Книга: Двуликий Янус. Спорт как социальный феномен. Сущность и онтологические основания

Динамика эволюции единоборств в России с конца XIX до начала XXI в.

<<< Назад
Вперед >>>

Динамика эволюции единоборств в России с конца XIX до начала XXI в.

Эволюция единоборств в России с конца XIX до начала XXI в., несмотря на кажущуюся социально-онтологическую фрагментарность и, на первый взгляд, не особую значимость этого института в судьбе отечественной физической культуры, в общем и целом укладывается в русло процессов спортизации и спортогенеза, о которых речь шла выше. Однако новейшая спортивная отечественная история демонстрирует всё более устойчивую тенденцию частичного разрыва культуры единоборств со спортом и выхода за его пределы:

– либо в область военно-физического воспитания (или, как говорят, ещё не очень разобравшись в сути текущего процесса, в спортивно-прикладную область);

– либо в область возрождающейся на новой основе, уже коммерциализированной линии гражданско-рекреационного физического воспитания, представленной, в частности, индустрией отечественного фитнеса;

– либо в область собственно и непосредственно единоборческой практики, взращиваемой как отечественными военными и педагогическими кадрами специалистов, так и, к сожалению, в сильной степени западными бизнес-технологиями, исходящими из целей и задач, весьма и весьма далеких от наших национальных социокультурных интересов.

Рассмотрим данный, во многом нелинейный процесс поэтапно.

В конце XIX в. на базе ярмарочно-цирковой развлекательной зрелищности, помимо прочего, завоевывает популярность и народную любовь так называемая «французская борьба», получившая это название лишь потому, что в Российскую империю она перекочевала из Франции. На самом деле, это была традиционная греческая или «классическая борьба». В это время в нашей стране по объективным причинам, связанным, в частности, с христианизацией, «канули в Лету» религиозно-боевые системы единоборств средневекового периода. Оставшиеся в фольклорной практике традиции борьбы «крест на крест», «на поясах», «стеношной потехи» тут же были вплетены в сеть цирковых зрелищ и «шаг за шагом» адаптировались к правилам «французской борьбы», порождая очень серьезных конкурентов западным (иногда только по кличке и легенде) мастерам борьбы. Одним из самых выдающихся примеров в данном случае являлся бывший портовый грузчик («амбал») Иван Поддубный – неоднократный чемпион мира по борьбе среди профессионалов.

Традиций европейского (английского) бокса (если не считать боев «стенка на стенку») в России также не было, хотя впоследствии в советский бокс пришли представители многих губерний и уездов, где «стеношная потеха» имела широкое использование как до, так и после революции 1917 г.

Восточные боевые искусства проникли в Российскую империю после 1905 г. Их привнесли русские офицеры из числа бывших служащих российского дипкорпуса в Японии и интернированного контингента военнопленных, несколько лет обучавшихся «на чужбине» единоборствам с оружием и без него (джиу-джицу, кэндо). Перспективность использования таких мастеров была оценена как царской полицией (организация особого отдела для разгона массовых демонстраций без применения оружия, войск, жандармов, казачьих частей), так и большевиками (организация специальной подготовки офицеров НКВД, сотрудников «смерш»). Однако «в широкие массы» боевые искусства не попали, а верней всего, не были допущены. Для народа создается синтетический национальный вариант борьбы, названный «самбо» – самооборона без оружия (в лучших традициях истории мирового единоборства в форме оборончества (чешские табориты Яна Жижки во время «гуситских войн», окинавские крестьяне с их «школой тростника» в период освободительной борьбы против японских феодалов).

Все три указанные направления единоборств в Советской России, а затем в Советском Союзе нашли своё широкое применение как в военно-физическом воспитании, так и в спорте, тем самым потеряв свою собственную социально-институциональную независимость или тщательно её замаскировав.

Последнее обстоятельство объясняет образовавшийся «вакуум» и огромный интерес советской молодежи к единоборствам при официальном существовании зрелых, апробированных, но к 70-м годам XX в. уже предельно спортизированных единоборческих систем. В 80-е и особенно в 90-е годы указанный вакуум начинает активно заполняться восточными, или так называемыми боевыми искусствами (фактически таковыми, то есть боевыми, не являющимися и также уже более-менее адаптированными к спорту). К ним относятся дзюдо, каратэ, таеквондо, тхэквондо, муай-тай, капоэйра, ушу.

Теперь мы понимаем, что их проникновение в СССР и популярность среди молодежи отчасти, но объективно, определялись перипетиями нашей внешней политики, направленной на поддержание восточных и латино-американских политических режимов, а также на рост и укрепление торгово-экономических отношений с ними. В то время, о котором мы упоминаем, никто из нас этого не понимал, а всё происходившее (особенно в контексте уголовного преследования за занятия по каратэ) представлялось большинству чуть ли не оппозицией к официальной политике и к официальному спорту.

Этим непониманием воспользовались криминальные группировки 90-х годов, попытавшиеся заручиться поддержкой мастеров-инструкторов по восточным единоборствам с целью «постановки на поток» подготовки человеческого материала («мяса») для проведения бандитских акций. В целом можно констатировать, что данная попытка не удалась по двум причинам:

– в движении «восточников» было очень много бывших и действующих офицеров советской армии, милиции, Комитета государственной безопасности, четко ориентировавших свои занятия с молодежью на военно-патриотические цели и задачи;

– из-за развала СССР и связанного с ним многолетнего обвального кризиса отечественного спорта «за бортом» оказалось большое количество молодых спортсменов, борцов и боксеров, которых в значительных масштабах и рекрутировал криминал.

Огромная по масштабам и итоговым человеческим потерям социальная группа представителей рэкета, других форм бандитизма, воровства, мошенничества захлестнула «обновленную» Россию. Бывшие «герои спорта» в данной, потерянной для общества социальной группе занимали далеко не последнее место.

Виновата во всём этом, в частности, была, как известно, внутренняя политика, проводившаяся правительством Б. Н. Ельцина.

Социально-имущественное расслоение бывшего официально единого и однородного советского народа или «гражданского общества» создало самую благоприятную ситуацию для криминализации кругов представителей советского спорта, а также для коммерциализации, профессионализации и связанного с ними нового подъема уже российского спорта.

Под указанную закономерность стали подпадать также и духовно вырождающиеся, мировоззренчески «разворачивающиеся на 180 градусов» отечественные школы восточных единоборств и боевых искусств, увидевшие для себя совершенно новую, но очень привлекательную нишу организации различного рода коммерческих боев, боев без правил. Но легализовать новые перспективы можно было одним-единственным способом, а именно: включившись в процесс спортизации и пройдя одну-две стадии (фазы) спортогенеза. Что и было благополучно сделано.

На базе такого «ренегатства» значительная часть педагогического состава «восточников» и спортивных тренеров с начала XXI в. стала задумываться над созданием новых отечественных единоборческих спортивно-прикладных (военно-ориентированных или художественно разворачиваемых) систем в качестве мировоззренческого и функционального противопоставления новоявленным «традиционным российским видам спорта», под которыми высшие спортивные чиновники видели и официально позиционировали каратэ, дзюдо, тхэквондо и т. д.

Наряду с подобной, во многом вынужденной оппозицией к официальному спорту продолжают возникать и усиливаться единоборческие движения, организации «правого» и «левого» толка. Примером первого являются крайне агрессивные технологии подготовки скинхедов и футбольных ультрас. Примером второго выступает движение «исторической реконструкции». Однако следует отметить, что руководители и наставники тех и других уже активно ищут и взвешивают возможности расширения объемов финансирования своих акций (клубы «исторической реконструкции» в гораздо меньшей степени по причине собственной управленческой состоятельности).

Данное «поисковое состояние» в современных условиях может закончиться либо тотальной коммерциализацией, либо спортизацией, либо криминализацией, хотя мы не склонны разводить эти альтернативные перспективы далеко в сторону друг от друга.

Нам бы очень хотелось порассуждать о гражданских вариантах развития национальной системы спортизированных или «стоящих на пороге» спортогенеза единоборств, но мы в данной работе занимаемся исследованием и анализом социально-онтологических оснований и факторов, а не социокультурным проектированием.

Одно нам, тем не менее, ясно наверняка: физическое воспитание (точнее, военно-физическое воспитание) на сегодняшний момент является для российских единоборств «лучшей долей», способной в большей степени спасти их от самовыгорания, духовного обнищания и мировоззренческого оборачивания.

<<< Назад
Вперед >>>

Генерация: 1.232. Запросов К БД/Cache: 3 / 1
Вверх Вниз