Книга: Будущее Земли: Наша планета в борьбе за жизнь

8. Влияние изменения климата: На суше, в море и в воздухе

<<< Назад
Вперед >>>

8. Влияние изменения климата: На суше, в море и в воздухе

акрыв своей тенью биосферу, угрожая всему и повсюду, рассерженный демон климатических изменений — это наше детище, которому мы слишком долго позволяли хозяйничать на планете. Используя атмосферу в качестве углеродной свалки промышленной революции и безрассудно наращивая объемы выбросов, человечество оказалось в ситуации, когда концентрация парниковых газов — в первую очередь углекислого газа и метана — достигла опасного уровня.

Большинство экспертов разделяют самые мрачные прогнозы. Они уверены, что мы не должны допустить, чтобы спровоцированный выбросами рост среднегодовой температуры поверхности Земли превысил 2 °C относительно уровня, существовавшего до начала промышленной революции, то есть приблизительно в середине XVIII в. Однако он уже достиг половины этого порогового значения. Если глобальное потепление атмосферы приведет к повышению температуры на 2 °C и более, характер погоды на Земле изменится непредсказуемым образом. Температурные рекорды, которые сейчас считаются чем-то уникальным, превратятся в обыденность. Мощные бури и погодные аномалии станут нормой. Происходящее уже сейчас таяние ледниковых покровов Гренландии и Антарктики ускорится, что приведет к формированию нового климата и изменению географии обширных участков суши. Согласно данным спутниковых и мареографических измерений, уровень моря уже поднимается со скоростью 3 мм в год. Таяние ледников и увеличение объема воды в океанах в результате термического расширения в конечном итоге приведут к повышению уровня моря более чем на 9 м.

Суждено ли этому апокалиптическому прогнозу сбыться? Ясно одно — изменения уже начались: среднегодовая температура на поверхности планеты непрерывно растет с 1980 г., и никаких признаков стабилизации не видно.

Несмотря на то что правительства многих стран начали предпринимать некоторые шаги, особого энтузиазма они не выказывают, а их реакцию на сложившуюся ситуацию вряд ли можно назвать адекватной. По-настоящему эффективное решение нашли только в Кирибати и Тувалу — двух крошечных островных государствах в Тихом океане, которым грозит затопление: они готовятся к переезду в Новую Зеландию.

Разумеется, в повседневной жизни никто не замечает изменение среднегодовой температуры. Политикам в Вашингтоне пока еще не нужны гондолы, чтобы добраться до офисов. Но 12 ноября 2014 г. президент Обама все-таки подписал историческое соглашение с руководителем Китая Си Цзиньпином, по условиям которого США обязуются сократить объем выбросов углекислого газа на 28% относительно уровня 2005 г. в период до 2025 г., тогда как Китай должен добиться аналогичного снижения к 2030 г. В декабре 2014 г. в столице Перу Лиме состоялась встреча делегатов из 196 государств, то есть практически со всего мира. Они договорились в шестимесячный срок разработать план сокращения выбросов парниковых газов, образующихся в результате сжигания угля, газа и нефти в своих странах. Предполагалось, что выработанный общий план ляжет в основу международного соглашения, проект которого должен был быть разработан в декабре 2015 г. Впрочем, реализация достигнутых договоренностей начнется не ранее 2020 г.

Международное энергетическое агентство настаивает: человечество должно найти способ оставить большинство разведанных мировых запасов нефти и газа в земле, добавляя, что «к 2050 г. может быть использовано не более трети разведанных запасов горючих полезных ископаемых».

Перед каждым делегатом встает дилемма конфликта интересов. Эколог Гаррет Хардин когда-то назвал ее «трагедией общественного»[16]. Она возникает каждый раз, когда какой-нибудь невозобновляемый ресурс оказывается в совместном пользовании нескольких людей, организаций или наций. Их действия приведут к постепенному истощению ресурса — в нашем случае в качестве ресурса выступают чистый воздух и вода, — потому что каждый из потребителей ресурса будет стараться заполучить максимально возможную долю согласно действующим правилам или даже получить свыше дозволенного за счет прямого мошенничества.

Классическим примером трагедии общественного является истощение биологических ресурсов в открытом море. Во многих частях мира рыболовство и добывание других морских животных в пределах территориальных вод либо слабо регулируется, либо не регулируется вовсе. Открытое море, которое не принадлежит никому, не подлежит никакому регулированию, кроме положений, установленных международными соглашениями. На протяжении многих поколений повсюду в морских водах, независимо от наличия и эффективности мер по их охране, велся хищнический вылов пригодных для употребления в пищу видов. Дополнительно стремительному снижению численности популяций видов способствовали такие факторы, как уничтожение мест обитания, распространение инвазивных видов, потепление климата, подкисление, загрязнение токсическими веществами и эвтрофикация, вызванная попаданием в воду стоков с высоким содержанием питательных веществ.

В результате этого жестокого и беспощадного натиска на водные ресурсы численность популяций видов, представляющих интерес в качестве источника пищи или спортивного трофея, включая тунца, меч-рыбу, акул и крупные придонные виды (к числу последних относятся треска, палтус, камбала, красный луциан и скаты), за период с 1950-х гг. снизилась на 90%. Трески, которой во времена отцов-пилигримов было столько, что, как тогда говорили, наловить рыбы на обед можно было на голый крючок без наживки, стало меньше на 99%.

К счастью, океанские виды живых организмов полностью исчезают значительно реже, чем виды крупных наземных животных. Причина в том, что почти все относительно крупные морские виды, включая пелагических рыб, обладают обширными индивидуальными участками обитания и протяженными маршрутами миграции. За свою жизнь они преодолевают намного большие расстояния, чем крупные наземные животные, восстанавливая поредевшую популяцию и тем самым спасая себя от вымирания. Если, например, азиатские тигры истреблены приблизительно на 93% площади своей первоначальной географической области распространения, тигровые акулы по-прежнему встречаются практически во всех частях своего первичного ареала.

К сожалению, коралловым рифам повезло меньше. Рифы, которые часто называют «дождевыми лесами моря» за их кажущееся бесконечным биоразнообразие, представляют собой уникальное явление на фоне остальных морских экосистем, отличающихся особой устойчивостью. Кораллы — симбиотические организмы. Внешне напоминая растение, коралл — это животное, видимую часть которого образует известковый остов. В его состав входят многочисленные одноклеточные микроорганизмы зооксантеллы. Мы не способны различить отдельные организмы, зато мы видим их яркие цвета. Коралловый скелет образует архитектуру рифа подобно тому, как деревья и кусты образуют архитектуру леса. Зооксантеллы существуют за счет фотосинтеза, обеспечивая энергию и строительный материал для формирования известковой структуры.

При повышении температуры воды всего лишь на l °C или даже незначительном увеличении ее кислотности в результате деятельности человека зооксантеллы покидают известковый организм, лишая его цвета и возможности получать энергию за счет фотосинтеза. Этот губительный процесс называют «обесцвечиванием коралла». Он может привести к смерти коралла.

Для этих величественных коралловых ансамблей последствия изменений, происходящих под влиянием потепления, уже стали катастрофическими. 19% коралловых рифов по всему миру мертвы. 38% из 44 838 известных видов кораллов находятся в уязвимом положении или под угрозой исчезновения. Для сравнения: среди птиц этот показатель составляет 14%, млекопитающих — 22%, земноводных (лягушек, саламандр и червяг) — 31%. Последние исследования показывают, что к 2050 г. может исчезнуть четверть всех видов кораллов в мире.



<<< Назад
Вперед >>>

Генерация: 0.922. Запросов К БД/Cache: 0 / 0
Вверх Вниз