Книга: Жизнь моря

От рыб до китов

<<< Назад
Вперед >>>

От рыб до китов


Давно уже моря и океаны стали средой обитания различных рыб, змей и черепах, птиц, тюленей и китов. Более 400 миллионов лет тому назад завладели морем рыбы. Около 200 миллионов лет живут в морях и океанах морские пресмыкающиеся. Почти 100 миллионов лет берега и океанические просторы оглашаются криком морских птиц. Около 50 миллионов лет существуют тюлени и китообразные.

По-разному шла история возникновения и развития позвоночных животных, объединяемых вместе с более просто организованными существами в один тип — хордовых.

Низшие хордовые

Как ни различны кишечнодышащие, оболочники, ланцетники, с одной стороны, и позвоночные животные — с другой, для всех них характерны некоторые общие признаки: это внутренний скелет (хорда), образование и положение центральной нервной системы и органов дыхания.

У низших представителей этого типа, как, например, у кишечнодышащих и оболочников, хорда не несет функции осевого скелета. Высшие хордовые животные имеют скелет, разделенный на отдельные позвонки, поэтому они и называются позвоночными животными.

У хордовых центральная нервная система находится на спинной стороне. Органы дыхания этих животных — жабры или легкие — имеют непосредственную связь с глоткой или пищеводом.

Долгие годы ученые считали плавающую в море личинку торнарию за стадию развития какой-то не известной еще науке морской звезды, а роющегося в песке червеобразного существа — баланоглоссуса — за оригинального представителя особого класса червей. Разрешил эту задачу великий русский ученый И. И. Мечников. Ему удалось доказать, что торнария — личинка баланоглоссуса. Присмотрелись детальнее и к баланоглоссусу. Обнаружилось, что только образ жизни сделал это животное похожим на червя. В действительности же оно обладает многими признаками, благодаря которым неоспоримо должно быть отнесено к самому высшему типу животного царства — хордовым животным.

Класс кишечнодышащих, к которому относится баланоглоссус, очень малочисленный. Этих интересных животных всего 30 видов. Обычно это мелкие червеобразные существа в несколько сантиметров длиною. Изредка длина их достигает метра.

Ознакомившись с внутренним строением и историей развития оболочников — асцидий, сальп и аппендикулярий, ученые открыли, что они также относятся к низшим хордовым животным. У них имеется зачаточная спинная струна — хорда.


Асцидии.

Аппендикулярии и сальпы — жители водной толщи. Асцидии же плотно прирастают к морскому дну, являясь довольно обычными представителями донного населения морей. Как у многих прикрепляющихся ко дну беспозвоночных животных, у асцидий имеется и половой путь развития — через свободноплавающую личинку — и бесполый — почкованием. При этом отпочковывающийся организм долгое время находится в связи с материнским. Некоторые асцидии являются колониальными животными.

Очень интересны асцидии-огнетелки (пирозомы). Колония состоит из многих сотен особей, заключенных в общую оболочку. Эти асцидии — свободноплавающие. Свое название они получили за способность ярко светиться.

У аппендикулярий тело вытянуто в длинный «хвост», помогающий им плавать. Маленькое животное в 10–15 миллиметров создает себе из слизи «домик». Аппендикулярии не нужно тратить усилий для того, чтобы плавать. Домик легкий, и он свободно парит в толще воды. Питаются эти любопытные существа мельчайшими животными. В домике имеется особое отверстие, закрытое чрезвычайно частой сеткой-фильтром. Создавая ток воды своим «хвостом», аппендикулярия прогоняет воду и вместе с ней мелкие организмы через фильтр. Отсюда они попадают ей в рот.

Ланцетник

Покопавшись в песке на мелководьях прибрежных вод Черного моря, можно найти любопытные существа, похожие одновременно и на рыбку и на червя. С последними их роднит отсутствие парных конечностей. Это ланцетники. Они относятся к простейшим хордовым животным.

Внутри тела ланцетников проходит от головы до хвоста спинная струна — хорда. Вся мускулатура расчленена на сегменты. Головной отдел спинного мозга не заключен в черепную коробку. Поэтому ланцетников выделяют в особую группу хордовых животных — бесчерепных. Внутреннее строение и личиночное развитие говорит и о близком родстве их с оболочниками. По форме тела ланцетники похожи на хирургический нож — ланцет, откуда и получили свое название. Спасаясь от врагов, ланцетник мгновенно зарывается в песок.


Ланцетник.

Являются ли ланцетники прародителями рыб, а отсюда и высших позвоночных животных, сказать пока нельзя. Некоторые ученые считают, что эти рыбоподобные существа во многих отношениях воссоздают облик первичных позвоночных животных.

Рыбы

Каких только рыб нет в море! У одних тело, как торпеда, хорошо обтекаемое, другие — плоские, как блины, часами лежащие на дне. Есть рыбы длинные, как змеи, и круглые, как шары. Это разнообразие форм связано с условиями жизни.

Рыбы населяют океан от поверхности вод до громадных глубин. Большинство — прекрасные пловцы. Есть рыбы, которые зарываются на дне в грунт. Есть и такие, что вылезают по корням мангровых зарослей на воздух или парят над поверхностью моря. Есть малоподвижные — лежащие на дне, или живущие среди водорослей, похожие по цвету и форме тела на веточки растений. Есть рыбы, окраска и рисунок кожи которых меняются в зависимости от окружающего их грунта.

Под именем рыб объединяют две совершенно различные группы водных животных. Одни не имеют обособленных челюстей, другие, наоборот, — с хорошо развитыми челюстями.

Первая группа так и называется: бесчелюстные, или круглоротые. Ранее они были многочисленны. Среди современных животных к ним относятся только миноги и миксины.

У миног и миксин червеобразное тело. Рот у них круглый с многочисленными зубами. Зубы есть и на языке. Череп у миног развит не полностью. Дышат они жабрами, расположенными позади головы. Скелет хрящевой. Парных плавников нет.


Миноги.

Миног несколько видов. Большинство их живет в море, но все они размножаются в реках. Миноги питаются различной пищей, преимущественно ракообразными и донными животными. Нападают они и на рыб. Особенно кровожадны миксины. Они вгрызаются в жертву, высасывают кровь, питаются мясом, часто даже паразитируют внутри тела рыб. В сетях нередко находят рыб, погрызенных миксинами и миногами.

К челюстноротым относятся все рыбы, населяющие теперь моря и пресные воды. Древнейшие рыбы — акулы и скаты; они дышат через несколько пар жаберных щелей, открывающихся наружу. У акул эти щели расположены по бокам, у скатов — на брюшной стороне. Скелет у них хрящевой. Головной мозг заключен в хрящевой череп. Зубы буквально наполняют весь рот. Акуты и скаты — типичные морские обитатели. Только в тропических областях Индии, Африки и Америки некоторые из акул поднимаются вверх по рекам и даже живут в озерах.

Больше всего рыб, относящихся к группе костных. У них окостеневший позвоночник, хорошо развитый череп, жабры, расположенные на жаберных дугах и прикрытые с боков костяными жаберными крышками.

С морями и океанами связана жизнь не только чисто морских рыб, но и таких, которые часть своей жизни проводят в пресных водах. Семга живет в море, а для нереста подымается в реки за сотни километров от устья. Речной угорь, наоборот, для размножения уходит за тысячи километров в море. Подобных рыб называют проходными. Есть небольшая группа рыб, обитающая во взрослом состоянии в прибрежных, сильно опресненных районах моря. Для икрометания они также входят в реки. Это полупроходные рыбы.

Самое характерное для большинства рыб — это движение, сильное, активное стремление вперед. Тунец плывет со скоростью около 20 километров в час. Меч-рыба мчится так, что своим «мечом» насквозь пробивает борта шлюпки. Для этого надо развить, хотя бы на коротком расстоянии, скорость около 100 километров в час! Идущие на икрометание в реки лососевые рыбы перепрыгивают через четырехметровые пороги.


Меч-рыба.

Тело рыбы прекрасно приспособлено к плаванию в воде. Оно обтекаемо. Недаром почти все хорошо плавающие животные в процессе эволюции приобрели рыбообразную форму тела. Пока были неизвестны образ жизни и анатомия китов, их считали громадными рыбами — «рыба-кит».

Очень многие рыбы — хищники. Им надо уметь быстро плавать, чтобы догнать свою жертву. Ну, а мирным рыбам надо быстро уйти от прожорливой пасти. Вот почему от плохо плававших предков, имевших змееобразную форму тела, развились современные торпедообразные, быстроплавающие рыбы. Плоские или другие формы тела, связанные с малоподвижным образом жизни, выработались у рыб, приспособившихся к жизни у дна, среди зарослей.

Про акул мы слышим множество рассказов еще с детства. Многие из нас первое представление об этой рыбе, вероятно, получили, прочитав замечательный рассказ Л. Н. Толстого «Акула».

Действительно, акулы иногда нападают на людей. Эти прожорливые хищники — жители преимущественно тропических вод. Очень опасна для человека тигровая акула, вырастающая обычно до 4 метров в длину, но иногда достигающая и 9 метров. Вес взрослой акулы — более тонны. Такой громадной акулой является и молот-рыба. Глаза у нее сидят по бокам головы. Широко известна и так называемая акула-людоед — белая акула. Ее длина свыше 4 метров, изредка достигает даже 12 метров, вес — более 3 тонн. Среди акул встречаются и настоящие гиганты. Китовые акулы вырастают до 20 метров, и, как ни странно кажется, они питаются рачками или мелкой рыбой. Но трудно было бы прокормиться такому колоссу, если бы ему пришлось догонять крупную добычу. Заплывет китовая акула в огромную стаю рачков и начинает цедить воду. Вся мелочь остается у нее во рту. Каждый рачок весит миллиграмм, то-есть одну тысячную долю грамма, но, поглощая миллионы рачков, гигант вполне насыщается. Обычно размер акул — 2–4 метра, питаются они рыбой, вообще же являются всеядными хищниками. Одно появление акул вызывает переполох в рыбьей стае. Акула может развивать скорость до 20 километров в час. Надо быть предельно юрким и незаметным (замаскированным), чтобы спастись от острых зубов этой разбойницы.

В тропических водах близко у дна живет небольшая акула — пилонос. Несмотря на свой воинственный вид, она довольно безобидна.


Акулы: голубая, колючая, сельдевая, молот-рыба, кошачья акула, пилонос.

С акулами тесно связана и жизнь своеобразных рыбок — рыбы-лоцмана и прилипалы. Обычно акул сопровождает рыба-лоцман. На теле акул часто можно видеть небольших, крепко приставших к ней рыб. В головной части тела у прилипалы имеется большая присоска. Она образовалась из видоизмененного первого спинного плавника. Присоской прилипала прикрепляется к телу акулы. Так они и путешествуют вместе. После удачной охоты прилипалы и лоцманы набрасываются на остатки акульей трапезы и начисто все подъедают.


Рыбы-прилипалы и лоцман сопровождают акулу.

Близкие родственники акул — скаты. Внешне они совершенно не похожи на акул, но внутреннее строение выдает их близкое родство. Скат — как бы сплющенная акула, с сильно разросшимися боковыми плавниками. Двигаются скаты при помощи волнообразных изгибов своих боковых плавников. Особенно интересны электрические скаты — торпедо. В головной части у них находится два электрических органа. Они состоят из пластинок, прослоенных особым студенистым веществом, служащим электролитом. 40 горизонтальных пластинок соединяется в шестигранный столбик, точно пчелиные соты; 600 таких столбиков составляют электрическую «батарею». Нерв подходит к каждой пластинке и электризует ее отрицательным зарядом. Противоположная сторона пластинки несет положительный заряд. Химические процессы, происходящие под влиянием нервных импульсов, вызывают электрический ток.

Электрические органы торпедо дают по 150 разрядов в секунду при напряжении до 80 вольт. Через 10–15 секунд рыба истощает свой запас энергии и отдыхает. Разряд электрического ската достаточен, чтобы парализовать рыбу или отогнать хищника. Имеются рыбы, дающие еще большие разряды. У электрического угря величина разряда достигает 300 вольт; поражение таким разрядом может быть весьма болезненным и для человека.


Электрический скат — торпедо.

Купаясь в районе зарослей морской травы, растущей у берегов Черного, Азовского и южной части Японского и Балтийского морей, неприятно встретиться со скатом-хвостоколом. В Черном море их называют морскими котами. Они достигают метра длины. На хвосте кота имеется большая зазубренная игла. Нападая, морской кот сильно бьет хвостом и ранит этой иглой. В тропических водах встречаются гигантские хвостоколы длиной до 6 метров и весом более тонны. Хвост их вооружен зазубренным «кинжалом» метровой длины.

Опасна для человека и пила-рыба. Этот акулообразный скат достигает 15 метров длины и двух тонн веса. Пила-рыба — замечательный пример того, как из приспособленного к жизни на дне плоского ската развились рыбы с хорошо обтекаемой формой тела, когда они перешли к жизни в толще воды. Пила-рыба быстро плавает. Вытянутый вперед двухметровый вырост рыла усажен с каждой стороны 20 острыми зубьями. Своей мощной пилой хищник глушит стаи мелкой рыбы, вскапывает грунт, выискивая запрятавшихся там животных. «Пила» может «разрубить» большую рыбу.


Пила-рыба.

Многие хищные рыбы, охотясь за пищей, прибегают к хитрости. Неподвижно лежит на дне рыба, носящая необыкновенное название «морской чорт». Над головой у него шевелится червеобразный кончик отдельно стоящего луча спинного плавника. Набросится какая-либо доверчивая рыбка на мнимого червяка и окажется в огромной пасти морского чорта. Вот так и живет этот хищник: и плавать не надо, и пища сама в рот идет!


Морской чорт.

Среди веточек кораллов снуют пестрые маленькие рыбки, своей окраской и формой тела несколько напоминающие бабочек. Ярко окрашенные, они сразу бросаются в глаза, когда находятся в аквариуме, но совершенно незаметны среди разнообразных кораллов. Многому можно «поучиться» у рыбок коралловых рифов, у которых в борьбе за существование давно уже выработались различные виды маскировки.


Рыбы коралловых зарослей.

Замаскироваться, сделаться незаметным очень выгодно в той непрекращающейся «войне», которая ведется в глубинах моря. Плотно прижавшись ко дну, лежит плоская рыба-камбала. Верхняя часть ее тела окрашена под цвет окружающего грунта, и камбалы совсем не видно. Если камбала переплывет с песчаного грунта на каменистый, быстро изменится ее окраска и расположение пятен на теле и среди камней она будет также незаметна.

Были проделаны интересные опыты. Дно аквариума делили на две части: половина дна раскрашивалась под шахматную доску, а другая половина имела однообразно белый цвет. Когда камбалу клали головой на искусственный грунт, раскрашенный шахматным рисунком, вся кожа на спине рыбы покрывалась пятнами, имитирующими этот рисунок. Затем ту же камбалу клали головой на белый фон. Рисунок исчезал, и рыба становилась белесой. У камбалы выработались условные рефлексы, вызывающие изменение окраски тела. Так, приспосабливаясь к окружающим условиям, спасается от своих врагов беззащитная камбала. Проплыла акула, зорким взором осмотрела дно — и ничего не обнаружила. Все притаилось, замаскировалось, словно и не было здесь минуту тому назад бурной жизни.


Окраска камбалы на песчаном и каменистом грунте.

Как у всех рыб, оба глаза личинки камбалы располагаются симметрично, а плавнички — по бокам тела. Но вот малек переходит к жизни на дне. К этому времени все его строение сильно видоизменяется. Искривляются кости черепа и позвоночника. Оба глаза располагаются на одной «верхней» стороне плоского тела. Сторона тела, лежащая на грунте, становится бесцветной — белой, зато «верхняя» часть приобретает защитную способность окрашиваться под нужный цвет.

* * *

Иногда в открытом море можно наблюдать удивительную картину. Точно стая воробьев, выпорхнули из волны чудесные серебристые рыбки. Планируя, пролетели они несколько десятков метров, чуть прикоснулись к воде и продолжают полет дальше. Сколько прародителей этих летучих рыбок гибло из поколения в поколение, пока их плавники не развились в крылья. За летучими рыбками выскакивает из воды и преследующий их тунец. Большое тело тунца хорошо приспособлено к быстрому плаванию, но становится совершенно беспомощным в воздухе. Враг теряет направление погони, падает в воду, а рыбка улетает.

Но крыло рыбки — это не крыло птицы, а планера. Летучая рыбка не машет крыльями. Спасаясь от преследования, она быстро плывет к поверхности моря. Крылышки-плавники прижаты к бокам туловища, все тело устремлено вверх. Наконец рыбка достигла поверхности. Сильно работая хвостом-мотором, она быстро делает разбег, расправляет «крылья» навстречу потоку воздуха и взлетает. Если нужно лететь дальше, рыбка коснется волны, заработает ее хвост, она опять наберет разбег и вновь взлетит. Обычно рыбка летит 100–150 метров. Для этого ей нужно находиться в воздухе около 20 секунд. Наблюдали и более длительный полет — до 400 метров и пребывание в воздухе около минуты. Держаться в воздухе рыбке еще помогают отраженные от воды токи воздуха, они подымают ее высоко. Этим можно объяснить и залет рыбок на палубу корабля. Ночью, когда рыбка не видит темного борта, она подлетает к нему вплотную и обтекающим корабль током воздуха заносится наверх. Но опасен для рыбок и воздух. Ускользнув от прожорливой пасти тунца, рыбка подвергается нападению чаек и других морских птиц. Надо скорее нырнуть в воду. Очевидно, приспособившись к полету на небольшое расстояние, рыбки с меньшими «жертвами» спасаются и от водных и от воздушных врагов.


Летучие рыбки.

Сильная штормовая волна набегает на берег. В щепки разбивает она лодки, выворачивает сваи, разламывает камни. Но даже в этой прибойной зоне приспособились к жизни рыбы. Как в таких могучих волнах может сохраниться рыбка? Ведь тело ее не защищено панцырем, мягкая кожа не выдержит удара о прибрежные скалы! Брюшные плавники бычков видоизменились в особые присоски. Крепко присосавшемуся бычку не страшны бушующие над ним волны.

В море обитают два близких родственника — морской конек и конек-тряпичник. Морской конек — рыбка, живущая среди водорослей, прикрепленных ко дну моря. Хвостом держится конек за стебли. Плавает морской конек плохо. Благодаря причудливой форме его не так-то легко заметить среди водорослей. Тряпичник живет среди плавающих вдали от берегов водорослей — саргассов. Там он прекрасно скрывается от своих врагов. Различные выросты обильно развиваются на теле этой рыбки — вот почему ее и назвали тряпичник.


Морской конек и конек-тряпичник.

Приспособилась к пассивному плаванию еж-рыба. Когда на нее нападает враг, тело раздувается, как шар. Рыба ощетинивается, покрываясь со всех сторон длинными и крепкими иглами. Ткнется хищник в такую добычу и вряд ли пожелает повторить нападение на рыбку, казавшуюся беззащитной. Кроме того, «беспечность» ежа-рыбы только кажущаяся. Не всякая рыба охотится за ежом, у которого икра ядовита. Уколы о шипы и лучи плавников скорпены, морского дракона и некоторых других рыб вызывают у человека болезненное ощущение.


Еж-рыба.

Удивительно прячутся от врагов маленькие рыбки из семейства фиерасферов. Они живут в тропических водах у берегов Центральной Америки. Завидев врага, рыбки исчезают внутри больших раковин живой жемчужницы, а некоторые ухитряются спрятаться даже внутри голотурий, где спокойно можно переждать нужное время. Обычно это мирное сожительство, но, проголодавшись, рыбки поедают внутренние органы голотурий. Иногда в раковинах жемчужниц находили мумий фиерасферов, покрытых перламутровым слоем.

* * *

По-разному заботятся рыбы о своем потомстве. Колюшка из веточек растений делает гнездо, откладывая всего несколько десятков икринок. Пока выводятся и растут мальки, самец заботливо их охраняет.

В щели между скал заходит рыбка маслюк. Отложенную в пустую створку раковины кучку икры она обвивает своим телом, охраняя ее от врагов. Пинагоры мечут икру на границе отлива. Если ушедшая вода обнажит икру, то можно увидеть трогательное зрелище. Охраняющий икру самец время от времени, набрав в рот воды, поливает ею икру.


Заботливые родители — морские колюшки у гнезда.

Живущая на американском побережье рыбка лаурестес откладывает икру во влажный песок на верхней границе воды в период максимального прилива. Следующие затем приливы меньшей величины, хотя и не покрывают водой отложенную икру, но сохраняют влажность, обеспечивающую нормальное развитие икры. Зато солнышко хорошо прогревает песок, икра быстро развивается. Морские враги ей не угрожают. К периоду следующего максимального прилива в воду выходят уже плавающие личинки.

Недавно советскими учеными была открыта еще одна замечательная форма «заботы» рыб о своем потомстве. В Охотском море живут в придонном слое воды розовые глубоководные рыбки — корепроктус. Весною перед нерестом они подымаются на меньшие глубины, где встречаются с громадными камчатскими крабами. У самок рыбки имеется длинный яйцеклад. Они просовывают яйцеклад под панцырь крабов, откладывая там икру. Под панцырем икра развивается почти в полной безопасности: любителей полакомиться жестким, колючим крабом на дне моря мало. Находящиеся под панцырем жабры краба все время шевелятся, прогоняя воду. Вода омывает и жабры и развивающуюся икру. С прогревом воды крабы устремляются на мелководья. Вместе с ними путешествует и икра. Выклюнувшиеся из икринок мальки оказываются в теплых прибрежных водах, в условиях весьма благоприятных для их развития.

Многие рыбы закапывают икру в песок на морском дне или приклеивают ее к водорослям. В укромных местах, где быстрое течение речек или ручьев несет воду, снабженную кислородом, различные лососевые рыбы, пришедшие с моря на икрометание, вырывают ямки. Отложенную в ямку икру родители тщательно закапывают. Своими хвостами они набрасывают над ямкой целый холмик из песка и гальки, но так, чтобы свежая, богатая кислородом вода смачивала спрятанную под бугорком икру. Соорудив такую сложную постройку, рыбы охраняют некоторое время свои нерестовые бугорки от пришедших новых производителей и любителей полакомиться икрой.

Акулы и скаты сами не заботятся о своих детенышах, но икринка их одета в роговую капсулу, защищающую зародыши от многих врагов.


Яйца акул и скатов заключены в роговые капсулы.

Наиболее заботливыми родителями можно считать морского конька и морскую иглу. У самцов этих рыб имеется особая выводковая камера. Самки откладывают в нее икру. Края заполненной камеры у большинства видов срастаются. Внутри нее развивается икра. Кислород, необходимый для дыхания икры, поступает из крови, текущей по сосудам слизистой оболочки выводковой камеры. Когда личинки подрастут, края камеры начинают раскрываться, и выросшие мальки ее покидают.

Наконец имеются и живородящие рыбы. У некоторых видов акул, скатов, пилы-рыбы, бельдюги, морских окуней оплодотворение является внутренним, и на свет появляются уже вполне сформированные мальки. Обычно эти рыбы приносят от нескольких штук мальков до нескольких десятков. Только морской окунь выметывает (в несколько приемов) от 37 тысяч до 363 тысяч личинок.

У самки пилы-рыбы находят по 30 и более детенышей. Они появляются на свет вполне сформировавшимися, вооруженными пилой с острыми зубьями. Пилы молодых рыбок в утробный период одеты в особые чехлы, и рыба-мать гарантирована от повреждения во время родов. Нечто похожее происходит и у скатов-хвостоколов. Они тоже живородящие. Маленькие хвостоколы родятся с «мягкой» иглой, которая со временем крепнет и разрастается.

Однако большинство рыб не заботится о своем потомстве. Они спасают свой род от уничтожения, выметывая большое количество икринок. У морской камбалы бывает до 50 тысяч икринок. Треска и угорь мечут до 10 миллионов икринок, луна-рыба — до 300 миллионов. Заботиться о таком потомстве, конечно, невозможно. Но это и не требуется. Для продолжения рода достаточно, если из этих миллионов вырастет всего несколько рыб. Они опять дадут массу икринок. Большая плодовитость рыб служит им защитой от истребления вида. Интересно отметить, что у рыб, мечущих в море много икры, она плавающая. Морские течения разнесут икринки и помогут распространению вида на большие пространства.

* * *

Успехи гидроакустики позволили сдать в архив известную поговорку: «Нем, как рыба». Рыбы «говорят», они издают различные звуки, иногда даже различимые человеческим ухом. Хлопая жаберными крышками, скрежеща зубами, выпуская воздух из плавательного пузыря, некоторые рыбы урчат, каркают, хрюкают и пищат. Семейство горбылевых рыб является настоящими подводными «музыкантами». Некоторые из этих «поющих» рыб, как, например, черноморская ставрида, — промысловые. Их ловят, подслушивая издаваемые ими звуки. Среди рыбаков островов Малайского архипелага и Тихого океана развилась даже особая специальность — рыбьих слухачей. На маленьком челноке слухач плывет впереди рыбацких лодок. Время от времени он опускается в воду и слушает шум, вызываемый стаей рыб. Только по команде слухача выметывают сети.

Некоторые рыбы хорошо слышат звуки, издаваемые человеком. Старинный промысловый лов кефали в Черном море был основан на том, что рыбу «брали на испуг». Слыша звук, кефаль пугается и выпрыгивает из воды. По количеству выпрыгнувшей рыбы судили о ее скоплении. Там, где было много рыб, артель расстилала сети.

Большинство рыб «говорит», но на таких звуковых частотах (колебаниях), которые человеческое ухо не воспринимает. «Рыбий разговор» был раскрыт военными моряками. В период Великой Отечественной войны для борьбы с немецкими подводными лодками были изобретены особые гидроакустические приборы. Погруженные в воду, они воспринимают звуковые колебания различной частоты. Случалось, что неопытные слухачи подымали ложную тревогу: им казалось, что в атаку идут вражеские эскадры. В действительности же это проходила стая каких-либо рыб. В гидрофон можно услышать звуки, издаваемые рыбами, раками и другими животными. Многие из этих звуков похожи на шум винта парохода или на шум двигающейся подводной лодки.

* * *

В советских морях живет свыше 150 видов промысловых рыб. Добыча рыбы — богатейшая отрасль нашего народного хозяйства. Тысячи судов приходят с моря, груженные обильным уловом. Сотни заводов на берегу замораживают, солят, коптят рыбу или готовят из нее консервы.

Основными промысловыми рыбами являются осетровые, сельдевые, лососевые, карповые, тресковые, камбаловые. Кроме того, большое значение имеют окуневые, скумбриевые, тунцы, бычки, горбылевые и кефалевые.

Осетровые стоят на самой низшей ступени развития костных рыб: значительная часть их скелета хрящевая. Это одна из самых древних групп костных рыб. К осетровым относятся: белуга, калуга, осетр, севрюга, стерлядь, шип. Все осетровые распространены только в северном полушарии. Часть из них, например стерлядь, постоянно живет в пресной воде, но обычно осетровые относятся к проходным или полупроходным рыбам. Нерестуют они в реках, а откармливаются и растут в море.

Хотя общий улов осетровых относительно невелик — менее 30 тысяч тонн в год, но весьма выгоден. Осетровые рыбы дают «черную» икру и нежное, вкусное мясо. Недаром осетровых называют «красной рыбой». Красная она не по цвету мяса, а по старинной русской манере называть все хорошее красным.

Главнейший промысел осетровых рыб сосредоточен в Советском Союзе. Добыча осетровых в СССР составляет более 90 процентов мирового улова. Особенно много осетровых и белуги промышляют на Каспийском море и в реках, впадающих в него. В меньшем количестве добывают осетровых рыб в Азовском и Черном морях. В Аральском море ловят шипа.

Самые крупные представители осетровых — белуги. В мае 1951 года на Дону рыболовецкая бригада Нехлиновского колхоза имени Фрунзе выловила белугу в 700 килограммов весом, длиной свыше 4 метров. Иногда попадаются и еще большие гиганты. Так, на Волге в 1864 году поймали белугу весом более тонны и длиною в 5 метров.

Из Каспийского моря белуги идут на нерест вверх по Волге до Калинина и по Каме до Чистополя. Во время нереста крупные белуги откладывают до 8 миллионов икринок. Вес икры крупной белуги превышает 100 килограммов.

Другой родственник белуги — калуга — населяет бассейн реки Амура и выходит только в опресненную часть Охотского моря. Калуга — одна из самых крупных рыб, живущих в пресных водах. Ее размер иногда превышает 5,5 метра, и весит она более тонны.

Осетры, по которым и названы эти костно-хрящевые рыбы, вырастают до 2 метров. По значению в промысле осетры занимают первое место, затем идут севрюги. А белуги и калуги, хотя и очень крупные рыбы, но, как это часто бывает с «великанами», встречаются реже.

На первом месте в мировом рыбном промысле стоят сельдевые. Они дают треть всего улова рыб.

Из группы сельдевых большое промысловое значение имеют океанические сельди: атлантическая и тихоокеанская, сардина, каспийско-черноморская сельдь, кильки (или тюльки), хамса (или анчоус) и некоторые другие представители семейства сельдевых рыб.

Сельди широко распространены и в северных частях Атлантического и Тихого океанов. Но в каждом из океанов жизнь сельди имеет существенные отличия. Клейкая икра атлантической и мурманской сельди прилепляется к гальке на глубине от 50 метров и до 200 метров, а тихоокеанская — к водорослям на мелком месте до 15 метров. Тихоокенская сельдь отличается еще и тем, что легко выносит опреснение. Поэтому подвиды этой сельди распространялись через прибрежные воды сибирских морей и проникли в Печорский район Баренцова моря и в Белое море. Здесь они образовали ряд местных пород: печорскую, беломорскую и другие. Мурманская же сельдь относится к атлантической группе и не может постоянно жить в холодных опресненных водах Белого, Карского и других морей Северного Ледовитого океана. Вот и получилось, что в этих морях живут сельди, обязанные своим происхождением далекому Тихому океану, а не близкому Атлантическому океану или Баренцову морю.

Совсем иной образ жизни ведут сельди, известные под названием каспийско-черноморских. Кроме Каспийского моря, где живет 16 видов сельдей, они встречаются в Черном и Азовском морях, но здесь их всего 5 видов.

Каспийско-черноморские сельди не боятся сильно опресненных вод. Есть даже проходные, совершающие путешествия на нерест из моря вверх по реке на сотни километров (черноспинка, волжская сельдь). Имеются и полупроходные, невысоко подымающиеся по реке. Наконец есть и морские, идущие на нерест уже не в реку, а в сильно опресненные районы моря (долгинская сельдь, астраханская, азовская). Среди морских видов имеются такие, которые нерестятся в воде с обычной каспийской соленостью (бражниковская сельдь и некоторые пузанки).

Перед тем как отправиться из Каспия в далекие странствия вверх по реке, черноспинка и волжская сельдь накапливают в теле жир. В реках они уже не питаются, и после нереста много их погибает. Однако если стоит прохладная погода, то часть сельди выживает и скатывается обратно в море. В этом случае она сможет прийти в реки на нерест и в следующем году. Дальше вверх по реке идет самая жирная — черноспинка. Ее часто называют «залом». Волжская сельдь проделывает меньший путь, и, соответственно, жира, накопленного в море, у нее меньше. Морские сельди не совершают таких путешествий, как проходные, и жира у них еще меньше.

Хамсу (анчоус) различают черноморскую и азовскую. Первая живет только в Черном море. Вторая летом для откорма и на нерест скапливается в Азовском море, а зимовать уходит в более теплое Черное море.

Громадными косяками подходит в некоторые годы к берегам Советского Приморья дальневосточная сардина. Икру она мечет у берегов Южной Японии и Кореи, а летом для питания идет на север вдоль советских и японских берегов. До 1940 года сардины подходили к нашим берегам в таком изобилии, что удавалось вылавливать в год более 150 тысяч тонн этой ценной рыбы. В последующее время редко вылавливали даже несколько экземпляров для научных наблюдений. Причины такого резкого падения уловов точно не установлены. Вероятно, сказалось похолодание воды в районе нерестилищ, а отсюда гибель икры, а также сокращение численности сардины в ряде поколений, следовавших друг за другом.

Очевидно, что с потеплением вод на нерестилищах дальневосточные сардины размножатся опять.

В советских морях обитают различные виды семейства лососевых: лососей и сигов. На западе — балтийский лосось, кумжа, форели и сиги, на европейском севере — семга, кумжа, ряпушка; на сибирском севере — нельма, гольцы, а из сиговых — омуль, муксун, ряпушка. Дальний Восток — это подлинное царство лососевых рыб: реки буквально заполняются идущей с моря на икрометание кетой, горбушей, чавычей, красной. А ведь, кроме них, здесь обитают камчатская семга, мальма, кунджа и другие.

В небольшом количестве водятся лососи в Черном и Азовском морях. Каспийская же белорыбица, и особенно каспийский лосось, по своим вкусовым качествам справедливо считаются ценнейшими рыбами в мире.

Большинство сиговых — чисто пресноводные рыбы или, реже, полупроходные; к последним относятся омуль, муксун и некоторые другие.

Входящая в реки семга после нереста скатывается вниз, в море, где восстанавливает свои силы, и на следующий год возвращается в реку. Развившиеся из икры молодые семги проводят в реке два-три года, после чего переходят к жизни в море.

Дальневосточные лососевые во время хода в реки не питаются и после икрометания погибают. Если бы у них не выработалась способность обходиться без пищи в период миграции в реки, то они не смогли бы плыть так далеко. Ведь река не может «прокормить» такого огромного количества горбуши, кеты и других рыб, идущих на нерест. Живут они в реке за счет накопленного в море жира. Определения, сделанные в море при подходе амурской кеты, показали, что у нее имеется жира более 11 процентов от веса тела. Пришедшие на нерестилища содержали жира меньше 4 процентов, а у погибающих после нереста жира было меньше полпроцента.

Лососевые, вероятно, потомки пресноводных рыб.

К проходному образу жизни лососевые перешли в ледниковый период, когда происходило значительное опреснение морей. В это время речные рыбы легко распространялись в море, где было больше простора и пищи; нерест же они попрежнему проводили в реках.

Различных карповых рыб очень много. К карповым относятся: лещ, сазан, вобла, усач и другие, В продаже карповых рыб называют «частиковые», так как ловят их сетями с мелкой (частой) ячеей. Большинство карповых рыб чисто пресноводные, но некоторые из них относятся к полупроходным рыбам.

В наших южных морях — Азовском, Черном, Каспийском и Аральском — широко распространены лещ, сазан, вобла. Они играют существенную роль в промысле. Вобла, тарань и аральская плотва — ближайшие родственники плотвы, ее подвиды. Обычно эти полупроходные формы плотвы называют в Азовском и Черном морях таранью, на Каспии и Аральском море — воблой.

Полупроходные карповые рыбы откармливаются в море. На нерест, а также на зиму они входят в реки, где залегают в глубине — на ямах.

По уловам карповых рыб Советский Союз стоит на первом месте.

Если посмотреть на распространение тресковых, то мы увидим, что тресковые наиболее широко представлены в северной части Атлантического океана. Здесь живут 40 видов тресковых рыб. В арктических морях — 5 видов; в дальневосточных морях СССР и Северной Америки — 5 видов; в южной Умеренной области — 8 видов.

Треска — основная промысловая рыба северной части Атлантического океана и Баренцова моря. Много трески и в наших дальневосточных морях, но там ее промысел развит еще недостаточно.

Живет треска обычно в придонных слоях воды. Треска, обитающая в Баренцовом море, нерестится у северо-западных берегов Норвегии и на Западном Мурмане. Икру и выклюнувшуюся личинку подхватывает мощное атлантическое течение, вливающее свои воды в Баренцово море. Здесь мальки трески находят много пищи и быстро растут. После нереста треска возвращается в Баренцово море, где восстанавливает жировые запасы.

Мясо трески постное; большая часть ее жира концентрируется в печени. При среднем весе печени в 500 граммов в ней содержится более 100 граммов жира. Получаемый из печени рыбий жир богат витаминами «А» и «Д».

Вместе с треской обычно ловят и пикшу. Пикша еще сильнее связана с дном, чем треска.

Меньшее значение из тресковых имеет навага. Ее ловят в устьях рек. В формировании биологии наваги сказался ледниковый период. Она не боится сильного опреснения, а нерестится зимою, в самое холодное время года.

Камбаловые принадлежат к числу важных промысловых рыб. В некоторых районах их бывает так много, что в трал попадает несколько тонн камбал.

Камбаловые, в отличие от тресковых, наиболее разнообразны в дальневосточных морях. Здесь обитает более 30 видов камбаловых. Камбаловые — настоящие морские обитатели и лишь некоторые виды не боятся прибрежных опресненных вод.

Особенно ценятся среди камбаловых палтусы. Их промышляют в Баренцевом море и в дальневосточных морях. Иногда попадаются крупные палтусы — в 2 метра длины и до 200 килограммов весом. Крупные палтусы ценятся так высоко, что английские траулеры специально приходили за ними в Баренцово море. Всю рыбу, кроме палтусов, они выбрасывали, набивая трюмы только этой ценной рыбой. Такой хищнический лов подорвал на несколько лет запасы палтусов в Баренцовом море.

Морские змеи и черепахи

У берегов тропических островов можно встретить морских змей. Но некоторые из них (желтобрюхая пеламида) живут и вдали от берегов, в открытом океане. Высунув голову из воды, чтобы дышать воздухом, плывет змея. Так же как и у наземных родичей, изгибается ее эластичное тело. Ядовитые зубы готовы вонзиться в зазевавшуюся рыбешку. Только хвост, сжатый наподобие рулевого весла, выдает морской образ жизни этой змеи.

Морские змеи настолько приспособились к жизни в воде, что не могут быть долго на земле. Поэтому большая часть морских змей живородящие. Родившиеся в море молодые змеи вполне сформированы и могут сразу плавать. Морские змеи живут только в Тропической области. Изредка они появляются на юге Японского моря и то лишь в жаркое лето.


Морская змея.

У морских черепах ноги превратились в весла. Гребя всеми четырьмя конечностями, черепаха быстро плавает. Лишь время от времени ей необходимо поднять голову над поверхностью воды — подышать воздухом. Затем она снова ныряет в поисках пищи. Когда приходит время размножения, на песчаные отмели островов, затерянных среди океана, вылезают из моря тысячи черепах. Они откладывают яйца и заботливо зарывают их в песок. В это время за ними легко охотиться.


Морские черепахи.

Есть один интересный способ лова черепах с помощью рыбы-прилипалы. Им пользуются туземцы островов Океании. Увидев черепаху, охотник выбрасывает за борт прилипалу, к которой привязан крепкий шнур. Рыбка прилипает к черепахе, и охотник, притягивая к борту челнока шнур, получает без особого труда ценную добычу.

Мясо и яйца черепах очень вкусны. Кроме того, ценится роговая оболочка черепахового панцыря, из которого выделываются гребни и различные украшения.

Морские черепахи, в основном, тоже тропические животные. Изредка попадаются они и в Японском море. Среди морских черепах есть настоящие гиганты. Так, кожистая черепаха достигает 2,5 метра длины и полтонны веса. На такой черепахе могут «путешествовать» двое взрослых людей.

В прибрежных районах, особенно в мангровых зарослях, водятся и морские крокодилы.

Морские птицы

Если пойманного альбатроса посадить на палубу парохода, птица будет беспомощно бродить по палубе, не поднимаясь в воздух, так как взлететь она может только с волны. Прекрасные пловцы и ныряльщики, морские птицы всю жизнь проводят в море, питаясь рачками, червями, рыбой. Еще более связаны с морем пингвины, обитающие в Антарктике. Они потеряли даже внешний вид птицы. Крылья пингвинов превратились в ласты-весла, ноги отодвинуты назад, а некоторые перья имеют вид почти настоящей чешуи. К морским птицам относятся также гаги, кайры, различные чайки и многие другие виды.

Гнезда морские птицы строят на берегу, часто на отвесных скалах, или на уединенных островах далеко в море. По земле они передвигаются с трудом. Впрочем, земля этим птицам нужна только для вывода птенцов. Когда молодые птенцы подрастают настолько, что могут уже самостоятельно плавать, птицы покидают берега и живут на воде.

Миллионы птиц поселяются на прибрежных скалах. В губе Безымянной на Новой Земле на прибрежных скалах была подсчитана колония, в которой оказалось около двух миллионов птиц. Но есть еще б?льшие поселения. Эти шумные колонии птиц на прибрежных скалах получили название «птичьих базаров».

Наиболее распространенная птица новоземельских «базаров», да и вообще на нашем Севере, — кайра. Из 3 миллионов гнездящихся на Новой Земле птиц 2 миллиона кайр. Второе место занимают люрики и моевки (часто называемые трехпалыми чайками). Кроме того, на «базарах» живут глупыши, чистики, поморники и другие.


На «птичьем базаре» особенно много кайр.

Обычно на «птичьем базаре» селятся разные птицы. Но бывают колонии, состоящие преимущественно из одного вида. В известном поселении птиц на севере Норвегии на мысе Нордкап обитает около 5 миллионов моевок.

Птицы так густо покрывают прибрежные скалы и круто обрывающиеся в море склоны гор, что каменная стена кажется живой. В каждом малейшем углублении, трещине, каменном выступе лежат яйца и сидит птица. Выступы столь малы, что птицы не могут даже соорудить там настоящие гнезда. Яйца лежат прямо на скале или на кусочках дерна. Но они не падают. Их форма такова, что они не катаются. С 25 квадратных метров площади можно собрать 500 яиц.

Морские птицы выбирают для насиживания скалистые берега, так как они служат хорошей защитой от врагов. На отвесную стену не может взобраться не только белый медведь, но и песец. Громадное скопление птиц само по себе представляет мощную живую защиту от пернатых и четвероногих врагов. Когда напуганные птицы взлетают, то воздушная волна, образующаяся от массы взлетевших и машущих крыльями тел, может опрокинуть человека.

Вот красочный отрывок из описания «птичьего базара» участника экспедиции на Землю Франца Иосифа писателя И. С. Соколова-Микитова:

«Чем ближе подплывали мы к выраставшей над водой скале, тем слышнее доносился шум большого „птичьего базара“. Казалось, близко шумит многоголосая ярмарка. В сливавшемся шуме и гомоне множества птичьих голосов отчетливо слышались отдельные вскрики. Было похоже, что это ссорятся и кричат на ярмарочных возах сердитые бабы.

Бесчисленное множество птиц населяло отвесную часть скалы, стеною возвышавшуюся над водой. Птицы кричали, ссорились, непрерывно слетали и возвращались, и над скалой слышался неумолкаемый шум…

Окруженные плававшими и пролетавшими птицами, не обращавшими на нас внимания, мы подгребли под самый „базар“. Недоступная человеку отвесная стена представляла замечательное зрелище. От самого верха птицы плотно лепились на каждом карнизе, на всяком выступе камня. Невозможно понять, как ухитрялись они держаться. Случалось, иные срывались, падали в воздух и с криком садились, расталкивая недовольных соседей. Группы лепившихся по карнизам и выступам птиц представляли собою самые затейливые фигуры.

Птицы лепились в разнообразных позах и положениях. В бинокль можно было разглядеть, как самые крайние, вытянув шеи, балансируют на краешке камня. Тысячи птиц вились над скалою, и нам казалось, что стоим у подножья гигантского улья, из которого в жаркий полдень выходит рой. На воде под скалою хлопьями плавал пух. Известковый дождь непрерывно сыпался сверху на шлюпку, казавшуюся крошечной скорлупкой у подножья каменной гигантской скалы, глубоко уходившей в полупрозрачную зеленоватую воду…»

На вершине «птичьего базара» обычно живут несколько пар крупных белых птиц — бургомистров. Их назвали так потому, что они кажутся управителями колонии. Важно восседают они на вершине скалы. Бургомистры — прожорливые хищники. Они отнимают у чаек добычу и частенько разоряют гнезда, поедая яйца. Куда бы ни подлетали бургомистры, сейчас же слышится птичий гомон коллективно отбивающихся от врага птиц.

В марте и апреле на места «птичьих базаров» на Новой Земле, Земле Франца Иосифа, Шпицбергене, Ян-Майене, острове Медвежьем, Мурмане прилетают кайры. Кайра гнезда не делает, откладывая одно яйцо на голый выступ скалы. Насиживают оба родителя попеременно. Пока один из родителей ищет добычу, другой согревает яйцо. Если яйцо упадет со скалы и разобьется или если его взять, то птица отложит другое. Насиживание продолжается немного более месяца. Птенцов кайры кормят мелкой рыбой. В середине августа птенцы меняют пуховое одеяние, покрываются перьями и могут уже взлетать. Первое время птенцы очень боятся ринуться вниз со скалы, и нередко родители сталкивают трусливого детеныша.

После вылета ни родители, ни их птенцы уже больше не возвращаются к своим примитивным гнездам. До будущего года, до нового периода выведения птенцов, птицы будут летать над морем, нырять в его пучину, качаться на волнах.

Многие морские птицы селятся не только на отвесных скалах, но и на низких берегах. Эти птицы выбирают уединенные островки. Часто колония их так велика, что можно говорить о «птичьем острове». К числу таких птиц относится гага.

Из всех морских птиц гаги наиболее ценны. Гагачий пух так сохраняет тепло, что достаточно 100–200 граммов этого пуха, чтобы сделать хорошее зимнее пальто. В Баренцовом море много гаг. Сейчас на островах мурманского побережья, на которых эти птицы постоянно живут, созданы гагачьи фермы.

Обитая среди людей, гаги становятся настоящими домашними птицами. Они важно шествуют по комнатам, залезают на кухню, роются среди выброшенного мусора. Отлетая и отплывая от острова, гаги возвращаются на ферму.

В период насиживания у гаги отрастает необыкновенно мягкий теплый пух. Он не жирный, не слипается и не смачивается. Строя гнезда, гага выщипывает у себя этот пух и выстилает им гнездо. Каждое гнездо дает 20–30 граммов пуха. Только этот пух и является драгоценным. Убивать птиц бессмысленно, так как выщипанный из шкурки пух не в период насиживания — жирный и не представляет большой ценности.

Несметные стаи птиц прилетают летом на побережье и острова Ледовитого океана. Здесь они проводят 6–8 месяцев. Птицы, поселяющиеся от Мурмана и Шпицбергена до Енисея, улетают зимовать вдоль западных берегов Европы, на Средиземное, Черное и Каспийское моря. Обитатели пространств на восток от Енисея улетают на зимовку вдоль берегов Азии. Многие летят в Китай, Индо-Китай и даже в воды Малайского архипелага. Самые длинные перелеты совершают морские птицы. Один из видов чаек — крачек — гнездится в полярных морях на севере Америки, а зимует в антарктических водах. Ее путь по Атлантике равен в оба конца 20 тысячам километров!

Большими колониями живут в антарктических водах пингвины. Твердая «почва» им нужна только для вывода птенцов. Но как быть тем пингвинам, которые выводят птенцов на льдах? Ведь холод замедляет развитие яйца. У этих пингвинов на брюхе развилась особая кожная складка. Пингвин кладет яйцо в складку и прикрывает его ластами.

В своих воспоминаниях о посещении острова Маккуори мичман П. М. Новосильский, участник экспедиции Ф. Ф. Беллинсгаузена, рассказывает:

«Пристав к голым каменьям, мы пробрались через них на довольно обширную равнину, поросшую травою. Многие тысячи пингвинов, один возле другого стоявших, покрывали собою значительную ее часть и походили издали на большую армию…

В числе пингвинов мы заметили на этом острове несколько мохнатых, на них были надеты точно енотовые шубы, мехом наружу. Впоследствии мы узнали от промышленников, что природа наделяет такою шубой молодых пингвинов и именно первогодников для того, чтобы они могли вытерпеть суровость зимы; на другой же год молодые пингвины навсегда теряют этот мех, потому что довольно уже окрепли и могут переносить стужу.

В самое короткое время мы успели наполнить несколько корзин пингвиновыми яйцами. Для добывания их нужно иметь некоторую сноровку, а именно: надо взять самку за ногу и легонько толкнуть птицу, тогда яйцо выкатится из-под нее в целости, а иначе разобьется…»

Морские птицы обитают не только на побережье Ледовитого океана. Колонии близких видов птиц имеются и на Тихоокеанском побережье Советского Союза.

Другую картину птичьего населения представляют собой наши южные моря. Прежде всего это пролетные станции. Так, куличок-камнешарка, летя с берегов Северного Ледовитого океана, останавливается отдохнуть на Каспийском море. Потом эта маленькая птичка полетит в Африку, чтобы завершить свой десятитысячекилометровый перелет.

Весной на Каспийском море делают передышку птицы, летящие с юга Азии и из Африки на север. Осенью на Каспий прилетают на зимовку утки, лысухи, цапли, белая кольпица, чайки, фламинго. В ноябре появляются с севера гуси, казарки, лебеди.

Большие стаи птиц летят и вдоль рек. В древнем Киеве, на месте современного Крещатика, жители развешивали на высоких шестах специальные «птичьи» сети. Летящие ночью птицы запутывались в сетях или, ударившись о сеть, падали вниз.

И сейчас, во время пролета птиц, смотрители маяков каждое утро подбирают птиц, разбившихся о преграду.

Птицы прожорливы. Подсчитано, что морские птицы Новой Земли за год поедают более полумиллиона тонн рыбы, то-есть столько, сколько добывают все страны, вместе взятые, в Баренцовом море. В самом деле, каждая птица съедает примерно 400–600 граммов рыбы в сутки. Помножим это на многомиллионные поселения морских птиц, и у нас получатся грандиозные цифры.

Поморы говорят: «Чайка есть — рыба есть». Видя стаи морских птиц ныряющих в воду, поморы спешно выметывают сети.

Птицы Каспийского, Азовского, Черного и Аральского морей тоже рыбоядные. В некоторых участках дельты Волги плотность населения бакланов превышает 3 тысячи птиц на один квадратный километр. Эти птицы не менее прожорливы, чем их северные собратья. Когда видишь, как ловко бакланы ныряют за рыбой и возвращаются на поверхность, держа в клюве добычу, можно себе представить урон, который они приносят рыбному хозяйству.

В наших южных морях, кроме бакланов, рыбоядными птицами являются чайки, пеликаны, четыре вида цапель, кваквы, каравайки и колпицы. Лакомятся рыбой и пролетные и зимующие птицы. Морские птицы совершают правильные миграции вслед за двигающимися косяками рыб. Весной и летом стаи бакланов и пеликанов двигаются с юга Каспия на север. Осенью они откочевывают обратно в южную часть Каспия. Жить зимою на Северном Каспии, где много льдов, им трудно.

Пеликаны не могут нырять: мешает густое оперение и воздушные мешки под кожей, которые греют грузных птиц. Поэтому пеликаны охотятся на мелких местах. Чтобы загнать рыбу к берегу, стая пеликанов выстраивается в шеренгу и, хлопая крыльями, с шумом гонит рыбу на мелководье. Пеликаны весьма прожорливы. Внизу клюва у них имеется большой мешок, куда может поместиться несколько крупных рыб «про запас».


Пеликаны гонят рыбу на мелкие места.

Часто можно видеть объединение бакланов и пеликанов в их охоте за рыбой. Особенно удачны такие совместные действия в лагунах. Пеликаны закрывают выход в лагуны, шумят и не пускают рыбу уйти в море. Бакланы же ныряют и, если пойманная добыча слишком велика и «рыболов» не может проглотить ее, то рыбу отнимают пеликаны. Если рыба находится глубоко и бакланы не могут, ныряя, ее достать, то они хлопают по воде крыльями и выгоняют рыбу на мелкое место.

Баклан поедает в сутки около килограмма рыбы, а пеликан — более двух килограммов. В год морские птицы на Каспийском море уничтожают более 90 тысяч тонн рыбы, а на всех наших южных морях — более 100 тысяч тонн рыбы.

Птицы, особенно бакланы, наносят большой вред, блокируя реки во время хода рыбы на икрометание, нападая на рыбоводные пруды, где выращивается молодь ценных пород.

Поедая рыбу, различных червей, кальмаров, креветок и других морских обитателей, птицы переносят с моря на сушу громадное количество органического вещества. Из помета птиц образуется на прибрежных участках в районах с сухим климатом мощные залежи гуано. От каждого съеденного килограмма рыбы получается 28 граммов гуано. Так, колоссальные колонии пеликанов, буревестников, фаэтонов, фрегатов, глупышей, альбатросов и других птиц, питание которых связано с морем, создали на прибрежных скалах Перу залежи гуано толщиной в 50 метров. Несмотря на столетнюю эксплуатацию и добычу более чем 150 тысяч тонн в год, запасы гуано не истощаются.


Морские птицы.

Большие залежи гуано образуются и на коралловых островах в Тихом океане, откуда его добывают также для удобрения полей.

В районах, где часты туманы, дожди и снег, нет залежей гуано, хотя обилие птиц в этих районах не меньше. Прилетающие на следующий год птицы находят места своих гнездовий часто вымытыми.

В процессе эволюции птицы стали хорошими пловцами и ныряльщиками. Они прекрасно плавают с помощью ног или крыльев.

Простейший тип ныряния — утиный. Утка попросту опрокидывается на голову и занимает вертикальное положение; ноги оказываются в этом случае почти на воздухе. Очевидно, чем длиннее шея, тем с большей глубины смогут птицы доставать себе пищу. Примером этого может служить лебедь. Но этот способ ныряния хорош только для тех птиц, которые питаются на мелких местах. Поэтому в ходе дальнейшего развития вырабатывается активное ныряние. Длительность пребывания птиц под водой обычно не превышает одной минуты. Гагара может находиться под водой 2 минуты, редкие виды — до 3 и даже 4 минут. В глубину большинство видов птиц ныряет на 3–4 метра, но имеются и такие, которые ныряют до 10 метров. Загребая ногами и крыльями, хорошие ныряльщики двигаются под водой довольно быстро и за короткий срок облавливают большие площади. Наибольшая скорость движения под водой у пингвинов — 10 метров в секунду. Это 36 километров в час! Пингвины могут легко обогнать подводную лодку. Но обычно скорость плавания птиц под водой не превышает метра в секунду.

Приспособление к плаванию и нырянию весьма сильно отразилось на строении многих морских птиц. Ноги оказались отодвинутыми назад, между пальцами возникли перепонки, мускулатура хорошо развилась. Хвостовое оперение морских птиц небольшое, перья обильно смазаны жиром копчиковой железы и поэтому не намокают. Это позволяет морским птицам легко плавать и сохранять температуру своего тела.

Температура тела птиц равна 39–41 градусу. Для того чтобы летать, нужно затрачивать очень много энергии. Чем выше температура, тем скорее идут различные процессы в теле. Тогда птице легче быстро расходовать свои запасы, что так важно при полете.

Центр тяжести у хороших летунов расположен в передней части тела, обычно за плечевым суставом. У плавающих птиц он отодвинут назад. У ныряющих центр тяжести находится за средней частью тела.

Очень сильно меняется удельный вес птицы. Наименьший он у наземных летающих птиц. У плавающих (чайка) удельный вес равен 0,59, тогда как у хороших ныряльщиков — бакланов и поганок — он равен 0,97. Птицы с таким большим удельным весом могут легко погружаться в воду. Им достаточно для этого легкого движения ног.

Совсем другое дело для птиц с малым удельным весом. Если они сядут на поверхность воды, то погрузиться под воду не смогут. Им приходится нырять с воздуха, используя для этого энергию падающего тела. Сила пикирования падающей птицы необыкновенна. Нашли олушу, случайно протаранившую в воде насквозь чистика.

При движении под водой регулятором глубины у птиц, ныряющих с помощью ног, служит хвост. У птиц, ныряющих с помощью крыльев, хвост обычно очень мал. При погружении в воду они отодвигают ноги назад и широко расставленными пальцами с натянутыми перепонками увеличивают площадь своего небольшого хвоста.

Красиво парение морских птиц. Можно долго любоваться, как без единого взмаха крыльев скользит над водой альбатрос. Вспомним, как прекрасно изобразил полет буревестника Алексей Максимович Горький: «Над седой равниной моря ветер тучи собирает. Между тучами и морем гордо реет буревестник, черной молнии подобный. То крылом волны касаясь, то стрелой взмывая к тучам…»

Буревестник как бы описывает в воздухе очертание гряд волн, идущих по поверхности моря.

В скелете крыла буревестника есть специальная косточка: она позволяет птице долго и безустали держать крылья расправленными.

При полете птицы затрачивают огромные усилия. Поэтому они не могут долго работать крыльями и должны переходить на парение. Воздушная среда все время находится в движении, и восходящие токи не только замедляют падение, но и поддерживают птицу на определенной высоте. Приспособляясь к воздушным токам, птицы, почти не затрачивая мускульной энергии, могут подняться на большую высоту.

Простейшим способом парения является использование подымающегося с земли с восходом солнца теплого нагретого воздуха. Этими токами пользуются наземные птицы. Им помогают широкие крылья.

Четырехметровые в размахе крылья альбатроса значительно уже, чем крылья парящих над землей грифов и орлов. Восходящие токи, поддерживающие наземную и морскую птицу, различны.

Над морем такого единообразного подъема токов воздуха, как над сушей, нет. В зависимости от идущих по поверхности моря волн создаются местные изменения токов воздуха. Морские птицы всегда этим пользуются, переходя из потока с одной скоростью в другой поток. При этом они используют малейшие неравномерности в силе и направлении ветра, малейшие пульсации воздуха, всегда имеющиеся над поверхностью моря.

Пищей хищных парящих наземных и морских птиц является различная по величине добыча. Кондоры, орлы и грифы долго кружат, высматривая относительно крупную добычу; нужно затратить много сил, чтобы, схватив ее, поднять и принести в свое гнездо. Другое дело у океанических птиц. Им надо часто опускаться на поверхность моря. Ведь их добыча — мелкая рыбешка, которую они тут же и проглатывают. А если и приходится нести пойманную рыбу птенцам, то задача эта нетрудная: вес рыбы невелик. Для этого нет надобности в широких крыльях, могущих поднять большой груз.

С поведением морских птиц, особенно чаек, связана известная русская поговорка: «Чайка ходит по песку — моряку сулит тоску; села чайка на воду — жди хорошую погоду». Понятно, оправдывается эта поговорка не всегда. Но моряки — тонкие наблюдатели, и поговорка эта имеет свое объяснение. Когда давление воздуха понижено, чаще бывает плохая, штормовая погода. В это время обычно вода теплее воздуха и с поверхности моря подымаются мощные воздушные токи. Они хорошо поддерживают парящую над морем птицу. Альбатросы и буревестники вообще могут взлетать только с волны и затем свободно парить в воздухе. Отсюда и название птицы — буревестник. Они и живут преимущественно в тех районах, где обычна ветреная погода. Для мелких птиц, и особенно предпочитающих прибрежные воды, шторм опасен. Поэтому перед штормом чайки приземляются на берегу и с писком бродят среди прибрежных скал или на песчаном пляже, суля морякам «тоску».

Если давление высокое, а вода холоднее воздуха, восходящие токи не образуются. Взлетающие птицы не имеют поддержки в воздухе и быстро садятся на воду, на мачты кораблей и другие плавающие предметы. При высоком давлении можно ждать устойчивой хорошей погоды. Сидящие на воде чайки не хуже барометра предскажут это.

Тюлени и киты

Все морские млекопитающие — прекрасный пример того, как животные суши приспособились к обитанию в воде. Белый медведь — настоящее наземное животное, много времени бродящее во льдах, преследует свою жертву и в воде. Затем калан (морская выдра), сохраняя многие особенности сухопутного зверя, уже проводит в воде значительную часть жизни. Далее идут котики; у них конечности превратились в ласты, но животные могут еще довольно хорошо двигаться по берегу. За ними следуют тюлени и моржи, плохо передвигающиеся по суше и льдам, но хорошо плавающие в море. Еще далее — сирены, ставшие чисто морскими животными, но с хорошо развитыми передними ластами. Наконец киты и дельфины, потерявшие всякую связь с сушей и приобревшие рыбообразную форму тела. Это настоящие океанические животные. Когда кит случайно во время отлива оказывается на отмели, он совершенно беспомощен и обычно погибает.

Рассматривая строение кита и образ его жизни, особенно наглядно видно, как в процессе эволюции морские млекопитающие приобрели форму, прекрасно приспособленную к условиям существования, даже если «исходный материал» был исключительно «неблагоприятный». Китообразные, предки которых были наземными животными, как раз представляют собой такой яркий пример.

Из наземных млекопитающих в море живет морская выдра — калан. Все другие отряды — типично морские животные. Таковы ластоногие — котики, сивучи, тюлени и моржи, сиреновые — морская корова, ламантин и дюгонь, китообразные — усатые и зубатые киты.

* * *

Морскую выдру — калана — из-за прекрасного меха часто называют камчатским бобром и морским бобром. Но бобры принадлежат к отряду грызунов и питаются растительной пищей, калан же настоящий хищник. Он близкий родственник речной выдры и вместе с ней является представителем семейства куньих, приспособившихся к жизни в воде. Красивый, мягкий, пышный, шелковистый мех калана не имеет себе равных. Мех калана значительно ценнее и дороже меха настоящих бобров. Если бы не специальные охранные меры Советского правительства, то каланов давно бы выбили. Их осталось несколько стад.

Когда спутники Беринга вернулись с Дальнего Востока и показали громадные, в метр и более, шкуры драгоценного меха, удивлению не было конца. Все последующие экспедиции имели задание привозить шкуры калана.

Наиболее многочисленно командорское стадо каланов. Имеются небольшие стада на Курильских островах, на мысе Лопатка (южная оконечность Камчатки), на Алеутских островах, у берегов Аляски.

Морской образ жизни значительно сказался на строении тела этого зверя. Оно вытянуто в длину, задние ноги с широкими лапами очень сильны. Между пальцами лап имеются перепонки. Хвост служит рулем. Передние лапы маленькие и без перепонок. Калан ловит на дне моллюсков, морских ежей и других животных, а также рыб.

Под водой каланы только схватывают свою жертву. Поднявшись с добычей, калан переворачивается на спину. Передними лапами он держит морского ежа, прокусывает «скорлупку» и поедает его внутренности.


Морская выдра — калан.

Большую часть жизни калан проводит в прибрежных районах моря, на мелководьях, где, нырнув, он легко может достать до дна. На берег калан выходит погреться на солнце, поспать и для окота. Рождается всего один детеныш. Малыш рождается зрячим, с густой светлобурой шерстью. Размер новорожденного — 40 сантиметров. Вскоре, отправляясь на охоту, мать забирает малыша с собой в воду. До двадцатидневного возраста молодые каланы плавать еще не могут: они только лежат на воде, пока мать ныряет в поисках пищи. Вынырнув, мать переворачивается на спину, берет своего детеныша на грудь и нежно нянчит, обнимая его передними лапами. До трех недель малыши питаются только молоком матери.

* * *

Как часто неопытный пассажир парохода подымает крик «человек за бортом!», когда из воды показывается круглая голова тюленя. Тюлени получили название «ластоногие» за то, что их пятипалые конечности имеют вид весел — ластов. На пальцах у тюленей развиваются хрящевые пластинки и плавательные перепонки. Задние конечности служат главным двигателем при плавании ластоногих. Они прилегают друг к другу так, что животное может изгибать их вправо и влево подобно хвосту рыбы.

Ластоногие могут передвигаться по берегу или по льдам. Моржи, сивучи и котики двигаются с помощью обеих пар конечностей. Но у тюленей задние конечности настолько приспособились к плаванию, что уже не могут служить для передвижения на суше.


«Морской заяц».

Стараясь уйти от врага, тюлень ползет, быстро изгибая заднюю часть туловища. Передними ластами тюлень только помогает движению. На снегу хорошо виден извилистый след преследуемого тюленя.

Мягкий меховой покров с подшерстком сохраняется лишь у тех ластоногих, которые ведут длительную жизнь на берегу или на льдах. Таковы котики и молодые тюлени. Зато у них слабо развит подкожный слой сала. Моржи почти совсем лишены волосяного покрова.

Чем меньше волосяной покров, тем легче животному плавать. Но животному без шерсти в воде холодно, поэтому морские звери обладают толстым слоем подкожного жира. Слой сала, как ватное одеяло, сохраняет тепло. Кроме того, жир облегчает удельный вес животного, плавающего в воде. У моржей вдобавок имеются специальные воздушные мешки. Они помогают во время сна держаться без движения на воде.

Ластоногие хорошо слышат, и у них прекрасное обоняние. Глаза у ластоногих устроены так, что они хорошо видят и под водой и в воздухе. Подкрадываться к отдыхающему на берегу или на льду стаду котиков, тюленей или моржей приходится очень осторожно.

Детеныши у ластоногих родятся на берегу или на льдах по одному, редко по два. В воду детеныш переходит только тогда, когда накопится подкожный слой сала.

Основная пища ластоногих — рыбы и рачки. Моржи питаются донными животными, особенно моллюсками. Ластоногие весьма прожорливы. Котик, например, съедает за сутки 5 килограммов рыбы. Чтобы представить себе, что это значит, подсчитаем хотя бы количество рыбы, идущее в пищу стаду котиков на Прибыловых островах Берингова моря. Там обитает около 4 миллионов котиков. В год они съедают около 7 миллионов тонн рыбы. А ведь это почти в шесть раз больше всего улова США в Тихом океане.

Сивучи и котики — обитатели преимущественно Тихого океана. Котиков было много и в южном полушарии, но их почти выбили. В пределах Советского Союза котики живут в Беринговом и Охотском морях. Сивучи заходят и в северную часть Японского моря. Размножаются они на берегу.

Сивуч — крупное животное, до 3 метров длины при весе в одну тонну. Сивучей часто называют «морскими львами», потому что старые самцы обладают густой гривой. Сивучи довольно легко взбираются на высокие прибрежные утесы. Напуганные чем-либо, они стремительно бросаются вниз.

Котик — тоже крупное животное с прекрасным мехом. Самцы достигают 2,5 метра. Мех котиков высоко ценится.

В море котики питаются, на берегу отдыхают и размножаются. Они хорошо плавают. Их ноги превратились в ласты, служащие им веслами при плавании, но котики сравнительно легко и быстро переползают на большие расстояния. Живут они большими семьями. Пока самки отдыхают, самец находится настороже. Если ему что-либо покажется подозрительным, все стадо по его сигналу мгновенно устремляется к воде.

Весною и летом стада котиков плывут далеко на север Тихого океана, в район Командорских и Прибыловых островов и острова Тюленьего (вблизи Южного Сахалина). На берегах этих островов котики размножаются. Летом молодняк подрастает, и на зиму котики уплывают на юг — к Японии, Корее, а прибыловское стадо вдоль берегов Америки доходит до Калифорнии. В течение всего путешествия котики держатся все время в море.

По сравнению с котиком тюлени, безусловно, приспособлены к жизни в воде значительно лучше. На сушу и на лед они выходят для размножения и отдыха.

Для щенки тюлени избирают пловучие льды или разбросанные далеко от материка острова. Это и понятно. Новорожденный тюлененок совершенно беспомощен. Он целый месяц проводит на льду, пока не сможет сам свободно плавать. Уединенные берега или пловучие льды защищают молодых тюленей от многочисленных наземных хищников. В Арктике только белый медведь не боится уходить далеко по льдам от берега.

Новорожденные тюлени покрыты белым мехом. Их и зовут поэтому «бельками». Лежит такой «белек», притаившись, за выступом льда, и разглядеть его трудно даже опытному охотнику. Мех «белька» пушистый, мягкий, с подшерстком. Для выделки воротников и шапок этот мех окрашивают. Но за ним так и сохраняется название «белька», хотя в продажу он поступает крашенный в коричневый цвет.


«Белек».

Пока у новорожденного нет толстого подкожного слоя жира, мягкий мех надежно согревает его. Но вот «белек» подрастает, скоро мать перестанет кормить его. У тюленей выработалось замечательное приспособление: как только у щенка образуется подкожный слой жира, он начинает линять. Вместо мягкой «шубки» появляется жесткий короткий волосяной покров, характерный для шкуры взрослого тюленя. Такая шерсть плохо намокает, не препятствует плаванию, а когда тюлень вылезает на лед, то вода с него быстро скатывается. Это тоже очень важно: иначе на воздухе вода на шкуре замерзнет.

Быстро растет «белек». Молоко тюленя в десять раз жирнее коровьего молока: оно содержит около 40 процентов жира. Три недели «белек» кормится молоком матери и за это время накапливает достаточный запас жира, чтобы перейти к жизни в воде.

Будучи прекрасным пловцом, тюлень легко уходит от преследователей. Хорошо ныряя, он гоняется за рыбой, рачками и другими морскими животными, служащими ему пищей. Тюлень может по 15–20 минут оставаться под водой. У него большой объем легких, а кровь сильно насыщена кислородом (в два раза больше, чем у человека).

Когда лед покрывает большие пространства моря, тюленю приходится трудно. Сделав во льду отверстие — лунку, он следит за тем, чтобы эта лунка не замерзала. Тюлени все время пробивают молодой тонкий ледок, образующийся на поверхности этой своеобразной проруби. Часто у лунки можно видеть выжидающего добычу медведя. Спасает тюленя наличие нескольких лунок, с помощью которых он и обманывает своего опасного врага.

Тюлени живут во всех морях Советского Союза (кроме Азовского и Аральского) и даже в больших озерах: Байкале и Ладожском. Самый крупный вид тюленя — «морской заяц» — был встречен советской экспедицией в районе Северного полюса. Наибольшее промысловое значение имеют гренландский и затем дальневосточные и каспийский тюлени. Беломорское стадо гренландских тюленей летом живет далеко на Севере, в районе Шпицбергена и Земли Франца Иосифа. Зимою эти тюлени спускаются на юг и к весне выходят для щенки на льды в Горло Белого моря.


Тюлени: гренландский тюлень, кольчатая нерпа (слева), нерпа (справа), каспийский тюлень.

Моржи — большие животные, до 4–4,5 метра длины и около 1,5 тонны весом. Характерны для них огромные клыки, в особенности у самцов. Клыками морж выкапывает со дна моллюсков, червей и других животных, которыми питается. Клыки служат моржу при влезании на лед и для защиты.

У самок моржей хорошо выражен материнский инстинкт. Они активно защищают своих детенышей. Увидев опасность, моржиха толкает детеныша в воду. Если моржонок ранен или убит, то мать прижимает его своими ластами и уплывает с ним. Рождается моржонок с небольшим волосяным покровом, но, в отличие от «белька», с запасом жира.


Морж.

Тесно прижавшись друг к другу, моржи довольно беспечно лежат на берегу или на льдах. Так им теплее в морозном воздухе Полярного моря. Дело в том, что по сравнению с тюленями слой подкожного жира у моржей относительно мал.

Белые медведи редко нападают на моржей. В схватке морж оказывает настолько большое сопротивление, что медведь не всегда выходит победителем. Кроме человека, моржу бояться почти некого. В воде на моржей нападают только косатки.

Моржи — арктические животные. Живут они только на Севере. Во многих районах моржи стали редким зверем, хотя раньше они были везде многочисленны.

* * *

Сиреновые внешне немного похожи на китов. Но это сходство связано только с тем, что, живя в воде, они тоже приобрели рыбообразную форму тела. Основной орган движения у сирен хвост. Голову с туловищем соединяет шея, передние конечности превратились в ласты. Задние конечности исчезли. Молочные железы развиты в грудной области.

Живут сиреновые в прибрежной области моря, в зоне пышного развития водорослей, которыми они питаются. Некоторые, как дюгонь, заходят в устья рек, а ламантины стали даже настоящими пресноводными поселенцами. Сиреновые — обитатели преимущественно Тропической области. Только один вид — стеллерова морская корова, жившая еще двести лет тому назад в прибрежных районах Командорских островов и прилегающих районах, была самым северным представителем этой интересной группы.


Морская корова.

Открытие морских коров принадлежит экспедиции Беринга. Описал их участник экспедиции зоолог Стеллер. Поэтому обычно этих животных и называют морской коровой Стеллера. У морских коров было вкусное мясо. Животные были совершенно беззащитны, так как не могли уйти далеко в море от своих подводных лугов. Морских коров было немного, и промышленники выбили их полностью. Описание Стеллера да несколько скелетов в музеях — вот все, что воспроизводит этих мирных животных.

* * *

Самые крупные из всех живших и ныне живущих организмов — китообразные. Голубые киты достигают 33 метров длины и 160 тонн веса. Сердце такого колосса весит 600–700 килограммов, язык — 3 тонны. Слой сала достигает 25 сантиметров толщины, и у крупных китов он весит до 50 тонн. Мускульная энергия этого животного равна примерна 1700 лошадиным силам.

Но эти цифры относятся к китам-гигантам. Среди китообразных встречаются и «мелкие» животные. Так, нередко можно увидеть дельфинов длиною в 1–3 метра.

Из морских млекопитающих китообразные лучше всех приспособились к жизни в море. Их рыбоподобная, прекрасно обтекаемая форма тела позволяет настолько быстро двигаться, что они по справедливости считаются одними из лучших пловцов океана. Передние конечности китообразных превратились в небольшие ласты. Они помогают равновесию тела. Задние конечности, служившие помехой при плавании, недоразвиты: они сохранились в виде нескольких косточек внутри тела. Зато мощно развит хвост; он имеет вид широкого горизонтально лежащего плавника. На спине у некоторых китов имеется небольшой плавничок, служащий килем. У обитающих в полярных морях гренландских китов, белух и единорогов спинного плавника нет. Все эти животные относительно тихоходные и не нуждаются в дополнительном киле. К тому же они легко могли бы его поранить при всплывании среди льдов.

Голова и туловище китов слиты в одно целое. Подвижной шеи нет. Волосяной покров, который мог бы тормозить движение, отсутствует; сохраняются только редкие отдельные волоски около рта. Мощный подкожный слой сала выполняет функции термоизоляции. Кожа гладкая, что помогает скользить в воде. Массивный скелет кита сильно облегчен тем, что кости его весьма пористы и пропитаны жиром. Благодаря обилию жира удельный вес крупных китов почти равен весу воды — 1,025.

Вся жизнь китообразных проходит в воде. В воде же происходит и рождение китенка. Чтобы он не захлебнулся, самка ухитряется принять такое положение тела, при котором новорожденный появляется в воздухе и, прежде чем упасть в воду, успевает вздохнуть. Расширившиеся легкие сообщают китенку пловучесть. Родятся киты вполне сформированными. У крупных китов детеныш имеет 6–7 метров в длину и до 5–6 тонн веса. Питается этот «малютка» молоком матери. У китенка мягких губ нет, их заменяет язык.

Он складывает язык трубочкой и плотно обнимает им сосок. По образовавшемуся каналу мать впрыскивает детенышу сразу порцию молока. Это «удобно» еще и потому, что кормление идет под водой и его надо осуществить очень быстро, иначе китенок сможет задохнуться; и действительно, за несколько минут китенок получает свою порцию: 50–70 литров. Молоко китов содержит до 50 процентов жира. Это способствует быстрому росту. За сутки «малыш» прибавляет до 70 килограммов веса и вырастает почти на 4 сантиметра в длину. Молоком матери китенок питается в течение 6–7 месяцев. За это время он вырастает до 12–13 метров длины и 15–20 тонн веса. Через два-три года киты становятся взрослыми.

Киты дышат атмосферным воздухом. Ноздри-дыхала открываются на «макушке» головы. При нырянии особый клапан закрывает дыхало. Запас воздуха позволяет киту находиться под водой 5–10 минут, кашалоту — 15–45 минут. В редких случаях некоторые киты остаются под водой около часа.

Так как интенсивность обмена веществ у китов во много раз меньше, чем у наземных млекопитающих, то большой кит потребляет всего 4 литра кислорода в минуту. Кровь у китообразных содержит значительно больше кислорода, чем у наземных млекопитающих.

Долгое пребывание китов под водой возможно еще и потому, что дыхательный центр их очень вынослив к повышенной концентрации углекислоты. Если бы этого не было, то кит рефлекторно вздохнул бы и, набрав в легкие воду, захлебнулся. Легкие китов огромны. У крупных китов объем их достигает 14 кубических метров. Мощный скелет и мускулатура предохраняют легкие от сжатия при нырянии на большие глубины. Вынырнув на поверхность, кит с силой выдыхает «отработанный» зловонный воздух. Так как киты теплокровные животные, то выдыхаемый с воздухом пар в более холодном воздухе сгущается и превращается в состоящий из пара фонтан. Выдыхание может начаться уже при приближении дыхал к поверхности моря. Таким образом, струя воздуха прорывается через верхний слой воды, подымает вверх воду и, разбрызгав ее, образует вместе с паром фонтан иногда в 10–12 метров высоты. Обычно выдыхание идет порциями. Наблюдается 5–6 фонтанов, чередующихся через интервалы от 5 до 20 секунд. Первый фонтан обычно самый сильный. Быстро выдохнув «отработанный» воздух и запасшись так же быстро новой порцией свежего воздуха, кит уходит в глубину.

Замечательно, как китообразные, привязанные воздушным дыханием к поверхностным водам, «поделили» пищу в различных слоях моря. Усатые киты ныряют неглубоко. Их пища — ракообразные и мелкая рыба — обильно населяет верхние 10–20 метров. Зубатый кит-бутылконос ныряет за обитателями, живущими на глубине в несколько десятков, реже сотню метров. Кашалоты, питающиеся глубоководными кальмарами и рыбой, опускаются за ними на сотни метров.

Из органов чувств у китов особенно развит слух. Это и не удивительно. Звук хорошо распространяется в воде. Китообразные слышат за много километров. Зато свет плохо распространяется в воде, и киты относительно плохо видят. Сами они издают звуки дыхалом.

По этим сигналам дельфины собираются в стаи, мать разыскивает детеныша. С помощью определенных звуков можно подманить дельфинов или, наоборот, пугать их, когда нужно загнать стаю в сеть.

Чем крупнее млекопитающее, тем меньше расходует оно энергии на единицу веса. Так, у китов за сутки на грамм веса расходуется всего 1,7 калории, у слона — 13, у кролика — более 58 калорий. Вообще гигантизм «выгоден» и тем, что у крупных форм, естественно, меньше и врагов.

Киты — стадные животные, однако группы усатых китов в несколько десятков голов встречаются редко. Кашалоты образуют стада до 100 и более животных, а дельфины — в несколько сот, а иногда и в тысячи голов.

Китообразные совершают путешествия на колоссальные расстояния. У многих видов рождение происходит в Тропической области, а на откорм они идут в северные и антарктические воды. Летом китов часто можно встретить у кромки льдов, где всегда много рачков и мелкой рыбы, служащих им кормом.

Не боятся скопления льдов только гренландские киты, белухи и единороги (нарвалы). При этом гренландские киты и белухи совершают миграции, уходя на зиму к югу в поисках более открытых мест, а единороги не покидают районов, где много льдов, и зимой.

Естественных врагов у китов почти нет, за исключением косаток. Поэтому до развития китового промысла различные виды китов населяли все океаны и были обычны даже в морях.

Так как у китов рождается по одному детенышу, да и то раз в два года, то при интенсивном промысле их стадо восстанавливается очень медленно.

* * *

Все китообразные делятся на две группы: усатые и зубатые.

Для усатых китов характерен специальный цедильный аппарат, состоящий из множества роговых пластин, свисающих с нёба. На каждой стороне верхней челюсти находится до 400 пластин, и каждая по краю расщеплена на массу отдельных тонких волосков.

Питаются усатые киты различными рачками, мелкой рыбешкой. Кит процеживает воду, и на бахроме пластин остается масса планктонных организмов. Затем он языком вталкивает весь улов в глотку. Обычно усатые киты медленно плывут, пропуская воду через свое «сито». Необходимость процеживать громадное количество воды вызвала у китов чрезвычайное увеличение челюстей. Верхняя и нижняя челюсти вытянуты вперед настолько, что голова у некоторых из них занимает треть всего тела.

Среди усатых китов различают гладких, полосатиков и серых.

К гладким относятся: гренландский кит, бискайский и южный. Гренландские киты чаще всего встречаются у кромки льдов. Не боятся они заходить и в разреженные льды. Живут они в северной части Атлантического и Тихого океанов. Гладкие киты водятся и в южном полушарии, особенно в антарктических водах.


Гренландский кит.

Полосатики имеют на горле и брюхе длинные глубокие складки (полосы). Благодаря этим складкам, количество которых колеблется у разных видов от 40 до 120, полосатики могут весьма значительно увеличивать объем пасти.

К полосатикам относятся: синий кит, малый полосатик, финвал, сейвал и кит-горбач.

Синий кит, его называют также большой полосатик, — самый крупный из китов: он достигает 33 метров длины. Живут синие киты во всех районах Мирового океана, особенно много их в антарктических водах.


Синий кит.

Малый полосатик (до 10 метров длины) обитает во всех океанах, в Средиземном и многих других морях. Эти киты редко живут стадом и обычно охотятся за рыбой в одиночку.


Малый полосатик.

Финвал по размерам немного уступает синему киту, достигая 27–28 метров в длину. Питается он рачками и мелкой рыбой, иногда его называют еще и сельдяным китом.

Сейвал (16–17 метров длины) предпочитает теплые и тропические районы океана. Питается он рачками, мелкой рыбой. Называют его также ивасевым китом.

Кит-горбач (16–17 метров длины) обладает длинными передними конечностями. Часто он выпрыгивает из воды и ударом своего тела о воду оглушает большой косяк мелкой рыбы, которую затем съедает. Эти прыжки помогают киту также освобождаться от балянусов, моллюсков и других организмов, которые прирастают к его коже. Питаются горбачи мелкой рыбой и рачками. Распространены они, как и финвалы, очень широко.


Кит-горбач.

Серые киты занимают промежуточное положение между гладкими китами к полосатиками. У них имеется всего 2–4 полосы. Серые киты невелики — до 15 метров, они очень жирны, предпочитают прибрежные районы. Это не случайно: в пище серых китов большое значение имеют различные придонные животные. Киты эти часто заходят в заливы и бухты. Не боятся они и совсем мелких мест. Часто в отлив можно видеть серого кита на отмели. Иногда серые киты заходят даже в устья рек. Пресная вода смертельна для многих морских организмов, в частности для различных накожных паразитов, поселяющихся на теле кита. Серого кита приводят в мелководные заливы и другие обстоятельства: там он спасается от своего опасного врага — косатки.


Серый кит.

* * *

Когда хамса подходит к берегам Крыма и Кавказа, отдыхающие на пляже часто видят, как водную гладь прорезает блестящая черная спина с треугольным плавником. Это дельфин-белобочка. Кувыркаясь и посапывая, ныряет этот зубатый представитель китообразных. К числу зубатых китообразных относятся: кашалот, бутылконос и различные виды дельфинов. Среди дельфинов имеются самые маленькие китообразные: дельфины-свинки — всего в метр длины. Питаются все зубатые рыбой, кальмарами и ракообразными. Челюсти этих китообразных вооружены не усами, а настоящими зубами.


Дельфин-белобочка.


Бутылконос.

Кашалот настолько отличается от всех других китообразных, что спутать его с ними невозможно. Громадная голова как бы прямо обрублена. Разрастание костей на верхней челюсти приводит к образованию костного ложа, в котором располагается громадный мешок, наполненный жиром. Большое скопление жира облегчает удельный вес громадной головы.

У кашалота функционирует только левая ноздря. Отверстие правой зарастает, а канал этой ноздри расширяется в громадную полость. Перед нырянием кашалот заполняет воздухом эту полость. Объем его ноздри почти равен объему легких, так что, ныряя, кашалот имеет двойной запас воздуха.

Многочисленные зубы — их иногда бывает свыше пятидесяти — сидят в нижней челюсти.

Главной пищей кашалота служат головоногие моллюски. Но раздобыть их не так-то легко хотя бы потому, что большинство их живет на порядочной глубине. Однако кашалота это не смущает, и он ныряет за своей пищей на глубину до 300 метров. Помимо головоногих, кашалоты поедают разную рыбу. Вынырнув с большой глубины, кашалот долго лежит почти неподвижно на поверхности. Только хорошо «проветрив» легкие и запасшись свежим воздухом, он опять ныряет.


Кашалот ныряет за осьминогом.

Образующееся в желудке или в кишечнике кашалота особое вещество — амбра — имеет исключительную ценность. Оно идет в парфюмерную промышленность. Сама по себе амбра без запаха, но она обладает замечательным свойством: достаточно прибавить ее к духам, как их аромат становится очень стойким. Еще в глубокой древности по берегам теплых морей жители искали плавающую в море серую жировую массу — амбру. Можно было годами ждать удачи, зато выловленный кусок амбры делал сразу богатым удачливого охотника. Желая по-царски одарить возвращающегося из Индии Васко да Гаму, султан Мелинди подарил ему для королевы Португалии кусок амбры, отделанный серебром. Это был самый дорогой подарок, более ценный, чем золотые вещи и предметы из слоновой кости.

Кашалоты — преимущественно жители теплых и тропических вод, но летом они заходят далеко на север и на юг от Тропической области. В это время их можно встретить и в Беринговом и Гренландском морях.


Морская свинка.

Среди многочисленных видов дельфинов имеются обитатели всех широт и всех морей, связанных с океаном. На Севере особенно интересны белухи и единороги. Толстая их кожа покрыта особым роговым слоем. Получается настоящая броня, предохраняющая зверя от ушибов о лед.

Свое название белухи получили за белый цвет кожи. На Севере их называют «белуги». Известное выражение «ревет как белуга» относится не к рыбе белуге, а к этим дельфинам. Действительно, во время хода белухи иногда отрывисто ревут. Этот рев несколько напоминает мычание быка и одновременно хрюканье поросенка. Белухи плывут медленно, со скоростью 8–10 километров в час. Обычно они следуют за стайной рыбой: сайкой, навагой. Идя за омулем, муксуном и ряпушкой, белухи подымаются далеко вверх по могучим сибирским рекам. На Дальнем Востоке белухи уничтожают горбушу, кету и других лососевых, особенно когда рыба подходит к рекам.


Белуха.

Особую ценность в средние века имел «перст божий», привозимый с Севера. Так называли длинный, спиралью закрученный зуб какого-то зверя. Из него делали посохи для государей. Алхимики растирали «перст» в порошок, из которого приготовляли лекарства. Когда русские полярные мореходы забрались в высокие широты Арктики, они обнаружили носителей этого «перста». Его обладателями оказались крупные морские звери, до 5–6 метров длины, — единороги (нарвалы). Они были похожи на известных еще новгородцам белух, только кожа их была пятнистая, а впереди торчал громадный, в 2–3 метра, бивень. Этот бивень — единственный разросшийся зуб единорога. Лишь изредка у нарвала бывает два бивня: один большой, а другой маленький.


Единорог.

Единороги живут среди полярных льдов. Когда зимою разводье затягивается молодым льдом, единороги легко его разбивают, поддерживая возможность дышать воздухом. Они редко подходят к берегам Северной Европы и Азии. Чаще их можно встретить в районе Земли Франца Иосифа и Северной Земли. Там они питаются сайкой.

К дельфинам относится и косатка, имеющая высокий, загнутый серпом спинной плавник. Косатку часто зовут «кит-убийца». Действительно, по прожорливости этот страшный хищник соперничает с акулами. Основной пищей косаток является рыба и многие морские млекопитающие. Косатки обычно держатся около косяков рыб, возле лежбищ котиков и сивучей. Нападают они и на молодых серых китов.


Косатка.

Охоту косаток на моржей образно описал Б. А. Зенкович в журнале «Природа»:

«Косатки действовали подобно волкам на суше. Они окружили группу моржей со всех сторон, причем с обоих боков ровной линией, в затылок одна другой, двигалось по шесть-семь косаток; навстречу моржам шло пять и позади — до десяти. Затем одна из косаток, шедшая позади моржей, ворвалась в стадо и разделила его, а затем к этому же месту подоспели остальные, и вода закипела, как в котле».

Косатки быстро плавают, быстрее всех других морских млекопитающих — до 30–40 километров в час. На ходу эти крупные звери зачастую полностью выскакивают из воды.

* * *

При изучении китообразных особенно бросается в глаза, как замечательно живые существа приспосабливаются к условиям существования. Казалось бы, сама природа организма млекопитающих «восставала» против водной стихии. Ведь они произошли от наземных животных, обладающих теплой кровью, дышащих атмосферным воздухом, двигающихся с помощью ног, рождающих детенышей на воздухе и кормящих их молоком. Все эти и другие особенности наземного обитания должны были претерпеть в процессе эволюции длительный путь приспособительных изменений, пока развились современные китообразные — владыки океанических просторов.

<<< Назад
Вперед >>>

Генерация: 3.196. Запросов К БД/Cache: 0 / 0
Вверх Вниз