала. У западных берегов Камчатки траулеры нередко берут полный груз — 250 тонн — в течение двух суток. Много камбалы у восточного побережья Камчатки, Северных Курил, в Татарском проливе и у юго-восточного побережья Сахалина.

В опресненных районах почти повсеместно ловят дальневосточную навагу — вахню.

Подходя к южным берегам Камчатки, уже издали можно видеть громадные краболовы. Эти суда-заводы облеплены мотоботами, с которых идет лов крабов в море. В Охотском море ежегодно добывают тысячи тонн крабов.

100 лет назад в Охотском море каждый год промышляло более 250 китобойных судов. Хищнический промысел подорвал запасы китов, и до сего времени поголовье не может восстановиться. Теперь охота на китов идет в курильских водах, особенно с тихоокеанской стороны, здесь работает китобойная флотилия «Алеут».

Свыше чем на 1200 километров тянется цепь Курильских островов. Одних только больших островов здесь 30. Когда подходишь с моря к островам, видишь встающие из синих вод зеленые горы. Над ними тонкой струйкой вьются дымки. На островах 52 вулкана, из которых 18 еще «курятся».

На Курильских островах имеются базы, куда китобойцы доставляют свою добычу. Курилы год от году становятся все более крупным районом деятельности советских китобоев и рыбаков.

Еще недавно на Курилах хозяйничали японцы, а как уже изменилась жизнь в далеком краю нашей Родины!.. В корреспонденции, опубликованной в 1953 году, газета «Правда» сообщала:

«За четыре года, — рассказывает бригадир китообрабатывающего комбината тов. Петров, — на моих глазах все здесь изменилось. Расширены цехи, оборудованные передовой отечественной техникой. От тяжелого ручного труда не осталось и следа. Все семьи рабочих живут в новых домах. По вечерам мы слушаем радиопередачи из родной Москвы.

Там, где еще недавно были пустыри, высятся корпуса производственных цехов, жилых зданий, складов… Сотни тружеников района построили себе на государственные ссуды благоустроенные дома».

В районе Курил водится сайра — рыбка, похожая на сардину, с длинным вытянутым вперед носом. Через курильские проливы пролегают миграционные пути лососевых, направляющихся из Тихого океана в Охотское море. Их можно ловить дрифтерными сетями в проливах.

В курильских водах обитает множество кальмаров. Они привлекают сюда большие стада кашалотов, бутылконосов, дельфинов и крупных птиц.

С Курильских островов могут отправляться суда на юг за тунцами. Эти крупные рыбы — до 2 метров длины — очень ценятся. Из них приготавливаются консервы. Наряду с тунцами можно промышлять также крупных парусников, меч-рыбу, достигающую 500 килограммов веса и 4 метров длины.

До 1940 года в Японском море советский промысел давал уловы около 150 тысяч тонн, причем больше всего добывали сардины, свыше 100 тысяч тонн. В заливе Петра Великого в кошельковый невод попадалось до 500 тысяч штук сардины (иваси) в один «кошелек». В связи с исчезновением сардины объем добычи не уменьшился, но главное место в промысле занимают теперь сельдь, камбала, скумбрия и другие рыбы.

Об обилии рыбы мы можем судить хотя бы по сообщению, опубликованному в 1953 году: команда сейнера № 71 колхоза «Моряк-рыболов» Ольгинского района, промышляя у берегов Южного Сахалина, за один замет кошелькового невода поймала 130 тонн жирующей сельди.


Лежбище котиков.

В разгар путины на Сахалине за пять-шесть дней промысла вылавливают столько сельди, что это решает успех всего промысла.

В Приморье лососевых промышляют мало: там ведь мало и рек, зато в реки Сахалина устремляется много горбуши, симы и кеты. Еще не стаял ледяной припай в Татарском проливе и Советском Приморье, а уже рыбаки добывают корюшку и навагу. С начала лета начинается промысел камбалы, скумбрии, трески. Кроме того, все лето и осень идет промысел различных рыб, крабов, креветок, трепанг, устриц, других моллюсков и водорослей.

В досоветское время промысел дальневосточных лососевых был весьма примитивен и велся хищнически. Мелкие реки перегораживали заборами, в которых были сделаны отверстия. В отверстиях располагалась сеть. Наполнится сеть — ее подымут. Часть рыбы успевала пройти на нерестилища, но много рыбы, задерживаемой заборами, начинало метать икру, не дойдя до подходящих мест; в результате гибла икра.

Сейчас промысел ведется на научной основе. Необходимое количество рыбы пропускается на нерест.

Почти нет такого типа орудия лова и типа судна, которые бы не применялись на Дальнем Востоке. Здесь можно встретить ставные невода в береговой области, кошельковые невода, дрифтерные сети длиною в несколько километров, тралы для ловли донных рыб, яруса и даже удочку с крюком для быстроходных тунцов.

Богатейшие районы Охотского и Берингова морей, Курильских островов и Сахалина еще недостаточно заселены. Они ждут новых, инициативных людей; их труд в освоении громадных промысловых богатств края окупится сторицей.

Черное море

В летописи Нестора и в последующее время это море носило название «Русское». Действительно, с самых древних времен в водах Черного моря можно было встретить ладьи торговых людей Киева, Новгорода и других славянских городов. Борьба за естественные границы России на Черном море продолжалась много веков. Когда был создан отечественный флот и по освоенным берегам раскинулись русские поселения, борьба эта стала особенно успешной.

Русские исследования Черного моря имеют 250-летнюю давность. После взятия Азова в 1696 году Петр I отправил в Константинополь с русским посольством корабль «Крепость». Во время плавания производились съемочные работы, а затем была составлена карта: «Прямой чертеж Черного моря от Керчи до Царьграда».

Изучение жизни Черного моря было начато академиком П. С. Палласом в 1793–1794 годах. Он впервые указал на то, что некоторые виды животных Черного моря родственны каспийским. Другой русский ученый, академик Миддендорф, изучая черноморских моллюсков, обнаружил много видов, общих со Средиземным морем. Таким образом была установлена общность фауны трех морей.

С. О. Макаров в 1881–1882 годах занимался изучением течений в проливе Босфор и открыл, что из Черного моря в Мраморное идут воды, сильно опресненные реками. Это течение занимает поверхностный слой воды Босфора. В глубинных слоях из Мраморного моря в Черное распространяются соленые воды. Экспедицией, проводившейся под начальством И. Б. Шпиндлера, были изучены течения, температура и соленость вод, а также особенности жизни на глубинах Черного моря.

В замечательных работах Н. Андрусова, А. Остроумова, В. Совинского были раскрыты не только состав фауны Черного и Азовского морей, но и происхождение этих морей.

Самые сокровенные тайны жизни Черного моря были открыты сотрудниками Севастопольской биологической станции, созданной по инициативе Н. Н. Миклухо-Маклая и академика А. О. Ковалевского. Возникла эта станция в 1872 году в Одессе, а затем в 1879 году была переведена в Севастополь. Она существует и по сие время. Работавший на станции академик С. А. Зернов заложил основы нашей отечественной гидробиологической науки.

Великие русские биологи А. О. Ковалевский, И. И. Мечников и В. В. Зеленский сделали крупнейшие открытия по истории развития и эволюции различных групп живого населения моря.

Но особенно широко развернулось изучение жизни и промысловых богатств Черного и Азовского морей в наше время.

Уже в 1923 году В. И. Лениным была утверждена Азово-Черноморская научно-промысловая экспедиция. Она работала под руководством академика Н. М. Книповича. В том же году начала работать Черноморская океанографическая экспедиция под руководством академика Ю. М. Шокальского. В течение 12 лет она проводила всесторонние исследования рельефа дна, вод и жизни Черного моря.


Н. М. Книпович.

Позже был организован Азово-Черноморский институт рыбного хозяйства и океанографии в городе Керчи. Создано много других учреждений, исследующих жизнь Черного моря.

Ученым удалось восстановить историю образования южных морей. В долгом чередовании геологических изменений Черное море то теряло связь со Средиземным, оставаясь соединенным с Каспийским, то теряло связь с Каспийским.

Условия существования черноморских обитателей изменялись, что приводило к массовой гибели фауны, но некоторое количество видов всегда сохранялось. Часто эти виды подвергались «угнетению»: сокращалась площадь их обитания, наконец сами виды изменялись и даже образовывали новые подвиды и виды. Разбирая происхождение современной фауны, биолог прежде всего ищет эти виды — живых представителей геологической истории. Они помогают ему итти по верным следам в увлекательной охоте по раскрытию тайн происхождения моря и его жизни.

Ни одна рыбка, ни един червяк не живет на больших глубинах Черного моря. Долго глубины моря хранили причину этой тайны.

Раскрыли тайну химики и бактериологи. Еще в 1891 году этим явлением заинтересовался академик Н. Д. Зелинский. Пробы воды и ила показали, что глубины Черного моря насыщены сероводородом. Н. Д. Зелинский доказал, а впоследствии бактериолог академик Б. Л. Исаченко подтвердил, что основная причина обилия сероводорода — это деятельность особых бактерий, участвующих в сероводородном брожении. Обычные организмы жить при этих условиях не могут.

Сероводород образуется от разложения сульфатов воды особыми бактериями в присутствии органического вещества. Кроме того, некоторое количество сероводорода может возникнуть и химическим путем, за счет разложения органического вещества.

В море с мощными течениями и сильным перемешиванием воды глубины хорошо снабжаются кислородом, и «сероводородная отрава» не смогла бы образоваться. Жизнь могла бы развиваться на всех глубинах. Но в Черном море верхний слой воды очень опреснен, нижний имеет высокую соленость. Опресненный слой, как более легкий, лежит сверху, он покрывает более тяжелые соленые воды. Перемешивание при таком положении хотя и происходит, но оно весьма затруднено. Слабо развито и течение в Черном море. Более того, трупы обитателей, живших в верхних слоях воды, опускаясь в глубину, питают сероводородный процесс органическим веществом. Заражение сероводородом губительно действует на развитие жизни, но создает особенно благоприятные условия накопления органических веществ и превращения их в нефть.

Перемешивание замедляется также и благодаря большим глубинам моря. Значительная часть его имеет глубины, превышающие тысячу метров и даже 2 тысячи метров. Самая большая глубина — 2244 метра — лежит к югу от Крыма, посредине моря. Общая площадь моря — 423 тысячи квадратных километров.

Почти 90 процентов всей водной массы Черного моря глубже 200 метров заражено сероводородом. Все это сказывается на распространении планктона и рыб открытого моря. Донные обитатели живут только в узкой прибрежной полосе. Так как в большей части моря берега уходят круто в глубину, то полоса жизни на дне обычно не превышает нескольких десятков километров в ширину. Лишь в Одесском заливе и прилегающей северо-западной части моря имеются обширные мелководья.

Подходя к берегу моря, часто на скалах, в песке выше уровня воды можно видеть моллюсков, балянусов, крабов и некоторых рачков, живущих за счет заплесков и брызг волн. Так как в Черном море не бывает приливов и отливов, то и литоральная фауна развивается весьма слабо.

Но как только мы войдем в море и сделаем несколько шагов, мы окажемся среди густых зарослей бурых водорослей цистозиры, изобилующих гидроидами, мшанками, червями, рачками. Тут же видны обширные поселения мидий и других моллюсков. Глубже на песчаных и илистых отмелях мощным ковром расстилается морская трава зостера. Здесь жизнь бьет ключом. Между листьями плавают массы рачков, морские иглы, морские коньки, зеленушки.

По листьям ползают черви и брюхоногие. В корнях зостеры прячутся черви, ракообразные и моллюски. В песок зарываются камбала, барабулька, здесь же роется редкий, но весьма желанный экспонат зоологических коллекций любого музея — ланцетник. По песку ползают крабы.

Глубже пески переходят в илы. На глубине около 20–40 метров образуются скопления моллюсков. Сюда из прибрежной зоны поступает много пищи, которой питаются мидии, устрицы и гребешки. Раковины отмерших моллюсков залегают таким плотным слоем, что образуются мощные отложения — ракушечники. На этой глубине часто встречаются обширные «поля» красной водоросли — филофоры. Интересно, что плавающие среди веточек филофоры рачки тоже красного цвета.

Глубже 100 метров наступает резкое обеднение фауны, и на глубине 150 метров на дне живут только моллюски-модиоли, черви-мелины и еще некоторые другие организмы.

Наиболее богата фауной в Черном море его северо-западная часть. Здесь нет больших глубин. Днестр, Днепр и Буг приносят много питательных веществ. Водоросли бурно развиваются. Особо замечательно «филофорное поле Зернова», где в 30 раз больше водорослей, чем во всех остальных районах Черного моря. Море населено в основном выходцами из Средиземного моря, но вода Черного моря имеет значительно меньшую соленость. В поверхностных слоях она равна всего 18 ‰, доходя в глубине до 22 ‰, а ведь средиземноморские обитатели привыкли жить в воде с соленостью выше 35 ‰. Вот почему к жизни в Черном море могли приспособиться не все «средиземноморцы». Здесь обитает немногим более тысячи двухсот видов животных из шести тысяч, населяющих Средиземное море. В Черном море нет кораллов, сифонофор, морских ежей, головоногих моллюсков и очень бедно представлены: из кишечнополостных — гребневики, из иглокожих — голотурии, и офиуры. Из 168 видов рыб, обитающих в Черном море, 112 — средиземноморские. К ним относятся акулы, скаты, хамса, шпрот, атерина, несколько видов кефали, сарган, барабулька, скумбрия, пеламида, тунец, ставрида, губан, зеленушка, скорпена, морской петух, несколько видов бычков, камбала-калкан, пикша-мерланка, морские иглы, морской конек. Так же, как и в Средиземном море, встречаются тюлень-монах и дельфины. Особенно привольно чувствуют себя дельфины: они так и следуют за косяками хамсы, стаями шпрот и других рыб.


Промысловые богатства Черного моря (дельфин-белобочка, сельди, хамса скумбрия, кефаль, ставрида, камбала, барабулька, бычки).

Со времен древнего опресненного Черного моря сохранился 31 вид рыб, общих с рыбами Каспия. Это проходные осетровые рыбы, сельдь-пузанок и тюлька, несколько видов бычков. В районах сильного опреснения живут полупроходные и пресноводные рыбы: судак, лещ, тарань, сазан, окунь, сом, щука — всего 37 видов.

Развитие судоходства «обогатило» фауну Черного моря. С судами занесены американский крабик, китайский краб, одна медуза и моллюск-рапана.

Главнейшей в промысле Черного моря является хамса. В отдельные годы 80–90 процентов годового улова у берегов Крыма и Кавказа составляла эта рыба. Хамса относится к семейству анчоусовых, очень широко распространенному в теплых водах Мирового океана. Черноморская хамса разделяется на два стада. Восточное стадо зимует у берегов Аджарии, а для нереста и нагула оно мигрирует на север вдоль берегов Абхазии. Западное стадо зимует у южных берегов Крыма, весной мигрирует в северо-западную часть моря. Кроме того, зимою у берегов Крыма и Кавказа появляется азовская хамса.

Основным районом советского рыболовства в Черном море является северо-западная часть, куда впадают крупные реки: Дунай, Днепр, Южный Буг, Днестр, создающие большую область опреснения. Возле их устьев имеются лиманы и мелководные заливы. Здесь вылавливают много тюльки, сазана, леща, тарани, судака, сома, щуки и бычков. Кроме того, здесь ловят сельдь-пузанка, камбалу, атерину, кефаль и скумбрию. Второй район — крымско-кавказский. Он характеризуется большими глубинами и слабым опреснением. Вблизи Крыма ловят кефаль, скатов, белугу, пеламиду и ставриду. Вблизи кавказских берегов ловят хамсу, сельдь, барабульку и дельфинов.

В Черном море обитает три вида дельфинов: белобочка, азовка-пыхтун и афалина. Больше всего промышляют белобочку. За год их добывают до 150 тысяч голов.

Раньше дельфинов били картечью, а затем ныряльщики помогали доставать тушу убитого животного. Понятно, что при этом потери были очень велики. С 1932 года такой способ охоты запрещен. Теперь стадо дельфинов обметывают громадной длины высокостенным неводом; его называют аломаном.

Следуя за косяками хамсы и шпрот, белобочки совершают большие миграции. Зимой их много в районе от Сухуми до Батуми и к югу от Крымского полуострова, летом — у северных берегов Кавказа и Крыма.

Азовского дельфина в разных местах называют по-разному. На севере, в Белом море, — морской свиньей, в Черном и Азовском — азовкой-пыхтуном, чушкой. Пыхтун мельче белобочки: размер его не превышает 1,5 метра. В отличие от белобочки он питается не только мелкой рыбой, живущей в поверхностных слоях, но и донными. Летом пыхтун обычен в Керченском проливе, а зимою у берегов Кавказа и Крыма. Промысел его невелик.

Самый крупный дельфин Черного моря — это афалина. Он достигает 3 метров длины. Питаются афалины бентосом и придонной рыбой. Промысел их пока незначителен.

Советские ученые доказали, что, несмотря на многие неблагоприятные особенности Черного моря, имеются возможности для дальнейшего увеличения в нем промысла. Экспедиции на самолетах и судах-разведчиках, оборудованных гидроакустическими приборами, обнаружили большие косяки различных рыб вдали от берегов в местах, ранее не облавливаемых. Когда летишь на самолете вдоль берега, внизу видны ставные невода и сетяные мережи. Здесь же в открытом море нередки суда с кошельковыми неводами.

За один замет такой невод дает более 2 тонн хамсы. Наиболее добычливым является кольцевой невод. Его выметывают с двух судов. Немало и других орудий и способов лова применяют черноморские рыбаки.

От берегов Одессы каждый год отправляется в далекое плавание китобойная флотилия «Слава». Громадный корабль-завод сопровождает 15 судов-китобойцев. На пристани — горы ящиков и тюков с марками: «Москва», «Ленинград», «Киев», «Свердловск», «Горький», «Рига», «Тбилиси», «Таллин»… Вся страна снабжает отважных китобоев. Коллектив флотилии «Слава», насчитывающий свыше 700 человек, каждый год перевыполняет план.

Часто сильные штормы мешают китобойным флотилиям разных стран вести промысел. Но советские китобои даже в шторм не прекращали охоты. Когда «Слава» возвращается к родным берегам, на пристань Одессы подаются целые железнодорожные составы. В цистерны перекачивают жир. В вагоны грузят кормовую муку, медицинские препараты и другую продукцию с завода, расположенного на борту «Славы».

Не всегда Черное море ласково и солнечно. Осенью и зимой часто бывают штормы, иногда даже смерчи. Особенно неприятен морякам бора — (борей) — северный холодный ветер. Он «скатывается» с прибрежных гор и быстро разводит сильную волну.


Смерч.

Вот как описывал в 1893 году новороссийскую бору метеоролог Преображенский: «Ночью ветер поднял на воздух и разбил чугунную скамью… С крыш срывало черепицу и железо, на улицах сбивало с ног людей… В бухте в это время стояло 10 пароходов, деревянный бриг и греческое судно. Все они сверху донизу покрылись ледяной корой… Бриг с обломанными мачтами и поврежденной кормой выбросило на городской берег… Другие суда тоже были повреждены, сорваны с якорных цепей. На станции два груженых вагона опрокинулись, семь вагонов перетащило через улицу».

Но вот пройдет недолгая зима. Засияет опять ласковое солнце, и снова потянет на берег. Красивы берега Крыма, Кавказа, песчаные отмели Одесского и Каракенитского заливов!.. Здесь богатство природы сочетается с целительными качествами морского воздуха, купания, солнечного пляжа.

Азовское море

Самое маленькое среди советских морей, Азовское море занимает площадь немногим более 38 тысяч квадратных километров. Это море-блюдце, его максимальная глубина — 14,5 метра. Древние греки и называли его «Меотийское болото».

Летом поверхностные воды Азовского моря сильно прогреваются; температура доходит до 30 градусов. Зимою часть моря замерзает на три месяца.

Морские воды сильно опреснены Доном, Кубанью и мелкими реками. Только у берегов, где поблизости нет рек, соленость воды из-за большого испарения повышается, но даже в открытом море она не превышает 12 ‰.

Почти четверть всего объема вод Азовского моря ежегодно пополняется пресной водой. При таких условиях успешно могут жить остатки древней фауны Понтического моря. В сильно опресненных районах широко распространены пресноводные обитатели.

Остальная фауна средиземноморская, пришедшая из Черного моря, но только она значительно обеднена. Из 137 видов средиземноморских кишечнополостных в Азовское море проникли лишь три вида, из 1240 видов моллюсков — 12, а из 51 вида крабов — только один.

Малая соленость воды служит преградой для многих рыб Черного моря. Поэтому Азовское море беднее видами, чем соседнее Черное море — их всего около 80, но зато многие виды размножаются неимоверно. В иные годы в Азовском море в среднем с одного гектара берут 80 килограммов рыбы. Такой рыбопродуктивности нет ни в одном море.

Запасы питательных веществ в море неистощимы. Реки сносят с черноземных полей массу нужных для водорослей веществ. В Азовском мелководном море воды хорошо перемешиваются. Питательные вещества, образующиеся на дне моря из отмерших организмов, поступают в поверхностные слои, а богатые кислородом поверхностные слои опускаются до дна. Планктона в Азовском море бывает такое обилие, что в летнюю ночь, при тихой погоде, когда море спокойно и нет перемешивания, может произойти «замор» — массовая гибель рыб. Весь кислород потребляется на дыхание огромного скопища организмов. Рыбы, черви, раки собираются у поверхности воды, где кислорода больше.

На богатые пастбища Азовского моря устремляются рыбы из Черного моря. В сильно опресненных районах откармливаются проходные и полупроходные рыбы, нерестящиеся на Дону, Кубани и других реках. Тюлька, хамса, судак, лещ дают в некоторые годы более 85 процентов всей добычи в Азовском море. Известное значение в промысле имеют: морские рыбы — атерина, кефаль, морской карась; солоноватоводные — бычки, камбала-калкан; проходные — осетр, севрюга, белуга, сельдь, шемая; полупроходные — тарань, сазан, чехонь. В предустьевых районах обитает много пресноводной рыбы.

Лов рыбы в Азовском море идет повсеместно. Всевозможные сети стоят вдоль берегов Азовского моря, сотни судов с кошельковыми неводами бороздят его воды. Большое промысловое значение имеет район Керченского пролива. Весной хамса и сельдь устремляются из Черного моря в Азовское. Здесь они откармливаются и нерестятся. Вторая промысловая страда наступает осенью, когда хамса, тюлька и сельдь уходят из Азовского моря зимовать в Черное море. Весенняя путина в кубанском и донском районах, начинающаяся с марта, дает большие уловы судака, леща, сазана, сельди и осетровых.

Совсем особенным районом Азовского моря является Сиваш. Это мелководный залив, идущий вдоль восточных берегов Крыма. Он отделен от моря узкой песчаной косой. Благодаря большому испарению с поверхности Сиваша сюда все время поступает много воды из Азовского моря. Однако испаряется ведь пресная вода, и, следовательно, все увеличивается соленость воды Сиваша. Она доходит в части залива, удаленной от устья, до 160 ‰, и соль даже выпадает.


Промысловые богатства Азовского моря (севрюга, осетр, сельдь, хамса, лещ, судак, вобла, килька, белуга, бычок).

Высокую концентрацию солей могут выдержать только немногие азовские животные, которые проникают в Сиваш.

Высококонцентрированный соляной раствор сивашской воды представляет большую ценность. Он идет для различных химических производств и имеет целебное значение.

В связи с постройкой гидростанций и образованием Цимлянского водохранилища сток пресной воды в Азовское море несколько уменьшился. Увеличение солености азовской воды создаст трудные условия для проходных и полупроходных рыб и особенно для пресноводных. Этот ущерб восполнится промыслом в Цимлянском море и рыборазведением.

Каспийское море

Русским людям давно было известно Каспийское море. По нему шли товары в Иран. Петр I, интересуясь открытием пути в Индию, отправил в 1715 году экспедицию под начальством Бековича-Черкасского. В задачу экспедиции входило выяснить возможность путешествия по Каспийскому морю и Аму-Дарье в Индию. Экспедиция проделала большую работу. Впервые было доказано, что река Аму-Дарья не впадает в Каспий, как о том повествовали географические описания, составленные различными авторами на основании легенд и рассказов. Экспедиция Бековича-Черкасского закончилась трагически. По приказу хивинского хана все участники ее были убиты.

В 1719 году начала работы экспедиция под руководством Саймонова. Им была составлена «картина плоская моря Каспийского». Карта Каспийского моря была представлена Петром I Парижской Академии наук и заслужила самую высокую оценку. Петру за проявленную инициативу в исследовании Каспийского моря было присвоено звание академика.

До этого Каспийское море на европейских картах изображалось в виде округлого озера, как во времена знаменитого греческого астронома и географа Птоломея, жившего во II веке нашей эры в Александрии. Имя составителя первой правильной карты, Федора Ивановича Саймонова, заслуживает широкой известности. Кроме Каспия, он исследовал Балтийское море, Байкал, Амур. Будучи сибирским губернатором, он много содействовал развитию русских поселений на берегах Тихого океана.

Жизнь Каспийского моря стала объектом тщательного изучения со второй половины XVIII века. В трудах академиков П. С. Палласа и С. Г. Гмелина (1769–1773 годы) Каспию уделялось весьма большое внимание. Позже над изучением жизни Каспия трудились академики К. М. Бер и Н. Я. Данилевский (1853–1856 годы) и О. А. Гримм (1874–1876 годы).

В начале XX века в трех экспедициях академика Н. М. Книповича, с 1904 по 1915 год, были проведены комплексные исследования Каспийского моря. Организованная в 1897 году в Астрахани Научно-исследовательская рыбохозяйственная лаборатория оказала существенную помощь развивающемуся рыбному хозяйству Каспия.

В советское время ученые ведут систематические круглогодичные исследования всего Каспийского моря. Выясняются распределение и численность рыб и других живых существ, составляются ежегодные прогнозы запасов и возможностей вылова рыбы. Создан Каспийский институт рыбного хозяйства, имеющий станции по всему морю.

Каспий — величайшее озеро в мире. Оно в пять раз больше озера Верхнего (в Северной Америке), занимающего второе место в мире по величине. Вода Каспия соленая; кроме того, оно и исторически морского происхождения. Вот почему его называют морем.

Свое современное название оно получило по имени каспиев — народа скифского происхождения, жившего некогда на берегах этого моря.

Геологическая история Каспийского моря связана со всей историей наших южных морей. Некогда Сарматское море в миоцене, то-есть менее 13 миллионов лет тому назад, объединяло в один бассейн пространство от нынешней Вены до Аральского моря. Наступившие поднятия сократили площадь огромного моря. Прервалась связь со Средиземным морем. После образовалось Понтическое озеро-море, которое было сильно опреснено. В конце этого времени значительные поднятия суши разъединили Понтическое море на бассейн Черного моря и Каспий. С тех пор Каспий «зажил» отдельным бассейном, без широкой связи с Черным морем. Примерно более 5 миллионов лет тому назад Каспийское море было небольшим. Это было озеро, располагавшееся в южной котловине современного Каспия. Его называют Балаханский бассейн. Сюда текли воды Волги, Самура, Куры и Аму-Дарьи. На дне этого моря образовались отложения с мощными запасами нефти. Наибольших размеров Каспий достигал около 3–4 миллионов лет тому назад, в так называемое акчагыльское время.


Понтическое озеро-море.

Акчагыльский бассейн простирался вдоль Волги далеко на север, вплоть до устья Камы и даже до Белой. В этих условиях северная фауна могла проникнуть в Каспий. По Манычу Акчагыл соединялся с Черным морем. На востоке Каспий далеко вдавался в песчаную пустыню Кара-Кумы. Под водами Акчагыльского моря была Куринская низменность и значительные территории Западной Туркмении. Соленость Акчагыльского моря приближалась к морской, а его фауна была близка к сарматской.

1–2 миллиона лет тому назад море стало сокращаться. Образовавшийся Апшеронский бассейн был менее Акчагыла, но больше современного Каспия.

Последующая история Каспийского моря относится уже к четвертичному периоду, когда в нем появилась фауна, близкая современной.

В начале четвертичного периода после сокращения моря наступило новое расширение его границ. На месте Каспия располагался Бакинский бассейн, значительно более обширный, чем современный. По Кумо-Манычской впадине он соединялся с Чаудинским морем, занимавшим впадину современного Черного моря. Уровень Каспийского и Черного морей был одинаковым и стоял довольно высоко. Воды Черного моря вливались через долины Босфор и Дарданеллы в Средиземное море.

Позднее уровень Средиземного моря повысился, и по тем же долинам его воды вторглись в Черное море.

В конце бакинского и последующее время (хозарское) в Каспий впадала река Пра-Аму-Дарья («Пра» означает — древняя), протекавшая по низменной части Кара-Кумов, там, где сейчас расстилаются безбрежные просторы песчаной пустыни. Впоследствии эта река повернула на север и затопила впадину современного Аральского моря. Избыток речных вод устремился в обширную Сарыкамышскую впадину, а из нее в виде новой реки — Узбоя — на юг и юго-запад, к Каспию. Это было в так называемое хвалынское время, когда на смену сократившемуся морю пришел обширный Хвалынский бассейн.

В раннехвалынское время уровень моря повысился очень сильно и был на 70–75 метров выше современного; затем уровень понижался довольно неравномерно, и Узбой, следовавший за отступавшим морем, прорезал долину почти до того места, где сейчас расположен город Красноводск.

Хвалынское море было более опреснено, чем современный Каспий, так как многочисленные реки несли в него талые ледниковые воды.

После сокращения Хвалынского бассейна возникло Ново-Каспийское море, близкое по своим условиям и фауне современному. Это относится уже к началу исторического времени, отстоящего от нас на 2–3 тысячи лет.

Расширение и сужение древнего Каспия, смена одного бассейна другим и связанное с этим развитие своеобразной фауны моря объясняется различными причинами. Ранее оно было связано с поднятием и опусканием земной коры на юге нашей страны, с начала четвертичного времени с развитием великих оледенений на Русской равнине и на прилегающих к морю горах. Таяние ледников повышало уровень моря.

В наше время климатические изменения в районе как самого моря, так и в его обширном бассейне остаются главной причиной колебания уровня Каспийского моря. С поверхности Каспия испаряется в год более 400 кубических километров воды. Это равно слою воды толщиною почти в 90 сантиметров. Соотношение между притоком пресных вод и испарением с поверхности моря все время меняется.

Уровень современного Каспия почти на 28 метров ниже уровня океана.

Около 100 лет тому назад уровень моря был более чем на 3 метра выше современного. Известны также и значительные падения уровня. Особенно низко стоял Каспий в VI веке: он был на 4 метра ниже современного. В некоторых районах на дне Каспия видны затопленные леса и различные постройки.

На картах начала XX века показаны большие заливы на севере Каспия, а на юге — остров Челекен. С 1929 по 1945 год уровень Каспия понизился на 2 метра. Челекен стал полуостровом. На севере Каспия сократился залив Комсомолец, а Кайдак исчез, оставив после себя болота. Исчез залив Гасан-Кули. Падение уровня моря отражается на характере дельт. Уменьшилось количество проток. Дельты быстро растут в стороны моря. Многие рыбацкие села и рыбоприемные пункты оказались в 20–30 километрах от воды. Деятельность громадного индустриального района нашей страны, тяготеющего к Каспийскому морю, зависит от изменений его уровня. Приходится перестраивать порты.

Площадь Каспийского моря более 400 тысяч квадратных километров.

Условия жизни в Каспии не везде одинаковы. В северной части море очень мелкое: глубина здесь менее 100 метров, а воды сильно опреснены Волгой и Уралом. В богатой питательными веществами и хорошо прогреваемой воде в изобилии развиваются различные живые существа.

Зимою вся северная часть моря замерзает. Льды Северного Каспия настолько плотные, что они препятствуют нормальному судоходству.

Средняя и южная части Каспия глубокие. На юге встречаются глубины почти в тысячу метров. Вода здесь имеет соленость 12–14 ‰. По сравнению с океанской в каспийской воде меньше хлора и натрия, зато больше кальция, магния и особенно сернокислых соединений. Соленость вод этого моря так своеобразна, что ее выделили в особый — «каспийский» тип.

Нет такого моря, в котором свыше половины его обитателей состояли бы из форм, живущих только в данном месте. А в Каспийском море из 77 видов рыб 33 вида в других морях не встречаются. Из 47 видов моллюсков 41 вид и из 107 видов рачков 70 видов обитают только в Каспии.

Фауна Каспийского моря в основном развилась из тех обитателей Сарматского и Понтического морей, которые и по сие время находят в Каспии благоприятные условия существования. Это море превратилось в живой музей древней фауны и развившихся из нее новых видов и подвидов. Такими являются осетровые рыбы, каспийские сельди и кильки.


Промысловые богатства Каспийского моря (тюлень, килька, черноспинка пузанок, лещ, белуга, белорыбица, севрюга, вобла, осетр, судак, сазан, сом, минога).

К древним обитателям прибавилось несколько арктических выходцев, «средиземноморских» пришельцев из Черного моря, различные пресноводные виды, хорошо приспособившиеся к жизни в Северном Каспии и в других сильно опресненных районах этого моря.

К арктическим видам принадлежат некоторые ракообразные, каспийский тюлень, белорыбица и лосось. Каспийский тюлень, кроме общих признаков с байкальской и полярной нерпой, сохранил и особенности размножения на льдах, как и его близкие родичи на Севере. У белорыбицы и лосося размножение происходит в осенне-зимнее время. Проникли эти «полярники» в Каспийское море, вероятно, в акчагыльское время, когда разлившиеся воды Каспия имели связь с Ледовитым океаном.

Большие участки моря заселяют пресноводные рыбы: плотва, кутум, красноперка, жерех, усач, шемая, густера, белоглазка, чехонь, сом и другие.

Средиземноморских видов, проникших в Каспий из Черного моря, очень мало. К ним относят три вида каспийских рыб: атерину, маленького бычка-бубыря и морскую иглу.

Интересно, что атерину находят в отложениях Сарматского моря, на месте современного нам Каспия. Ее ископаемые остатки встречаются вместе с отпечатками кефали, тунца и многими видами, общими с видами Средиземного моря. Когда Каспийское море потеряло связь с океаном и сильно опреснилось, все эти «средиземноморцы» вымерли. Некоторые появились вновь в Каспии из Черного моря, проникнув сюда по Манычской системе или с помощью человека.

Последнее время количество черноморских обитателей увеличилось. Советские ученые пересадили в Каспий кефаль, камбалу, рачка-леандера, червя-нереис и некоторые другие виды.

В Каспийском море живет около 80 видов рыб.

Главнейшими промысловыми рыбами Каспийского моря являются осетровые — осетр, севрюга, белуга, шип; сельдевые — сельди и килька; карповые — сазан, лещ, вобла и многие другие. Кроме того, в промысле имеют значение: лососевые — белорыбица и лосось; окуневые — судак и другие; кефаль, бычки, сом, щука, минога.

Большая часть добычи падает на Северный Каспий. Волго-Каспийский район дает четыре пятых улова рыб всего бассейна.

В реки Волгу, Урал и Куру на нерест устремляются из моря многие рыбы Каспия. Среди этих проходных рыб особенно ценятся осетровые. Основная масса «черной икры» в нашей стране добывается из осетровых рыб Каспия.

Промысел начинается еще зимою — с боя тюленя на льдах. В конце зимы в Волго-Каспийском районе развертывается подледный лов частиковых рыб. Особенно хороша так называемая «подледная» вобла, которая ловится в предустьевом пространстве Волги, во время «распаления» льдов. В самой реке проводится подледный лов «красной» рыбы — осетровых. После вскрытия льдов начинается весенняя путина. Промышляют воблу, леща, сазана, судака, затем сельдь, кильку. С июня по август наступает запретный период. Только в конце лета начинается осенняя путина: добывают сазана, воблу, леща, судака, сома. В начале зимы в Волге идет лов миноги, устремляющейся с моря в реку. Много сельди и кильки ловят в море, особенно в дагестанских водах и вблизи берегов Азербайджана.

Несмотря на то, что еще Петр I приказал «опробовать солить сельди, которые в Каспийском море», в те времена ловили преимущественно осетровых, дававших ценнейшую икру и балыки. Лов же сельди почти не развивался в течение более столетия. Пойманная сельдь шла на жиротопление, а миног высушивали и употребляли вместо… свечей. Жирная тонкая минога давала больше света, чем лучина.

Лишь со второй половины XIX века стала развиваться добыча частиковых рыб и сельди. Несмотря на долголетнюю эксплуатацию Каспийского моря, оно и поныне является важнейшей базой советской рыбной промышленности.

Советским промыслом освоено все разнообразие каспийских рыб. Это очень важно. Иначе Каспийское море может превратиться из «осетрово-сельдевого» в «бычково-килечное». Ведь вылавливая более ценные виды рыб, мы искусственно создаем более благоприятные условия жизни для малоценных! Такое хищническое отношение к эксплуатации моря было характерно для частных промышленников. Советские рыбаки усиленно ловят на Каспии кильку и других «малоценных» рыб.

Забота о сохранности запасов каспийских рыб в последнее время еще больше усилилась. Чтобы сооружение плотин на Волге и Куре не отразилось вредно на запасах рыб, строится много рыбоводных хозяйств. По одному из вариантов этой громадной работы на Волге должны быть построены рыбоводные хозяйства на площади в 30 тысяч гектаров с выпуском около миллиарда молоди рыб. На Куре строятся рыбоводные хозяйства с выпуском около 300 миллионов мальков.

В Каспийском рыболовстве широко применяются различные способы и орудия лова. Мощными лебедками подтягиваются невода к берегу. На берегу опять работают машины — одни транспортируют рыбу, другие подготавливают ее к замораживанию, посолу или консервированию.

Множество неводов, плавных сетей и других орудий лова покрывают воды Каспия. В разгар путины, особенно в Северном Каспии, от обилия судов, расставленных или плавающих сетей в море становится тесно.

Суда, добывающие рыбу на Каспии, тут же в море сдают ее пловучим заводам. Они работают круглые сутки.

Пловучий рыбозавод — большое трехпалубное судно. Здесь и цехи по переработке рыбы, и пекарни, и магазины продовольственных и промышленных товаров, и почтовое отделение, где можно получать письма и газеты. Обработка рыбы, а также подача улова с судна на борт пловучего завода механизированы. Различные транспортеры, рыбонасосы, «выливают» рыбу из подошедшего судна за несколько минут. Производительность мощного насоса — 10 тонн рыбы в час.

Если нет вблизи завода, то пойманную рыбу погружают в большие лодки — «прорези». Через отверстия в борту «прорези» вода все время обменивается, и рыба не задыхается. Буксирный катер подхватывает «прорези» и отводит на завод. На путине дорог каждый час. В летнее время ночью далеко в море видны сотни горящих электрических ламп. Это идет лов каспийской кильки на свет. С двух бортов поочередно опускают в море конические сети диаметром до 3 метров. Когда привлекаемая стая кильки зайдет в освещенное пространство, сеть выбирают. Светолов — самый молодой способ добычи рыбы — дает десятки тысяч тонн кильки в год.

На Каспии осуществляется дружная совместная работа русских, азербайджанцев, дагестанцев, казахов туркмен и рыбаков других национальностей. С открытием Волго-Донского судоходного канала имени В. И. Ленина на Каспий стали приходить на своих судах рыбаки Азово-Черноморья, когда у них наступает затишье.

На путину в море выходят не только промысловые суда, транспорты или пловучие заводы. Во множестве курсируют суда-магазины. В море нередко можно встретить суда-клубы, где есть библиотеки, музыкальные инструменты, можно посмотреть кинофильм или прослушать лекцию. Далеко от берега располагается пловучий город рыбаков. Он двигается в зависимости от расположения косяков рыб.

Своеобразным уголком Каспия являются громадные колонии птиц, населяющих дельту Волги. Крики миллионов птиц оглашают прибрежные плавни. В южных заливах зимуют прилетающие с севера гуси, утки, чайки. На Каспий, на гнездовье, прилетают из Индии, Египта, Малой Азии цапли, фламинго, пеликаны, каравайки, султанские курицы. Большинство этих птиц питается рыбой. Но сами птицы мало используются, хотя мясо бакланов и цапель съедобно. Из него можно готовить колбасы, делать фарш, коптить, вытапливать жир. Шкурки годятся для различных изделий.

В дельте Волги расположен Астраханский Государственный заповедник. Он занимает площадь более 25 тысяч гектаров. Охота и лов рыбы в нем запрещены. Плотность птичьего населения заповедника огромна; в некоторых местах на квадратном километре насчитывается более 3 тысяч одних только бакланов.

С изменением уровня Каспия перемещаются и рыбоядные птицы. Они покидают обсыхаемые места. Кроме Северного Каспия, скопления птиц имеются и в других местах. Крупнейший птичий заповедник находится в южной части моря, в заливе Кирова.

* * *

Каспий известен и другими своими богатствами. Во многих местах Каспийского побережья добывают нефть. Сейчас уже не редкость встретить буровые вышки в море. Не только разведка, но и промысловое бурение идет с успехом за несколько километров от берега.

Большой интерес для промышленности представляет обширный залив Кара-Богаз-Гол. Концентрация соли в заливе так велика, что попавшая в него из Каспия рыба не может погрузиться и становится легкой добычей чаек и бакланов. Жить в заливе могут только бактерии.

Первый исследователь Кара-Богаз-Гола Г. С. Карелин, проникший в него в 30-годах прошлого столетия, писал: «Со дна торчали камни, которые при быстроте течения всякую секунду могли бы разнести на куски баркас наш. Хотя мы и заблаговременно видели места сии по пене, их покрывающей, но баркас плохо слушал руля». «Дурная» слава залива отразилась в его названии: по-туркменски оно означает «Черная пасть».

Залив окружен пустыней. От сильного нагревания за год испаряется слой воды толщиной около одного метра. Уровень воды в заливе понижается, и это создает ток воды из Каспийского моря. Испарение повышает соленость в заливе. Она примерно в двадцать раз больше каспийской.

Соли выпадают в осадок. Волны выбрасывают массы соли со дна на берег. Так как в каспийской воде много сернокислых соединений, то основной массой осадка является мирабилит (глауберова соль), в переводе — чудесная соль. При низкой температуре эта соль сравнительно малорастворима, а при высоких температурах растворяется в громадном количестве. Так, летом идет накопление мирабилита, а зимою выпадение соли из раствора.

Из мирабилита получают сульфат, который идет для выделки стекла, сернистого натрия и других химических продуктов, необходимых при крашении шелка, шерсти, в кожевенном деле. На берегах Кара-Богаз-Гола построены большие бассейны, в которых зимою мирабилит выпадает из раствора. В связи с падением уровня Каспия вокруг залива образовался соляной пояс шириной от 7 до 15 километров.

В. И. Ленин придавал большое значение использованию Кара-Богаз-Гола для развития химической промышленности. В период гражданской войны он направил специальную экспедицию для исследования залива и развития добычи сульфата. Руководителем работ был академик Н. С. Курнаков. На берегах Кара-Богаз-Гола создан химический комбинат, дающий значительную часть естественного сульфата, добываемого в СССР.

Берега Каспия полны контрастов: здесь и пустыни Туркмении, и леса нефтяных вышек возле Баку, заболоченные низовья Волги с гигантским количеством зимующей птицы, и чудесные сады Дагестана и Азербайджана.

Аральское море

В «Книге Большого чертежа» (1627 г.) Аральское море называется Синим морем. О нем сообщается следующее:

«А от Хвалимского моря (так назывался тогда Каспий. — В. Б.) до Синего моря на летний на солнечный восход прямо 250 верст. А Синим морем до устья реки Сыры 280 верст. А в Синем море вода солона. Из Синего моря вытекла река Арзас и потекла во Хвалимское море».

Когда среди желтых песков видишь гладь Аральского моря, становится понятным это название: воды Арала исключительно прозрачны, и окраска их яркосиняя.

Название «Аральское» море получило от страны Арал, располагавшейся в дельте Аму-Дарьи.

Первым исследователем Аральского моря, как и Каспийского, был Бекович-Черкасский, посланный Петром I разведать пути в Индию.

В последующие сто с лишним лет Аральское море оставалось неведомым. Только в 1848 году начал работы по исследованию Арала А. И. Бутаков. Ему мы обязаны первыми описаниями Арала.

Однако наиболее полное исследование этого озера-моря организовал академик Л. С. Берг. Им были проведены экспедиции в 1900–1902 годах и в 1906 году. Следует сказать, что интерес к этим местам до постройки в 1905 году Оренбургско-Ташкентской железной дороги был очень мал. Богатое рыбой море эксплуатировалось слабо. Исследования Аральского моря стали проводиться регулярно только с установлением советской власти. В 1925 году Л. С. Берг организовал новую экспедицию, а с 1929 года начала свою постоянную деятельность Аральская рыбохозяйственная научная станция.

Площадь Аральского моря-озера колеблется между 63 и 68 тысячами квадратных километров. Размеры и глубина Арала сильно меняются в различные годы. Изменения уровня, а отсюда и площади Аральского моря происходят в другое время, чем в Каспийском море. Обычно в те годы, когда уровень Арала стоит высоко, на Каспии наблюдается низкое стояние уровня, и наоборот. Это различие в уровне двух морей-озер, находящихся в одной засушливой зоне, объясняется различием в питающих их бассейнах.


Промысловые богатства Аральского моря (щука, судак, шип, вобла, лещ, сазан, усач, сом).

Бассейны рек Каспия и Арала расположены в различных климатических зонах. Истоки их питания отстоят друг от друга почти на 2 тысячи километров.

Основной источник поступления вод в Каспийское море — бассейн Волги, собирающей воды с Русской равнины. Аму-Дарья и Сыр-Дарья, несущие свои воды в Аральское море, берут начало в горах Тянь-Шаня, и их полноводность зависит от таяния ледников.

В последние годы площадь Аральского моря увеличилась на 3 тысячи квадратных километров, а площадь Каспийского моря значительно сократилась.

Уровень Аральского моря на 52 метра выше уровня океана и почти на 80 метров выше уровня Каспийского моря. Так как Арал мелководный и наибольшая глубина его менее 70 метров, то, следовательно, даже дно его стоит выше уровня Каспия.

Аму-Дарья выносит ежегодно более 100 миллионов тонн песка, различных веществ и растворенных солей в Аральское море. Некоторые считают, что пески Кара-Кумов образовались из наносов Аму-Дарьи и других рек. Выносимый рекой песок приводит к резким изменениям в размерах дельты, образованию новых протоков и, наоборот, засорению старых.

В древние времена один из крупных протоков Аму-Дарьи — Куня-Дарья — направлялся в Сарыкамышскую впадину. Здесь вода поддерживала существование обширного озера, из которого вытекала в направлении к Каспийскому морю река Узбой. В этих районах располагалось обширное Хорезмское государство.

Хорезмский историк Абуль-Гази-Беабур-хан писал: «Весь путь от Ургенча до Абуль-хана (Балхана) был покрыт аулами, потому что Аму-Дарья, пройдя под стенами Ургенча, текла до восточного склона горы, где река поворачивала на юго-запад, чтобы направиться совсем на запад и влиться в Огурчи в Мезандаранское море (Каспий. — В. Б.). Оба берега до Огурчи представляли сплошной ряд возделанной земли, виноградников и садов».

Среди советских исследователей имеются два взгляда. Так, С. П. Толстов считает, что в историческое время потока вод по Узбою не было. Он не нашел вдоль долины Узбоя исторических памятников. Противоположные воззрения высказываются А. А. Ямновым. По его мнению, еще в эпоху средневековья Узбой вытекал из переполненного Сарыкамышского озера. Это подтверждается существованием древних ирригационных систем. С прекращением притока воды по руслу Куня-Дарья Сарыкамышское озеро и Узбой высохли и край стал пустыней.

Соленость вод Арала близка к каспийской. В ней мало хлоридов и много сульфатов. Благодаря Аму-Дарье и Сыр-Дарье соленость воды Аральского моря не превышает 10 ‰, и поэтому его воды населены очень «однообразно». В нем встречается лишь 7 видов моллюсков, 20 видов рыб, 1 вид рачка-бокоплава. Здесь нет губок, медуз и полипов, целого ряда ракообразных, многощетинковых червей, нет тюленя и многих других обычных морских обитателей. Только бокоплав и 3 вида моллюсков — представители древнего Черного моря, приспособившиеся в Каспийском море к сильному опреснению, смогли жить в Аральском море. Кроме того, в Арале есть морская трава зостера. Она, возможно, проникла по Узбою.

Основная фауна Аральского моря речного происхождения. Многие в прошлом пресноводные обитатели, в том числе рыбы, хорошо приспособились к жизни в самом море. Лещ, сазан и амурская плотва, чаще называемая воблой, дают более 70 процентов всего улова. Ловят еще усача, шемаю, сома, щуку, судака, язя, красноперку, жереха, белоглазку, чехонь и еще несколько видов рыб. Из осетровых в Аральском море водится шип; в последние годы стала попадаться пересаженная сюда севрюга.

Особенно богаты районы моря, прилегающие к устьям Аму-Дарьи и Сыр-Дарьи. Много рыбы добывают в прибрежных районах и в низовьях рек. Основные нерестилища аральских рыб расположены в приморской части дельт и в самих дельтах Аму-Дарьи и Сыр-Дарьи.

С развитием рыбных промыслов за последние годы на Арале возникли новые поселения. Прежние селения Аральск и Муйнак превратились в города. На море работает более десятка рыбозаводов. Продукция аральских промыслов становится с каждым годом все более разнообразной. Большое значение приобретает разведение новых морских обитателей. В фауне Каспийского, Азовского и даже Черного морей имеется много таких ценных видов, которыми можно обогатить «население» Аральского моря. На Аральском море имеются широкие возможности для добычи сульфата, ведь состав солей вод Арала близок к каспийской. Но все это только начало большого и планомерного освоения богатств Аральского моря.

Заброшенным краем считался ранее район Аральского моря. Пески, зной летом, морозы зимою и удаленность от центров России делали Арал «незапертой тюрьмой», как о нем говорил Т. Г. Шевченко, участвовавший в экспедиции Бутакова. Имя «государственного преступника» Шевченко не упоминалось в официальных изданиях. Но мы знаем рисунки и стихи Шевченко, описывающие этот край.

Жизнь на Аральском море на наших глазах преображается. Об этом можно судить хотя бы по краткой газетной заметке с острова Уялы. В 1953 году сообщалось:

«В Аральском море вытянулась узкая полоска суши, по форме напоминающая подкову. Это остров Уялы.

Несколько тысяч человек живет на этом острове. Когда-то мрачнели лица рыбаков при виде того, как зимний холод сковывает море, теряется последняя связь с землей. Подходило трудное, голодное время. Того, что заработали за лето, не хватало до нового года.

Теперь население острова живет счастливой, полнокровной жизнью. Хотя и сейчас море сковано льдом и неистовствуют шестибальные ветры, люди не чувствуют себя оторванными от Большой земли.

…С каждым годом растет материальное благосостояние рыбаков. Для них построены удобные дома, магазины, столовые. Все дети промысловиков учатся в местной школе, многие продолжают образование в высших учебных заведениях Москвы, Ленинграда, Алма-Аты».

* * *

Могуча природа океанов и морей. Чем больше мы изучаем жизнь моря, тем большее разнообразие форм существования организмов открывается перед нами, тем в большей степени познаем мы чудесный мир, скрывающийся под волнистой поверхностью вод.

Безмолвное море, лазурное море,Открой мне глубокую тайну твою.Что движет твое необъятное лоно?Чем дышит твоя напряженная грудь?

Так писал очарованный морем В. Жуковский.

Как часто люди, впервые увидев море, на всю жизнь связывают с ним свою судьбу. Богатые и своеобразные советские моря с каждым годом привлекают все больше и больше тружеников моря: рыбаков, моряков, ученых. Благородный труд их окупается сторицей.

Необъятны водные просторы наших морей и океанов. И везде трудятся советские люди. Вот в арктических широтах Баренцова моря траулер вытаскивает сети, полные рыбы. И одновременно на другом краю Земли на палубу флагмана китобойной флотилии «Слава» подымают громадные туши антарктических китов. Когда утром дальневосточные суда возвращаются с добытой сельдью, на Балтике уже вечереет и рыбаки уходят на ночной промысел. «Дары» моря растекаются на тысячи километров, в самые далекие уголки нашей Родины.

Год от году увеличивается добыча «морепродуктов», и нет никакого сомнения, что советский человек будет использовать моря и океаны, как и всю природу, в интересах народа еще в большей степени.

<<< Назад
Вперед >>>

Генерация: 2.256. Запросов К БД/Cache: 0 / 0
Вверх Вниз