Книга: Кроманьонский человек

Предисловие

<<< Назад
Вперед >>>

Предисловие

Наше путешествие в глубины человеческого прошлого подходит к концу. Позади - миллиарды лет развития жизни на Земле, миллионы лет существования предшественников человека. Где-то на отметке 500 миллионов лет остались в прошлом первые позвоночные, на отметке 400-300 миллионов лет промелькнули первые наземные животные, на отметке 200 миллионов лет - динозавры. Еще не успел кончиться Век динозавров, как уже позади первые млекопитающие, а среди них и первые приматы.

Слои времени уплотняются, их насыщенность событиями человеческой предыстории возрастает. Последние два десятка миллионов, десяток, миллионы лет. За иллюминаторами нашей машины времени проносятся рамапитеки, все более претендующие на свое место в корнях родословного древа человека, австралопитеки - массивные и изящные (грацильные), - а среди них и загадочный Homo habilis, человек умелый, мелькают какие-то подобия охотничьих жилищ и даже огонь в чьих-то руках. И вот уже на Земле горят костры, зажженные явантропами, синантропами, атлантропами и другими представителями Homo erectus - человека прямоходящего.

Последние сотни тысяч лет. Уже весь Старый Свет заселен людьми. Зарождаются обряды и культы, закладываются традиции и возникают первые представления о мироздании, которые переживут своих творцов - неандертальцев... В стремительности нашего приближения к современности осталось тайной их внезапное исчезновение.

Подобно альтиметру на приземляющемся аппарате, указатель времени приближается к отметке "0" - современность. Последние 40-30 тысяч лет - одна стотысячная доля пройденного пути, мгновение - и мы дома, в XX веке нашей эры. Предлагаемая читателю книга целиком посвящена этому мгновению, началу мгновения, если такое словосочетание имеет смысл. Кроманьонцы - вошедшее в научный обиход условное обозначение первых людей современного вида, живших в конце древнего каменного века по всей Земле и представлявших такое же единство в своем физическом разнообразии, как и современное человечество. Еще до конца древнего каменного века - палеолита - вся ныне обитаемая часть планеты была заселена людьми. Кроманьонцы - воистину первооткрыватели Америки и Австралии; еще больше для них подходит русское слово "землепроходцы", ибо они действительно прошли земли всех континентов до их пределов.

Они же открыли и миры "иных измерений". Один из них - мир искусства: новый путь связи времен, связи поколений. Наконец, как считают некоторые советские исследователи, в эпоху кроманьонцев сложилась и первая общественно-экономическая формация - первобытно-общинный строй.

Новое - это в известном смысле хорошо забытое старое. Десятки тысячелетий спустя люди заново открыли Новый Свет и другие районы мира, заново открыли и первую общественную формацию, реконструировав ее по остаткам, сохранившимся у ряда современных окраинных народностей. Второе открытие искусства кроманьонцев продолжается еще и сегодня. Палеолитическая живопись известна теперь не только в Пиренеях, но и в Приуралье. Все более вырисовывается разнообразие художественных стилей первых скульпторов, умевших передать свое восприятие образа в рамках палеолитического канона "Венеры". Памятники палеолитической графики все более убеждают археологов в существовании начатков математических знаний у кроманьонцев.

По современным меркам их была лишь горстка - несколько миллионов человек на всем белом свете, два человека на сто квадратных километров. Но за эпоху позднего палеолита сменилось около 1200 поколений и по Земле прошло около четырех миллиардов кроманьонцев - столько, сколько насчитывает одно современное послевоенное поколение человечества. Следовательно, вклад кроманьонцев в человеческий прогресс может сравниваться с вкладом одного современного поколения (примерно 25 лет). Их вклад, действительно, выдержит любое подобное сравнение: у великого продолжения - достойное начало.

Но вот и первая из научных проблем, первая из тайн - тайна возникновения кроманьонцев. Она неотделима от тайны исчезновения неандертальцев, о которой рассказано в предыдущей книге серии. Мнения ученых здесь столь различны, а подчас и полярны, что справедливо считать эту проблему становления человека еще не решенной современной наукой. Возможно, именно поэтому автор книги "Кроманьонский человек" не касается ее вовсе.

Другая проблема - роль природной среды в становлении человека и, в частности, в развитии его культуры и общества. Книги этой серии приводят к мысли о связи этих процессов с изменениями в окружающей среде. Усиливающаяся дестабилизация климата Земли неизбежно влияла на ландшафты, растительный и животный мир, а через них - на образ жизни, культуру и общество, и в конечном счете - на биологическую природу человека. Но фон - еще не обязательно причина процесса становления человека, даже если он претерпевает свои изменения во времени. Установить причинную связь между двумя рядами совпадающих во времени событий - не простая задача.

Представим себе город, возникший возле устья реки. Устье, заполняясь наносными отложениями, уходит все далее, а город все разрастается. Но что здесь причина, что следствие, каков механизм связи этих процессов? И вообще - есть ли здесь связь? Время может создать такую иллюзию связи - об этом предупреждает математическая теория корреляций-связей. Можно ли благодатные условия африканских саванн или суровый климат Европы и Ближнего Востока в ледниковую эпоху принимать как факторы, способствовавшие становлению человека? Этот злободневный в свете современных экологических проблем вопрос о роли природной среды в становлении человека и в развитии его культуры еще не получил убедительного ответа.

Читатель обратит внимание на то, что в книге "Кроманьонский человек" в отличие от предшествующих четырех книг серии почти отсутствует тема эволюции человека. Это не упущение автора, а всего лишь отражение широко распространенного мнения, что с появлением кроманьонца, то есть с возникновением человека современного вида, процесс биологической эволюции человека завершился. Развитие общества и культуры как способа деятельности и организации жизни людей в обществе избавило человека от необходимости взаимодействовать с природой путем физического приспособления к ней. Культурный экран оградил человека в обществе от воздействия непреложного для всего живого эволюционного процесса. Итак, живой организм, часть Природы - и вне процесса эволюции живого. Мыслимо ли такое? Вот проблема проблем человека как биологического существа.

Эволюционный процесс, как и сама жизнь, многолик. В целях познания его можно расчленить и классифицировать, но по сути своей он един. Существует и единая общепризнанная генетико-математическая теория эволюционного процесса. Охватывая огромные периоды времени, книги серии "Возникновение человека" позволили нам увидеть эволюцию человека как его биологический прогресс, но механизмы и элементарные события в этом процессе при таком взгляде остаются в тени. Они обнаруживаются при изучении не отдельных окаменелостей, а множеств живых организмов. На популяционном уровне выявляются многие другие стороны эволюционного процесса и прежде всего генетическое многообразие людей - их полиморфизм, присущий каждой популяции и человечеству в целом.

Полиморфизм - продукт прошедший эволюции, материал продолжающейся эволюции, условие будущей эволюции; таково одно из ключевых положений современной эволюционной теории. Генетический полиморфизм человека ныне хорошо известен и широко изучается. Он оказался отнюдь не невинным нейтральным наследием прошедшей эволюции. Генетическое многообразие людей проявляется сегодня в различии их устойчивости и восприимчивости к заболеваниям, различной плодовитости, различной выживаемости, не говоря уже о таких жизненно менее значимых деталях, как разное восприятие вкуса и запахов, звуков и красок мира. Все это - лишь иллюстрация на специфически человеческий лад общих принципов проявления эволюции.

Но установлено и то, чего не было в Природе до Человека: генетическое многообразие впервые в истории жизни на Земле оказалось под воздействием человеческой культуры. Она явилась не только экраном, охраняющим от воздействия природной среды, но и сама по себе стала активной составляющей той среды, в которой находится человек. Таков ряд проблем, связанных с темой кроманьонского человека. Каждая по-своему важна для его современных потомков, но все далеки от необходимой ясности.

Затронем в заключение один из вопросов, связанных с рождением искусства. Не трудно подсчитать, что в среднем тысяча современных людей являются потомками одного кроманьонца. Следовательно, чувство прекрасного, проявившееся так ярко в ту пору, в той мере, в какой оно опирается на генетическую конституцию человека, - это чувство завещано всем современным потомкам кроманьонского человека. От условий и возможностей общества зависит раскрытие в каждом из его членов этого прекрасного наследия.

Знакомство с историей становления человека рождает уверенность в обусловленном историей тождестве человеческого духа, способного гениально и индивидуально проявиться в каждом при соответствующих условиях развития и воспитания. Оглядываясь на пройденный человеком путь, на удивительный мир кроманьонцев, каждый из нас, их потомков, может сказать вслед за одним из ярких представителей современной культуры, французским филологом и историком Ж. Ренаном: "Длинная череда темных предков приберегла для меня свою духовную силу".

Ю. Рычков

<<< Назад
Вперед >>>

Генерация: 0.337. Запросов К БД/Cache: 0 / 0
Вверх Вниз