Книга: Четырехкрылые корсары

Глава 41

<<< Назад
Вперед >>>

Глава 41

О семейном чреве семьи общественных ос и о ячейках с растущими личинками как о запасном кормовом складе

У общественных ос содержимое зобика взрослых ос не изолировано: оно может поступать в кишечный тракт самой осы и тогда используется для ее личных нужд, оно может поддерживать жизнедеятельность осы — основательницы семьи, может передаваться и другим рабочим осам и тогда используется как бы для нужд всей семьи.

Сплачивают семью и капли секрета личинок. Вся масса расплода представляет некое семенное чрево, существующее в виде сотен зобиков и трактов, способных отрыгать пищу и вновь ее заглатывать.

Поэтому соты с личинками могут служить также и запасным складом, кормовым депо семьи.

Как и большинство других жалоносных, осы, закончив развитие, питаются в основном углеводами: высасывают содержимое цветочных нектарников, выпивают капли медовой росы — пади, поглощают сок сладких плодов.

Список растений, посещаемых осами для сбора нектара, совсем невелик. В средней полосе таких «осиных цветов» гораздо меньше, чем «пчелиных» или «шмелиных».

Одетые почти в голый хитин, осы как опылители значительно менее полезны, чем пчелы и шмели с их мохнатыми шубами из ветвистых волосков. К тому же осы не собирают обножки, уносимой в гнездо шмелями и пчелами на корзинках задних ножек. Пыльцой осы не интересуются и посещают у нас едва ли два-три десятка цветковых. Среди них, разумеется, в первую очередь зонтичные, два-три бобовых, разные виды коричной травки, ивы разных пород, некоторые цветки с более или менее открытыми нектарниками, посещают они герань, вереск, малину, куманику, терновник, барбарис, чемерицу, крыжовник, чернику, бруснику, а также многие плодовые в цвету — миндаль, вишню, грушу, яблоню. В стихотворении «Старая яблоня» Иван Бунин увековечил связь ос с цветами яблони: «Вся в снегу, кудрявом, благовонном, вся-то ты гудишь блаженным звоном пчел и ос, завистливых и злых».

Некоторые из перечисленных растений, большинство пород ивы, скажем, цветут сравнительно рано, остальные зацветают к концу весны, в начале, а то и позже — в середине лета. Сбор медвяной росы — пади возможен обычно тоже лишь в летние месяцы. А уж плоды, способные снабжать ос сладким соком, созревают и еще позже.

Безвзяточная пора для ос возможна в любое время весной, летом, осенью. При такой ненадежности кормовой базы осам иной раз вовсе туго могло бы приходиться, если б не сладкие капли, выделяемые нижнегубной железой личинок. Личинки же выкармливаются белковой пищей, «мясной котлеткой» обычно из плоти насекомых.

Но общественные осы веспа не собирают кормовых запасов, не заполняют, как это делают пчелы, часть ячей в сотах ни углеводными кормами, ни белковыми. Продовольствие, доставляемое крылатыми фуражирами в гнездо, тут же скармливается личинкам. В сотах осиного гнезда ячея с открытым расплодом служит одновременно и колыбелью в которой растет новое поколение, и продовольственным складом, хранящим распыленный и выдаваемый по требованию корм, и заготовительным цехом углеводных запасов семьи. Каждая ячея с личинкой не просто хранилище, емкость, где корм, не меняя свойств, ожидает востребования самой личинкой или ее старшими сестрами — воспитательницами. В этих хранилищах корм перерабатывается, обогащается, концентрирует свои достоинства.

Лётные осы — фуражиры осиной семьи — не переносят мало-мальски долгого голодания. Если лишить рабочих ос корма на сутки, половина их погибнет, через 72 часа из десяти рабочих ос в живых останется одна. Самого незначительною перебоя в поступлении корма — от 12 до 36 часов — достаточно, чтоб осы-фуражиры начали выбывать из строя, теряя лётные силы. А там, где фуражиры вяло и мало летают, семья получает меньше свежего корма, меньше стройматериалов, воды. Такой семье недолго и погибнуть. Но ведь и летом 12—36-часовые перерывы в летной погоде не редки.

Тут-то и выручает семью ее расплод — ее живые термосы с кормом.

В нормальном гнезде, где фуражиры имеют доступ к ячеям с открытым расплодом личинки снабжают их каплями секрета, благодаря чему эскадрильи ос сохраняют лётную форму, а личинки не терпят ущерба.



Заглавный лист сочинения Христиана Конрада Шпренгеля «Раскрытая тайна природы в строении и оплодотворении цветков». Издание 1793 года. (Воспроизводится с уменьшением.)

Виньетка, обрамляющая лист, изображает некоторые из цветов, способ опыления которых при посредстве насекомых описан в книге. Пояснение, которое сам Шпренгель сделал к рисункам цветков из виньетки, сообщает, что XXV — это «норичник (Скрофулярия нодоза), опыляемый осой; XXVI — чернушка (Нигелла арвензис), опыляемая осой». Остальные (начиная с I по XXIV) цветки опыляются шмелями, пчелами, наездниками, мухами. Номером III показан цветок кипрея — он же иван-чай (Эпилобиум ангустифолиум). Шпренгель написал, что именно это растение натолкнуло его на одно из важнейших открытий.

«Я сообщаю новое и еще неизвестное предшественникам, что долго составляло тайну», — говорит он об обнаруженном у кипрея разновременном созревании пыльников и рыльца, благодаря чему насекомое производит опыление цветка чужой пыльцой. Известный советский биолог — историк биологии профессор И. М. Поляков в ряде работ показал, что хотя обычно ботаника приписывает открытие Шпренгелю, оно за 20–30 лет до него было сделано петербургским академиком Кельрейтером, но его сообщения «пролежали под спудом» до появления знаменитых трудов Дарвина.

В числе других предшественников Шпренгеля Поляков указал и известного русского агронома и натуралиста А. Т. Болотова. Он за 15 лет до выхода книги Шпренгеля обнаружил явление и правильно его оценил…

В любой сезон ровные, благополучные для ос времена — когда чаще, когда реже прерываются непогодой, холодами, дождем. Преодоление этих трудных дней было бы совсем невозможно, не имей семья открытого расплода, который сглаживает сезонные перебои со снабжением.

Пусть фуражиры не доставляют никакого углеводного корма, пусть все подряд прилетают только с комочками сухой пищи из обработанных жвалами охотничьих трофеев, личинки своими выделениями увлажнят этот сухой комочек, сделают его приемлемым для всех. Подкормленные личинки обильнее выделяют сладкие капли до которых так охочи взрослые осы.

Питательная сила этой капли измерена. Крупная личинка за один прием способна отдать взрослой осе каплю, содержащую углеводов на 12 часов жизни. А досыта накормленная личинка, если не подкармливает взрослых, способна продержаться на полученном рационе более 4 дней. Так что, если на взрослую осу приходятся одна личинка, пусть в гнездо на протяжении 100 часов не поступило ни крошки сухого корма ни капли корма жидкого, жизнь семьи может нормально продолжаться, поддерживаемая сладкими выделениями нижнегубной железы личинок.

В природных условиях, даже в неблагоприятную погоду, фуражиры обычно улучают возможность вылетать в рейс, из которого возвращаются или с комочком добычи, или с полным зобиком. Это может быть просто вода, личинки с жадностью ее выпьют, и она поддержит их существование и их способность выделять подкормку для взрослых.

Снова напомним: в гнездах общественных ос нет ячеек с кормовыми запасами, вроде тех, что сносят в гнездо шмели, что сносят в улей пчелы, или тех которые собирают, к примеру, так называемые медовые муравьи, и ничего нет похожего на грибные сады муравьев или термитов.

Потому-то оспы-веспа и смогли расселиться по всем широтам, включая и заполярные. Паравеспула вульгарис обитает и в Скандинавии, Паравеспула германика встречается даже на севере Исландии.

Энтомологи-гименоптеристы знают эвмениду Синагрис корнута, которая кормит личинок крошечными, одетыми в тонкие покровы гусеничками гесперид. Вот и опять мы встречаемся с названием насекомого, которое напоминает нам нечто слышанное уже в греческих мифах! Ну конечно же! Сад гесперид…

Личинка Синагрис корнута лежит, свернувшись в ячее полукольцом, и головой прижимает к телу спрессованный шарик — комочек «ясной пищи, доставленный матерью. Личинка обильно поливает его выделениями железы, и комочек растворяется, превращается в постепенно выпиваемый бульон. Возможно, личинки некоторых эвменид в самом нежном возрасте получают от выделения и слюнных желёз или сок жертвы, слизанный во время доставки и переданный затем взрослой изо рта в рот личинке. Это не грубые засовывания комка пищи в глотку, как это делают птицы заметил С. И. Малышев, — но очень деликатная процедура, похожая, скорее, на слизывание нектара». У общественных ос подобное вылизывание нектара, получение капли секрета, изучавшегося доктором Машвицем, становится уделом взрослой осы.

Так преобразовалось и усовершенствовалось поведение насекомого в частностях, которые оказываются родимыми пятнами далекого прошлого.

<<< Назад
Вперед >>>

Генерация: 0.686. Запросов К БД/Cache: 3 / 1
Вверх Вниз