Книга: Мифы об эволюции человека

Миф № 61 Человек произошел от водных (полуводных) предков! Только этим можно объяснить его удивительные особенности…

<<< Назад
Вперед >>>

Миф № 61

Человек произошел от водных (полуводных) предков! Только этим можно объяснить его удивительные особенности…

Так называемая «гипотеза водной обезьяны» на удивление популярна среди НЕантропологов, хотя большинство специалистов считает ее маргинальной и всерьез не рассматривает. И все же «гидропитеки» (или наяпитеки) живут и здравствуют в популярной литературе. Так, недавно С. В. Савельев в книге «Происхождение мозга человека»{218} (2010) предложил свою оригинальную – хотя и не слишком убедительно аргументированную – версию водной обезьяны{219}


Я часто получаю письма с просьбой высказать свое отношение к «акватической» (водной) гипотезе.

В чем ее суть? Сторонники гипотезы – А. Харди, Э. Морган, Я. Линдблад и др. – обращали внимание на свойства человека, которые отличают его от других человекообразных. Это:

• гладкая кожа без волос;

• выступающий нос с ноздрями, направленными вниз;

• особое строение носоглотки и способность задерживать дыхание;

• небольшие «перепонки» между пальцами;

• направление роста волос на теле – от макушки вниз;

• толстый слой подкожного жира («как у водных млекопитающих»);

• большая зависимость человека от воды;

• отсутствие страха перед водой (в отличие от многих обезьян, избегающих всякого контакта с водоемами);

• врожденное умение плавать (младенец, если бросить его в воду, поплывет!);

• и т. д.

Список свойств весьма обширен и включает даже девственную плеву у женщин, «защищающую от морской воды»{220}

«Не доказывает ли все это, что наши предки когда-то прошли через воду (только без огня и медных труб)?» – вопрошают сторонники наяпитека. Гладкая кожа – чтобы лучше плавать. В воде шерсть не нужна, ведь нет ее и у дельфинов! Ноздри вниз – чтобы не попадала вода. Эти и другие перечисленные особенности – наследие водной стадии.

Дело было так. Давным-давно группа приматов приспособилась к жизни на мелководье (в разных версиях – морском или речном). Бродя по пояс в воде, обезьяны вылавливали моллюсков, морских ежей и ракообразных, а также спасались от наземных хищников. Регулярное хождение в воде на задних лапах постепенно приучило наших предков держаться в такой выпрямленной позе и на берегу. Так возникло прямохождение! А чтобы добыть мясо моллюсков или крабов, водные обезьяны использовали камни – вот и предпосылки орудийной деятельности.

В наиболее радикальных вариантах сторонники водной гипотезы выводят нашу родословную прямо из древних дельфинов. А одна из популяризаторов концепции – Элейн Морган – подчеркивала, что у речных гоминид главная роль принадлежала не мужчине-охотнику, а женщине-собирательнице. Таким образом, гипотеза приобрела феминистский оттенок. Морган даже назвала свою книгу «Происхождение женщины» (The Descent of Woman{221}) в противовес «Происхождению человека» (The Descent of Man)[3].

Почему же антропологи не спешат восторгаться такой стройной концепцией? Видимо, стройность эта кажущаяся. Судите сами.

• У многих водных млекопитающих шерсть отнюдь не исчезла. Так, все в порядке с волосяным покровом у бобров, каланов, тюленей, капибар, у экзотического утконоса и т. д.

• Бесшерстные звери не обязаны жить в воде. Ослаблен волосяной покров у слонов, носорогов, бабирусс, а у проводящих всю жизнь под землей голых землекопов волосы отсутствуют напрочь. О возможных причинах редукции шерсти у человека мы подробно говорили в соответствующей главе этой книги.

• Много подкожного жира отнюдь не только у водных животных, но и у некоторых сухопутных – например, у свиней.

• «Особое» строение носоглотки не мешает людям захлебываться. Вообще, приспособленность человека к воде не стоит переоценивать. Люди не только прекрасно плавают (чему, кстати, нужно учиться), но и отлично тонут – в том числе даже опытные пловцы. По статистике, в водоемах планеты ежегодно гибнет 359 000 человек – это 7 % всех смертей от несчастного случая (по данным ВОЗ{222}). Странновато для водного млекопитающего…

• Нетрудно догадаться, что девственная плева может защищать от морской воды… только до первого соития.

• У человеческих младенцев до двух-трех месяцев в самом деле есть плавательный рефлекс. Однако эксперименты показали его наличие у множества других млекопитающих, включая новорожденных крыс, кроликов, опоссумов, морских свинок, а также макак-резусов, у которых он угасает к двум неделям от роду{223}. Есть ли плавательный рефлекс у новорожденных человекообразных обезьян, похоже, никто не проверял.

• Судя по черепам ископаемых гоминид, перестройка их носа с обезьяньего типа на человеческий произошла довольно поздно, скорее всего, уже на стадии Homo. А ведь согласно акватической концепции наши предки жили в воде задолго до появления человеческого рода.

• Ни один вид живых существ плескание в воде не привело к «выпрямленному положению тела» на суше. Конечности превращались в перепончатые лапы, эволюционировали в ласты или «тумбы» (как у бегемотов), но никогда не формировалось нечто, даже отдаленно напоминающее человеческую стопу с продольным и поперечным сводами…

Но главный вопрос: где археологические и палеонтологические находки? Покажите нам, наконец, останки гидропитеков! Допустим даже, что ранние австралопитеки – это и есть «водные обезьяны». В таком случае как особая водолюбивость отразилась на их скелете, а пристрастие к водным ресурсам – на жевательном аппарате? Мы видим в ардипитеке или австралопитеке признаки полудревесного, а отнюдь не водного образа жизни. А их зубы принципиально не отличаются от зубной системы других человекообразных (за исключением размера клыков). Десятилетиями археологи изучают остатки трапез древних Homo – кости животных со следами орудий. Таких находок – тысячи. А где же объедки гидропитеков – разбитые камнями раковины моллюсков, панцири крабов и т. п.?

«Конечно, их нет!» – обижаются оппоненты. Ведь скелеты гидропитеков и все их следы находятся на дне рек или морей. Ну что же, тогда подождем того дня, когда наконец антропологи с археологами займутся раскопками морского дна. А пока что, за отсутствием фактов, «водных обезьян» придется отложить.

Вместе с тем, если подходить к делу без экстремизма, то в акватической теории вполне можно найти рациональное зерно. Ведь, скорее всего, наши предки в самом деле жили вблизи водоемов, хотя и не в них самих. Жизнь гоминид связана с водой, а человек водолюбив – факт. Согласно недавним исследованиям, явно предпочитал жить у рек и озер самый массивный из австралопитеков – парантроп Бойса, питавшийся прибрежной осокой{224}. Человек умелый и человек прямоходящий ошивались у воды – иначе как бы их хватал за ноги крокодил? (Конечно, подходить к реке – на водопой – нужно любому саванному животному. Это вовсе не значит, что Homo habilis плескался в волнах, как выдра…) Но если гоминиды приближались к водоемам, то что мешало им добывать там что-то вкусное?

Резюме

Наш предок был, скорее, не «водной», а «околоводной» обезьяной…


<<< Назад
Вперед >>>

Генерация: 1.481. Запросов К БД/Cache: 3 / 1
Вверх Вниз