Книга: Чудеса наших субтропиков

Вечнозеленые лиственные деревья

<<< Назад
Вперед >>>

Вечнозеленые лиственные деревья

Такого рода растений у нас в Средней России нет — климат здесь для них слишком суров. Вечнозеленые лиственные деревья теплолюбивы. Это — за редкими исключениями — обитатели субтропических и тропических стран. Побывав зимой в Батумском ботаническом саду, можно получить хорошее представление об этой группе растений. Субтропические вечнозеленые деревья прекрасно растут здесь прямо под открытым небом. В отличие от северных деревьев листья их обычно крупные, темно-зеленые, лоснящиеся, часто как лакированные. Попробуйте их наощупь — они плотные, как будто сделанные из толстой чертежной бумаги.

Из вечнозеленых лиственных деревьев в Батумском ботаническом саду часто встречается ложнокамфарный лавр (Cinnamomum glanduliferum). Жесткие блестящие листья этого дерева при растирании издают специфический запах, несколько напоминающий запах камфары. Древесина также имеет довольно сильный характерный запах. Ароматическая древесина — не редкость у деревьев теплых стран.

Ложнокамфарный лавр — обитатель горных лесов на склонах Гималаев. На родине он растет в очень влажных районах — там, где выпадает не менее 1500 мм осадков в год. Поэтому во влажном батумском климате он чувствует себя очень хорошо. Пожалуй, ни одно вечнозеленое лиственное дерево не может здесь состязаться с ним по темпам роста (особенно в толщину): 80-летние деревья кажутся тысячелетними великанами. Стволы их в несколько обхватов. Они не цилиндрические, а похожи на пучок отдельных деревьев, сросшихся вместе. Ложнокамфарный лавр — отличная декоративная порода. Он украшает некоторые улицы города Батуми.

В Батумском ботаническом саду у ложнокамфарного лавра есть несколько близких родственников, также вечнозеленых деревьев. Один из них — настоящий камфарный лавр (Cinnamomum camphora), который в диком виде растет в Китае и Японии. Именно это растение поставляет ценное лекарство — камфару. Листья его при растирании издают настоящий «камфарный» запах. Древесина также сильно пахучая. Изделия из нее сохраняют запах столетиями. Настоящий камфарный лавр внешне очень похож на ложнокамфарный.

Родственником ложнокамфарного лавра является и коричник Лоурейра (Cinnamomum loureirii). Это дерево интересно тем, что его кора по запаху неотличима от известной пряности — корицы. Совершенно «коричный» запах издают и листья, если их растереть. Однако корицу получают не из этого дерева. Ее поставщиком является коричник цейлонский — обитатель тропиков. (Его, конечно, нет в Батумском ботаническом саду в открытом грунте.)

Все четыре растения принадлежат к одному и тому же роду, латинское название которого «циннамомум». Как видим, природа наделила представителей этого рода самыми разнообразными запахами. Род ципнамомум относится к семейству лавровых — тому самому, к которому принадлежит и лавр благородный, дающий всем известный ароматический «лавровый лист». Семейство лавровых богато запахами.

А вот еще одно крупное вечнозеленое дерево. Казалось бы, ничем не примечательное: с довольно узкими, как у вербы, листьями и гладким стволом. Такие деревья нередко можно видеть в ботаническом саду. Как ни странно — это один из видов дуба. Взгляните на землю под деревьями — там валяется множество мелких желудей. Разве можно подумать, что бывают вечнозеленые дубы, да еще с гладкой корой и «ивовыми» листьями? Растение, о котором идет речь, — дуб мирзинолистный (Quercus myrsinaefolia) родом из Японии. В восточноазиатском отделе сада есть целая роща таких дубов — прямо уголок экзотической Японии. Зимой и летом здесь глубокая тень, всегда влажно. А на земле под старыми дубами растет множество маленьких дубков высотой не больше карандаша. Эти дубочки появились естественным путем из желудей (лесоводы называют их самосевом).

Странно, но факт: японское растение дает потомство в условиях Батуми. Но в этом нет ничего удивительного, ведь батумский климат — это климат Средней Японии. Поэтому японские дубы чувствуют себя здесь, как дома.

В саду имеется еще несколько видов японских вечнозеленых дубов с совсем «не дубовыми» листьями. К числу их относятся дуб сизый (Quercus glauca), дуб острый (Quercus acuta), дуб филлиреевидный (Quercus phylliraeoides). Если не увидишь под ними желудей, ни за что не скажешь, что это дубы.

В Японии довольно много видов дубов. А вот средняя полоса европейской части СССР очень бедна ими: здесь растет всего один вид дуба из нескольких сотен известных на земном шаре. Да и тот листопадный.

Итак, мы познакомились с удивительными вечнозелеными дубами, у которых совершенно необычные для дубов листья. Эти деревья поражают тем, что имеют совсем «не свою» листву. Но вот еще один пример такого же рода и не менее поразительный. Речь идет о вечнозеленом дереве, которое называется клен продолговатый (Acer oblongum). Родина его — Гималаи. Листья этого дерева ни в малейшей степени не похожи на листья наших среднерусских кленов: они почти такие же, как у тополя. Даже видавший виды ботаник вряд ли сможет узнать в этом дереве клен. Только когда увидишь на ветвях типично кленовые крылатые плоды, поймешь, что это за растение. Правда, листья того клена, о котором идет речь, расположены на ветвях обычным образом — так же как у всех остальных кленов (супротивно, один против другого).

Среди вечнозеленых деревьев особого упоминания заслуживает магнолия крупноцветковая (Magnolia grandiflora). Это, пожалуй, одно из самых распространенных у нас на юге вечнозеленых деревьев. На нее в первую очередь обращают внимание все те, кто впервые приезжает летом отдыхать на берег Черного моря. Да и как не обратить внимания? На ветвях этого дерева — душистые белые цветки необыкновенно большой величины (до 20—25 сантиметров в диаметре). Эти цветки украшают дерево на протяжении всего долгого южного лета.

Гигантские цветки магнолии у всех приезжих вызывают восторг. Они действительно хороши. Но в них таится опасность — их сильный запах производит одуряющее действие. Поэтому такие цветки нельзя оставлять в комнате на ночь. По той же причине пассажирам, садящимся в самолет, не разрешают брать с собой в кабину букеты магнолии. Роскошные, но коварные цветы!


Плоды и ветви вечнозеленых лиственных деревьев

а — плод магнолии крупноцветковой, б —часть ветви дуба мирзинолистного, в — часть ветви клена продолговатого

Зимой, когда магнолия не цветет, она выглядит менее нарядно, чем летом. Но и в это время года невольно обращаешь внимание на ее мощные листья. Они очень похожи на листья комнатного фикуса — такие же толстые, жесткие и блестящие. Словом, магнолия — это как бы громадный фикус, растущий под открытым небом. Опавшие с дерева листья настолько тверды, что напоминают по плотности тонкий картон. Зимой под деревом можно найти оригинальные плоды магнолии, очень похожие на черную шишку какого-то хвойного дерева. Но только эта шишка не совсем обычная: она с толстым стебельком — как будто с ручкой.

Магнолия крупноцветковая — не только декоративное дерево. Из ее цветков, незрелых плодов и листьев получают душистое эфирное масло, которое находит применение в парфюмерии. Некоторое представление о запахе этого масла вы можете получить даже во время зимней экскурсии. Оторвите кусочек листа, хорошенько разотрите и поднесите к носу: вы почувствуете слабый приятный запах. Родина магнолии — Северная Америка.

На земном шаре известно около трех десятков видов магнолий, и почти все они листопадные. Вечнозеленых, подобных магнолии крупноцветковой, очень мало. Интересно географическое распространение магнолий: некоторые виды их встречаются в Северной Америке, другие — за много тысяч километров, в Восточной Азии. Так что ареал (площадь распространения) рода магнолия как бы разорван на два куска, и они находятся очень далеко друг от друга. Ботаники говорят, что род магнолия имеет дизъюнктивный (разъединенный) ареал. Не правда ли, странно: близкие родственники оказались на разных континентах! И такое явление наблюдается не только в роде магнолия, но и во многих других (их более 150). Одни виды рода — в Северной Америке, другие — в Японии и Китае.

Познакомимся теперь с эвкалиптами, которых довольно много в Батумском ботаническом саду. Эти деревья обращают на себя внимание даже тех, кто далек от ботаники. Слишком уж необычен их облик — беловатые стволы, с которых лентами отслаивается кора, своеобразная, всегда зеленая, редкая крона, повисшие листья.

Эвкалипты интересны во многих отношениях. Это обитатели далекого от нас континента Австралии и некоторых прилегающих островов. На земном шаре известно свыше 600 видов эвкалиптов. Почти все они вечнозеленые. Среди эвкалиптов есть виды тропические и субтропические, засухоустойчивые и влаголюбивые, высокие деревья и низкие кустарники. Некоторые эвкалипты имеют высоту около 100 м и считаются наряду с секвойями высочайшими деревьями в мире. Скорость роста многих видов исключительно большая. Возле здания дирекции Батумского ботанического сада растут несколько громадных, поражающих своими размерами деревьев эвкалипта прутьевидного (рис. 4). Их диаметр значительно больше метра. Но эти гиганты еще совсем молоды: им не более 80 лет.

Листья многих эвкалиптов занимают вертикальное положение. Благодаря этому в эвкалиптовом лесу почти нет тени. Строение листьев тоже своеобразно. Если у наших среднерусских деревьев верхняя сторона листа внешне отличается от нижней (она всегда темнее, на ней не выступают жилки), то у эвкалиптов этого различия нет. Обе стороны листа совершенно одинаковы. Интересна и резко выраженная разнолистность эвкалиптов: на одном и том же дереве можно найти как узкие серповидные листья, так и очень широкие, почти круглые. Трудно поверить, что это листья одного и того же растения.


Ветви австралийских вечнозеленых деревьев

а — эвкалипта шаровидного (часть ветви и более крупно — бутон), б — акации чернодревесной (молодое растение)

В листьях всех эвкалиптов содержатся сильно пахучие эфирные масла, запах которых ясно ощущается при растирании листа. Он нередко напоминает запах скипидара, а у одного вида эвкалиптов такой же запах, как у лимона. Эвкалиптовые листья имеют лекарственное значение. Местные жители в Батуми, по-видимому, не без основания считают их весьма эффективным средством против простуды, насморка, гриппа и т. д.

В Батумском ботаническом саду культивируется несколько десятков самых холодостойких субтропических видов эвкалиптов, например эвкалипт прутьевидный (Eucalyptus viminalis), серо-пепельный (Eucalyptus cinerea). Но многие из них в более суровые зимы обмерзают, а некоторые даже погибают. Большинство видов эвкалиптов цветет зимой.

Познакомимся с двумя другими «австралийцами». Вот дерево с ажурной сизоватой листвой и гладким серовато-зеленоватым стволом. Каждый его лист — словно рыхлое, кружевное перо какой-то большой птицы (он дважды перистосложный). Дерево это известно под неправильным названием «мимоза» (его цветущие ветви продают зимой на улицах северных городов). На самом деле это акация серебристая (Acacia dealbata) — один из многочисленных видов настоящих акаций. В Батуми это дерево чувствует себя прекрасно: оно пышно цветет, обильно плодоносит и дает самосев. Акация серебристая — одно из одичавших в данном районе иноземных деревьев.

Другой «австралиец» — акация чернодревесная (Acacia melanoxylon). Хотя это дерево — ближайший родственник «мимозы», листья его совершенно иные. Они напоминают узкие листья некоторых наших ив. Интереснее всего, что это совсем не листья, а лишь плоские листоподобные черешки, так называемые филлодии (пластинка листа не развивается). «Фальшивые» листья великолепно выполняют функции обычных листьев. Филлодии имеет не только данный вид акации, но и некоторые другие. Их называют филлодийными акациями. Они очень характерны для засушливых районов Австралии. В этих условиях кружевные, перистые листья с большой суммарной поверхностью для растения были бы невыгодны — они испаряют слишком много воды. Филлодии же испаряют ее гораздо меньше. Молодые экземпляры акации чернодревесной имеют настоящие ажурные дважды перистосложные листья. Кроме них, на тех же самых ветвях можно встретить также типичные филлодии и нечто среднее между теми и другими. У взрослых деревьев развиваются только одни филлодии (рис. 5).

В Батумском ботаническом саду есть и другие представители австралийской флоры из числа вечнозеленых деревьев и кустарников. Среди них особый интерес представляет растение под названием хакея иволистная (Hakea saligna). Это высокий вечнозеленый кустарник с небольшими плотными листьями узколанцетной формы (рис. 6).

Чем же интересно данное растение? Прежде всего своими плодами. Когда зимой подходишь к кустам хакеи, сначала не видишь ничего особенного — сплошная зеленая листва. Но присмотревшись внимательнее, вдруг замечаешь на ветвях какие-то странные желваки овальной формы (величиной они немного меньше грецкого ореха), похожие на болезненные разрастания. Все желваки имеют одинаковый размер и форму, все они крупнобугорчатые с поверхности и каждый сидит на особой короткой веточке. Догадываешься, что это плоды. Но как они все же необычно выглядят!

Каждый из них имеет на конце короткий клювик и очень напоминает по форме голову какой-то птички. Плоды хакеи деревянистые, исключительно прочные. Расколоть их с помощью перочинного ножа (если они еще незрелые) просто невозможно. Зато когда плод созревает и подсыхает, он сам раскрывается на две половинки, и из него высыпается несколько черных семян оригинальной формы. Они имеют крылышки и напоминают семена сосны или ели.

Цветет хакея в Батумском ботаническом саду весной — в апреле-мае. На ветвях среди «ивовых» листьев появляются пучки белых нитевидных отростков, похожих на тычинки. Но каждая отдельная ниточка — вовсе не тычинка, а целый цветок. Хакея — представитель замечательного семейства протейных, которое совершенно неизвестно в умеренных широтах Северного полушария. Нет протейных в диком виде, конечно, и в СССР. Да и в наших ботанических садах они в открытом грунте чрезвычайно редки.

Географическое распространение этого семейства на первый взгляд совершенно парадоксально — основная масса видов встречается в Австралии и Южной Африке, некоторые есть в Азии и Южной Америке. Словом, разные виды разбросаны по разным континентам, отстоящим друг от друга на тысячи километров и разделенным огромными просторами океана.

Чем можно объяснить этот удивительный факт? Только историческими причинами. Ученые считают, что в отдаленные геологические эпохи Австралия, Южная Африка, Южная Америка и Антарктида были единым континентом (или во всяком случае имели между собой сообщение по суше). А затем каждый из этих участков земной поверхности отделился от другого и занял свое современное положение. Именно благодаря такому расчленению первоначально единой суши семейство протейных и оказалось разбросанным по разным концам Земли.

Несколько слов еще об одном австралийском вечнозеленом растении, которое называется каллистемон (Callistemon speciosus). Это высокий кустарник или маленькое деревце. Зимой растение обращает на себя внимание своими необычными плодами и их интересным расположением на ветвях. Плоды — деревянистые шарики, напоминающие горошину, — словно налеплены на ветви. Причем они располагаются на небольшом протяжении ветви, близ ее верхушки, целыми скоплениями. Ветвь словно покрыта со всех сторон футляром из этих «горошин». Шарики-плоды очень крепко сидят на ветвях и оторвать их не так-то легко.

В начале лета каллистемон очень красиво и оригинально цветет. На концах его ветвей появляются пушистые красные соцветия цилиндрической формы. Каждое из них очень напоминает ярко-красную щетку для мытья бутылок. Это впечатление создается благодаря тому, что из мелких цветков растения высовываются многочисленные очень длинные тычинки. Словом, и плоды, и цветки каллистемона выглядят не совсем обычно. Такая причудливость во внешности — характерная черта многих австралийских растений.

Австралия для ботаника — исключительно интересный континент. Флора этой части света — нечто совершенно необыкновенное, настоящая живая коллекция уникальных растений. Более 9 тыс. видов австралийской флоры не встречается нигде, кроме Австралии. Это эндемы данного континента. Они составляют около трех четвертей всего количества видов, встречающихся на самом большом острове мира. Нужно видеть, какой причудливый, подчас фантастический вид имеют австралийские растения! Как будто выходцы с другой планеты! Все необычно и странно у таких растений — их листья, цветки, плоды. Так же причудлив и животный мир. Как тут не вспомнить известную характеристику Австралии, содержащуюся в старинных учебниках географии: «Там лебеди не белого, а черного цвета, звери там кладут яйца, как птицы, и имеют утиные клювы. Деревья там ежегодно сбрасывают не листья, а кору, и вишни там растут косточками наружу».

В чем же причины исключительного своеобразия флоры и фауны Австралии? Почему так непохожи австралийские растения и животные на своих собратьев в других частях света? Дело здесь прежде всего в том, что этот материк очень давно потерял связь с остальными континентами. Он уже много тысячелетий отделен от них морскими просторами. А поэтому никакого обмена растениями и животными с остальным миром нет. Флора и фауна Австралии очень долгое время развивалась своими особыми путями, будучи отделена от всей остальной суши. Здесь сохранились древнейшие животные и растения, которые давно вымерли на других континентах. Здесь в ходе эволюции могли появиться новые виды, неизвестные в других частях света.

Но простимся с редкостным растительным миром Австралии. Познакомимся теперь с двумя вечнозелеными растениями из Новой Зеландии.

В обширном семействе сложноцветных (куда относятся, например, подсолнечник и ромашка) почти все растения — травы. Но в Новой Зеландии в диком виде растет сложноцветное совсем иного облика — вечнозеленое деревце. Называется оно олеария Форстера (Olearia forsteri). Листья его ничем не примечательны — небольшие, овальной формы, светло-зеленые. Их видишь на деревце в любое время года. Зимой олеария ничем не привлекает к себе внимания. Но в конце лета, когда она цветет, можно видеть, что это близкий родственник ромашке (на родине, в Новой Зеландии, ее называют даже ромашковым деревом). В это время на ветвях развивается множество миниатюрных беловатых соцветий-корзинок (каждая из них очень напоминает отдельный мелкий цветок). Природа в одном отношении «обделила» это растение: в каждой корзинке — всего лишь один цветок. Почти у всех остальных сложноцветных в корзинке обычно много цветков.

Заслуживает упоминания еще одно новозеландское растение — питтоспорум тонколистный, или смолосемянник (Pittosporum tenuifolium). Зимой это небольшое деревце всегда стоит зеленым. Листья его напоминают листья лавра и ничем не примечательны. Зато плоды очень интересны. Именно им растение обязано своим названием. Это небольшие широко раскрытые коробочки с довольно крепкими деревянистыми створками и совершенно необычным содержимым. Оно представляет собой клейкую смолистую массу темного цвета, в которую погружены семена (отсюда и название «смолосемянник»). В растительном мире мы привыкли видеть либо такие плоды, где семена заключены в сочную мякоть (например, помидор, арбуз), либо сухие плоды, внутри которых только одни семена и нет никакой мякоти (мак). Но чтобы семена были заключены в смолоподобное вещество — такое вряд ли кому-нибудь из нас приходилось встречать!

Весной, в апреле-мае, питтоспорум обращает на себя внимание цветками необычной окраски. Лепестки их почти черные. Такую окраску цветков редко встретишь у растений.

Продолжим знакомство с вечнозелеными деревьями. Вот еще одно из них — фация бумажная, или бумажное дерево (Fatsia papyrifera). Родина его — Китай. Внешний вид растения очень своеобразен. У него деревянистый стволик высотой в два-три человеческих роста и толщиной немного больше ручки лопаты. На его верхушке — пучок очень крупных, величиной иногда почти с зонт листьев характерной формы, сидящих на длинных черешках (рис. 7). Издали фацию можно принять за какую-то странную веерную пальму с необычным, несколько искривленным и слегка узловатым стволом (у пальм таких стволов не бывает). Своим оригинальным видом это растение привлекает к себе внимание всех посетителей сада.

Зимой на верхушке стебля помимо листьев можно видеть большое рыхлое соцветие, состоящее из множества мелких невзрачных цветков зеленоватой окраски. Из цветков в феврале-марте созревают плоды. Но это бывает не каждый год, а только после достаточно благоприятной зимы.

Название «бумажное дерево» фация получила потому, что все части растения могут использоваться для изготовления бумаги высокого качества. Широкому распространению фации на Черноморском побережье Кавказа препятствует ее слабая морозоустойчивость (уже при минус 5—6° подмерзают концы веток). В Батумском ботаническом саду имеется более десятка экземпляров фации близ здания дирекции сада. Они очень декоративны и сохраняют свой оригинальный вид круглый год.

Многим знакомо слово «самшит». Это название растения. Но как выглядит само растение, знают не все. Самшит (Buxus colchica) — вечнозеленое лиственное деревце с мелкими овальными листьями, как у брусники.

Листья темно-зеленые, довольно жесткие и блестящие, как у многих других вечнозеленых деревьев и кустарников. Листва самшита имеет характерный запах, который ощущаешь, когда приближаешься к этому растению. В СССР самшит в естественном состоянии растет только на Кавказе. Здесь есть даже специальный заповедник, где заросли самшита взяты под охрану (замечательная тиссово-самшитовая роща в Хосте). Тут можно встретить довольно крупные деревья самшита — до 30 см в диаметре и до 15 м высоты.

Самшит — растение интересное во многих отношениях. Он исключительно теневынослив. Среди древесных пород ему нет равных в этом отношении. Когда первый раз попадаешь в заповедную тиссово-самшитовую рощу, просто поражаешься, как могут расти самшитовые деревца в глубокой тени горных ущелий под густыми кронами вечнозеленых великанов-тиссов. В условиях такого «светового голодания» все другие деревья давно бы погибли.

Нельзя не удивляться и другой особенности самшита — его крайне медленному росту. Ствол этого дерева утолщается каждый год не больше, чем на миллиметр, а годичные кольца настолько узки, что почти неразличимы невооруженным глазом.

Примечательна и еще одна особенность самшита — его «любовь» к извести. Для нормального роста этого растения требуется много извести в почве. Поэтому естественные заросли самшита мы, как правило, находим лишь там, где почва богата этим веществом. Нередко, как в Хосте, деревца самшита растут прямо на влажных известняковых скалах, едва прикрытых тонким слоем почвы. Подобным «известколюбием» отличается не только самшит, но и некоторые другие растения (их называют кальцефилами). Наряду с ними в растительном мире есть и их антиподы — растения, избегающие извести (кальцефобы). К их числу относятся, например, чай, камелия.

Нельзя не сказать и о древесине самшита. Она имеет совершенно исключительные свойства — необыкновенно твердая и очень тяжелая. Свежая, неподсохшая древесина тонет в воде — ее удельный вес больше единицы. Ввиду своей исключительной твердости древесина самшита широко использовалась для изготовления ткацких челноков, типографских клише и других предметов, где требуется особая прочность материала. Сейчас из этой древесины изготовляют разнообразные сувениры — шкатулки, коробочки, пудреницы и т. д. До революции самшит у нас хищнически вырубали из-за ценной древесины, и крупных экземпляров этого растения осталось мало.

На Черноморском побережье Кавказа мы чаще встречаем самшит не в диком виде, а в качестве декоративного кустарника. Он высоко ценится из-за своей красивой зелени. Листва самшита густая, всегда зеленая, растение прекрасно переносит подстрижку. Кусту самшита можно придать обрезкой самую разнообразную форму — шара, конуса, куба и т. д. И эта форма очень долго сохраняется вследствие медленного роста растения.

Особенно распространены бордюры из самшита. Они составляют непременное украшение всех наших южных приморских городов. В районе Батуми и всюду на побережье самшит очень часто встречается в качестве декоративного растения. Есть он, конечно, и в Батумском ботаническом саду.

Среди вечнозеленых лиственных деревьев и кустарников мы находим не только декоративные растения. Некоторые из них дают человеку ценные пищевые и другие продукты. Остановимся на наиболее важных из них.

Одно из полезнейших растений — чайный куст (Thea sinensis). В районе Батуми огромные площади заняты чайными плантациями. Внешний вид их своеобразен: это как бы темно-зеленое море с многими похожими друг на друга округлыми «волнами» (рис. 8). В Батумском ботаническом саду чай высажен в виде бордюра по краю главной аллеи сада на значительном ее протяжении. Внешне чай — самый обычный вечнозеленый кустарник, ничем не привлекающий к себе внимания. Листья его несколько напоминают листья черемухи, но в отличие от нее имеют темно-зеленый цвет и более толстые. Зимой у этого кустарника можно видеть не только листья, но и цветки (чай цветет осенью и зимой). Они несколько похожи на полураскрытые цветки яблони: такие же беловатые лепестки и множество желтых тычинок. Зимой можно найти и плоды чая — деревянистые коробочки, раскрывающиеся тремя толстыми створками. Внутри коробочки — три крупных семени, напоминающих лесные орехи.


Ветви вечнозеленых лиственных деревьев и кустарников: а — чая, б — пробкового дуба (часть ветви)

Чайный куст — один из «даров Востока», который привез в Батуми и широко внедрил здесь в культуру основатель ботанического сада — профессор А. Н. Краснов. (До него культура чая в данном районе была очень слабо развита.) Сейчас площадь чайных плантаций в Грузии составляет более 60 тыс. га.

Другой «дар Востока», привезенный из Восточной Азии А. Н. Красновым, — цитрусовые, прежде всего мандарины и апельсины. Известно много видов и огромное количество сортов цитрусовых. Большинство из них северянам совершенно незнакомо. Плоды у них самой различной величины: от маленького кинкана величиной не более вишни до огромного грейпфрута размером более головы новорожденного ребенка. Разнообразна и их окраска: желтая, оранжевая, красная. Плоды одних цитрусовых можно употреблять в пищу в свежем виде, другие для этого совершенно непригодны. Цитрусовые удивляют не только разнообразием плодов, по и однообразием своих листьев. В этом отношении они довольно сходны. Зимой, когда на деревьях только одна листва и нет плодов, приезжему трудно, например, определить, где мандарин, а где апельсин. Легче узнать кинкан: его листья сравнительно мелкие и при растирании не пахнут лимоном, как у других цитрусовых.

В районе Батуми местное население чаще всего культивирует мандарины (Citrus reticulata). И это не случайно. Ведь они — наиболее морозостойкие из культурных цитрусовых (погибают только при —12°). Менее морозостойкие апельсины (Citrus sinensis) занимают меньшие площади. Еще более чувствительные к морозу лимоны (Citrus limon) почти совсем не выращиваются. Кое-где есть посадки кипкана (Fortunella japonica). Из этого цитруса-малютки батумские жители варят вкусное варенье (прямо из целых плодов). Можно есть и сырые плоды кинкана вместе с кожурой. Мякоть плода очень кислая, зато кожура сладкая и ароматная. Именно кожура и ценится у этих своеобразных цитрусовых. Она составляет значительную часть плода, гораздо большую, чем, например, у мандарина. В окрестностях Батуми хорошо растет также грейпфрут (Citrus paradisi). Мякоть плодов этого дерева имеет своеобразный слегка горьковатый вкус.

Однако основной плодовой культурой из числа цитрусовых являются мандарины. Мандариновые сады цветут в мае-июне. На деревьях появляется множество красивых и душистых белых цветков (рис. 9). Их сладкий и пьянящий аромат далеко разносится вокруг. Сбор мандариновых плодов производится обычно в ноябре (в это время стоит теплая солнечная погода).

В ботаническом саду можно познакомиться с разнообразными видами и сортами цитрусовых. Интересно, что по своим требованиям к почве цитрусовые — своеобразные «антиподы» чая: они лучше развиваются на карбонатных почвах, чем на кислых.

Мало известно северянам восточноазиатское вечнозеленое плодовое дерево — мушмула японская, или локва (Eriobotrya japonica). Можно сказать наверняка, что почти никто на севере не пробовал ее плодов.

В Батуми мушмула — самый ранний фрукт. Ее плоды созревают действительно очень рано — уже в мае (для жителя средней полосы это удивительно: ведь наши самые ранние фрукты созревают намного позднее). Известен случай, когда после необычайно теплой зимы 1954—1955 гг. первые плоды мушмулы появились на батумском рынке даже в начале апреля.

Мушмула — красивое дерево с крупными удлиненными темно-зелеными листьями. Они плотные, слегка складчатые, как бы чуть гофрированные. Плоды небольшие, шаровидные, размером с пятикопеечную монету, желтые. Внешне они очень напоминают мелкое яблоко, но внутреннее строение их несколько иное. Значительную часть плода составляют 1—3 очень крупных округлых семени. Остальное приходится на долю съедобной сочной мякоти, которая имеет очень приятный кисло-сладкий вкус. Плоды мушмулы мягкие, нежные. Они совершенно не переносят перевозки.

Мушмула относится к семейству розоцветных и является довольно близкой, родственницей яблони (она из подсемейства яблоневых). К семейству розоцветных мы, жители умеренных широт, должны относиться с особым уважением. Ведь это основной поставщик плодов и ягод в наших садах. (К этому семейству относятся яблоня, груша, вишня, слива, малина, клубника.)

Большой интерес представляют особенности развития мушмулы. В этом отношении она резко отличается от всех остальных плодовых деревьев. Цветет она осенью (в ноябре-декабре), а плодоносит весной (в мае). Настоящее дерево-безвременник! Зимой, в январе, иногда еще можно видеть последние цветки. Они немного напоминают цветки черемухи. В это же время уже заметны разросшиеся зеленые завязи — они больше горошины. Плоды зреют в зимние месяцы, и поэтому урожай определяется характером зимы каждого года. Если зима теплая — урожай хороший, холодная — плохой или плодов совсем нет.

Как плодовое растение мушмула с древних времен культивируется в Китае, Японии, Индии. В одной только Японии производится свыше 10 тыс. т плодов в год. Цветки мушмулы очень душистые, они используются в парфюмерии. Родина растения — Центральный Китай.

Немногие знают и мексиканское вечнозеленое плодовое дерево авокадо (Persea gratissima). Это родственник лавра (из семейства лавровых). Дерево имеет темно-зеленые словно лакированные листья (рис. 10) и оригинальные плоды, похожие на большую грушу. Окраска их разнообразна — от зеленой до фиолетовой. Эти плоды получили название «крокодильей груши». Они съедобны и очень питательны. Их желтовато-зеленая мякоть содержит много жира и по вкусу несколько напоминает сливочное масло. Но она «пресная». Сладости и кислоты в плодах не ощущается. Нет у них и запаха. Это скорее овощи, чем фрукты. Недаром их обычно едят сырыми с перцем, уксусом и луком. Чаще всего из плодов авокадо приготовляют салат, иногда используют также в виде пюре, и даже делают из них мороженое (с прибавлением сахара и некоторых других веществ).

В Мексике, Центральной и отчасти Южной Америке плоды авокадо — один из самых распространенных пищевых продуктов. Авокадо — древнее культурное растение. Еще до открытия Америки оно выращивалось местным населением Центральной Америки и Вест-Индии в течение многих столетий.

По своему пищевому и диетическому значению плоды авокадо — очень ценный продукт. По химическому составу они сильно отличаются от всех знакомых нам плодов и фруктов. В них необычно много жира, белков и минеральных солей, имеется богатый набор витаминов, но зато очень мало сахара. Ввиду незначительной сахаристости плоды авокадо очень хороши для диабетиков. Некоторые считают, что эти плоды могут целиком заменить человеку всю остальную пищу и можно нормально существовать, если питаться только ими и пить воду.

Авокадо — растение довольно теплолюбивое. Морозостойкость его невелика. В этом отношении оно приравнивается к апельсину и лимону. Поэтому успешно выращивать его можно только в самых теплых районах наших влажных субтропиков — там, где разводят цитрусовые. В Батумском ботаническом саду авокадо развивается хорошо и плодоносит.

Теперь речь пойдет о растениях, дающих несъедобную продукцию. Всем знакомы пробки растительного происхождения, которые иногда никак не удается вытянуть штопором из горлышка бутылки с вином. Эти пробки изготовлены из коры вечнозеленого пробкового дуба (Quercus suber), родина которого — западные берега Средиземного моря. С ним также можно познакомиться в Батумском ботаническом саду, где имеется несколько старых деревьев. Стволы их одеты слоем самой настоящей пробки. Поверхность ее очень неровная, с глубокими бороздами и трещинами. Этот растительный материал был первым объектом, на котором человек, вооруженный микроскопом, познакомился с тканями растений. Пробка предстала взгляду исследователя как множество мелких пустых камер, или ячеек, отделенных друг от друга тонкими стенками. Эти камеры были названы клетками. Все они мертвые, заполненные воздухом. Стенки их пропитаны особым веществом суберином и не пропускают ни воду, ни газы. Поэтому-то пробку и используют для закупорки бутылок.

Кроме того, пробка — великолепный тепло- и звукоизолятор. Она очень легка и плавуча, вследствие чего широко используется для спасательных поясов, поплавков и т. д. Применение пробки очень разнообразно.

Но обратимся к растениям пробкового дуба. Если показать жителю Средней России ветвь этого дерева с листьями, он вряд ли подумает, что перед ним дуб. Ведь листья дерева зимой зеленые и совсем не похожи на дубовые — форма их овальная. Они больше похожи на листья жимолости. Только тогда, когда на ветвях удастся найти желуди, сразу станет ясно, что перед нами дуб.

Наибольшую площадь леса пробкового дуба занимают в Португалии, Испании, Алжире, Тунисе, Южной Франции, Марокко, Италии и Корсике. Именно отсюда вывозится пробка во многие страны мира.

Пробковый дуб может жить до 500 лет, но хорошую пробку дает только в возрасте 50—150 лет. Первый раз пробку снимают, когда дереву около 20 лет. Слой пробки аккуратно срезают по всей окружности ствола, стараясь не повредить живые ткани растения. Первая, «девственная» пробка неполноценна: грубая, бугорчатая, шершавая. Через несколько лет взамен срезанной пробки нарастает новая, уже лучшего качества, ее опять срезают. Только после третьего раза пробка становится достаточно хорошей. В дальнейшем операцию снятия пробкового пласта повторяют через каждые 9—12 лет, это не причиняет вреда дереву.

Ежегодный мировой урожай пробки достигает 300 тыс. т.

К числу вечнозеленых деревьев относится и лавр благородный (Laurus nobilis), родина которого — Малая Азия. Сухие листья лавра — всем известная приправа к пище. Они настолько знакомы каждому, что нет никакой необходимости описывать их форму и размеры. В листьях, как и во всех других частях растения, содержится сильно пахнущее эфирное масло. У нас в стране для сбора листа лавр широко культивируют в Грузии. Промышленная заготовка лаврового листа проводится зимой — с 15 ноября по 15 февраля. С одного гектара собирают до 3 т листа (в расчете на сухой вес).

Лавр с его густой красивой кроной — хорошее декоративное дерево. Он украшает зимой и летом улицы южных городов, в том числе и Батуми. Хорошо растет лавр и в комнате. Срезанные ветви лавра имеют совершенно особое назначение. Лавровым венком еще в Древней Греции увенчивали победителей в спортивных состязаниях, героев, ученых, поэтов. Лавровый венок — общепризнанный знак высокого почета. Именно в этом смысле говорят о лаврах (например, «почил на лаврах» и т. д.). Слово «лауреат» также происходит от слова «лавр» и означает «увенчанный лаврами».

В СССР лавр культивируется по всему Закавказью и на Южном берегу Крыма. Это дерево нетребовательно к почве и засухоустойчиво. Не переносит лавр только избытка влаги. На Черноморском побережье Кавказа лавр выращивается с давних времен. Он здесь нашел для себя вторую родину и местами одичал.

<<< Назад
Вперед >>>

Генерация: 1.374. Запросов К БД/Cache: 0 / 0
Вверх Вниз