Книга: Закон «джунглей»

Уроки, которые мы извлекаем

<<< Назад
Вперед >>>

Уроки, которые мы извлекаем

В 2011 г. Билл Фоге опубликовал воспоминания о борьбе с оспой. В заключении к этой книге, которая называется «Дом в огне», он перечисляет 18 выводов, которые, на взгляд автора, были бы полезны и в других проектах, связанных с общественным здравоохранением. Я поразился тому, насколько действительно могут пригодиться эти уроки, когда требуется достигать других непростых целей во имя общего блага. Я выбрал несколько наиболее важных уроков Фоге (выделены курсивом) и покажу на примерах, как они могут применяться в экологии.

Возможны глобальные проекты. Фоге подчеркивает, что глобальные кампании реализуются перед лицом опасностей, которые угрожают всем без исключения, – таких как ядерная угроза в годы холодной войны или пандемия ВИЧ, а также при условии, что понятна общая цель. Современные экологические риски – это не менее серьезная угроза.

Победа над оспой была неслучайна. Фоге объясняет: «Нашим миром правят причинно-следственные связи, и оспа исчезла благодаря специальному плану, который был выношен и воплощен людьми. Человечество не должно существовать в мире эпидемий, деструктивных режимов, конфликтов и неконтролируемых рисков для здоровья. Слаженные действия группы самоотверженных людей позволяют спланировать светлое будущее и добиться, чтобы оно наступило. Факт победы над оспой будет постоянно напоминать нам, что на меньшее мы не согласны».

Экологические ситуации, с которыми мы сталкиваемся, также важны для общественного здоровья и благополучия. Человек не может жить в мире с грязной водой и отравленным воздухом, где озера задыхаются от водорослей, а земли бесплодны. Мы не можем удовлетвориться таким миром.

Коалиции – мощная сила. Одно из свойств успешных коалиций, на которое обращает внимание Фоге, – это подавление собственного эго ради достижения общей цели. Межведомственные разборки и конкуренция (личностная, групповая) между частными и общественными организациями за ресурсы, власть или доверие должны уступать неуклонному стремлению к общей цели.

Я хотел бы увидеть, как все биологи в мире объединятся в такую коалицию, которая станет выступать в поддержку экологических приоритетов. Это означает, что биологи-молекулярщики – влиятельная и многочисленная когорта ученых современности – должны присоединиться к общему делу и использовать свой авторитет для поддержки исследований и просвещения в сфере экологии.

Энциклика папы римского также демонстрирует, какие новые альянсы возможны между отдельными группами, которые исторически не были союзниками. «Если мы действительно хотим сформировать экологию, позволяющую нам поправить все, что мы разрушили, то нельзя пренебрегать никакими ветвями наук и формами мудрости, включая религиозную».[4]

Общественная воля критически важна, и она должна превращаться в волю политическую. «Правительственная поддержка программ требует согласия граждан», – отмечал Фоге. Мы уже не одно десятилетие представляем себе, как лучше заботиться об окружающей среде и естественных ресурсах, для этого было принято много важных законов, в частности «Конвенция о международной торговле видами дикой фауны и флоры, находящимися под угрозой исчезновения», «Закон США об угрожаемых видах», «Закон США о защите морских млекопитающих», которые позволили спасти десятки видов.

Все научные рекомендации могут быть воплощены в жизнь только при политической поддержке. Ученые должны предоставлять политикам информацию, которая необходима им для грамотных действий. Я бы добавил, что есть еще один способ продвигать необходимые политические решения: ученые должны сами идти в политику.

Решения зависят от качественной науки, но их воплощение зависит от грамотного управления. Успех кампании по искоренению оспы, которая финансировалась не слишком хорошо, был достигнут благодаря превосходному управлению имевшимися материальными и человеческими ресурсами. Значительная заслуга в этом принадлежит Дональду Хендерсону. Во время съезда в Кении тогдашний генеральный директор ВОЗ обратился к Хендерсону и спросил, какая болезнь падет следующей. Хендерсон взял микрофон и заявил, что следующей такой болезнью будет плохой менеджмент.

Истории с озером Мендота, Йеллоустонским парком и Горонгозой – результат грамотного управления, в котором преуспели соответственно Служба природных ресурсов штата Висконсин, Служба охраны рыбных ресурсов и диких животных США и Служба национальных парков США, а также проект «Горонгоза» совместно со Службой национальных парков Мозамбика. Оскудение фауны, ухудшение качества воды и т. п. – все это зачастую связано с неграмотным управлением, а не с невежеством.

Цель может быть глобальной, но реализуется она всегда на местах. Наиболее эффективные приемы по борьбе с оспой были подобраны с учетом культурной специфики и нужд тех или иных регионов. Аналогично, что касается охраны и восстановления природы, глобальные достижения складываются из суммы многочисленных инициатив на местах.

Так, когда в Индонезии осознали опасности, связанные с неграмотной обработкой риса пестицидами, была развернута массовая кампания по организации полевых фермерских школ, где более миллиона крестьян обучили интегрированной борьбе с вредителями – и бурых цикадок вновь стали уничтожать их естественные враги. Кроме того, правительство запретило многие пестициды.

Сохранять оптимизм. Фоге говорит: «Проблема оптимиста в том, что окружающие думают: да он просто не понимает, что происходит. Но это просто образ жизни». Он предостерегает, что пессимизм имеет право на существование, но «брать пессимистов на содержание не следует».

Когда Грега Карра спросили, каков его девиз, он ответил: «Быть оптимистом, иначе все пророчества станут самоисполняющимися».

Мера цивилизованности в том, как люди относятся друг к другу. Фоге утверждает, что программа по вакцинации от оспы была «цивилизованной», так как защищала не только прививаемых людей, но и тех, кто их окружает, а также их еще не родившихся потомков.

Папа выражает подобную мысль, задаваясь вопросом: «С какой целью мы находимся в этом мире? Ради чего мы пришли в эту жизнь? Ради чего мы работаем и боремся? Почему эта земля нуждается в нас? Следует отдать себе отчет в том, что в игру вовлечено само наше достоинство. Мы первые заинтересованы в том, чтобы передать человечеству, которое придет после нас, планету, пригодную для обитания. Это – драма для нас самих, поскольку она ставит под вопрос смысл нашего прихода на эту землю».[5]

К этому пространному изречению я бы добавил еще три пункта о стоящих перед нами экологических вызовах. Во-первых, ни одна победа не одерживается сразу и везде. И оспа, и чума крупного рогатого скота были искоренены в одних странах гораздо раньше, чем в других. Горонгоза – всего один парк в одной стране на континенте, где львы исчезли в 26 странах. Важен любой прогресс, которого можно достичь, и если глобальные действия не предпринимаются, это не должно нас останавливать.

Так я подхожу ко второму тезису: если проблема важна, то некогда ждать, пока к ее решению подключатся все. Директор ВОЗ был против программы по искоренению оспы, и даже фонд ЮНИСЕФ отказался ее финансировать.

Наконец, важен выбор отдельных людей. У большинства из нас нет таких ресурсов, как у Грега Карра или директора ВОЗ, но важнее всего, на что мы решим (или откажемся) бросить имеющиеся ресурсы. Но, независимо от ресурсов, у каждого есть выбор, какой вклад внести. Здесь я расскажу мою заключительную историю.

Двенадцатого октября 1977 г. двух детей, серьезно больных оспой, доставили в госпиталь города Мерка близ Могадишо, столицы Сомали. Их нужно было изолировать. Али Маов Маалин, участливый больничный повар 23 лет, вызвался показать водителю, куда ехать, и забрался на заднее сиденье «лендровера», сев рядом с больными детьми.

Через две недели у Маалина началась лихорадка и сыпь, которую сначала приняли за ветрянку. Маалин разгуливал по больнице до тех пор, пока ему не диагностировали оспу. Все сотрудники больницы обязательно проходили вакцинацию от оспы, но в тот день, когда Маалину требовалось сделать прививку, он слишком перепугался. «Казалось, что будет больно, как от пули», – признавался он впоследствии.

Случай с Маалином вынудил ВОЗ вызвать в госпиталь всех эпидемиологов, работавших в Сомали, чтобы сдержать болезнь. В госпиталь перестали принимать новых пациентов, все, кто там был, попали в карантин, больницу взяли под круглосуточную охрану. Всех, кто общался с Маалином, были под наблюдением. Привили всех, кто жил поблизости от дома Маалина, а также все больничное отделение. Организовали КПП, чтобы всех, кто прибывает в Мерку или покидает город, можно было остановить, обследовать и привить.

Усилия оправдались. Новых случаев оспы больше не возникло ни в Сомали, ни в других странах, если уж на то пошло. Али Маов Маалин был последним человеком в мире, подхватившим оспу.

Спустя 31 год после активной медицинской кампании, в которой участвовали более 10 000 волонтеров и врачей, Сомали также была очищена от полиомиелита. Одним из тех, кто в течение нескольких лет колесил по всей стране в качестве координатора ВОЗ, уговаривая родителей прививать детей от полиомиелита, был Али Маов Маалин. «Я всем рассказывал, что именно я последним переболел оспой, – объяснял он. – Сомали была последней страной, где существовала оспа. Я хотел добиться, чтобы здесь же был окончательно побежден и полиомиелит».

<<< Назад
Вперед >>>

Генерация: 3.919. Запросов К БД/Cache: 3 / 1
Вверх Вниз