Главная / Литература / Удивительная биология / Морские млекопитающие / Что мы знаем о дельфинах

Книга: Удивительная биология

Навигация: Начало     Оглавление     Другие книги    


Что мы знаем о дельфинах

«Отношения между человеком и животным всегда окрашены таинственностью. Разделяющая их пропасть кажется непреодолимой…»

Филипп Кусто

На протяжении веков судьбы человека и дельфина переплелись каким-то таинственным, почти мистическим образом. Культ дельфина существовал еще в древнем мире. Его образ служил символом императорской и даже божественной власти, про это животное слагали легенды, его именем называли города. Самое древнее изображение дельфина встречается на античных монетах из города Тарента, отчеканенных в III в. до н. э.: на них Тарас – мифический основатель города, оседлав дельфина, мчится по волнам. Хотя, конечно же, это млекопитающее появилось в природной среде намного раньше. Трудно поверить, но когда-то предки современных морских млекопитающих были вполне земными, то есть жили, охотились и размножались на суше, а передвигались на четырех конечностях.

Около 70 млн лет назад прародители китообразных покинули сушу, оставив в наследство своим потомкам лишь многокамерный желудок и некоторые черты, типичные для наземных позвоночных. Остатки самых древних китообразных, найденные в слоях морских отложений, свидетельствуют о том, что приблизительно 35 млн лет назад, в период эоцена, это были уже вполне сформировавшиеся морские млекопитающие с типично китовой формой черепа, скелета и всего тела, а также развитыми передними конечностями, задние же исчезли вообще. Главным органом их передвижения стал мощный хвостовой плавник. Они научились погружаться на 300—500 м и задерживать дыхание на 20 мин. По данным палеонтологии все основные виды китов и дельфинов сформировались приблизительно 20 млн лет назад.

Дельфины по своей сообразительности, вероятно, занимают место где-то между собакой и обезьяной, притом ближе к последней. Относятся эти китообразные к большой семье (точнее – подотряду) зубатых китов и живут в просторах всего Мирового океана, включая даже озера и реки Южной Америки и Азии. Существует до полусотни видов дельфинов, из них в морях России водится 15 видов, у нас промысел дельфинов запрещен, 5 видов внесены в Красную книгу России. Самый крупный из всех дельфинов – касатка, а наиболее известный – афалина: это тот самый дельфин, который радует нас в аквапарках и дельфинариях своими головокружительными трюками. Помимо того, что афалина встречается практически во всех океанах и морях, за исключением холодных, она еще и самая неприхотливая из дельфиновых: легко приживается в неволе и легко меняет среду обитания.

В своей среде дельфиновые – существа иерархические. Живут они большими семьями, точнее – семействами, в которые входят представители нескольких поколений. Обычно во главе семьи стоит старший самец, которого сопровождают две самки или более, затем следуют взрослые детеныши, а замыкает семейство молодняк текущего сезона. Однако, к примеру, у арктических белух «институт брака» поддерживается в ином порядке: взрослые самцы приходят только на период размножения, в остальное же время во главе стада стоит старая самка, и с ней остаются дочери, внучки, правнучки – и так с десяток поколений, а также молодые самцы – до момента достижения половой зрелости. Парадокс белух заключается и в том, что родятся они темными и лишь с возрастом меняют окраску: из абсолютно темных становятся серыми, затем голубыми и, наконец, белыми.

Размножаются дельфины ежегодно. Беременность у различных видов протекает от десяти до шестнадцати месяцев. Роды происходят под водой, а первый свой дыхательный акт новорожденный совершает в момент выныривания на поверхность. В семье отношение к родившей мамаше довольно трепетное. Самки окружают ее с боков, иногда и снизу, чтобы оказать малышу помощь, если он будет не в состоянии двигаться сам, или чтобы защитить его от нападения хищников. Ведь на некотором расстоянии за стаей дельфинов обычно следуют их вечные спутники, хладнокровные убийцы – акулы, в расчете на отставших больных или раненых животных.

Акулы, пожалуй, имеют перед дельфинами единственное преимущество: огромную пасть и острые зубы, способные не только разрывать тела жертв, но и рассекать кости. У дельфинов есть свои сильные стороны. Помимо развитого мозга и умения действовать коллективно эти животные обладают исключительной способностью – резко вертикально подниматься в толще воды, что дает им шанс для маневра и внезапной атаки. Впрочем, представление о смертельной вражде этих представителей морской фауны, возможно, сильно преувеличено. В океанариумах наблюдались случаи вполне мирного сосуществования дельфинов и акул. Да и среди миролюбивых дельфинов есть свой агрессор – касатка, с достаточно красноречивым прозвищем «кит-убийца».

Касатка – самая крупная из дельфиновых. Особи достигают от 7 до 10 м, а их спинной плавник может превосходить рост человека. Встреча со стремительно движущейся стаей касаток, ритмично разрезающих водное пространство своими гибкими, сильными телами в черно-белом камуфляже, не сулит ничего хорошего морским обитателям, будь то акула, кальмар, морской слон или даже превосходящий их по размеру кит. Причем кит умирает мучительнее других, не в силах противостоять касаткам в одиночку. А они нападают сообща, и челюсти их по-страшнее акульих, атака же беспощадна и молниеносна. Однако свирепый норов касаток не распространяется на человека, с которым они достаточно легко идут на контакт.

Филипп Кусто рассказывал о касатке, содержавшейся в марина-риуме Ванкувера (Канада) в конце 1960-х гг. Необычна история ее появления там. Одному канадскому скульптору поступил заказ на изготовление статуи касатки. Ему понадобилась модель, и он решил убить подходящее для этого животное. После нескольких месяцев охоты ему удалось загарпунить касатку, но когда наступил момент нанести последний удар, рука его дрогнула. Доставив жертву в мари-нариум, скульптор вылечил ее пенициллином, дал имя Моби Долл, но что самое удивительное – завоевал ее привязанность. Моби Долл стала знаменитостью.

Касатки превосходят своих сородичей не только размерами и силой, но и умом. Они хорошо уживаются в неволе и легко обучаются. Теперь в различных маринариумах касатки выступают перед публикой: выпрыгивают из воды во весь рост, подают голос, берут рыбу изо рта дрессировщика. Директор акванариума Сиэтла (США) был первым, кто имел возможность убедиться в безопасности касатки для человека: однажды во время кормежки животное вместе с рыбой втянуло в свою пасть ногу тренера, но тут же вытолкнуло ее обратно.

Одна из наиболее интересных особенностей дельфинов – их способ общения. Между собой эти млекопитающие «переговариваются» с помощью сигналов высокой частоты, производя множество различных звуков, похожих на свист, лай, мяуканье, вой, щебет птиц, взрыв, и других, соответствующих сигналам страха, беспокойства или бедствия. Помимо своего прямого назначения, звуковые сигналы используются дельфинами еще и для ориентирования в окружающей среде, то есть в некотором смысле служат «акустическими глазами».

Известно, что некоторые виды китообразных видят одинаково хорошо и под водой, и на поверхности. Однако долгое время оставался нерешенным вопрос, как эти животные ориентируются в условиях плохой видимости, к примеру, в мутной воде тропических рек или ночью. Тем более что речные дельфины Южной Америки вообще практически слепы.

В ходе экспериментов ученые пришли к поразительному выводу: у китообразных имеется своеобразный природный гидролокатор, в котором тесно связаны передающий и приемный механизмы. На практике это выглядит так: ультразвук, отраженный от вогнутой поверхности черепа, попадает на расположенную впереди жировую подушку. Там сигналы фокусируются в виде звукового пучка, который проецируется на объект. Генерируемые в голове дельфинов ультразвуки хорошо отражаются от любых предметов. Воспринимается же отраженный звук с высокой точностью в виде эха органами слуха, сообщая, где друг, где опасность или пища. К примеру, в проделанных исследователями опытах дельфины отличали разные виды рыб, шары различного диаметра и фактуры, а также другие предметы. Причем здесь ученых ожидал новый сюрприз. Выяснилось, что поскольку у китообразных наружное ухо отсутствует, акустический сигнал воспринимается ими через нижнюю челюсть, которая вплотную подходит к ушной области и в задней части имеет очень тонкие наружные стенки. Этот участок назвали «акустическим окном» для прохождения звука.

Существует мнение, что благодаря эхолокатору дельфины могут даже как бы смотреть друг в друга и определять взаимное эмоциональное состояние. Природный же феномен заключается в том, что эти морские животные видят ушами, слышат челюстями, а разговаривают ноздрей и макушкой.

По всей видимости, именно эхолокация, будучи главным способом ориентации и получения информации об окружающем в океане, сыграла огромную роль в развитии мозга дельфиновых: для переработки поступающих сигналов им понадобился высокоразвитый мозг. По форме, размеру и количеству извилин мозг дельфинов напоминает человеческий, а вес и число клеток в коре больших полушарий, к примеру, у афалины, даже больше, чем у людей.

Именно эта особенность мозга породила огромное количество гипотез о почти человеческом разуме дельфина. Некоторые физиологи после ряда опытов выдвинули предположение, что именно дельфин будет первым живым существом на планете, которое вступит с человеком в разумный контакт. Идея прозвучала фантастично, но тем не менее она не выглядела безосновательной. Ведь дельфины всегда проявляли к человеку особый интерес.

Существует масса примеров, когда дельфины помогали пловцам в чрезвычайных ситуациях добраться до берега или защищали их от акул. С давних пор они снискали любовь человека, помогая ему при рыбной ловле. Еще во II в. римский писатель Элиан Клавдий поведал об этом миру в своем произведении «О природе животных». А выглядело это примерно так: в темноте рыбаки зажигали огни, на которые шла рыба, а за рыбой плыли дельфины. Заблокированная таким образом между лодками и дельфинами рыба становилась легкой добычей. Ее поражали острогой, и по закону охоты часть улова отдавали помощникам – дельфинам.

Если история с ловлей рыбы понятна – животное инстинктивно преследует добычу, идущую на свет, то как все-таки объяснить помощь людям в экстремальной ситуации? Эксперты склонны рассматривать такие «поступки» как обычный безусловный рефлекс. Так дельфины действуют с новорожденными или когда помогают ослабевшему сородичу, оказавшемуся в бедственном положении. Причем в неволе наблюдались случаи, когда дельфины «спасали» уже мертвого соплеменника в течение нескольких дней.

Остается неясным, почему дельфины, спасая человека, выталкивают его именно к берегу. Обычно говорят так: «Пока никто и никогда не видел и даже не слышал, чтобы дельфин толкал кого-то обратно в океан». Широко известен один факт: во время Второй мировой войны сбитым американским летчикам буквально пришлось удирать от дельфина, который проявлял невиданный энтузиазм, толкая их плот в сторону берега, оккупированного японскими войсками.

Пределы умственных возможностей китообразных для нас до сих пор загадка. Американские биологи Д. Браун и К. Норрис, наблюдая за поведением дельфинов в калифорнийском океанариуме, были свидетелями следующей сцены. Две афалины тщетно пытались вытащить мурену, спрятавшуюся в расщелине каменистого дна резервуара. Вскоре один из дельфинов, отплыв в сторону, убил скорпену, обладающую ядовитыми колючками, вернулся с этой рыбой и сунул ее в убежище. Уколотая мурена покинула убежище и была поймана афалиной. Если расценивать эту удивительную изобретательность дельфинов как осмысленное действие, становится непонятным, почему они не проявляют элементарной сообразительности, когда их ловят. К примеру, попав в кошельковый невод, дельфины мечутся в нем в поисках выхода и не догадываются перепрыгнуть через край сетки, чтобы оказаться на воле. На Черном море в вольерах из капроновой сети дельфины живут месяцами, и не было случая, чтобы они уходили с помощью прыжка – разумеется, если не были обучены этому специально.

Доктор Луис Герман, профессор Гавайского университета, работая с двумя подопечными (занятия в основном были связаны со слухом, зрением, обонянием и интеллектом), добился немалых успехов. Наиболее волнующим было сравнительно быстрое усваивание этими морскими обитателями двенадцатисловного звукового языка. Дельфины явно понимали простые предложения: «Принеси мяч» – или, к примеру: «Потрогай кольцо». Подобные опыты проводились и в других местах. Результаты позволили сделать вывод, что чередующиеся сигналы китообразных напоминают обмен информацией с помощью речи. В условиях эксперимента дельфины обменивались звуками поочередно: когда один свистел или крякал, другой слушал, и наоборот. Более того, оказалось, что дельфины одного и того же вида, живущие в разных частях Мирового океана, могут понимать друг друга. И еще – дельфинам с легкостью удавалось запоминать слова человека и подражать им.

Все это и натолкнуло ученых на мысль о существовании у дельфинов настоящего языка как системы обмена абстрактной информацией. Однако язык заключает в себе возможность выражать мысли, используя символы-слова в надлежащем синтаксисе, – барьер, который дельфинам так и не удалось преодолеть. Правда, было высказано предположение, что основная трудность на пути межвидового общения человека и дельфина – психологический барьер, а не сложность расшифровки языка, но эту «дверь» в лабиринте мироздания человеку еще предстоит найти.




<< Назад    | Оглавление |     Вперед >>

Похожие страницы