Книга: Мифы об эволюции человека

Миф № 9 Древние предки человека жили одновременно, а не происходили одни от других

<<< Назад
Вперед >>>

Миф № 9

Древние предки человека жили одновременно, а не происходили одни от других

Обычно это пытаются обосновать, приводя примеры находок вида-предка, синхронных находкам вида-потомка. Скажем, различные останки человека умелого – Homo habilis – датируют возрастом от 2,3 до 1,5 млн лет назад. А человек работающий – Homo ergaster, который, вероятно, произошел от Homo habilis, появился около 1,8 млн лет назад. Таким образом, временны?е рамки этих видов частично перекрываются. Но только частично, а не полностью!

Давайте рассмотрим хронологию существования разных гоминид. Убедитесь, что для видов, которые описаны не по одному-единственному черепу, а по серии находок, такое «перекрывание» – скорее правило, чем исключение:


В этом нет ничего удивительного. Чаще всего новый вид возникает в одной из изолированных популяций вида-предка и никогда не «замещает» его сразу же полностью. Таким образом, предковая форма может просуществовать еще длительное время и, более того, давать начало не одному, а множеству видов.

Так произошло, например, с афарскими австралопитеками, которые являются предками сразу нескольких групп гоминид – от них, судя по всему, произошли восточноафриканские парантропы, восточноафриканский же человек умелый, а также все южноафриканские австралопитеки – и грацильные и массивные.

Последние афарские австралопитеки, возможно, застали первых людей. Однако в эпоху расцвета афарских австралопитеков – 3–3,5 млн лет назад – рода Homo не было и в помине. Если кто-то утверждает обратное, прошу предъявить находки Homo такой древности, с подробным обоснованием, почему это Homo.

Другой пример – Homo erectus (человек прямоходящий), породивший гейдельбергских людей и впоследствии неандертальцев в Европе, всевозможных синантропов / явантропов / хоббитов в Азии, Homo helmei и, в конечном итоге, нас с вами в Африке.

Homo erectus просуществовал долго, однако, если кто-то хочет доказать, что этот вид жил одновременно с более поздними гоминидами, пусть предъявит:

• гейдельбергских людей возрастом 1,5 млн лет;

• неандертальцев возрастом 1 млн лет;

• бесспорных Homo sapiens возрастом хотя бы 300 000 лет.

Замечу, что после выхода Homo erectus из Африки и расселения по просторам Евразии появилось гораздо больше возможностей для формирования разных местечковых подвидов, а с другой стороны – для «консервации» реликтовых форм в природных анклавах. Видимо, таким анклавом-заповедником стала Ява.


Самые поздние датировки Homo erectus «на континенте» – около 500 000–400 000 лет назад. Конечно, точную верхнюю хронологическую границу этого вида – как и большинства других – провести сложно, поскольку эректусы довольно плавно эволюционируют в гейдельбергского человека. Однако некоторые яванские находки эректусов (в местонахождениях Нгандонг и Самбунгмачан) знамениты своим гораздо более молодым возрастом – который, правда, до сих пор вызывает споры.

Изыскания в Нгандонге (Средняя Ява, левый берег реки Соло) велись с 1931 г. Здесь найдены останки 12 гоминид, в том числе шесть черепных коробок хорошей сохранности, каменные и костяные орудия и тысячи костей животных. Останки людей были изначально описаны как особый «нгандонгский» подвид питекантропов. Конечно, при сходстве с классическими питекантропами находки из Нгандонга обладают и прогрессивными особенностями. Видимо, нгандонгцы – продукт локальной эволюции на Яве: мозг у них крупней, боковые стенки черепа почти вертикальны, свод сравнительно округлый и т. д.

Аналогичные находки были сделаны в 1973 г. в Самбунгмачане, также на берегу реки Соло.

Пока в Африке бурлила эволюция, в Европе суровые гейдельбергские парни перековывались в неандертальцев, на территории Китая синантропы приходили в отчаяние от отсутствия приличного сырья (из проклятого кварцита разве сделаешь толковое рубило?). Тем временем на Яве, оторванные от материка, грустили в изоляции питекантропы, а на острове Флорес их тщедушные побратимы мельчали на диете из карликовых слонов.

Разбредшиеся по планете популяции людей попадали в условия или благоприятные для быстрой эволюции, или, наоборот, препятствовавшие ей – а зачем меняться, когда вокруг ничего не меняется? Огромные просторы Африки богаты дичью, но и полны опасностей, да еще и подвержены климатическим катаклизмам. Неудивительно, что кузницей эволюции стал Черный континент. Разумеется, и в Европе кипел эволюционный котел: ледниковые реалии наложили свою печать на чело коренных европейцев. На отдаленных же островах тишь, да гладь, да божья благодать – вот и просидели на Яве потомки эректусов сотни тысяч лет, сохранив фамильные черты первых островитян.

Так и получается, что виды «перекрываются» во времени. Это не мешает проследить четкую эволюционную последовательность: человек умелый (Homo habilis) сменяет австралопитеков; Homo erectus выходит на сцену существенно позже хабилиса; гейдельбергский человек предшествует неандертальцам (и нигде наоборот) и т. д.

Вышесказанное не значит, что предковый вид не меняется. Как мы знаем, эволюционируют все формы жизни (см. миф № 12). Однако вид-потомок, берущий начало, может быть, из небольшой группы «отщепенцев», совершает эволюционный рывок. Скажем, становится более длинноногим или более мозговитым, в то время как вид-предок застревает на прежнем эволюционном уровне.

В конце концов, никого не смущает:

– одновременное существование волка и собаки, хотя известно, что именно волк (конечно, не совсем современный) является предком наших домашних любимцев;

– то, что на нашей планете сейчас проживают и белые, и бурые медведи, хотя, по данным генетики, белый медведь произошел от древнего бурого около 600 000 лет назад{35}

Резюме

Давно понятно, что наша эволюция не была линейным процессом, в котором виды стройными рядами сменяли друг друга. Эволюционное дерево многократно ветвилось, и в результате по соседству могли жить не похожие друг на друга формы человека, в том числе разного эволюционного уровня.

Оглядываясь назад, мы видим не торжественный марш прогресса, а плохо организованную эстафету. Ее участники наступают друг другу на пятки, толкаются, спотыкаются и падают, но как-то умудряются передавать эстафетную палочку дальше. Нам повезло – мы все еще бежим, хотя и остались на этой дорожке одни-одинешеньки. Где-то там, впереди, финиш?


<<< Назад
Вперед >>>

Генерация: 1.768. Запросов К БД/Cache: 3 / 1
Вверх Вниз