Книга: Политическая экология

Экологическая дипломатия

<<< Назад
Вперед >>>

Экологическая дипломатия

Экологическая дипломатия колониального периода практически полностью сводится к защите права европейских государств на доступ к природным ресурсам всего остального мира.

Европейцы стали выплавлять сталь из американской руды с помощью британского угля, медь в Африке и никель – в Южной Америке.

К числу такого рода дипломатии следует отнести и покупку территории острова Манхаттан в 1626 г.: третий директор колонии Новые Нидерланды Петер Минёйт выкупил у местных индейцев весь остров за вещи, стоившие тогда 60 гульденов (или 24 доллара; сегодня эта сумма эквивалентна 500–700 долларам).

История такого рода сделок очень обширна.

Особняком стоят приобретения громадных территорий более активными европейскими державами у других: США купили Луизиану (территория нескольких штатов) у Франции Наполеона в 1803 г.; захватили Техас (1845); Орегон (1846); Новую Мексику, включавшую в себя территории современных штатов Аризона, Нью-Мексико, Невада и Калифорния, а также часть штатов Колорадо и Вайоминг (1848); выкупили у Российской империи Аляску (1867).

Есть примеры того, как державы того периода стремились охранять свои природные ресурсы. Это относится лишь к сравнительно развитым государствам: туземцы не могли и не стремились охранять свое достояние; колониальные державы не охраняли своих – они захватывали чужие ресурсы.

В 1876 г., после неудачной попытки 1873 г., британец Генри Уикэм собрал в Бразилии и контрабандой вывез из Бразилии в Британию 70 000 семян гевеи (каучукового дерева). По бразильскому законодательству за это полагалась смертная казнь. Из похищенных семян в оранжереях Королевских ботанических садов Кью-Гарденс под Лондоном взошли только 2 %. Тем не менее, с 1880-х гг. в Юго-Восточной Азии появились обширные плантации каучуконосов. Монополия Бразилии была ликвидирована. К 1914 г. азиатские плантации давали больше каучукового сырья, чем вся Южная Америка. Цена на каучук упала с 3 долларов до 20 центов за фунт.

Примеры экологических договоров между ведущими колониальными державами почти полностью сводятся к соглашениям о разграничении «сфер влияния» и демаркации границ между колониальными империями.

Едва ли не единственный пример договоров об использовании природных ресурсов связан с китобойным промыслом.

После изобретения в 1864 г норвежцем Свеном Фойном гарпунной пушки стала возможна добыча китов всех видов во всем Мировом океане. Из его изобретения вырос весь китобойный промысел XX в.

Приведём пример экологической дипломатии, возникшей от китобойного промысла. В 1905 г. британский посол в Аргентине сообщил своему правительству, что аргентинская компания построила на острове Южная Георгия китобойную станцию. После изучения вопроса компания заключила договор с Британией, начала платить аренду и приобрела китобойную лицензию. К 1911 г. уже шесть китобойных компаний арендовали землю под строительство восьми китобойных станций на Южной Георгии.

Выгодность охоты на китов в «ничьих» водах и очевидная ограниченность ресурса заставила уже в 1931 г. подписать в Женеве первое Международное соглашение по регулированию китобойного промысла.

В 1946 г. в Вашингтоне на Международной конференции по регулированию китобойного промысла, в которой участвовали девятнадцать занимавшихся им стран, была установлена ежегодная квота добычи китов. Определялось число разрешенных для добычи китов, их виды, сроки и продолжительность добычи.

Квоты, установленные Международной китобойной комиссией (МКК), многократно нарушались и продолжают нарушаться.

В 1982 г. МКК был объявлен мораторий на коммерческий промысел китов в Мировом океане, который действует до сих пор. Он тоже нарушается, но важен прецедент.

Подчеркнем – это первый реально международныйограничительный договор на использование биосферного ресурса. Начальный документ экологической политики.

<<< Назад
Вперед >>>

Генерация: 4.066. Запросов К БД/Cache: 3 / 0
Вверх Вниз