Книга: Первые люди

Предисловие

<<< Назад
Вперед >>>

Предисловие

Как и предыдущие книги серии "Возникновение человека", книга "Первые люди" создана литераторами при содействии ведущих американских ученых. Основными консультантами в ней выступили видные антропологи Кларк Хоуэлл и Бернард Кэмпбелл, уже знакомые нам по открытиям и гипотезам, связанным с поисками недостающего звена в человеческой родословной. Кроме того, по различным аспектам проблемы первого человека авторов книги консультировали 17 других известных антропологов, анатомов, нейрофизиологов, лингвистов и геологов США, Франции, Канады. Таким образом, перед нами - плод коллективных усилий, заслуживающий внимания читателей.

Еще несколько десятилетий назад мало кто решался признать в питекантропе, открытом Эженом Дюбуа на Яве, и в родственных ему формах, найденных в континентальной Азии и Европе, первых истинных людей. Да и сегодня не все антропологи, как советские, так и зарубежные, готовы видеть в нем первого представителя единого с нами рода Человек. Для большинства же неспециалистов он так и остается обезьяночеловеком, которого искал и нашел Дюбуа, склонный скорее уступить авторитетному немецкому анатому Р. Вирхову, объявившему питекантропа гигантским гиббоном, нежели признать в нем человека. Этот этап в понимании места питекантропов, как обезьянолюдей, в эволюционной родословной человека запечатлен в прекрасной скульптуре советского анималиста В. А. Ватагина, выставленной в Музее антропологии Московского государственного университета.

Сегодня мы знакомимся с питекантропом не обезьяночеловеком, а первым настоящим человеком - представителем единого с нами рода. Другая крайность? Но может ли в нее впасть столь большой отряд ученых, помогавших созданию книги? В силу чего произошла такая перемена в отношении к нашему предшественнику? Не произвольно ли ученые считали его то обезьяной, то обезьяночеловеком - недочеловеком и не столь же произвольно теперь он объявлен первым человеком? Тому есть ряд причин.

Истинное "недостающее звено" в цепи выделения человека из царства животных оказалось на миллион лет древнее питекантропа, о чем читатель уже знает из предыдущей книги серии. Более того, если вспомнить бурные споры ученых вокруг проблемы австралопитеков, то питекантроп отнюдь не первое существо, претендующее на звание человека: в антропологии уже сделаны попытки, пока еще спорные, выявить представителей рода Человек среди австралопитековых. Благодаря обильным палеоантропологическим и археологическим данным эпохи раннего палеолита, которые наконец в ряде случаев были обнаружены вместе и не в переотложенном состоянии, удалось доказать связь ископаемых форм типа питекантропа с давно и хорошо известной нижнепалеолитической индустрией каменных ручных рубил. Из-за возросшего числа находок отошло в прошлое прежнее стремление первооткрывателей объявлять каждую новую окаменелость, удаленную от ранее найденных подчас на многие тысячи километров, новым видом и даже родом ископаемых людей. Пришло время широкого перекрестного сравнительного изучения находок. Результаты таких сравнений все более убеждают ученых, что физическое разнообразие первых людей, заселявших разные концы Старого Света, вполне укладывается в рамки разнообразия, свойственного широко расселенному и потому высокополиморфному виду. Несомненное единство материальной культуры по всему ареалу древнейших людей выявило качественно единый уровень социального развития, достигнутый человеком к тому времени. На этом начальном уровне для проявления неравномерности развития исторического процесса еще не было ни места, ни времени, ни других условий.

Так накопление научных данных, и особенно открытие древнего и удивительного мира австралопитековых, углубившее на миллионы лет биологическую и социальную предысторию людей, сблизило с нами тех, кому еще недавно отказывали в статусе человека, - питекантропов, чье название многие до сих пор используют как нарицательное. Произошло не только относительное сближение во времени - ученые нашли новые аргументы в новых и более ранних научных фактах в пользу действительного, биологического сближения. Род человеческий не только "повзрослел", он стал более единым и от того еще более уникальным.

Если данные, приведенные в этой книге, покажутся нам убедительными, то вслед за авторами мы должны будем признать, что в течение не тысяч, а почти миллиона лет человечество шло по Земле в своеобразном биологическом одиночестве: единый во всех концах Старого Света вид человека прямоходящего, единый на всей планете вид человека разумного (о неандертальцах читателю еще предстоит узнать из следующей книги). Не ствол, не древо родов и видов, а тончайший побег диаметром в один биологический вид в каждом временном разрезе проложил себе путь через миллионолетнюю толщу времен, за которую с лика Земли было сметено множество других видов животных.

Если же мы согласимся и с этим утверждением, то обязаны будем признать, что видовое биологическое единство разрозненных в пространстве и времени популяций первых людей могло быть удержано не естественными законами эволюции, а лишь рамками человеческого общества. Развиваясь по своим законам, общественная трудовая природа человека требовала от его биологической организации не столько приспособительной эволюции по разным направлениям в разных природных зонах Земли, сколько биологического прогресса в едином направлении, задаваемом условиями существования; развития и процветания общества, в какой бы край света ни занесли его росток первые люди. В этом биологическом прогрессе, направляемом законами построения общества, биологическая систематика человека обретает новый смысл, разграничивая виды не по степени их биологической изолированности (они изолированы временем), а по стадиям прогресса в сторону полной адекватности биологической организации человека его общественной природе и предназначению.

В книгах предлагаемой вниманию читателя серии используется именно этот стадиальный подход к процессу антропогенеза, пионерская и детальнейшая разработка которого - заслуга прежде всего советской антропологии. Правда, авторы данной книги и их научные консультанты сделали на этом пути новый шаг, признав единый вид древнейших людей вместо многих видов и даже родов. С оговоркой относительно иного смысла биологической систематики стадиального процесса отнесемся к этому шагу, как к признанию того, что у людей, где бы они ни жили на Земле на начальном этапе истории человечества, было больше общего, нежели отличного. И в этом общем своем проявлении, как в биологии, так и в культуре, они - истинные люди, по-человечески разрешавшие проблемы своего существования, знавшие лишь одну, единую с нами стратегию жизни на Земле, стратегию труда, разума, общественного единения, - иными словами, человеческую стратегию жизни. Это признание, отраженное в книге "Первые люди", далось науке ценой векового поиска, труда, борьбы идей.

Известны и другие пути познания истины. В образном, художественном постижении мира и самого себя человек еще во времена древних греков осознал свою связь и свой долг перед теми, кто первым овладел стихией огня. Титаном, не покорившимся богам, представлялся Прометей, раскрывший людям тайну огня и многие другие тайны природы. Возможно, читателя не убедит питекантроп или синантроп в роли Прометея. Тем не менее, покорение огня человеком прямоходящим - научно установленный факт. Взглянем на него по-иному. Как рассказывалось в книге "Жизнь до человека", первой книге этой серии, кардинальные события в эволюционной истории жизни на Земле знаменовались овладением новыми природными стихиями. В воде, на земле, в воздухе - в каждой из этих стихий утвердились формы жизни более приспособленные, чем Человек и царящие в них. Возникновение и становление человека ознаменовалось покорением стихии огня. Некоторые отрывочные указания на это относятся еще к эпохе австралопитековых, но лишь со времен Человека прямоходящего огонь стал постоянным спутником человека, его союзником в труде и борьбе. Был ли он высечен в искрах при обработке каменных орудий или добыт трением, покорение огня независимо от способа его похищения у природы предопределило открытия всех других источников энергии. Более того, по мысли Ф. Энгельса, оно превосходит все последующее по своему всемирно-историческому действию, ибо положило начало гигантскому освободительному перевороту в социальном мире. Так первые люди, герои этой книги, вступили на порог Истории Человечества.

Ю. Г. Рычков

<<< Назад
Вперед >>>

Генерация: 0.061. Запросов К БД/Cache: 0 / 0
Вверх Вниз