Книга: Пернатые многоженцы

Внебрачные копуляции

<<< Назад
Вперед >>>

Внебрачные копуляции

Супружеская верность у птиц, судя по новейшим исследованиям орнитологов, гораздо более редкое явление, чем её нарушение. Помимо журавлей и отчасти лебедей, наиболее яркое проявление крепости брачного союза можно наблюдать у попугаев. У многих попугаев супружеские пары образуются на всю жизнь, но самые известные в этом отношении – попугаи-неразлучники. Самка и самец всегда очень нежны друг с другом и всюду следуют вместе, что отражено в их названиях: неразлучник – на немецком, французском и русском, птица любви – на английском и латинском.

У других же птиц социальная моногамия далеко не всегда сопровождается сексуальной моногамией. Помимо факультативной полигинии, то есть «необязательного многожёнства», наиболее частые отклонения от нормальной брачной жизни птиц в моногамных парах – случаи внебрачных копуляций. Тщательные исследования, особенно с помощью современного молекулярно-генетического анализа, показали, что внебрачные копуляции и внебрачное отцовство бывают у 112 моногамных видов из 30 семейств птиц. У мелких певчих птиц их частота очень варьирует, но чаще бывает весьма обычной, нежели отсутствует вовсе. Наиболее часто внебрачная копуляция была отмечена у американских птиц – древесной ласточки, саванной овсянки, американской горихвостки, жёлтой древесницы, и у австралийских славок. Среди европейских птиц наибольшая частота случайных связей присуща камышёвой и обыкновенной овсянкам. По наблюдениям некоторых орнитологов, у многих птиц самки не только не уклоняются, а, наоборот, стремятся к внебрачной копуляции, но лишь с самцом, обладающим особыми, ярко выраженными мужскими качествами.


У крупных морских птиц внебрачных копуляций бывает значительно меньше, чем у других колониальных птиц. Однако и самцы, и самки, перед образованием стойкой супружеской пары, в процессе поиска и выбора спутника жизни, часто общаются с временными партнёрами, с которыми они многократно спариваются. Иногда попытки таких добрачных копуляций прерываются третьей птицей. По наблюдениям орнитолога Олофа Олссона за колонией королевского пингвина, который, как и императорский пингвин, насиживает яйцо и птенца на своих лапах, больше трети от всего количества самцов и самок в начале сезона размножения имели временного партнёра и по крайней мере один раз его поменяли. У многих было по два и более добрачных партнёров. У одной самки таких временных любовников было пять, и с каждым она проводила в среднем один день; но шестому, ставшему окончательным супругом, она уже не изменила ни разу, и вместе с ним заботливо вырастила птенца.

В поисках биологического смысла многочисленных копуляций с разными партнёрами, как до брака, так и уже во время размножения с выбранным партнёром, орнитологами была выдвинута так называемая «гипотеза оценки партнёра». Она предполагает существование сугубо утилитарной цели такого, на наш взгляд, «разнузданного» поведения, а именно – собрать побольше информации о качестве возможных партнёров для будущего размножения. По этой гипотезе, в большей степени такая информация нужна самкам, а не самцам. Иногда эту гипотезу называют «гипотезой хороших генов», поскольку с самцом – обладателем наиболее перспективных качеств – можно добиться наилучшей успешности размножения и наивысшей выживаемости потомства.

<<< Назад
Вперед >>>

Генерация: 1.873. Запросов К БД/Cache: 3 / 1
Вверх Вниз