Книга: Политическая экология

Опыт очищения земли

<<< Назад
Вперед >>>

Опыт очищения земли

В России в 2010 г. живёт 141,9 миллионов человек. По «логике» – наших политико-экологических конкурентов – все мы – не обязательные обитатели «этой страны». Можно обойтись и без нас. Среди нас 80–90 % из них – явно лишние. При поражении России в биосферной войне все мы очень наглядно поймём, сколь близка теория бывает к практике.

Опыт по расчленению чужих земель в недавней истории накоплен колоссальный, не только расчленению, но и «очищению» их местного населения. Европа в ходе крестовых походов (религиозных воин), колониальных войн особенно в этом преуспела.

Еще в XV–XVI вв. испанские колонизаторы уничтожили племена гуанчей, живших на Канарских островах. На Карибских островах, в Южной и Центральной Америке с той же целью «пришлось» истребить или загнать в горы до двух миллионов индейцев – очень уж хорошими землями владели богопротивные дикари. В Австралии аборигены исчезли на большей части материка. Их осталось не более двадцати тысяч из примерно пятисот. О судьбе тасманийцев мы писали.

Европейские колонизаторы поработили все народы, эксплуатация которых могла быть им выгодна. Они истребили или попытались истребить все народы, которые не обещали им доходов или мешали их получать.

В XVI–XVIII вв. работорговцы обезлюдили Африку, чтобы населить Америку. Почти три столетия в Африке шла полномасштабная охота на рабов. Пятнадцать миллионов ввезли в Америку. От семидесяти пяти до ста миллионов были убиты при захвате, умерли в пути к побережью или на кораблях.

Так что в мире на этот счёт есть опыт и организации производств на захваченных землях и доставки рабочей силы. Оглядываясь на недавнюю историю – есть ли у нас гарантия, что подобные события не повторяться и в будущем, даже учитывая страшный опыт всего человечества полученных в двух Мировых войнах? Нет. Гарантии нет. Но вполне вероятно, что в наступившем столетии «горячая» биосферная война нас минует. Минует при одном принципиальном условии – если заранее будет очевидно любому геополитическому противнику России, что это безнадёжная и смертельно опасная авантюра. А это реально только при сильном и сплочённом изнутри сообществе граждан Российской Федерации, с высокоразвитой производственной базой, оборонной техникой и гуманитарно развитым населением.

Поражение России тоже будет означать очищение ее от русских и вообще всего лишнего населения – не думаем, что после поражения России победителям зачем-то еще будут нужны чеченцы, якуты, татары и все остальные.

В конце 1990-х гг. могло показаться, будто Россия перестала кого-либо интересовать. Теперь очевидно, что интерес она очень даже вызывает… И не в качестве дорогого союзника, а в роли экологического донора.

Что из этого следует? Неизбежность биосферных войн разными средствами – войн экономических, идеологических, политических, информационных.

Независимо от того, состоится ли кошмар новых горячих биосферных воин или все-таки пронесет, нам надо готовиться жить в другом мире. В мире, где экология играет большую роль, чем когда-либо прежде.

России следует использовать свои экологические идеи, благо они качественнее, чем устойчивое развитие, и более концептуальны, чем научная экология. Нам надо иметь политическую волю и умение предлагать миру – и Западу и Востоку – ноосферные идеи как свое ноу-хау.

А внутри страны строить по ним всю экологическую деятельность. Экологическую – в широком понимании этого термина.

России необходима политическая экология – и как общая наука, и как элемент всеобуча. Необходимы экологическая дипломатия, способная противостоять экологической дипломатии и экологической пропаганде Запада (и концепции «золотого миллиарда», и концепции «глобального потепления») и соблазнительного дележа российских ресурсов.

Необходимы экологический бизнес, экологическое образование и экологические социальные движения, для начала хотя бы сравнимые с экологическими движениями «зеленых», а в перспективе более грамотные, массовые и активные.

Будущее не предопределено. Его надо формировать и укреплять себе на пользу. Многое зависит от сегодня принимаемых нами политических решений. Политическая экология – повседневный факт жизни современного мира. Она призвана стать важнейшей наукой понимания движущих сил развития современного мира. И наукой управления.

<<< Назад
Вперед >>>

Генерация: 0.255. Запросов К БД/Cache: 0 / 0
Вверх Вниз